ТЕЗИ ДОПОВІДЕЙ "КРАЄЗНАВЧИХ ЧИТАНЬ" ЗА 2019 рік

ПРОЕКТ "Я ПАМ'ЯТАЮ": Елла Абрамівна Варшавська

Автор проекту Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

У другій частині спогадів Елла Абрамівна Варшавська - викладач музичних дісциплін Харківського національного педагогічного університету імені Г.С. Сковороди розповіла про зустрічі з цікавими людьми: К.І.Шульженко, Марк Тайманов, Є.Євтушенко, М.Ф.Манойло, Лев Ландау ... З багатьма була особисто знайома.


ПРЕЗЕНТАЦІЯ «МИСТЕЦЬКОЇ АНТОЛОГІЇ ХАРКІВЩИНИ»

Денисенко О.Й., мистецтвознавець, зав. відділу українського і російського мистецтва XVI - поч. ХХ ст. Харківського художнього музею

Альбом «Мистецька антологія Харківщини: історія, традиції, сучасність» в 2-х томах присвячено значній події у житті та діяльності Харківської організації Національної спілки художників України — 80-річчю від дня створення. Перший і другий том об'єднує концептуальний задум - вперше представити шляхи розвитку харківської художньої школи не тільки в персоналіях майстрів, чию творчість було пов'язано з нашим краєм, а й підкреслити її самобутність у вітчизняному мистецькому контексті. Другий том, що охоплює сучасне життя ХОНСХУ, продовжує низку альбомів, підготовлених і представлених широкому загалу — «Мистецькі шляхи Харківщини» (1998), «Художники Харківщини» (2003), «Харківщина мистецька: історія, традиції, сучасність» (2008), «Мистецька палітра Слобожанщини» (2013).
І сьогодні ці видання не втратили свого значення за серйозністю інформативної бази, системно-статистичного, бібліографічного і довідкового матеріалу енциклопедичного характеру. Упорядники альбома прагнули до деяких концептуальних нововведень: широко висвітлено життя і діяльність організації за весь час її існування, сторінки історії спілки доповнено фотоматеріалами, розширено анотаційний, ілюстративний та довідковий матеріал. Ошатне видання відповідає всім вимогам ювілейного альбома і викличе безсумнівний інтерес як мистецьких кіл, так і шанувальників прекрасного. Віктор Іванович Ковтун фінансував Антологію ... Антологія вийшла друком в серпні 2018 р. до ювілею Спілки художників. Антологія охоплює період з 17 століття до сьогодення.
1 том - Художники, яких немає серед живих;
2 том - Художник, які живуть і працюють у Спілці художників.
Сюжетно-тематичний перелік персоналій ділиться на розділи:
-Харків, Харків, де твоє обличчя» (автор О.Й. Денисенко);
-Нові шляхи в мистецтві;
-Учні І.Ю.Репіна в Харкові;
-Художники в еміграції;
- Обпалені війною...
В Антології вперше надрукували учнівські роботи школи М.Д. Раєвської-Івановой (вул.Чернішевського №6) - іі особняк. Її школа стала основою Харківського художнього училища. В училищі зберігається альбом з рисунками учнів школи. Вперше до Антологіі внесли роботи Олександра Грюнфельда, М.М. Каразіна,внука В.Н. Каразіна...


ДУНАЕВСКИЙ ИСААК ОСИПОВИЧ – НАШ ЗЕМЛЯК. Ч.1.

Э.А. Варшавская, преподаватель музыкальных дисциплин Харьковского национального педагогического университета имени Г.С. Сковороды

Кто из людей старшего и среднего поколения не знает жизнерадостной музыки классика советской песни и оперетты композитора Исаака Осиповича Дунаевского, которая из кинофильмов "Весёлые ребята", "Дети капитана Гранта", "Цирк", "Моя любовь", "Светлый путь", "Кубанские казаки" и оперетт "Вольный ветер", "Белая акация" на всю жизнь запала в наши души.
Родился И.О. Дунаевский в небольшом украинском городке Лохвица 30 (н.ст) (18 ст.ст)) января 1900 года в семье зажиточного банковского служащего Цале-Йосеф Симоновича Дунаевского. Двойное имя отца стало основой для отчества Исаака - Осипович. Мать - Розалия Исааковна, домохозяйка, играла на фортепиано и хорошо пела.Украинский композитор Платон Майборода 15-летним школьником после просмотра фильма «Веселые ребята» удивился, узнав, что Дунаевский родился на Полтавщине как и он сам. В семье Дунаевских было 5 мальчиков и одна девочка. Мальчики стали музыкантами, а их сестра учителем физики.Дети с детства получили домашнее серьезное музыкальное воспитание. Родители хотели чтобы их сыновья учились в реальном училище в родном городе, но несмотря на хорошие оценки, мальчиков, к их великой радости, не приняли. Исаака со старшим братом Борисом отправили в Харьков, где они жили вдвоем на съемной квартире (ул. Грековская №14). В то время евреям не разрешалось жить на территории губернских городов, были послабления для купцов и ремесленников. Борису Дунаевскому, который был старше Исаака на три года, пришлось выучиться на переплетчика, а Исаака записали его учеником. С этими документами они прибыли в наш город и поселились на Москалевке. Оба учились в музыкальном училище: Исаак – скрипка, Борис – пианино. Во время учебы, дабы мотивировать способного сына, отец сделал ему роскошный подарок - приобрел настоящую скрипку мастера Амати. Основатель музучилища, Илья Слатин, поддерживал высокий статус заведения тщательным подбором педагогов.10-летнего Исаака определили в подготовительное отделение, а после экзаменов зачислили на третий курс училища в класс профессора Константина ГОРСКОГО. Это был человек-легенда, талантливый скрипач, композитор и друг Петра Ильича ЧАЙКОВСКОГО. Параллельно братья успешно учились в гимназии. Летние каникулы проводили в Лохвице. Никола́й Никола́евич Кно́рринг, директор частой гимназии, оказал на братьев большое влияние. Юный Исаак прилежно учился в харьковской гимназии и закончил ее с золотой медалью. А со своим любимым гимназическим учителем Николаем Кноррингом, парижским эмигрантом, впоследствии бесстрашно переписывался в сталинские времена, что было тогда крайне опасно.
Исаак начал сочинять музыку рано. Исаак Дунаевский, окончив консерваторию и проучившись недолго на юридическом факультете, все-таки отдал свое сердце, которому не хотелось покоя, музыке, отдал на всю жизнь. Время было тяжелое, полыхала гражданская война, и, чтобы прокормить себя и семью, Исааку Дунаевскому приходилось подрабатывать в оркестре Харьковского русского драматического театра в роли пианиста и скрипача. Вскоре молодой талантливый музыкант обратил на себя внимание режиссера театра Н.Н. Синельникова, и тот предложил Дунаевскому написать музыку к одному из своих спектаклей. Дебют молодого композитора был удачным, и вскоре ему предложили работать в театре. Он служил в Харьковском драматическом театре Синельникова Н., где, как принято говорить, прошел путь от простого пианиста и скрипача до заведующего музыкальной частью, композитора и дирижера. Свой трудовой путь Дунаевский начинал в драматическом театре Синельникова, который славился своими традициями. Для юного музыканта этот театр был вторым университетом. В Синельниковском театре впервые определилось тяготение Дунаевского к комедийному жанру, проявился лукавый и веселый нрав его музы. Немалую лепту в формирование Дунаевского-музыканта внес и сам Харьков, его культурная аура. Дунаевский был первым аккомпаниатором К.И. Шульженко. Написал для Шульженко К.И. романс «Молчание». Позднее работал в Симферополе, в театре им. М. Горького. Интересно, что в будущем тоскливый не по годам ребенок превратился в самого оптимистичного композитора СССР. И совсем не случайно первый фильм, принесший ему всенародную славу, назывался «Веселые ребята», ставший первой ласточкой его славы, принесшей ему всенародное признание. Вскоре Харьков стал ему тесен. И решил он попытать счастья в Москве: в столице был спрос на музыку. В Москву перебраться помог артист Владимир Хенкин. Сначала Исаак Осипович работал в эстрадном театре «Эрмитаж», а с 1926 по 1929 годы – в Московском театре сатиры... Публика полюбила его веселую, заразительную, искрящуюся музыку с интонациями легкой грусти. Пришла пора увлечения джазом и Дунаевский подарил Москве советский джаз.
На закате жизни Дунаевский проницательно заметил в одном из писем, что его творчество было органично для своего времени, поскольку произошло «…объективное соединение характера эпохи с характером моего субъективного творчества…».


КОСТЯНТИН ПЕРВУХИН – НАШ ЗЕМЛЯК

Денисенко О.Й., мистецтвознавець, зав. відділу українського і російського мистецтва XVI - поч. ХХ ст. Харківського художнього музею

Для любителей живописи имя художника-импрессиониста Константина Константиновича Первухина (1863–1915) очень хорошо известно. Его работы хранятся в частных коллекциях Европы, в Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, музее-усадьбе «Поленово», Челябинской картинной галерее.
Родился художник, К.К. Первухин, в Харькове. 2 июня (21 мая по старому стилю) 1863г. Его отец был уездным землемером межевой канцелярии, а мать,Мария Андреевна, (урожденная Дмитриева). Детство и юность провел в доме родителей на ул.Конторской №62, дом не сохранился. В годы войны был разбомблен. Сейчас на его месте детская площадка. В 1874г. К.К. Первухин строит собственный каменный одноэтажный дом по своему проекту по улице Чернышевской №37 (дом сохранился).
Учился К. Первухин живописи у Д. Безперчего, затем в частной рисовальной школе М. Раевской-Ивановой. С 1885 года К.К. Первухин жил и работал в Санкт-Петербурге,. Не имея средств и рекомендаций, он брался за любую работу и самостоятельно пробивал себе дорогу. Частным образом учился у Ильи Ефимовича Репина и вольнослушателем посещал Императорскую Академию художеств. Был постоянным посетителем рисовальных вечеров И. Репина. Знакомство, советы и, главное, поддержка в тот тяжелый период от Ильи Репина сыграли большую роль в дальнейшей жизни Первухина. Летом 1885 года юный художник даже живет у корифея живописи на даче в Сиверском. Именно в это время гениальный Репин и создает портрет Первухина. А также К. Первухин стал образом революционера для картин И.Репина «Отказ от исповеди» и «Арест пропагандиста».
В 1887- 1903 Первухин экспонировал работы на выставках ТПХВ. В 1887 году Константин Константинович впервые выступил экспонентом на передвижной выставке. Его работы были столь прекрасны, что картину «Зима» еще до официального открытия экспозиции приобрел сам П.М. Третьяков для своей галереи. Для Первухина это было не только признанием, но и успехом. Константин Первухин состоял в объединениях"Товарищество передвижных художественных выставок"(младшее поколение передвижников),"Союз русских художников"и"Русское фотографическое общество", также художник участвовал в выставочной деятельности объединения"36 художников". С 1902 года Константин получает приглашение в Москву, в Строгановское училище на должность преподавателя по классам так называемого академического рисования ― то есть рисования с гипсовых слепков, антиков и натурщиков(1902-1915). Начиная с 1902 год художник, Константин Константинович Первухин, жил и работал в Москве, в этот период жизни он увлёкся фотосъёмкой. Рисованные иллюстрации Константина Первухина украшали журналы "Ежегодник императорских театров", "Живописное обозрение стран света", "Всемирная иллюстрация" и "Новь". Первухин представитель московской школы, автор небольших поэтичных пейзажей-этюдов, писал преимущественнопейзаживимпрессионистскойманере.некоторые его картины посвящены Венеции. Не менее известен и его брат – Михаил Константинович Первухин (1870–1928), прозаик и журналист, написавший сотни очерков и заметок в прессе, в том числе в "Харьковских губернских ведомостях", рассказы и повести, фантастические романы.Константин Константинович Первухин умер от туберкулёза 8 февраля 1915 года (26 января по старому стилю) в Москве, похоронен на Новом Донском кладбище.


«Краєзнавчий кінозал»

«ПРОГУЛКА ПО СТАРОМУ ГОРОДУ»

ФИЛЬМ-3-й Шварц С.В., краевед, лауреат первой премии в номинации «Публицистика» регионального конкурса имени А.С. Масельского за лучшее литературное произведение за 2010 и 2013 годы за книги, вошедшие в серию «Путешествие в провинциальную столицу: прогулки по старому городу

Два парка на главной улице города

В Харькове много парков. Но без этих двух, что на Сумской, наш город потеряет огромную долю шарма и неотразимости. Сад Шевченко появился одновременно с университетом и долго-долго так и назывался - Университетский сад. В 1839 г. возвели здание, в котором разместился Институт благородных девиц. Промежуток между Купеческим собранием и Институтом благородных девиц уже в самом конце 19 века Бекетов украсил особняком для одного из наследников богатейшего харьковского миллионера Романа Рубинштейна. Ближе к середине 19-го века сторона сада, выходящая на Сумскую, от Института благородных девиц и до его северной границы была обнесена каменной оградой с железной решеткой, прослужившей ему многие десятилетия. За этим забором уютно и расположилось на самом верху Сумской дороги (в те времена, конечно) единственное уцелевшее с тех лет и до наших дней на этом участке здание Ветеринарного института, в котором он безвыездно размещался более 100 лет. Теперь здесь Дворец детского и юношеского творчества. Чуть южнее современного здания университета, в 1880 году открылась университетская обсерватория и спустя 12 лет - метеостанция. Процесс научно-практического освоения территории сада продолжился в 1896г., когда на арендованном участке в 2 га была организована выставка домашних животных и птиц. Выставка стала пополняться всё новыми и новыми представителями животного мира и этот год считается датой образования Харьковского зоопарка. В 50-е годы дворянин Валковского уезда А. А. Зарудный открыл по соседству, на Рымарской улице клуб «Вокзал» для всевозможных развлечений публики, а в 1858 году передал своё детище, естественно на коммерческой основе, только что учрежденному Коммерческому клубу. Так у Университетского сада появился сосед – Коммерческий. Здание клуба к концу девятнадцатого века усилиями архитекторов Михаловского и Дашкевича обрело знакомые очертания старого оперного. В 20-е годы прошлого века сад коммерческого клуба стал именоваться Профсоюзным. Открыли читальню, летний театр на 1000 мест, кинотеатр), тоже летний, …. установили аттракционы, решено было убрать заборы и сделать вход свободным. В 1938г. сад нарекли именем Тараса Григорьевича Шевченко и всё стало на свои места. После войны восстанавливался и менял свой облик сам город и Сад Шевченко, главный сад города, тоже обновлялся. Проходило это радикально и не один раз. Уже в первые послевоенные годы на месте построенной ещё в 30-е годы летней эстрады появился открытый музыкальный театр, вскоре дополненный кинопроекционным блоком, превратившим всё сооружение в киноконцертный зал. Через десяток лет на его месте возвели киноконцертный зал «Украина». Здание Института благородных девиц, сильно пострадавшее в войну, снесли и на его месте в начале 50-х появился красивый деревянный павильон с роскошным газоном до самой Сумской. А рядом появилась ротонда, вернее полуротонда. Её соорудили прямо напротив Стеклянной (или Зеркальной) струи. И, чтобы закончить прогулку по главному саду города, вспомним ещё некоторые символы послевоенного ренессанса. Мостик через овраг у главного фонтана установили в 1954 г. Раньше он соединял Университетскую горку и Старый пассаж, разрушенный в войну. Сам фонтан арх. Б.Г.Клейн перестроил в 1967г. Он же рядом построил, может быть, самое известное у нас в те годы кафе «Кристалл». Главный вход в сад - на Сумской, а выход здесь– каскадная лестница с фонтаном на Клочковскую. Открыта к 300-летию города. Сейчас, правда, её перестроили. В результате на очень небольшом участке в самом центре большущего города каким то счастливым образом за 200 лет собрались вместе зоопарк и дельфинарий, ботанический сад, обсерватория и метеостанция, самый красивый и необычный киноконцертный зал, самый первый светомузыкальный фонтан, самый большой театр (100), самое популярное кафе, Самый старый пешеходный мостик, самая каскадная лестница, самый лучший и знаменитый памятник. Второй парк на Сумской - Городской открыли для посещения в 1907 г., на сто лет позже сада Шевченко. Разбили его по образцу Булонского леса. К моменту открытия площадь парка составляла около 100 га. Центральная аллея и круглая поляна в её западной оконечности такими и сохранились. После революции парк стал развиваться уже по правилам и законам государства совершенно нового типа. Николаевский парк, конечно же, переименовали в Коммунальный, построили новый вход, а за ним разбили клумбу. Клумба на входе – это своеобразный диафильм (молодые, может и не знают такого слова) из жизни страны победившего социализма. Первый вариант клумбы в 20-е годы ещё не нёс никакой идеологической нагрузки. Но уже в самом начале 30-х за прежней оградкой вырос цветниковый агитатор, на который вскоре усадили вождей. В войну вождей или упрятали или эвакуировали. Иначе бы… После победы их вернули на место. К 300-летию Харькова и воссоединения Украины с Россией сменили постамент и фигуру на нём. Парк-то уж 20 лет как имени Горького. А в наши развеселые годы уже и Алексей Максимович совсем не вписался в концепцию обновлённого парка и на его месте появилась белочка. А как же менялся сам парк. До войны были открыты Зеленый театр, музыкальные эстрады для симфонических и духовых оркестров, павильон-читальня, кинотеатр, аттракционы. У фонтана на конце главной аллеи долгие годы стояло деревянное здание кинотеатра с верандой. И ещё пару заведений не хотелось бы обойти. Летний ресторан и кафе «Шоколадница Не забыты были и любители экстрима. Парашютная вышка – необходимый довоенный аттракцион для парка любого большого города. У нас она простояла до середины 60-х. А затем, вроде, не вписалась в проект канатной дороги. 8 ноября 1940г. в парке открылось движение по детской железной дороге. По парку всё. Сейчас он совсем другой и связать его с прошлыми эпохами очень сложно. Это парк аттракционов. Одним (помоложе) нравится, другие, не все, бурчат, и это понятно: ушла часть их молодости. Но и новый парк состарится вместе с их сегодняшними посетителями. Практически неотделимой частью парка уже почти 90 лет является стадион «Динамо» и как же туда не зайти. В 1931 году товарищ Балицкий открыл главный стадион республики, к тому же, названный его именем.
Стадион уже в начале пути имел 15-тысячную деревянную трибуну вокруг центрального ядра, тренировочное футбольное поле, 4 теннисных корта, гандбольные, волейбольные, баскетбольные арены. Вскоре на стадионе появились площадки для городков и крокета, гимнастический городок, стрелковый тир, душевые, физкультурный павильон. Построили большой спортзал, на многие годы, до 1977 г., ставший главным манежем города, и ресторан «Динамо», который тоже очень долго, пока не сгорел лет сорок с лишним назад, был одной из самых популярных, правда, антиспортивных, арен города. В 50-е годы построили прекрасный с двумя ваннами плавательный бассейн с подогревом воды в зимнее время. Тогда же построили один из лучших на то время в стране велотреков. В 1991г. отметили 60-летие лучшего спортивного комплекса Харькова, и, похоже, отправили его на пенсию. Правда, без содержания. В следующем году закрыли бассейн, затем тихо умер трек. Сейчас трек восстановили, а вот бассейн, замечательный памятник архитектуры и истории нашего спорта, уже вряд ли возродится.


ГЕНЕРАЛ КОТЛЯРЕВСКИЙ ПЕТР СТЕПАНОВИЧ - ВОИН СУВОРОВСКОЙ ШКОЛЫ

Быков В.Г., зав. сектором научно-исследовательского отдела документоведения, коллекций редких изданий и рукописей ХГНБ имени В.Г. Короленко

Тем, кто интересуется военной историей, наверняка известно это имя. Однако далеко не всем известно, что Петр Котляревский был нашим земляком, проживавшим в с. Ольховатка Купянского уезда Слободско-Украинской губернии (теперь этот населенный пункт находится в Великобурлуцком районе нашей области). Он родился в июне 1782 г. в семье сельского священника Степана Котляревского. Отец его хотел, чтобы сын, как и он стал священником и отдал Петра учиться в Харьковский духовный коллегиум. Учеба продолжалась до 1792 года, когда неожиданный случай резко изменил всю дальнейшую жизнь нашего героя. Зимой 1792 года во время снежного бурана в доме отца Котляревского вынужден был остановиться на несколько дней застигнутый непогодой в пути подполковник И.П. Лазарев, служивший на Кавказе. За время пребывания у сельского священника Лазареву так понравился его сын, что он уговорил отца направить Петра через год на военную службу на Кавказ. В мае 1793 г., рядовой Петр Котляревский уже начал свою службу в 4-м батальоне Кубанского егерского корпуса, которым командовал Лазарев. В начале своей военной карьеры Котляревский стал ординарцем у Лазарева, обучавшего его основам военного дела. По сути, И.П. Лазарев заменил Котляревскому отца, проявляя о нем всяческую заботу. В 1796 году сержант Петр Котляревский участвует в первом боевом походе на Дербент. За отличие в штурме указанной крепости Котляревский был предоставлен к производству в свой первый офицерский чин. Но стал он офицером лишь через 3 года, в 17 лет , не имея почти никакого военного образования. В 1799 году подпоручик Котляревский становится адъютантом у своего покровителя генерал-майора Ивана Петровича Лазарева, ставшего к тому времени шефом 17 егерского полка. В том же году генерал Лазарев был назначен командующим российскими войсками, расположенными в Грузии. Служба на Кавказе всегда была нелегкой: этому способствовали и специфический климат, и постоянные боевые действия то с воинственными горскими племенами, то войны с Турцией и Персией, стремившихся присоединить к своим владениям Закавказье. Офицер-кавказец должен был быть не только смелым, выносливым и находчивым. Необходимо, когда нужно было, становиться дипломатом, уметь ладить и дружить как с вождями местных жителей, так и с простыми горцами. Таким правителем Кавказа, например, являлся генерал Ермолов, «проконсул Кавказа», умело сочетавший строгость правления, и щедро награждавший за хорошую службу. Всеми этими чертами характера обладал и подпоручик
Петр Котляревский, бывший не только адъютантом и секретарем у Лазарева. В число обязанностей его входила секретная переписка его начальника. В 1800 г. аварский хан Омар с 20.000 армией вторгся в Грузию. На разведку в местность, занятую войсками Омар-хана, был послан Котляревский, отлично выполнивший поручение Лазарева. Через некоторое время на реке Иори русско-грузинские войска разбили лезгинов Омара. За это сражение поручик Котляревский производится в чин штабс-капитана и награждается своим первым боевым орденом: Св. Иоанна Иерусалимского 3-й ст. В 1801 г. трагически погиб покровитель Петра Степановича генерал И.П. Лазарев. Преемник его генерал князь Цицианов предложил штабс-капитану Котляревскому стать его адъютантом, но тот отказался и попросил направить его на строевую должность. Вскоре Котляревский принимает под команду одну из рот 17 егерского полка. Так продолжилась его боевая карьера.В 1804 г. начинается война России с Персией за обладание Азербайджаном. Дважды капитан Котляревский участвовал в штурме крепости Гянджи и оба раза там он получил ранения в ноги. Во время второго штурма вышеуказанной крепости, после ранения, Котляревский сам не мог передвигаться. Помогли ему перебраться в безопасное место один из солдат его роты и поручик лейб-гвардии Преображенского полка граф М.С. Воронцов (будущий светлейший князь и фельдмаршал). Дружба Котляревского с Воронцовым, ставшим впоследствии наместником царя на Кавказе и командующим Отдельным Кавказским корпусом, продолжалась до самой смерти Петра Степановича. Именно в период русско-персидской войны 1804 – 1813 гг. проявились блестящие военные дарования Котляревского. В 1805 г. 70-тысячная армия персов под командованием Аббаса-Мирзы вторглась в Эриванское ханство и направилась к Карабаху, где находился русский отряд численностью всего в 300 человек. На помощь им был направлен отряд полковника Карягина, куда входила рота егерей под командованием майора Котляревского. На реке Аскарань произошло сражение между русскими и персами, где последние потерпели поражение и отступили. В этом бою Петр Степанович получает уже третью рану (тоже в ногу). Получив подкрепление, персидские войска снова перешли в наступление и опять были отбиты. Но положение отряда Карягина оставалось очень тяжелым. Тогда Котляревский предложить бросить обоз, отягощавший движение, и захватить крепость Шах-Булах, занятую небольшим персидским гарнизоном. Русский отряд быстрым штурмом занял эту крепость, что позволило ему некоторое время отбиваться от персов, штурмовавших это укрепление. Но недостаток продовольствия и боеприпасов вынудил русских солдат оставить ночью Шах-Булах и направиться к другой крепости Мухрат, которую отряд Карягина вскоре захватил. На выручку осажденному персами отряду подоспели главные силы Отдельного Грузинского корпуса во главе с генералом Цициановым и деблокировали его. Во время сражения за Шах-Булах Котляревский получает очередное ранение (на этот раз в руку). Однако ранение не помешало вскоре Котляревскому еще раз отличиться в очередном походе. Зимой 1806 г. Котляревский командовал авангардом войск, воевавших против бакинского хана. Экспедиция происходила в очень тяжелых условиях и авангард Котляревского попал в окружение, однако сумел прорвать его и пробиться к своим войскам. В 1807 г. на 25 году жизни, Котляляревский производится в чин полковника. Для такого боевого офицера это блестящее продолжение его стремительной военной карьеры, сделанной прежде всего благодаря своим отличным военным дарованиям. Правда, это дорого стоило Петру Степановичу: всего за свою службу он был 8 раз ранен (в том числе 5 раз в ноги).В 1808 г. отряд, которым командовал полковник Котляревский, воевал с персами в Нахичеванском ханстве и участвовал в штурме крепости Нахичевань, который окончился ее взятием. В 1810 г. Петр Степанович снова воюет с персами в Карабахе. Здесь он особенно отличился, захватив внезапным ночным штурмом считавшуюся неприступной крепость Мигри. Атака была проведена без применения артиллерии. Котляревский приказал части своего отряда проводить ложный штурм одной из стен Мигри, в то время как сам он с главными силами захватил другую стену и, после короткого боя, занял всю крепость. Численность отряда Котляревского, захватившего эту крепость, была всего 400 человек, а численность ее персидского гарнизона – 2000. После захвата Мигри отрядом Котляревского, персы окружили ее 5-тысячным корпусом. Но штурмовать Мигри не отважились и решили отступить к реке Аракс. Котляревский со своим батальоном, насчитывавшем всего около 500 солдат и казаков, стал преследовать персидские войска. Когда они переправлялись через реку, отряд Котляревского неожиданно атаковал их. Не ожидавшие такого нападения персы в панике и полном беспорядке разбежались: кто за реку, кто в горы, понеся огромные потери. За эту кампанию Петр Степанович Котляревский получил самые почетные награды: орден Св. Георгия ІV ст. и золотую шпагу с надписью «За храбрость». В сентябре 1811 г. полковник Котляревский снова отличился. Командующий Отдельным Грузинским корпусом приказал его отряду захватить турецкую крепость Ахалкалаки, занимавшую важное стратегическое положение. Россия в то время воевала не только с Персией, но и с Турцией (в т.ч. и в Закавказье). Поход на Ахалкалаки проходил в тяжелейших условиях: 3 дня небольшой отряд, состоявший из 1000 с небольшим солдат, по глубокому снегу продвигался по горам к турецкой крепости. После ожесточенного 1,5 -часового ночного штурма крепость была взята, причем малой кровью: погибли всего 27 человек. Было захвачено 16 пушек, 2 знамени и 40 пудов пороха. Захват этой крепости предотвратил дальнейшее наступление турок и персов на север. За эту операцию Котляревский получил звание генерал-майора, став одним из самых молодых генералов в русской армии.
В следующем, 1812 году, генерал-майор Котляревский получил приказ командующего Отдельным Грузинским корпусом генерала Ртищева направиться со своим отрядом в Карабах и наблюдать там за действиями персидского корпуса (командующий Аббас-Мирза). Ртищев пытался путем переговоров с персами решить вопросы о спорных территориях мирным путем. Но Котляревский придерживался других взглядов на политику в отношении Персии, считая, что нужно разбить персидскую армию в бою, поскольку командование персов признает прежде всего силу. Котляревский также стремился нанести поражение противнику, правильно рассчитывая на его уступчивость после этого. Ртищев же стремился ограничиться лишь переговорами, которые персидские дипломаты умышленно затягивали, давая возможность Аббас-Мирзе накапливать силы для наступления. Нужно сказать, что незадолго до описываемых событий русские войска в Карабаха потерпели значительный урон от противника, т. к. в плен попал целый батальон Троицкого пехотного полка. Это событие взбодрило персов и, учитывая уступчивую позицию Ртищева на переговорах, представители персидского шаха требовали уступки почти всего современного Азербайджана. Аббас-Мирза же готовился к наступлению на Карабах. Именно Котляревский решил предпринять наступление на вражеские войска, несмотря на громадное их превосходство: если отряд генерала Котляревского имел численность всего лишь в 2300 человек, то персидский корпус насчитывал более 30.000.19 октября начался знаменитый рейд русского отряда за реку Аракс. Перейдя реку, солдаты Котляревского обошли персов, а затем неожиданно для них появились с восточной стороны перед противником, который их нападения не ожидал. Персы в панике бежали, бросив почти всю артиллерию (36 орудий). Противник собрал свои войска в крепости Асландуз. Котляревский не стал ждать, пока он там укрепится и предпринял ночной штурм, завершившийся полным разгромом врага: только убитыми враг потерял свыше 9 тысяч человек. В плен попало немногим больше 500 персов. Когда Петр Степанович составлял рапорт о своей победе для отправки в Петербург, то указал, что персов погибло в ходе сражения 1200 человек, считая, что в столице не поверят в такое количество погибших солдат врага в одном сражении. Персидский корпус был полностью разгромлен, а его командующий еле успел спастись бегством. В Закавказье у персов осталась лишь одна крепость Ленкорань. Правда, она была сильно укреплена и имела большой 4-тысячный гарнизон. Генерал Ртищев приказал войскам Котляревского занять это укрепление. Отряд же генерала Котляревского насчитывал только 2 тысячи человек. Но тем не менее Петр Степанович решился на штурм Ленкорани, исповедуя суворовское правило: «Воюют не числом, а умением». Дважды командующему ленкоранским гарнизоном предлагали сдать крепость и оба раза он отвергал капитуляцию, зная о небольшом количестве осаждающих и считая Ленкорань неприступной. На рассвете 1 января 1813 г. начался штурм крепости. Несмотря на отчаянное сопротивление противника крепость была взята. Правда, досталась эта победа для Петра Степановича очень дорогой ценой: во время штурма он заменил погибшего командира штурмовой колонны и сам, как простой солдат, полез на стену, где получил несколько тяжелых ран и был сброшен со стены. Самым тяжелым из ранений оказалось ранение в голову. Впоследствии эта рана все время давала о себе знать, т.к. периодически через ухо выходили мелкие костяные осколки (всего около 40). Трещина на черепе не заросла, а только затянулась кожей. За взятие Ленкоранской крепости генерал Котляревский получил одну из высших боевых наград в Российской империи: орден Св. Георгия ІІ степени. За свои победы осенью и зимой 1812–1813 гг. Котляревский на 32 году жизни удостоился чина генерал-лейтенанта. Но из-за тяжелых ранений он вынужден был взять отпуск для их лечения. Лечение ран затянулось и понимая, что он уже не поправится, Петр Степанович уходит в отставку по состоянию здоровья.В 1813 г. Персия заключила с Российской имерией Гюлистанский мирный договор, по которому весь современный Азербайджан отходил к России. Теперь у России границы на юге были обезопасены и император Александр І полностью сосредоточился на войне с Наполеоном. Александр І не забыл о Котляревском: он не только щедро наградил его, но и выделил крупную сумму денег, на которые генерал Котляревский купил небольшое имение Александрово под Бахмутом. Здоровье его было так сильно подорвано, что на воздухе он мог находиться только в теплое время года. Зимой же, а также значительную часть осени и весны он вынужден был находиться дома.Летом 1826 г. в Москве проходила торжественная коронация императора Николая І. По традиции щедро раздавались награды. Получил ее и генерал-лейтенант Котляревский: императорским указом он был произведен в чин генерала от инфантерии, т. е. стал полным генералом. Награждая Петра Степановича Николай І был уверен, что тот вернется на службу. Император хотел заменить командующего Отдельным Кавказским корпусом генерала А.П. Ермолова и предложил занять эту должность Петру Степановичу, однако тот отказался от лестного предложения, ссылаясь на плохое здоровье.
В 1838 году отставной генерал переезжает в Крым, где возле Феодосии покупает имение (называлось оно «Добрый приют»). Там он и прожил последние годы своей жизни. Проживая в «Добром приюте», Котляревский вел переписку с М.С. Воронцовым, ставшим к тому времени наместником на Кавказе и командующим Отдельным Кавказским корпусом. Подружился Петр Степанович и со знаменитым художником И.К. Айвазовским, бывшим тогда феодосийским городским головой. Айвазовский предлагал Котляревскому построить в честь его мавзолей, где он был бы погребен после смерти. Но от такой чести генерал отказался. Здоровье его ухудшалось. Незадолго до его кончины у него в гостях побывал князь М.С. Воронцов. Встреча эта была последней, что оба генерала понимали (по сути это было их прощание). Умер генерал от инфантерии П.С. Котляревский 21 октября 1851 г., на 70 году жизни. Возможно, если бы не раны он прожил бы гораздо больше. Его отец, например, прожил 98 лет.Похоронили Петра Степановича в его имении. Позднее останки генерала перезахоронили на городском кладбище Феодосии. К сожалению, могила П.С. Котляревского не сохранилась: находившийся возле кладбища военный санаторий Министерства обороны РФ «Феодосийский», расширяясь, на территории городского кладбища построил один из корпусов. При этом часть могил была ликвидирована. Правда, память о П.С. Котляревском была сохранена: на стене одного из санаторных корпусов были установлены мемориальная доска и портрет кавказского полководца. Аналогичные случаи происходили и с захоронениями других полководцев России: генерала М.Д. Скоблева, контр-адмирала В.Ф. Руднева (знаменитого командира крейсера «Варяг») и некоторых других военных деятелей Российской империи.Военные подвиги генерала от инфантерии П.С. Котляревского были отмечены орденами Св. Георгия II, III и IV степеней, Св. Анны I и IV ст.,Св. Владимира IV-й степени (с бантом), Св. Иоанна Иерусалимского III ст., а также золотой шпагой с надписью «За храбрость».В 1891 г. имя генерала Котляревского было присвоено 14 гренадерскому Грузинскому полку. Ему было посвящено одно из стихотворений А.С. Пушкина. Ряд писателей и военных историков посвятили Котляревскому свои работы. Во всех военных энциклопедиях дореволюционной России имеются статьи и заметки об этом выдающемся генерале. А после 1917 г. о нем почти не упоминали. Лишь известный писатель В.С. Пикуль в своих «Исторических миниатюрах» посвятил ему свой рассказ «Воин, метеору подобный».Сейчас память о П.С. Котляревском постепенно начинает возрождаться. Думаю, что харьковчане и жители нашей области по праву могут гордиться таким знаменитым земляком.


«Они жили на Москалевке»

ХАРЬКОВ. МОСКАЛЕВКА

Чуканова И.Н., к.ф.-м.наук, коренная харьковчанка, жительница Москалевки

Харьков - удивительный город! По определению Алексея Муратова «Харьков - генератор идей». Харьков по сравнению с другими городами - молодой город. Редко можно встретить потомственного харьковчанина, который бы помнил свою родословную дальше третьего поколения. Стоит копнуть — все оказываются приезжими. Харьков — перевалка, пересадочный пункт, транзитная станция. Поэтому у нас либо родились, либо побывали, но надолго никто не останавливался. Художница Нина Ватолина «показала» мне, что на города нужно смотреть с высоты птичьего полета. Я воспользовалась ее советом и нашла только три города, которые легко можно заметить из космоса . Это Москва - по профилю Девушки, который «рисует» река Москва в черте города, Санкт-Петербург, где рукава в дельте Невы выглядят как причудливый цветок, и Харьков, где наши милые речушки Лопань и Харьков «рисуют» профиль зверя.
Если приглядеться внимательно, то можно увидеть на голове «Девушки» корону - Московский Кремль, в центре «цветка» Санкт-Петербурга - Петропавловскую крепость, а между рожками Харьковского «зверя» - Покровский монастырь, Успенский собор, глаз «зверя» - Преображенская церковь на Москалевке (снесена в 1963г.), «мозг» выделен улица Марьинская, где в начале 20 в. были гимназии, училища и школы, библиотека, а сейчас - физико-математический лицей.
О топонимике.Во всём мире топонимы – это ориентиры на местности. Все поселения образовывались по-разному. Не всегда их основывали достойные люди и не всегда давали им благозвучные названия. Каждый город имеет свою историю, которая была запечатлена в названиях улиц.Изменяя исконные имена объектов, мы переодеваем их, а в результате можем потерять ориентацию на местности. Не надо улиц переименовывать, постройте новые и назовите. На Москалевке очень не повезло одной улице, которая за время своего существования переименовывалась столь раз, сколько ни одна улица на Москалевке - Екатерининская, С.И. Васильковского (с 1925 г), Красногвардейская (с 1929 г), Чубаря, Шекспира (с 1938 г.). С 1963 года улица носила имя В.М. Примакова, с 2015 года опять — Екатерининская. «Екатерининская» - имя при рождении. Почему «Чубаря», «Шекспира»? - не знаю.«Васильковского» - Художник С.И. Васильковский жил на этой улице. «Примакова» - в декабре1917 года В.М. Примаков сформировал 1-й полк Червоного казачества, который квартировал в Москалевских казармах. В 1963 г в 59 школе преподавателем истории З.И. Дубинской был создан музей Червоного казачества, а улицу переименовали. Заселялась территория современного Харькова проходила двумя потоками не по течению рек (как другие большие города/столицы, см. выше), а с запада и с северо-востока. Город возводился на водоразделе двух рек - Лопани и Харькова. Какая река является притоком, обсуждалась много лет. С самого начала своей жизни на берегах этих рек, харьковцы/харьковчане относились к ним так, как относятся в селах к рекам, текущим в конце огорода. Только по берегам рек у нас были не огороды и бани, а мельницы, шерстомойки, бойни. Набережных не было до самого последнего времени.
Город похож на тех людей, которые его населяют.
Можно сказать, что строение города отражает строение коллективного сознания его жителей. Город собирает вместе, и очень плотно, множество разнообразных сознаний, которые коллективно обустраивают место своего обитания, - и, как следствие, меняется лицо города. И пример этому – Харьков. На карте 1804г. район Харькова между реками Лопань и Нетечь еще не обозначен как городские земли. Первое дошедшее до нас упоминание о Москалевке было в книге «Роспись церковных приходов» за 1724 год. Там была упомянута улица Москалевская.
Очевидно (см. Багалея) этот получил свое имя по кличке-фамилии местного жителя.
Впервые «москалями» жители Речи Посполитой стали называть воинов Русского царства во время Ливонской войне (1558—1583гг). Так, польский король Сигизмунд в своем письме английской королеве Елизавете I в 1569 году именует «Москалем» Ивана Грозного. В середине XVII века «москалями» в Речи Посполитой стали называть всех, состоявших на службе у Московского государства (независимо от национальной принадлежности).
Стрельцы - солдаты (при Петре I), Черкесы - казаки
Благодаря творчеству Шевченко, его подаче, термин “москаль” стал столь популярен в обиходе. (Катерина, 1838 г.» «Кохайтеся, чорнобриві,/ Та не з москалями, Бо москалі — чужі люде…»
Экономические примечания на Харьковский уезд 1804 г свидетельствуют о том, что Квиткам принадлежали земли с севера на юг от современной Нетеченской набережной до ул. Власенко, а с запад на восток – от ул. Доватора до ул. Грековской. Таким образом, в начале 19 ст. территория будущего Карповского сада и практически вся Москалевка принадлежали Квиткам, а не Карпову, как принято ошибочно считать.
В 1820г. в состав города включается предместье Москалевка, а с 1829 г. начато регулярное заселение этих земель. На тот момент часть земли уже была распродана Андреем Федоровичем Квиткой, родным братом писателя Г.Ф.Квитки-Основьяненко. Среди покупателей были и известные купцы Карповы, впоследствии якобы продававшие в рассрочку мелкие участки земли отставным солдатам - «москалям».
Границы Москалевки
Исторический район Москалевки ограничен с востока рекой Нетечь и ул.Октябрьской революции от пересечения с ул. 1-й Конной Армии, с севера, запада и юга омывается рекой Лопань.
Карта Гинзбурга 1916 года. На карте 1916г. видно, что земли Карповых находились по обе стороны реки Лопань. Однако Карповы сыграли существенную роль в судьбе Москалевки.
Тупики, ЖД развязка.
В середине 60-х годов 19 в. Карповы пожертвовали часть своих земель городу для строительства железной дороги.
За станцией Новоселовка самая большая жд развязка на территории бывшего СССР. Улицы Большая Москалевская (ныне ул.Октябрьской революции) и Грековская стали практически тупиковыми.
Именно строительство железной дороги в 1869 г на землях Карповых превратило Москалевку в заповедник, т.к. в этом направлении (на юг) из-за сложной железнодорожной развязки город утратил возможность развиваться.
Итак, в силу сложившихся обстоятельств и исторического развития Москалевка стала настоящим архитектурным заповедником. Я не буду настаивать на точной датировке и авторстве зданий. Я - дилетант, и гуляю по Москалевке, как по музею под открытым небом, в котором нет указателей и табличек. всего 1,3 км по центральной улице Москалевки с небольшими отклонениями в сторону. Мои скромные познания архитектуре позволяют мне атрибутировать некоторые дома Москалевки.
Мазанка
В начале 20 в. в этом доме жил Александр Арсеньевич Шабля, преподаватель географии 4-ой гимназии – прадед Р.Соймы по линии матери. Жена А.А.Шабли Ольга Михайловна (урожденная Карталова), приходилась художнику М.С. Ткаченко двоюродной сестрой.
Купеческий дом, гидрант, картина
Купеческий дом, возле которого сохранился гидрант (один из немногих в Харькове). Этот дом обратил на себя внимание художницы А.Ярмолюк. Кирпичный стиль без штукатурки. «Кирпичный стиль»— условное обозначение неоштукатуренных строений периодаисторизмав России (конецXIX века). Характерной чертой этого стиля было то, что фасады зданий, включая все архитектурные формы и детали, выполнялись из кирпича и не штукатурились. В кирпичном стиле строились, главным образом, промышленные сооружения, а также отдельные храмы, общественные и жилые дома. К сожалению, некоторые дома красились, штукатурились. Пример - здание Харьковского исторического музея (бывший ломбард), торговая школа на Марьинской.
Кирпичный стиль под штукатуркой. Штукатурка смазывает «кирпичные кружева», нет игры светотени.
Москалевские казармы 121 Пензенского пехотного полка. Самым значительным зданием этого стиля были здание Москалевских казарм, которое отштукатурили в середине 60-х 20 в. История полка. 6 мая 1863 в Харькове на основе 33-го Елецкого полка был создан резервный полк, названный 13 августа 1863 Пензенским, а 25 марта 1864 – 121-м пехотным Пензенским полком. Почти с самого своего формирования и вплоть до начала первой мировой войны в мирное время Пензенский полк стоял в Харькове, в Москалевских казармах. Во время русско-турецкой войны 1877–78 гг полк участвовал в освобождении Болгарии. В Болгарии возле с. Гривицы в 1879 был сооружен и торжественно освящен памятник погибшим здесь пензякам с надписью: «Братская могила офицеров и нижних чинов 121-го пехотного Пензенского генерал-адъютанта графа Милютина полка, павших 18 июля 1877 года». 121-й пехотный Пензенский полк, награждённый за балканскую кампанию георгиевским знаменем и георгиевскими трубами. Полк участвовал в русско-японской войне в боях у Ляояна, на р. Шахэ, у Мукдена.
Казармы были построены 1887-1888 годах на Екатерининской улице. Казармы в 60-х 20 в.в 50-х годах в здании Казарм начал работу завод №388 «Радиодеталь». В 60-х завод начал выпускать мирную продукцию и стал увеличивать свою территорию до улицы Черепановых за счет улиц Примакова и Краснодонской. Улица Примакова стала тупиковой. 1869 году была построена церковь Преображения Господня (Преображенская), арх. Ф.И. Данилов. Снесена в мае 1963 г в связи с переносом трамвайных путей. Сохранились дом, построенный для причта церкви. В этом доме (Единоверческая, ныне Карташовская,3) в начале 1900-х была церковно-приходская школа Преображенской церкви и жил священник этой церквиПетр Георгиевич Фомин. В 1912 году протоиерей Фомин П.Г. был избран председателем епархиального церковно-археологического общества и заведующим музеем при обществе. (Бахтина С.А.: .. в 20-30-х годах жил на ул.Шевченко, на карте 1938 г ул Шевченко - продолжение ул. Окт. Революции за Лопанью). В стиле конструктивизма - здание поликлиники, было разрушено во время войны. Здание восстановлено, было единственное мед учреждение с большим актовым залом, в котором доктор А.Р.Довженко проводил сеансы кодирования от алкоголизма, табакокурения и заикания. Мы прошли 1,3 км по центральной улице Москалевки до Заиковки. Если повернуть налево - увидим Гольберовскую церковь. Говорят, что на этой улице есть дома, которые проектировал («привязывал к местности») в начале своей карьеры В.Кричевский. Но это уже тема другого исследования. После войны, стараясь увеличить жилой фонд, некоторые дома достраивались. При этом делалось это в ущерб красоте. На ул. Марьинской - к зданию торговой школы (дом № 12) пристроено здание (дом №14), объединенные под номером 12-14, ныне здание физ-мат лицея. Это здание, его история хорошо известна. В начале 20-х годов в доме №14 по Марьинской был первый в Украине Дом физической физкультуры. Здесь в 1925 г. зародился волейбол в Украине и состоялся первый на Украине пробный волейбольный матч. В 50-е годы на месте разрушенных во время войны домов появилось новые - общежитие з-да «Свет шахтера», на первом этаже которого разместилась старейшая б-ка Харькова. Во времена холодной войны, на месте стадиона им. Балабанова («Балабановке») появились «глушилка»
Подробнее о стадионе см. у Романа Соймы. Добавлю - на этом стадионе зарождалась слава советского волейбола. Клуб (стадион?) им. Л.Балабанова при Октябрьском райкоме ВЛКСМ первым стал проводить занятия по волейболу по инициативе Г.Шелекетина, Н.Линтварева и Т.Пузыревой.
Мальчишки, мои ровесники бредили волейболом. Ю.Поярков, Ю.Венгеровский, Г.Шелекетин были их кумирами. Мой соученик Юра Попов подписывал свои тетради «Юрий Поярков». Секции волейбола (бесплатные) были в каждой школе. Стадион описывает Г.Шмеркин)и 5-ти этажная «хрущевка», получившая в народе имя «дом слепых». Дом культуры завода «Свет шахтера» в стиле сталинского классицизма. Когда-то здесь кипела жизнь - работали кружки, ставились любительские спектакли, демонстрировались фильмы. Курсировал рейсовый автобус от к/т «Зирка» до ДК. В это время дома культуры в чем-то заменили церкви - была послевоенная волна закрытия и сноса церквей (сейчас центр досуга о ДК сместился в торговые центры). В 70-х? рассматривался проект линии метро от пл. Тевелева до завода Шевченко со станцией на площади Урицкого. Одновременно в этом направлении планировалась новая улица как альтернатива ул. Октябрьской революции. Поначалу многоэтажки стыдливо выглядывали из-за москалевских домиков. Дома, возведенные последними, «стоят» над рекой Нетечь. Возле них, даже в сухую погоду, была невысыхающая лужа. Многоэтажки постепенно вытесняют дома с Москалевки. 70-е - строительства на Москалевке практически нет. Предприимчивые строители выискивают «щели» между домами - и строят. Иногда они пытаются «украсить» дом лепниной. Но куда им до «модернового» дома за углом! В начале 21в. Москалевка «украсилась» только двумя домами -
«Белый дом», угол ул.Октябрьской революции и ул.Марьинской. Старые дома не только достраивают, но и сносят, и строят (стиль - «как получиться»). Во второй половине 10-х 21 в. на Москалевке началось активное реставрирование зданий и их перепланировка. Реставрации подвергся и памятник архитектуры №95 - дом в стиле модерн. В процессе «реставрации» изменена цветовая гамма. (Для стиля модерн характерна пастельная гамма, без явных контрастов, преобладание оливковых, серых, пыльно-сиреневых, табачных оттенков). Рельефы не восстановлены, а замазаны краской, изменены формы.
Дом испорчен! Хотя можно встретить похвальные рецензии в адрес горе -реставраторов: «Обновили фасад и великолепную лепную композицию на здании дома №2 по Москалевской улице. … Все лето, изо дня в день, почти без выходных, над реставрацией фасада трудились всего два молодых парня, и их труд достоин самой высокой оценки»! Находят только один изъян - балкон на фасаде!


ПРОЕКТ "Я ПАМ'ЯТАЮ": Юрій Леонідович Шербінін

Автор проекту Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Ю́рий Леони́дович Щерби́нин украинский музыковед, музыкальный критик, историк музыкальной культуры, педагог, фотохудожник, общественный деятель. Основатель и руководитель общественного общедоступного музея музыкальной культуры «Обереги музыкальной Харьковщины», единственного такого рода музея на территории не только Украины но и постсоветского пространства. Ю.Л. Щербинин — потомок брата первого харьковского губернатора. Е.Щербинина.С1973 годачлен Союза композиторов Украины и Всеукраинского музыкального союза. Неоднократно избирался членом правления Союза композиторов Украины. В 1973—1997 и с2004года— член правления Харьковской организации Национального Союза композиторов Украины, с 2015— член ревизионной комиссии Национального Союза композиторов Украины. 2013— удостоен муниципальной премии имени Ильи Слатина.
«Моё рождение и раннее детство, - рассказывает Ю.Щербинин, - неизгладимая боль на всю жизнь. Меня, новорожденного, родители забрали из роддома 22 июня 1941 года. Через месяц папа, успешный инженер-механик, вместе с эвакуируемым танковым заводом (ныне это з-д им. Малышева) выезжает на Урал в надежде вскоре вернуться и забрать с собой всю семью – мою маму, Лаврову-Щербинину Антонину Павловну пианистку по образованию, меня грудничка, полупорализованных бабушку и тётю. В период первой оккупации Харькова мама, из последних сил пытаясь сохранить жизнь мне и родным, работала преподавателем музыки в Музшколе № 4 и подрабатывала в качестве подсобного рабочего (мытьё посуды. мытьё полов, рубка капусты и т.п.) в немецкой столовой. На следующий день после первого освобождения Харькова в январе 1942 года мама была арестована чекистами прямо на улице и репрессирована, как жена ответственного военнослужащего, оставшаяся в оккупированном городе. Когда же на допросе мама спросила у следователя - что же мне, кормящей матери с беспомощными стариками на руках оставалось делать? – последовал резкий ответ – для таких, как ты, под Харьковом было достаточно минных полей. Так на несколько лет гулагских испытаний мамы я и полупарализованные родные были брошены на произвол судьбы. И таких семей в Харькове было немало».Юрий Леонидович вспоминал о том, что ему пришлось делать выбор между двумя сильными увлечениями: музыкой и изобразительным искусством.Ю.Щербинин – получил пианистическое образование под руководством Павла Серебрякова, в те годы –ректора Ленинградской консерватории. Потом последовало приобретение профессии историка музыки в Харьковском институте искусств под руководством Галины Тюменевой. Многолетняя деятельность Юрия Леонидовича Щербинина посвящена совершенствованию музыкальной жизни Харькова.На протяжении многих десятилетий деятельность Ю. Л. Щербинина направлена на возрождение и сохранение истории музыкальной культуры Слобожанщины и на пропаганду лучших достижений современной украинской музыки. Он работал ответственным секретарем Союза композиторов, где довелось общаться с самыми выдающимися музыкантами современности; был директором Музыкального училища им. Б.Н.Лятошинского в трудный период его истории, когда училище утратило своё историческое здание. И, может быть, самое важное – он подготовил богатые фонды будущего музея музыкальной культуры Харьковщины.
«Моя заветная мечта — создание музея музыкально-театральной культуры Харькова в здании на Пушкинской, Музыкального училища им. Б.Н.Лятошинского 55, где проживал Илья Ильич Слатин, — говорит Юрий Леонидович. — В Харькове незаслуженно быстро забывают тех, кто составлял костяк музыкальной элиты «первой столицы». 30 августа 2014 при поддержке руководства Харьковской мэрии и командования ХУВС им. Ивана Кожедуба по инициативе Ю.Л.Щербинина и на основе его личного архивного собрания была открыта постояннодействующая общедоступная Галерея-музей «Обереги музыкальной Харьковщины», которая и была им возглавлена Ещё в конце 60-х годов он сделал первые фундаментальные разработки, публикации и выступления в СМИ по возрождению и увековечению деятельности основателя музыкального профессионализма в ХарьковеИ.И.Слатинаи его творческого окружения. На базе личных архивных коллекций, в которых хранятся, в частности, эксклюзивные материалы И. Слатина, Я. Степового, Ф. Акименко, В. Горовца, С. Рихтера, Д. Шостаковича, П. Серебрякова и других выдающихся деятелей культуры Украины и России подготовил и провёл радио-и телевизионные циклы «Путешествие в прошлое», «Музыка и современность», «Музыка, рожденная в нашем городе», «Быть или не быть Музыкальному музею в Харькове». Юрий Леонидович автор более 200 публикаций в сборниках и периодике. В музее собраны личные вещи, а также научные труды выдающихся композиторов, дирижеров, певцов, которые как-либо связаны с городом Харьковом.Клавиши рояля, на котором играл Петр Чайковский, дирижерская палочка основателя Харьковской консерватории Ильи Слатина, бумага, исписанная Григорием Сковородой. В галерее "Обереги музыкальной Харьковщины" собраны экспонаты почти трех столетий - со второй половины 18 века и до сегодняшнего дня. Экспонаты музея рассказывают об истории харьковской музыки, начиная с XVIII века и по сегодняшний день. О каждом предмете Юрий Щербинин может рассказать целую историю. Здесь - музыкальные инструменты, личные вещи композиторов, старые афиши, газеты, журналы, фотографии. И даже одежда, в которой музыкальные деятели выходили на сцену. В основу экспозиции легла личная коллекция автора, Экспонаты для Музея истории музыки Юрий Щербинин собирал полстолетия. Их приносили члены семей и друзья известных композиторов и музыкантов. А вот с Рихтером, Серебряковым, Кабалевским Д.Б., Шостаковичем Д.Д., Таривердиевым М., Марчевским М.Н., Козловским И.С., Андрониковым И.Л., итальянским пианистом и дирижером Карло Цекки… общался сам, Ю.Л.Щербинин автор и главный редактор музыкального оформления Мемориала вечной Славы в Харькове. Принимал активное участие в международных конференциях, в том числе "Музыка Украины XVI-XVIII века" (Киев), "Музыка Л. Бетховена" (Минск).


РОБОТА І.Ю. РЕПІНА З НАТУРОЮ

Денисенко О.Й., мистецтвознавець, зав. відділу українського і російського мистецтва XVI - поч. ХХ ст. Харківського художнього музею

Историческому живописцу, И.Е.Репину, была присуща придирчивость в деталях. Появление фотографии помогала в работе с натурой. У жены Репина, Нордман Натальи Борисовны, был фотоаппарат «Кодак». Она любила фотографировать. Репин И.Е. пользовался не только фотографиями, но и искал среди людей типажи.«Все изображенное Репиным предельно достоверно и несет в себе документальную точность. Художник относился к делу столь серьезно, что в каждом отдельном случае он выступает в разных качествах. Так,например, материалы к картине "Проводы новобранца" выполнены с протокольной точностью ученого-этнографа, этюды и зарисовки для картин "Царевна Софья", "Запорожцы" сделаны ученым-историком и археологом, а обстановка в работах на современные темы выполнена с документальностью фотографического снимка или кадров киноленты, еще не существовавшей тогда, но во многом предвосхищенной Репиным, как по приему композиции, так и по выразительности того, что сейчас мы назвали бы "крупным планом". Словом, Репин отличался той внятностью языка и той чистотой дикции, которая всегда отличает лишь первоклассных артистов.
Страстную привязанность Репина к натуре, к изображению предметного мира отмечали уже его современники, осуждающе или восхищенно, в зависимости от позиции наблюдателя»,- писал Андрепй Ха в статье «Репин и фотография» (Текст взят из книги. И. Е. Репин. К 150 лети со дня рождения. Сборник статей.1995.грм) К.И.Чуковский, около десяти лет наблюдавший Репина в быту и в работе, вспоминал: "Это не был бесстрастный копировальщик природы, он писал ее восторженно, благодарно и нежно, и я тысячи раз подмечал у него на лице счастливое выражение влюбленности, с которым он вглядывался в то, что писал.Вообще художественный аппетит был у него колоссальный». Но что представляет для нас особый интерес: в архиве хранится не менее трехсот фотографий, имеющих непосредственное отношение к произведениям Репина, и большая часть их сделана специально, либо самим художником, либо по его заказу.... Развитие творчества Репина совпало по времени с бурным расцветом фотографии, заявлявшей уже права гражданства как новый вид изобразительного искусства. И если на первых порах многие художники били тревогу по этому поводу, то Репину фотоаппарат никогда не представлялся конкурентом... Приступая к работе над картиной "Царевна Софья", художник тщательно изучал документы петровской эпохи, искал подходящий тип женщины, делал зарисовки и с простолюдинок, и с женщин своего круга. В результате был создан сложный образ, в котором причудливо сочетается интеллект и достоинство вместе с грубой животной силой. Во время работы была сделана и фотография с простой женщины, по-видимому, кухарки Репиных, снятой по заказу художника в нужной ему позе, "с экспрессией", как тогда говорили... Известно, что в картине "Крестный ход в Курской губернии" также есть фигуры, написанные с использованием фотографии. Это две странницы, идущие с левой стороны процессии. В архиве Репина имеется пять вариантов снимков этих странниц. Возможно, они сделаны специально по заказу Репина. Разглядывая их, можно убедиться, насколько Репин свободен в выборе натуры и как не рабски он следует фотоизображению. Его этюд подобен этюду живой натуры. Фигуры поставлены свободно, но сохранены все детали одежды. Уже говорилось о том, что в архиве Репина около пятисот фотографий И для Репина, человека жадно осваивающего видимый мир, фотография, как и этюды, рисунки, была средством анализа натуры, которая, синтезируясь потом в картинах, поражала его современников и поражает зрителя по настоящее время живой жизнью, как бы идущей за раму полотна и захватывающей непосредственностью переживаний вечных человеческих проблем и истин. с него....»,- писал Андрепй Ха в статье «Репин и фотография (Текст взят из книги. И. Е. Репин. К 150 лети со дня рождения. Сборник статей.1995.грм).


ДУНАЕВСКИЙ ИСААК ОСИПОВИЧ – НАШ ЗЕМЛЯК. Ч.2.

Э.А.Варшавская, преподаватель Харьковского национального педагогического университета имени Г.С.Сковороды

В 1937 г. состоялся перый авторский концерт И.О.Дунаевского.С 1937 года он руководил ансамблем песни и пляски Ленинградского Дворца пионеров и одновременно (с 1938 года) руководил ансамблем Центрального Дома культуры железнодорожников в Москве, а в канун Великой Отечественной войны он возглавил военно-морской ансамбль песни и пляски (так называемый «Ансамбль пяти морей»).В годы войны во главе ансамбля песни и пляски железнодорожников совершил ряд концертных поездок по стране, выступая в воинских частях, госпиталях, на оборонных заводах, в клубах, концертных залах (только за первые полтора года войны участвовал в семистах концертах). Сочинил 70 произведений. С 1943 года Дунаевский жил в Москве, где продолжал интенсивную творческую и исполнительскую деятельность, в частности, выступая в качестве дирижера в авторских концертах в разных городах. Наряду с музыкальной деятельностью Дунаевский вел большую общественную работу. С 1937 по 1941 годы он возглавлял Ленинградский Союз советских композиторов. С 1938 года композитор избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. Был неоднократно награжден медалями и орденами, получил звания Заслуженного артиста РСФСР и Заслуженного деятеля искусств РСФСР. Дважды Дунаевский был удостоен Государственной премии СССР (1941, 1950), дважды присуждали Сталинскую премию. Первые такты его «Песни о Родине» стали позывными советского радиовещания. Дунаевский вошел в историю советской музыки как классик советской массовой песни и один из основоположников советской оперетты. Но не только личная жизнь удручала известного композитора. Несмотря на свою всенародную популярность, он был «невыездным». За границу его выпустили только один раз: в 1946 году он съездил на короткое время в Чехословакию на съемки фильма «Весна». Затем он собирался поехать в Берлин на фестиваль молодежи, уже упаковал чемоданы, однако эту поездку в самый последний момент ему запретили. В октябре того же года состоялся пленум Союза композиторов СССР. С его высокой трибуны звучала критика в адрес многих известных композиторов, но лишь один пассаж, касаемый Исаака Дунаевского. Его коллега по ремеслу Д. Кабалевский заявил: «Товарищ Дунаевский должен был вспомнить и свои ошибки. Ведь он все же был, пожалуй, первым композитором, попытавшимся форму западноевропейской джазовой музыки приспособить для выражения чувств и мыслей советских людей. Своего мнения о вожде композитор не изменил даже тогда, когда в 1952 году, по «делу врачей-вредителей», был арестован его двоюродный брат — профессор-уролог Лев Дунаевский. После этого в МГБ вызывали и самого Дунаевского, и какое-то время над ним висела вероятность ареста. Однако в дело вмешался тогдашний первый секретарь Союза композиторов СССР Т. Хренников (Исаак Дунаевский был в его подчинении и возглавлял в союзе секцию легкой музыки). После вмешательства Т. Хренникова популярного композитора оставили в покое. Несмотря на всенародную известность и высокое положение, И. Дунаевский постоянно сталкивался с обычными для сталинской эпохи ограничениями: партитуры его произведений не издавались из-за пренебрежительных бюрократических установок по отношению к «лёгкой музыке», в ходеборьбы с космополитизмомбыли забракованы многочисленные произведения Дунаевского на еврейские темы. В последние годы жизни Дунаевский часто болел. Болезни были разные. Выезжал только на авторские концерты в Ленинград и Ригу. Это так, для встряски. Между тем сразу после внезапной смерти Дунаевского в народе стали упорно распространяться слухи о том, что композитор ушел из жизни не естественным путем, а якобы покончил с собой из-за какой-то темной истории, связанной с его старшим сыном Евгением. Исаак Дунаевский умер от сердечного спазма 25 июля 1955 года, в Москве. Похоронен наНоводевичьем кладбище(участок №2).


АКАДЕМИК ЛЕВ ЧЕРЕПНИН И ПРОФЕССОР ВЛАДИМИР ПОБЕДИН - НИТИ СУДЕБ

Победина М.В. – дочь выдающегося дизайнера, художника профессора В.А.Победина

Будущий академик Лев Владимирович Черепнин родился в доме своего деда в тревожный 1905 год и назван в честь великого писателя и мыслителя Льва Николаевича Толстого. Отец мальчика Владимир Алексеевич Черепнин был историком, юристом и археологом, имел три диплома о высшем образовании, но в силу обстоятельств не смог работать по специальности. Он отдал много лет жизни Румянцевскому музею, преподаванию латыни в частной гимназии Репман и консультированию буржуа А.И.Кузнецова по вопросам приобретения художественной коллекции. Дед Льва Владимировича - Алексей Иванович Черепнин (1841-1905), благодаря приданному полученному после женитьбы на Анне Николаевне Сабуровой, смог заниматься интересующими его делами. Прославился как археолог (разработал стратегию раскопок курганов), как нумизмат (полемизировал с Ключевским о переводе древних денежных единиц на современные деньги), работал корреспондентом по Рязани Главной метеорологической обсерватории Императорской Академии наук, являлся членом, затем председателем архивной комиссии по спасению и сохранению исторических материалов, которая за 25 лет работы издала 27 томов трудов с перечнем спасенных книг, а также икон ХVII – ХIХ веков, был одним из инициаторов создания Рязанского историко-архитектурного музея.Черепнины – не титулованные дворяне, выходцы из Псковской губернии. Фамилия происходит от слова «черепня», что означает «большая глиняная чаша».Лев Черепнин и Владимир Победин приходились друг другу троюродными братьями, которых разлучили семейные неурядицы и смерти близких родственников. А ведь дед Льва и бабушка Владимира - Вера Ивановна Черепнина - были родными братом и сестрой. После изучения биографий братьев я неожиданно заметила в их судьбах много общего, хотя разница в появлении на свет была тринадцать лет. Теперь обо всем по порядку. Оба брата родились в апреле в городе Рязани, оба в раннем детстве лишились одного из родителей. Мать Льва умерла после родов, а отец c горя уехал в Манчжурию, где работал в последней экспедиции известного писателя и географа Н.Г.Гарина-Михайловского. Мать Владимира – Наталья Владимировна Сабурова ушла от мужа Алексея Андреевича Победина (сына В.И.Черепниной), лишив ребенка общения с отцом, затем долгие годы кочевала с третьим мужем врачом и детьми по селам Рязанской области. Обоих мальчиков воспитывали бабушки, оба оставили воспоминания о своей тете, генеральше Екатерине Алексеевне Бернацкой (урожденной Черепниной), которая пыталась принимать участие в воспитании сироты Левы в Вильно, где служил её муж, а после революции – «подсластить жизнь» шоколадом своему крестнику Владимиру, возвратившись с дочерьми в Рязань. Лев Черепнин начал учебу в Рязанской гимназии, продолжил в Московской гимназии Репман, позднее, сдав вступительные экзамены в 5-й класс, с 1917 по 1920 год - в мужской Ялтинской гимназии. В те годы в санатории «Славати» лечилась от туберкулеза мачеха Льва и семья снимала комнаты в Магараче на участке Сливы, позже – на даче генерала Ергина, которая находилась вблизи санатория на горе, откуда мальчик спускался по тропинке на Верхнюю Аутку, шел мимо дома Чехова, Греческой церкви, мечети, ворот парка Эрландера в здание гимназии. Природа Крыма вдохновляла Льва писать стихи и даже рисовать пейзажи акварельными красками, но дальше дело не пошло. Владимир Победин также начал учебу в рязанской школе (бывшей женской гимназии), а далее в школах села Песочня, Сапожок, где занимался в художественной студии известного в те годы художника выпускника Санкт Петербургской Академии Художеств Захара Степановича Шмелева [2.с.50], который первый заметил талант своего ученика и порекомендовал матери обязательно его развивать. После окончания школы в городке Шилово попытка Владимира поступить по желанию родных в Плехановский институт закончилась провалом и появилась возможность поступить по собственному желанию в Рязанское художественное училище. В это время удивительным образом в биографии Владимира также отмечены три года, когда он с 1938 по 1940 год ездил в Крым, с этюдником путешествовал от Никитского ботанического сада через Ялту до Алупки, писал горные пейзажи и портреты отдыхающих. Сохранились также черно-белые экскурсионные фото 1940 года с пометками мест пребывания. Очевидно, что оба брата полюбили Крым, так как при первой же возможности приезжали туда подлечиться и вспомнить юность или порисовать морские и горные пейзажи, отдохнуть от городской суеты. Лев Черепнин, возвратившись с юга в 1921 году, поступил в Рязанский педагогический институт, но через год решил перебраться в Москву и стал посещать лекции как вольнослушатель на факультете общественных наук. В то время в Московском университете исторический факультет был отменен, а юношу полноправно не приняли из-за непролетарского происхождения (бабушка Льва Владимировича, как и дедушка Владимира Алексеевича происходили из старинного боярского рода Сабуровых, состоявшего в родстве с Рюриковичами и Годуновыми). Пришлось учиться самостоятельно и сдавать экзамены за университетский курс экстерном. В 1926 году Черепнину посчастливилось со второй попытки поступить (на первой его «завалил» на экзамене профессор И.Д.Удальцов) в аспирантуру Института истории РАНИОН(1), учебу в которой он завершил в 1929 году с не лестной аттестацией за антимарксистские взгляды. Возможность дальнейшего профессионального роста появилась благодаря тому, что историко-филологический факультет этого учебного заведения в 1903 году успешно закончил его отец. Заступниками юноши стали известные профессора М.М.Богословский, С.Б.Веселовский, А.И.Яковлев и другие. В аспирантуре Лев Владимирович занимался обработкой вотчинного архива Троице Сергиевской Лавры. В это время он работал в отделе рукописей Московской Государственной библиотеки имени Ленина. В 1930 году Лев Черепнин внезапно был арестован и вместе с другими учеными заключен в Бутырскую тюрьму по сфабрикованному делу «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России» или «Академическому делу». Из нескольких сотен историков и краеведов стариков (людей старше пятидесяти лет) пожалели и отправили в ссылки, а молодежь – этапом в лагеря. Л.В.Черепнин, не признавший своей вины, всё-таки был приговорен к трем годам лишения свободы с отбыванием заключения на двинских каменных разработках в Северном крае. Когда работал зимой на Двинских рудниках, спасаясь от холода, закутывал ноги в портянки из мешковины, которые были из-под извести, в результате реакции сжег себе кожу ног до костей и после длительного лечения чудом выжил. Его дважды пытались убить уголовники, от постоянного голодания страдал дистрофией. Спасали посылки от родных. Однако в последующие годы, заполняя анкеты, Лев Владимирович отмечал это страшное время как «работы по контракту» и многие не знали о трагических страницах его жизни.Приблизительно в таком же возрасте его брат Владимир Победин чудом уцелел в начале войны, так как еще в 1940 году был призван в армию и отбывал службу в городе Риге. Когда начались массированные бомбардировки и над городом были сброшены первые группы немецких десантников, выжил благодаря полученной до войны профессии художника и хорошему почерку, так как был замечен командиром и накануне отправлен со штабом армии в тыл. Затем в результате передислокации и длительных отступлений с войсками Советской армии через Псков, Валдай, Бологое, Вышний Волочек попал в Москву и далее после многочисленных переездов - в Персию, где продолжил военную службу в штабе армии, который находился в городе Казвине. Возвращаясь к судьбе Льва Черепнина, надо отметить резкий поворот в государственной политике страны под руководством И.В.Сталина, благодаря которому через три года после ареста ученых произошли радикальные изменения, и тех людей, которым удалось выжить, вернули из тюрем, ссылок, лагерей и поручили писать учебники. Некоторые из ученых, такие как академики С.В.Бахрушин и Е.В.Тарле впоследствии даже были награждены. В тот период можно было покинуть страну, но Лев Черепнин остался на родине и в 1933 году вернулся в Москву, хотя не имел права проживания в крупных городах. Он перебивался на временных работах в издательствах, библиотеках, учительствовал, скитался, снимая квартиры у родственников и знакомых вплоть до начала войны. На фронт не попал из-за инвалидности. Лишь в 1942 году из-за отъезда многих специалистов в эвакуацию был зачислен преподавателем в Московский государственный историко-архивный институт на скромную должность заведующего кабинетом, вскоре – преподавателем источниковедения кафедры вспомогательных дисциплин. За короткое время благодаря поразительной работоспособности сумел защитить кандидатскую и докторскую диссертации: «Древнерусская церковная феодальная вотчина ХIV – XVII веков» в 1942 году и «Русские феодальные архивы XIV – XV веков” в 1947 году. Эти труды были опубликованы двумя книгами. Черепнин также стал соавтором учебника по палеографии. Оригинальность работ заключалась в системном описании феодального общества в динамике развития и в детальном анализе источников информации. Конечно, не обошлось без резкой критики на ученом совете, который посчитал, что труд «научно бесплодный» и Лев Черепнин вынужден был покинуть институт с клеймом «безыдейный, не диалектичный». Однако были учреждения, в которых Лев Владимирович читал курсы отечественной истории, историографии и источниковедения (Московский государственный университет) с 1944 по 1960 год; курс истории СССР (Государственный институт международных отношений) с 1946 по 1952 год, а также в Академии общественных наук при ЦК КПСС. Преподавательская работа не мешала Л.В.Черепнину писать научные труды и ежегодно публиковать около десятка книг, статей и рецензий, за что он получил прозвище «Могучий Лев». Только в пятидесятилетнем возрасте во время хрущевской оттепели Лев Владимирович был полностью реабилитирован, стал лауреатом премии имени Ломоносова 1957 года, а в 1960-е годы получил и международное признание. Являясь членом международной комиссии историков, его приглашали читать лекции в Сорбонну, он выступал с докладами в Австрии, Англии, Бельгии, Венгрии, Италии, Польши, Румынии, Франции. Впечатляет перечень главных работ ученого: «Земские соборы Русского государств в ХVI - ХVII в.в.»; «Образование русских централизованных государств в ХIV – ХV веках»; «Русская палеография за период ХV – ХIХ в.»; «Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей ХIV - ХVI в.в.», «Новгородские берестяные грамоты, как исторический источник»; «Отечественные историки XVIII - XX в.в.»; «Исторические взгляды классиков русской литературы»; «Моя жизнь. Воспоминания. Комментарии». В 1972 году Льва Владимировича Черепнина избрали действительным членом Академии Наук. В это время по его инициативе были переизданы труды известных историков России, таких как К.В.Базилевич, Б.Д.Греков, М.Н.Покровский, С.М.Соловьев. В 1977 году ученый ушел из жизни. В 1981 году Л.В.Черепнину посмертно присуждена Государственная премия СССР.В.А.Победин, демобилизовавшись из армии в 1947 году в звании старшего лейтенанта, дающего право на дальнейшее продвижение по службе и безбедную жизнь, решает продолжить учебу и получить высшее образование. Он отправляется в Харьков поступать в Художественный институт [2.c.76]. Отставному офицеру пришлось пять лет скитаться по съемным комнатушкам частного сектора разрушенного войной города, да не одному, а с женой и сыном. Чтобы оплатить жилье, питание и бытовые расходы, ему пришлось подрабатывать оформителем на заводах и фабриках, по ночам рисовать стенгазеты, агитационные плакаты, рекламно производственные буклеты. Только в 1964 году В.А.Победин, имея за плечами более чем десятилетнюю творческую деятельность, включающую в себя работу зам. директора по науке в Харьковском художественном музее и работу в художественном фонде, был приглашен преподавателем в Харьковский художественно-промышленный институт на кафедру Графики и упаковки. И снова интересная деталь: Владимир Алексеевич, даже имея положительные рекомендации, с первого раза не был принят в Союз художников, хотя позднее одним из первых в 1987 году был принят в Союз дизайнеров СССР и Украины. За тридцать девять лет педагогической деятельности разработал множество методических пособий по курсам комплексного проектирования и шрифта, осуществил руководство дипломными проектами более чем у сотни студентов, проводил выездные групповые пленэры со студентами, выступал с докладами на научных конференциях института. Параллельно как художник-график выполнял рекламно-производственную, оформительскую работу, создавал ежегодно более десятка товарных, фирменных знаков и знаков обслуживания предприятий, организаций, учреждений, фирм, кооперативов и совхозов, насчитывающих при разработке сотни рабочих эскизов, лучшие из которых утверждались на художественном совете Торгово-промышленной палаты УССР. Не обходилось, конечно, без критики со стороны партийных органов, что неоднократно приводило к инфарктам, но справившись с болезнями, Владимир Алексеевич, продолжал работать до 85 лет. Итогом педагогической и дизайнерской деятельности явилась книга «Знаки в графическом дизайне», изданная В.А.Побединым уже в звании профессора Харьковской государственной академии дизайна и искусств в 2001 году. В 2004 году Владимир Алексеевич написал «Воспоминания о пройденном», которые со временем были напечатаны на машинке, а затем стали основной частью сборника «Он и о нём», изданного семьей к 100-летию автора в 2018 году.Завершая сказанное, необходимо упомянуть имя театрального художника, оформителя множества спектаклей Большого и других театров СССР Вадима Федоровича Рындина (1902 - 1974). Его мать Евгения Алексеевна была сестрой отца Льва Владимировича Черепнина. Таким образом, Вадим Федорович оказался одним реально связующим звеном между братьями, о которых шла речь. Жизнь Вадима Рындина сложилась более удачно, чем Льва Черепнина. Возможно, счастье и творческое удовлетворение приносили ему громкие театральные премьеры и награды, а также яркий период совместной жизни с балериной Галиной Сергеевной Улановой. Вадима Федоровича с Львом Владимировичем связывали общие детские и юношеские воспоминания , а с Владимиром Алексеевичем – недолгое творческое общение в зрелом возрасте во время встреч в Москве. Всех же троих объединила любовь к выбранным профессиям, которым они отдали все свои силы, опыт и знания, переданные впоследствии ученикам, что привело к заслуженной известности. Я поставила задачу проанализировать судьбы братьев, не знавших друг друга, но проживших свои жизни приблизительно по одному сценарию и мне думается, что это произошло не без участия незримых нитей, связывающих их с предками, и, как знать, может быть на генном уровне. Существует еще одна известная петербургская ветвь рода Черепниных, давшая миру двух выдающихся композиторов Николая Николаевича и Александра Николаевича, которые прославились также как педагоги, дирижеры, пианисты, музыкальные издатели. Они находились в родстве и творческом содружестве с замечательными художниками Альбертом и Александром Бенуа, а также с Зинаидой Серебряковой - хотя это уже другая, не менее интересная и драматическая история.


«Краєзнавчий кінозал»

ПЕРЕГЛЯД ХУДОЖНЬОГО ФІЛЬМУ «ТЕМНІ ЧАСИ» Великобританія (2017р)

Бежанова В.С., головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка

Сьогодні в проекті «Краєзнавчі читання» і рубриці «Краєзнавчий кінозал» ми подивимось кінострцчку виробництва Великобританії 2017р «ТЕМНІ ЧАСИ» (режисер Джо Райт). Чому цей фільм, тому що тематика фільму співзвучна з нашим часом. І дає конкретну відповідь на важливе питання, яке хвилює кожного з нас. Сюжет фільму - це перші дні прем'єрства Уінстона Черчілля, який мав прийняти доленосне рішення для своєї Батьківщини: бути чи не бути Великобританії. В цей час успіхи нацистської армії Гітлера розбурхали британське співтовариство. Паніка й страх штовхали недалекоглядних політиків йти на угоду з Гітлером і прийняття будь-яких його умов. Великобританія готова була впасти перед Гітлером слідом за сусідніми державами. Бажаючи таким чином зберегти мир у державі. Але попри тиск і страх інших політиків Черчілль бере на себе відповідальність. Ніяких переговорів і домовленостей. «Нельзя договориться с тигром, когда твоя голова у него в пасти», - стверджував У.Черчилль. Лише боротьба до перемоги. «Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославленные Государства пали или могут попасть в тиски Гестапо и других гнусных машин Нацистского управления, мы не сдадимся и не проиграем.Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции,мы будем бороться на морях и океанах,мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе,мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена,мы будем драться на пляжах,мы будем драться на побережьях,мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах;мы никогда не сдадимся,и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооруженная и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Свет, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение старого»,- говорив Уїнстон Черчилль, підкреслюючи свою безкомпромісну волю до боротьби. І нація прокинулась від наведеного страхом морока. Він повернув співвітчизникам відвагу і мужність. Недаремно У.Черчилля вважають найвидатнішою особистістю в історії Великої Британії. У картині представлений не лише парадний портрет Черчилля, але і домашній. Це фільм-портрет, для створення якого режисер узяв всього лише один епізод з життя британського політика. Але цього, виявилось, більш ніж достатньо для розуміння характеру Черчилля і його значущості у контексті локальної (британською) і світової історії. Світова прем'єра фільму відбулася на кінофестивалі в Теллуріде 1 вересня 2017г.На 90-ій церемонії вручення кінопремій «Оскар» фільм отримав шість номінацій, у тому числі в категорії «Кращий фільм», і виграв в двох з них – «Кращий актор» і «Кращий грим і зачіски». Не дивно, якщо порівняти зовнішність актора головної ролі Гарі Олдмена з його кіногероєм, то стане ясно. Роль Уїнстона Черчилля принесла Гарі Олдмену премії: «Оскар», BAFTA, «Золотий глобус» і премію Гільдії кіноакторів за кращу чоловічу роль.


«Краєзнавчий кінозал»

ПЕРЕГЛЯД ДОКУМЕНТАЛЬНОГО СЕРІАЛУ «ХАРКІВСЬКІ ЗАУЛКИ»

Бежанова В.С., головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка

Харківський журналіст, публіцист Владислав Проненко. Маючи активну життєву позицію, Владислав Володимирович є автором значної кількості унікальних публікацій за різними тематичними напрямками. Був засновником і першим головним редактором газети "Український простір", автором і ведучим документальних серіалів "Східний Фронт", "Харківські заулки", "Сковородинівська географія", фільмів "Спасибі, брати Шемети!", "Слобожанська місія великого митрополита". Як патріот, був завжди небайдужий до української, суспільного життя.


ТАРАНУШЕНКО СТЕФАН АНДРІЙОВИЧ - УКРАЇНСЬКИЙ МИСТЕЦТВОЗНАВЕЦЬ, ІСТОРИК АРХІТЕКТУРИ

Красиков М.М. –кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

«В українському мистецтвознавстві внесок С.А.Таранушенко остільки монументальний і поважний, як стародавня піраміда. Він збагатив україністику низкою засадничих праць, і зараз його концепції й настанови визначальні»,- зазначав С.Білокінь.
Народився С.А.Таранушенкоу грудні 1899р. 22 грудня (н.ст.) у Лебедині Харківської губернії у родині дрібного торгівця. Закінчив гімназію в Охтирці (1910), Харківський університет (1917, проф. Ф. І. Шміт). Ще на студентській лаві С.Таранушенко написав розвідку «Українські рекрутські народні пісні», третьокурсником почав працювати під керівництвом професора Ф.Шміта,згодом академіка УАН.Для медальної роботи С.Таранушенко вибрав тему, яку той запропонував,-«Іконографія українського іконостаса». З цієї теми тоді не було жодної друккованої праці. Молодому дослідникові довелося працювати не стільки у книгозбірні, скільки на місцях.У презультаті студент подав грунтовне дослідження з додатками. Рецензуючи цю працю, Ф.Шміт зазначив: «...За это можно только студента похвалить и пожелать ему, чтобы он и впредь ставил интересы науки выше интересов личных и предпочитал истину профессорскому авторитету». «В українському мистецтвознавстві Стефан Таранушенко поставив проблему контексту, проблему цілісності української культури, розглядаючи її у двох головних аспектах.По-перше, дослідник вивчав соціальні й матеріальні передумови монументального будівництва - заселення території, на якій потім зводили споруди, характер лісів, теслярське вміння – аж до словничка будівельних термінів та студій фахової термінології»,- писав С.Білокінь.С.А.Таранушенко викладав як доцент уПолтавському історико-філологічному факультеті(1918), ад’юнкт-професор Полтавського університету (1918–1920), професор Харківського художнього інституту (1924–1929). У 1922–1933 очолював Музей українського мистецтва у Харкові. Заарештований 1933, 24.02.1934 засуджений до 5 років таборів. Пізніше працював у Курській обласній картинній галереї (1938–1950), Астраханській картинній галереї (1950–1953). З 1953 мешкав у Києві, працював у системі Академії архітектури України. Реабілітований 05.09.1958. Досліджував українське монументальне (передусім храми і дзвіниці) і народне житлове будівництво, ікономалярство осередків Слобожанщини і Полтавщини, різні види народного і декоративно-вжиткового мистецтва, серед них і церковного характеру. Впродовж 1920-х, як голова Харківської крайової інспектури охорони пам’яток, бував на Полтавщині, ретельно досліджував і рятував від загибелі історико-культурну спадщину, взявши на облік 76 архітектурних, історико-меморіальних, літературних і археологічних пам’яток. Завдяки Таранушенко збережені монастирі Мгарський біля Лубен і Хрестовоздвиженський у Полтаві, Спасо-Преображенська церква у с. Великі Сорочинці Миргородського р-ну, взяті на облік садиба М. П. Драгоманова в Гадячі, будинок у Великих Сорочинцях, в якому народився М. В. Гоголь, палацовий комплекс Муравйових-Апостолів у с. Хомутець Миргородського р-ну. Завдяки Т. 1930 було врятованодзвін «Кизикермен»із дзвіниціУспенського собору, не відправлено на металобрухтМонумент Слави в Полтаві. Автор ґрунтовних монографій і науково-популярних книг: «Старі хати Харкова» (Харків, 1922) «Сією публікацією хотілось менрі звернути увагу наших дослідників на хати як пам’ятки мистецької творчости украінського народу...Досліди над харківськими хатами показали, що систематичне й раціонально переведене досслідження їх може дати добрий і знасний матерьял для штудій над еволюцією українського будівництва»,- писав С.А.Таранушенко. «Покровський собор у Харкові» (Харків, 1923) С.А.Таранушнко зазначав,що :»Харківський Покровський собор – найстарша архітектурна пам’ятка Слобожанщини й одна з найцікавіших будов цілої України”. «Мистецтво Слобожанщини» (Харків, 1928), «Лизогубівська кам’яниця у м. Седневі» (Харків, 1932), «П. Д. Мартинович» (К., 1958), «Шевченко­художник» (К., 1961), «Монументальна дерев’яна архітектура Лівобережної України (К., 1976); статей про творчість В. Кричевського, О. Кульчицької, про українські писанки, книжкову графіку, народні меблі й килими. Під орудою Таранушенко, починаючи з 1929, почали виходити друком перші випуски серії монографічних нарисів «Українське малярство» (вид-во «Рух» у Харкові). Співавтор видання «Історія українського мистецтва» у шести томах (Т. 3, К., 1968).
Кожний визначний вчений не просто збагачує науку, розробляє нові напрямки досліджень й залишає фундаментальні праці,а перш за все кидає виклик сучасникам та нащадкам. Кожна творча особистість, відходячи у вічність, немов задає «маяковське» питання тим, хто залишився, й тим хто ще прийде у цей світ: «А вы могли бы?».
Виклик Таранушенка – йти неторованим щляхом, робити те, чого до тебе ніхто не робив. Виклик Таранушенка –зберігати вірність собі й обраній справі попри всі перепони й «несприятливі обставини». Тільки у цьому випадку можна одержувати такі розкішні подарунки Долі: після арешту Стефана Андрійовича велика окована залізом скриня з купою безцінних фотографій, малюнків, креслень, нотаток вченого зберігалася його другом К.М.Жуковим (архітектором, який уславив себе «коником» Харкова – будівлею Художнього училища, виконаною у стилі «українського модерну»); 1935 року «старорежимного» професора Харківського державного художнього інституту звільнили з посади, той влаштувався завідувачем архітектурним кабінетом Харківського Будинку архітекторів і заповідну скриню перевіз туди; 1939 року Жукова було вбито місцевими бандитами – «раклами», й архів виявився «нічийним»; ним безсовісно користувалися усі, хто хотів; втім, остаточно не розікрали; «чарівна скриня» благополучно пережила окупацію, і коли 1953 р. вигнанець з України одержав нарешті дозвіл повернутися на батьківщину, однією з перших справ його було перевезення архіву до Києва. Саме на підставі того, що Таранушенко зібрав замолоду й що збереглося не інакше, якдивомабоПромислом Божим(адже переважно документи стосувалисяхрамів, які на той час уже булиспаленібільшовиками!), науковець на схилі віку зміг написати головну працю життя – монографію «Монументальна дерев’яна архітектура Лівобережної України». Виклик Таранушенка - бути безфасадною людиною.Він був колючим, неприємниму спілкуванні, навіть, здавалося, несправедливим до когось. Та завжди був прекрасним. Виклик Таранушенка – замах досягти більшого, ніж очікують від тебе. І навіть більшого, ніж очікуєш від себе сам. Стримана краса старовинних слобожанських церков нібито відбилася у душі мистецтвознавця, структурувала його характер, виробила переважно естетичний підхід до усіх феноменів буття. Коли людина дійсно має високий естетичний Смак, їй важко, а точнішк, неможливо брехати собі, людям,Богу. Бути моральною скелею, бути вищим за будь-які меркантильні інтереси – це теж виклик Таранушенка. Та найсильніший виклик Майстра - постійно відчувати обов’язок перед Мистецтвом за те, що воно тобі відкрило. Тобто – впустити Мистецтво в себе й жити за законами Краси.
До останнього подиху Стефан Андрійович Таранушенко боровся за історичну пам’ять нашого народу, зображену в архітектурних шедеврах.
До арешту С.А.Таранушенко мешкав у Харкові на Гончарівці по вул. Мало- Гончрівська по сусідству з М.Ф.Сумцовим, Є.К.Редіним.
Решту життя Стефан Андрійович провів аскетом у маленькій кімнаті в будинку по вул. Димитрова у Києві. Займав кімнату у комунальній квартирі № 27 на другому поверсі., де помер 13 жовтня 1976 р. і був похований на Байковому цвинтарі.


МАРКО ЛУКИЧ КРОПИВНИЦКИЙ И ХАРЬКОВЩИНА

Быков В.Г., зав. сектором научно-исследовательского отдела документоведения. коллекций редких изданий и рукописей ХГНБ имени В.Г. Короленко

История украинского театра неразрывно связана с Марком Лукичем Кропивницким, которого по праву нужно считать основателем и выдающимся руководителем первого профессионального украинского театра. Со своими актерскими труппами Кропивницкий объездил большую часть Украины. Много раз бывал на гастролях в Харькове, где в 1890-е гг. проживал некоторое время. С 1890 г. он приобрел в Купянском уезде хутор, названий им «Затышок», в котором и прожил свои последние 20 лет. Деятельность труппы Кропивницкого, как и его самого в качестве режиссера, актера, драматурга оставила глубокий след в театральной и вообще культурной жизни Харькова того периода.Родился Марко Лукич 25 апреля (8 мая по ст. стилю) 1840 г. в селе Бежбайраки Херсонской губернии (теперь это с.Кропивницкое Новоукраинского района Кировоградской области). Отец его Лука Иванович Кропивницкий, происходивший из дворянского, но обедневшего рода, служил управляющим у богатого помещика князя Кантакузена. Позже он занимал такую же должность у другого землевладельца – сенатора Фундуклея. Мать Марка, Капитолина Ивановна, имела большой музыкальный талант: прекрасно пела и играла на многих музыкальных инструментах. Но характер у нее был легкомысленный и увлекающийся: когда ее сыну было всего 5 лет, она оставила семью и стала жить с гусарским ротмистром Рудзевичем. Отец Кропивницкого через некоторое время женился на воспитательнице своих детей – простой крестьянке Евдокие Петлишенко. Часто она в отсутствие мужа приводила домой своих родственников и приятелей, пьянствовала с ними, гуляла, а Марко с сестрой Анной часто оставались голодными и сидели в нетопленной хате.В 1848 г. отец отдал его учиться в частную школу Рудковского в слободу Александровскую, принадлежавшую князю Кантакузену. В этой школе не сколько учили, сколько заставляли учеников трудиться на хозяйственных работах: полоть грядки, поливать капусту, пасти скот, убирать школьное помещение и еще многое другое. Даже за незначительную провинность начальник школы жестоко наказывал провинившихся, стегая их плетью. Сам поляк Рудковский заставлял школьников учить польские молитвы, хотя многие из них были православного вероисповедания. Из немногого полезного в том учебном заведении было то, что там Марко Кропивницкий выучился польскому языку. Узнав о том, как «учит» Рудковский его сына и других учеников, Лука Иванович немедленно приехал в Александровскую слободу и забрал оттуда Марка, на прощание отстегав кнутом учителя-тирана.Через некоторое время отец Марка добился разрешения у князя Кантакузена на обучение его сына вместе с княжескими сыновьями. Проучившись год с небольшим, Марко добился больших успехов в учебе. Особенно хорошо он изучил французский и немецкий языки. Вскоре Марко Кропивницкий переезжает в г.Елисаветград, где учится в уездной школе. Одновременно с учебой он являлся слугой у офицера Бракера, отличавшегося очень строгим и привередливым характером. Служить у такого господина было очень тяжело, и Марко сбежал от него к своему школьному приятелю. Кроме всего прочего он еще и тяжело заболел. Снова Луке Ивановичу пришлось забирать сына к себе домой. Отец стремился дать сыну хорошее образование. Правда, обучение в гимназии было дорогим и поэтому Марко в 1853 –1856 годах учился в уездной школе г. Бобринец. Жил он там у своей бабушки У.В.Дубровинской. Тогда же он начал писать стихи, сочинять песни. ВБобринце тогда жила его мать, Капитолина Ивановна, у которой он часто бывал дома. Она выучила его играть на различных музыкальных инструментах: фортепиано, гуслях, скрипке, а также научила хорошо петь.Большое впечатление на 14-летнего юношу произвели гастроли театральной труппы Л.Млотковского из Харькова. После отъезда харьковских артистов дядя Кропивницкого организовал в Бобринце театральный кружок, в котором активное участие принял его племянник. Любительские спектакли и их репетиции обычно происходили в доме матери Марка Лукича. Играли в основном произведения украинских драматургов: Г.Ф.Квитки-Основьяненко, И.П.Котляревского, Ващенко-Захарченко и других. Уже тогда профессиональные актеры отмечали большой артистический талант у Кропивницкого.В период каникул и в выходные дни Марко ездил домой в Бежбайраки. У своих односельчан он слушал народные песни, сказки, сам читал им «Энеиду» И.П.Котляревского, большую часть которой он знал наизусть. Именно из народной жизни будущий великий актер и драматург брал сюжеты для своих будущих произведений. Тогда он еще не знал, что станет автором более 40 пьес и драм.Окончив Бобринецкую уездную школу с похвальным листом 16-летний юноша пытался поступить в одну из гимназий Киева, но безуспешно, т. к. времени для подготовки к экзаменам было очень мало. Через некоторое время Кропивницкий поступает на службу в Бобринецкий уездный суд писарем, поскольку имел красивый и четкий почерк. Там же служил на той же должности и другой будущий знаменитый драматург и актер Иван Карпович Карпенко-Карый (И.К.Тобилевич). Вместе с ним Кропивницкий участвует в любительском театральном кружке, где ставились пьесы украинских и русских авторов. Так началась их многолетняя дружба и плодотворное сотрудничество.В 1862г. Марко Лукич едет в Киев и становится вольнослушателем юридического факультета университета Св. Владимира, где слушал лекции в течение 3 семестров. Именно в Киеве, под впечатлением посещений киевских театров, он пишет свою первую пьесу «Микита Старостенко». В 1864 г. Кропивницкий возвращается в Бобринец, где снова поступает на службу в уездный суд на должность «столоначальника по гражданской части». В следующем году он уже состоит чиновником в Бобринецком полицейском управлении. В 1865 г. уездный центр переносится из Бобринца в Елисаветград. Туда же были переведены все уездные учреждения, в том числе и полицейское управление, где Марко Лукич был столоначальником. Находясь на службе в Елисаветграде, Кропивницкий поселился в доме Тобилевичей и полгода жил в одной комнате с Иваном Тобилевичем. Он активно занимается самообразованием: записывается в городскую библиотеку, изучает со своими друзьями творчество Гоголя, Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Чернышевского, Островского; иностранных классиков – Шекспира, Байрона, Шиллера, Гете, Гейне, Дюма, Жорж Санд, Теккерея. Проживая в Бобринце, Кропивницкий был активным участником театрального кружка, которым руководили артисты брат и сестра Соболевы. В Елисаветграде он тоже не забывает театр: как актер-любитель выступает в театре Трамбицкого, иногда участвует в спектаклях, которые давали заезжие актерские труппы, играет роли главных героев в пьесах Квитки-Основьяненко и Шевченко. Жена И.К.Карпенко-Карого С.В.Тобилевич так отзывалась о талантах Марка Кропивницкого в то время: «Веселый, приветливый характер, прекрасный голос, врожденный талант будущего знаменитого артиста приобретал ему всюду друзей и поклонниц».
В 1866 г. Кропивницкому предлагают в Бобринце место секретаря городской ратуши и он возвращается в этот город. Однако служба его мало интересует. Ради участия в спектаклях он постоянно рискует быть уволенным за пренебрежение служебными обязанностями. Так, в апреле 1869 г. Марко Лукич без разрешения руководства городской думы уехал в Елисаветград (играть роль Фомы Кичатого в драме Т.Г. Шевченко «Назар Стодоля»). Именно тогда в Бобринец прибыл Херсонский губернатор П.Н.Клушин, который, узнав причину отсутствия Кропивницкого, приказал его уволить. Правда, через несколько недель, благодаря хлопотам бобринецкого городского головы, он был возвращен на государственную службу, но уже не в Бобринец, а снова в Елисаветград. Там он стал письмоводителем сиротского суда. Вскоре он снова переезжает в Бобринец и занимает прежнюю должность секретаря городской думы. Но это были последние годы службы Марка Лукича, которая ему уже сильно надоела. В сентябре 1871г. умирает отец Кропивницкого Лука Иванович. Тогда же он увольняется из бобринецкой думы, продает дом и другое имущество и вместе с женой Александрой Константиновной Вукотич уезжает в Одессу. Там Кропивницкий хотел продолжить учебу, поступив в технологический институт или в Новороссийский университет. Однако когда знакомые артисты из народного театра графов Марковых и Н.П. Чернышова предложили ему сыграть роль Стецька в пьесе «Сватанье на Гончаровке» Г.Ф. Квитки-Основьяненко, то Марко Лукич согласился. Роль была сыграна настолько мастерски, что все: и артисты, и рецензенты заявили, что место Кропивницкого на сцене. Дебют произошел 12 ноября 1871 года. Именно с этого дня начинается деятельность профессионального артиста Марка Лукича Кропивницкого.В начале своей актерской деятельности в Одессе Марко Лукич имел большой успех: обычно он играл главные роли в спектаклях, пользовался большой популярностью у зрителей, получал хорошее жалованье. Успеху на сцене способствовала и красивая внешность Кропивницкого. Он имел рост немного выше среднего, богатырское телосложение, был широкоплеч, слегка полноват (весил более 110 кг.), но пропорционально сложен. Черты лица были правильные. Глаза карие, волосы темно-каштановые, недлинные, зачесанные назад. Лицо Марка Лукича имело правильные круглые черты и было очень фотогеничным. На фотографиях он всегда хорошо выглядел. Но вскоре ситуация в театре изменилась. Когда умер Чершышов, фактически руководивший театром и прекрасно относившийся к Кропивницкому, то дела пошли плохо. Изменился репертуар – если раньше ставили много украинских спектаклей, то после смерти Н.П. Чернышова они почти прекратились. Вместо них начали ставить и играть малоинтересные пьесы и пустые водевили в основном иностранных и российских драматургов. Самому Марку Лукичу было нелегко: многие актеры завидовали его таланту и популярности, делали различные неприятности, интриговали. Все это привело к тому, что в 1873г. он уезжает из Одессы в Харьков и начинает играть в труппе харьковского драматического театра, руководимой А.П.Колюпановым-Александровым. ВХарьков, бывшим тогда самым крупным театральным центром Юга России, Кропивницкий, объездивший с гастролями многие города Украины и России, приезжал почти каждый год. Очень тяжело переживал Марко Лукич печально известный Эмский указ 1876 года, в соответствии с которым запрещалось печатать литературу на украинском языке, употреблять его на государственной службе, а также ставить спектакли в театрах на нем. Поэтому приходилось труппе Кропивницкого играть пьесы на русском языке. И только в 1881 году, после смерти императора Александра ІІ, с разрешения министра внутренних дел графа М.Т. Лорис-Меликова было получено разрешение на исполнение спектаклей на украинском языке, правда со многими оговорками. Из-за этого у Кропивницкого были частые конфликты с цензурой.В феврале 1882 г. находившийся на гастролях в Киеве Марко Лукич, во время репетиции проходившей в театре Бергонь, получил тяжелую травму: большая деревянная рейка с висевшим на ней занавесом упала ему на голову. Вынужденный из-за сильных болей в голове обратиться к врачам он получил от них настоятельные рекомендации переехать в сельскую местность, жить в тишине и спокойствии и т. п. Но оставить театр Кропивницкий, естественно, не мог. Наскоро пролечившись, он со своей труппой продолжает гастролировать. Особенно успешно прошли гастроли Кропивницкого и его артистов в Петербурге в ноябре 1886 – феврале 1887 гг. Выступления украинских артистов проходили с большим успехом. Многие петербургские театралы предпочитали ходить на выступления труппы Кропивницкого, а не на выступления российских или иностранных актеров, регулярно гастролировавших в столице. Дважды на спектаклях труппы Марка Лукича присутствовал император Александр ІІІ, лично выразивший Кропивницкому и ведущим актерам его театра свое удовольствие, полученное от их прекрасной игры. Тогда же император вручил им награды в виде золотых перстней. Марку Лукичу и его ведущей актрисе Марии Константиновне Заньковецкой предложили остаться в столице и играть в Александринском театре, получая очень хорошее жалованье. Но они отказались от такого лестного предложения, понимая, что на Украину они уже вряд ли смогут приезжать на гастроли, а выступать на столичной сцене придется уже на русском языке. Сам Кропивницкий русский язык, конечно же, знал и хорошо говорил на нем во время исполнения различных ролей в российских спектаклях. Однако всегда, особенно дома, предпочитал говорить на украинском языке.
Частые гастроли (а они обычно длились большую часть года) и полученная в 1882 г. травма головы, впоследствии ставшая причиной почти полной глухоты, стали утомлять уже немолодого актера и драматурга. Ему и его семье нужно было постоянное жилище. Учитывая советы врачей, Кропивницкий решил поселиться в сельской местности. Он решает в 1889 г. купить в Купянском уезде Харьковской губернии небольшой хутор Сашин у помещика Березовского. После покупки хутора Марко Лукич переименовал его а «Затышок» (по русски «Уют»). В старом помещичьем доме семья Кропивницких жить не стала. Сразу стали строить новый 2-этажный кирпичный особняк и в 1890 г. состоялось новоселье. Раньше Кропивницкий жил в Бобринце, долго проживал в Елисаветграде, где создал знаменитую труппу актеров, куда входили братья Николай и Панас Тобилевичи (Николай Карпович Садовский и Панас Карпович Саксаганский). Но «Затышок» нравился ему гораздо больше родных мест. И не только своей прекрасной природой: лугами, лесом, ставком с вербами и ковыльной степью, где можно было и хорошо поохотиться. А охотником Марко Лукич был страстным. В 120 верстах от «Затышка» находился Харьков, куда регулярно ездил Кропивницкий: и на гастроли в харьковские театры, и по разным другим делам. Конечно, путь в 120 верст до губернского города тогда был долгим, так как на лошадях надо было ехать целые сутки. Но когда в 1895 г., после строительства железной дороги Харьков-Балашов, построили в 10 верстах от хутора станцию Староверовку, то дорога до Харькова уже занимала не сутки, а всего 4 часа. В Харькове до 1902 г. Кропивницкий снимал квартиру по ул. Конторской, 17, чтобы было где остановиться на время нахождения в городе. Позднее, в 1902 г., он купил в центре Харькова небольшой 2-этажный дом по переулку Лопатинскому,6. Но основное время Кропивницкий и его семья проводили в «Затышке».В 1880 г. умерла жена Марка Лукича Александра Константиновна Вукотич. От этого брака осталась дочь Мария. В 1887 г. Кропивницкий женился на Надежде Васильевне Гладушенко, родившую ему 3 детей: дочерей Александру и Ольгу, а также сына Владимира. Надежда Васильевна получила медицинское образование, что оказалось весьма кстати для часто болевшего в последние годы жизни ее мужа. Позднее в «Затышок» переехала из Бобринца мать Марка Лукича, Капитолина Ивановна. Также там проживала свои последние годы и мать Надежды Васильевны. Жена Марка Лукича была просвещенной и начитанной женщиной передовых взглядов, интересовалась общественной и художественной жизнью, писала в журналы и газеты статьи на медицинские темы. Знала несколько иностранных языков. Желая избавить мужа от многих бытовых проблем, она многие хозяйственные вопросы решала сама. Отец Марка Лукича, Лука Иванович Кропивницкий, как упоминалось выше, был женат вторым браком на Евдокие Петлишенко. У них родился сын Александр, впоследствии ставший отцом известного украинского артиста Ивана Александровича Марьяненко. Иван Марьяненко в юношеском возрасте тоже переехал к своему дяде, Марку Лукичу, который определил его на учебу в Купянское городское училище. Большая семья Кропивницкого удобно расселилась в большом 8-комнатном доме. На первом этаже жил хозяин. На стенах его кабинета висело множество картин, в том числе и большая копия знаменитых «Запорожцев» И.Е. Репина, нарисованных маслом Марком Лукичом (он ко всем своим талантам был еще и хорошим художником). Также на стенах висело много старинного оружия: сабель, кинжалов, ружей, пистолетов. Будучи заядлым охотником Кропивницкий имел большую коллекцию охотничьих ружей. Рядом с кабинетом находилась столовая-гостинная. Кроме большого обеденного стола и стульев, там стоял большой рояль. На стене висела бандура, лавровый венок в виде лиры и много других произведений искусства. Там же висел большой портрет Т.Г.Шевченко. «Кобзарь», кстати, был одной из самых любимых книг Марка Лукича. Главным же украшением этого зала был подарок Репина: большой пергаментный поздравительный адрес, подаренный петербургскими друзьями Кропивницкому к 25-летнему юбилею его театральной деятельности. На верхней части был изображен большой казачий челн, на веслах которого сидят запорожцы, а на корме, с большим веслом в запорожском костюме изображен и сам Кропивницкий, ведущий этот челн по бурному морю. Под репинским рисунком был написан известным писателем Даниилом Мордовцем и сам адрес, украшенный подписями поздравителей: Д.Л.Мордовцева, Д.И.Яворницкого, И.Е.Репина и других. Этот адрес производил очень большое впечатление на гостей, особенно на местных крестьян. Илья Ефимович Репин, друживший и переписывавшийся с Кропивницким, увековечил его на своем шедевре: на втором экземпляре своих «Запорожцев» он изобразил колоритную фигуру Марка Лукича в виде обнаженного по пояс казака, сидящего за столом напротив писаря. Писаря же великий художник писал с Д.И.Яворницкого. Сейчас эта картина находится, как известно, в Харьковском художественном музее.
В других комнатах дома располагались комнаты, где жили Надежда Васильевна, дети и мать Марка Лукича. Частые гости обычно жили в старом деревянном доме. Там же устраивались и театральные представления. Комната Надежды Васильевны и детские комнаты тоже были украшены картинами, бронзовыми и мраморными скульптурами. Старшая дочь Александра жила в мезонине (пристройка к средней части дома с балконом). В мезонине на больших стеллажах находилась библиотека Марка Лукича. Там находилось много собраний русских, украинских и зарубежных классиков в красивых переплетах, журналы «Киевская старина», «Исторический вестник», «Русская мысль», «Русское богатство» и другая периодика. Много было книг, подаренных Кропивницкому поклонниками его таланта. Так, во время гастролей в Харькове, в апреле 1882 г. студенты подарили Марку Лукичу трехтомник Шекспира в атласном переплете с дарственной надписью золотыми буквами: «Українському артистові і складареві почесному Маркові Кропивницькому від харківців, поважаючи вашу кебету, хист і щирість. Року 1882, міяця квітня, Харків. «Были в библиотеке и красиво иллюстрированные «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н.В.Гоголя, «Гайдамаки» Т.Г.Шевченко и некоторые другие книги, подаренные в разное время Кропивницкому. Кбольшому сожалению, все это сгорело вместе с домом при пожаре в ноябре 1917 года.В одной из комнат старого дома была небольшая аптека, где жена Марка Лукича лечила сельских жителей. Часто медицинская помощь оказывалась крестьянам бесплатно. Иногда Надежда Васильевна делала и операции больным. Как свидетельствует ее сын, Владимир Маркович, почти каждый день, даже в выходные дни, к ней на прием приходило и приезжало много больных. И это несмотря на то, что в одном из сел был свой земский врач.Также в старом доме Капитолина Ивановна Кропивницкая обучала местных крестьян, как взрослых, так и детей грамоте, арифметике и Закону Божьему (по воскресеньям). Но в 1896 г. эту «воскресную школу» по приказу местных властей закрыли. Позже уже подросшие дети Марка Лукича Владимир и Ольга тоже занимались обучением грамоте крестьянских детей: Владимир учил мальчиков, а Ольга девочек. Сам Кропивницкий тоже хотел, чтобы на хуторе была украинская школа, которую он планировал разместить в старом помещичьем доме и содержать за свой счет. По этому поводу он написал прошение на имя Председателя Комитета Министров графа С.Ю.Витте, на которое ответа не последовало.На хуторе были не только жилые, но и хозяйственные постройки, т. к. при усадьбе держали овец, нескольких коров и лошадей (поскольку Марку Лукичу приходилось регулярно ездить в Харьков, Купянск и другие места Харьковской губернии. После постройки Харьковско-Балашовской железной дороги ближайшая станция Староверовка находилась в 10 верстах от «Затышка» и поэтому лошади были необходимы и для поездок на станцию). Держали на хуторе и домашнюю птицу: кур, гусей, уток. Чтобы следить и ухаживать за скотом и птицей, нанимали крестьян из ближайших сел. Вместе с хутором Кропивницкому принадлежало еще и почти 260 десятин земли, на которых выращивались различные фруктовые деревья и виноград. Ухаживал за ними и сам хозяин, а также несколько садовников. За эти и другие сельскохозяйственные работы Марко Лукич хорошо платил крестьянам. Неудивительно, что он был награжден Харьковским сельскохозяйственным обществом в 1909 г. бронзовой медалью, а его хозяйство было признано образцовым. Конечно же, сам сам Кропивницкий без хорошего управляющего с таким большим хозяйством не управился, тем более что он был прежде всего артист, драматург, режиссер, а не агроном. Поэтому он и приглашал для этой цели управляющих, одним из которых был его сводный брат Александр Петлишенко, живший с семьей тоже в «Затышке» и чей сын, племянник Марка Лукича, Иван подолгу жил на хуторе и под влиянием своего знаменитого дяди стал талантливым артистом. Лучшего учителя театральному искусству для Ивана вряд ли можно было найти. В свое время проживали в «Затышке» и родственники Т.Г.Шевченка: дети его племянницы Н.Н.Ковтуновой – Палажка, Игнат и Галка. Они часто болели и их лечила Надежда Васильевна.Долго жил приехавший в «Затышок» по приглашению Марка Лукича (почти 2 года) художник Бодянский. Также в старом помещичьем доме часто и подолгу гостили и жены различные родственники, друзья и знакомые Кропивницкого. У крестьян Кропивницкий пользовался большой любовью и уважением, как и вся его семья. В период революции 1905 – 1907 гг. многих помещиков восставшие крестьяне грабили, жгли их поместья и усадьбы, а некоторых и убивали. Семью же Кропивницких и их хозяйство это не коснулось.В 1901 г. умерла мать Марка Лукича Капитолина Ивановна. Похоронили ее рядом с домом, на хуторе. Подрастающих детей надо было определять на учебу в Харьков. Старшая дочь Александра и сын Владимир в начальный период учебы жили в доме Дмитрия Ивановича Багалея, с которым Кропивницкий очень дружил. После покупки в 1902 г. дома на Лопатинском переулке Надежда Васильевна и дети поселились там. Александра училась в женской частной гимназии Грегорцевич (в 1901–1905 гг.), а Владимир – в Харьковском реальном училище. Позднее на учебу в Харьков переехала и младшая дочь Марка Лукича Ольга. На каникулы и на лето Надежда Васильевна и дети переезжали в любимый «Затышок».Сам Марко Лукич и на любимом хуторе занимался делом: он организовал театр из крестьянских детей, руководил его деятельностью. В Купянске, находившегося в 20 верстах от «Затышка», он тоже помогал артистам улучшить работу местного театра.Хотя Кропивницкий еще успевал многое: и ездить на гастроли, и вести хозяйство, и воспитывать детей, писать новые драмы и пьесы, но его здоровье начало сдавать. Особенно удручала Марка Лукича усиливающаяся глухота (последствие травмы в 1882 г.). Если бы не регулярная медицинская помощь и опека жены-врача, то его здоровье было бы еще хуже. Летом
1903 г. Кропивницкий вместе с женой едет в Вену, где ему делают сложную и тяжелую операцию на черепе для улучшения слуха. После нее слух у Марка Лукича значительно улучшился, но не надолго: осенью слышать он стал опять плохо. К тому же в октябре он сильно простудился и слег почти на месяц. После выздоровления в ноябре 1903 г. Кропивницкий возвращается к прежней активной деятельности. Но выступать на сцене становиться все труднее: глухота прогрессирует, он уже не слышит суфлера. Приходится учить текст на память. В 1909 г. он заболел малярией, а перед этим – бронхитом. В 1908 г. Марко Лукич был в Петербурге. Там его осмотрел лейб-медик (царский врач) Бертенсон. Результат осмотра оказался неутешительным: «Укатали Сивку крутые горки», - сказал врач. Выступать на сцене, а тем более ездить на гастроли Бертенсон категорически запретил. Однако без театра Кропивницкий жить не мог. И в марте 1910 г. он едет на свои последние гастроли: в Бобринец, где прошло его детство и молодость, а оттуда в Одессу, где он стал профессиональным артистом. Именно в Одессе гастроли труппы Кропивницкого и его самого всегда проходили с большим успехом. Всегда на его спектаклях был полный театр зрителей. Бывали случаи, что билеты на спектакли Кропивницкого, стоившие 1рубль, ушлые одесситы продавали, после их скупки, за 5 рублей (довольно значительные деньги в то время). В Одессе , в ноябре 1896 г. Марко Лукич торжественно отмечал свой 25-летний юбилей театральной деятельности в Русском театре, получив там более 300 поздравлений и различных подарков, некоторые из которых находились в «Затышке» на почетных местах. После успешно прошедших одесских гастролей Марко Лукич едет выступать в Аккерман (сейчас – Белгород-Днестровский), хотя для пожилого и больного человека ехать 45 верст по степи на лошадях было довольно утомительно. После окончания выступлений труппа Кропивницкого возвращалась в Одессу сначала на катере по Днестровскому лиману, а затем на подводах через Овидиополь в Одессу. Тяжелая дорога настолько утомила Кропивницкого, что он заболел. Планировали дать прощальный спектакль «Назар Стодоля» в Одессе, где главную роль играл бы Марко Лукич, но из-за его болезни эту роль сыграл его приемный сын, Константин Маркович, одесский театральный актер. Перед отъездом из Одессы Марко Лукич вышел на театральную сцену и извинился за то, что не смог выступить в спектакле. Тем не менее публика проводила его аплодисментами. 40-летний юбилей своей театральной деятельности Кропивницкий хотел отпраздновать тоже в Одессе, в ноябре 1911 г. 8 апреля 1910 г. он спешно выехал домой. В поезде Марко Лукич плохо себя чувствовал, ночью долго ходил по вагону и лишь под утро задремал. Когда пришел контролер проверять билеты, то увидел уже мертвого Кропивницкого. Осмотревший его врач констатировал смерть от кровоизлияния в мозг. Несколько дней тело Марка Лукича находилось на станции Подгорная. Узнав об этом учителя и ученики ближайших школ пришли проститься с великим украинским актером и драматургом, возложив на его гроб терновый венок, обвитый красной лентой с надписью «Борцу за мечты». 12 апреля 1910 г. поезд с телом Кропивницкого прибыл на главный харьковский вокзал. Гроб с телом покойного сопровождали его приемный сын К.М.Вукотич-Кропивницкий, племянник И.А. Марьяненко и зять Марка Лукича Николай Линицкий (муж дочери Кропивницкого Марии Марковны). Встречали поезд Надежда Васильевна, дети Кропивницкого, а также огромное количество других людей. Гроб с телом Марка Лукича на катафалке провезли от вокзала по ул. Екатеринославской до кафедрального Успенского собора. Похоронная процессия состояла из нескольких тысяч человек. За гробом, кроме родных покойного, следовали ректор Харьковского университета профессор Д.И.Багалей, профессора университета Н.Ф.Сумцов, А.Н.Краснов, множество актеров из разных украинских театров и другие. После отпевания в Успенском соборе на следующий день гроб в сопровождении многотысячной толпы людей, пришедших проститься с великим актером, на руках несли на Усекновенское харьковское кладбище (там теперь расположен Молодежный парк). На похоронах выступало много людей: Х.Д.Алчевская, представитель Львовского университета доцент Джеджеря, представитель Купянского общества любителей искусства А.Я.Кашинцев. Несмотря на запрет полиции, выступил и представитель студенчества. По словам И.А.Марьяненко, похороны были грандиозные. В день похорон, 13апреля, харьковская газета «Утро» напечатала статью «Смерть Марка Кропивницкого», автором которой был известный харьковский адвокат и революционер Н.И.Михновский. В этой статье отмечалось, что умер великий национальный артист и его смерть является национальной трагедией.
Через несколько дней после похорон в харьковскую городскую думу поступило заявление от харьковской общественности с предложением установить памятник М.Л. Кропивницкому посреди Театрального сквера между памятниками Пушкину и Гоголю. В газете «Южный край» поместили объявление о начале сбора средств на памятник Марку Лукичу Кропивницкому. Часть денег поступила от И.Е.Репина. Памятник, изваянный скульптором Ф.Белавенским, был установлен на могиле великого актера в 1914 году.Марко Лукич Кропивницкий имел много друзей и знакомых среди знаменитых представителей украинской и российской интеллигенции. Среди них уже упоминавшиеся раньше историки Д.И.Яворницкий, Д.И.Багалей, филолог академик Н.Ф.Сумцов, художники И.Е.Репин, В.В.Верещагин, С.И.Васильковский, писатель Д.Л.Мордовцев, композитор Н.В.Лысенко, знаменитый путешественник Н.Н. Миклухо-Маклай, историк, литератор и композитор Н.Н.Аркас (он был не только другом Кропивницкого, но и крестным отцом его дочери от первого брака Марии Марковны Линицкой), украинский писатель, педагог, литературовед, этнограф, историк Б.Д.Гринченко. Из актеров это прежде всего братья Тобилевичи; Иван Карпович Карпенко-Карый, Николай Карпович Садовский, Панас Карпович Саксаганский, Мария Константиновна Заньковецкая. Правда, в последние 10-летие жизни Кропивницкого отношения его с Садовским и Саксаганским значительно осложнились и ухудшились (не по вине Марка Лукича).В 1908г., находясь со своей актерской труппой на гастролях в Екатеринославле, Кропивницкий встречался с Д.И.Яворницким. Дмитрий Иванович приглашал его совершить поездку по Днепру в места, где жили в свое время запорожские казаки, показать острова, на которых располагались Запорожские Сечи. Но такая поездка не состоялась, о чем потом Марко Лукич очень жалел.После смерти Кропивницкого его вдова с детьми некоторое время проживала в Харькове, а потом семья переехала в Петербург. Старшая дочь, Александра Марковна (1888 – 1969), после окончания женской гимназии в Харькове, поступила в Императорское театральное училище в Петербурге, которое окончила в 1910 г. Продолжила она музыкальное образование в Париже, а затем в Риме, став оперной певицей. В 1913 – 1914гг. она была солисткой римской оперы «Констанца». Вернувшись в 1915г. в Россию, Александра Марковна работала в Петроградском театре музыкальной драмы, в 1922 – 23 гг. – в Харьковском оперном театре, а потом в других театрах СССР. С 1929 г. она солистка Народного Дома в Ленинграде. В 1930-х годах преподавала пение в Ленинградском театре музыкальной комедии. Владела голосом большой силы и тембра. Мужем ее был известный ленинградский артист М. Михайлов. Александра Марковна пережила блокаду Ленинграда. Умерла в 1981 году.
Ее младшая сестра Ольга (1894 – 1967) также, как и Александра Марковна, стала оперной певицей. Имела прекрасный голос и в 1920-х гг. обучалась вокальному мастерству в Италии. После возвращения в СССР пела в театрах Харькова, Полтавы, Ростова- на -Дону. С 1940 г. она вместе со своей семьей проживала в Киеве. Ее муж, известный композитор А.П. Рябов был музыкальным руководителем Киевского театра музыкальной комедии, автором известной оперетты «Свадьба в Малиновке». В 1941 – 1944 гг. семья Рябовых находилась в эвакуации в г. Чимкенте. В 1944г. Ольга Марковна Кропивницкая-Рябова возвращается в Киев. Несколько раз она приезжала на Харьковщину, в «Затышок». Сын ее, журналист и фотохудожник Игорь Алексеевич Кропивницкий, всю жизнь собирал материалы, имеющие отношение к своему знаменитому деду. С семьей Кропивницких-Рябовых дружил выдающийся украинский поэт Максим Рыльский, написавший к 100-летию со дня рождения М.Л.Кропивницкого, в мае 1940г., стихотворение «Пам’яті Марка Лукича Кропивницького».Сын М.Л. Кропивницкого Владимир Маркович Кропивницкий (1892 – 1977), как и его отец и сестры связал свою жизнь с театром. Также, как и Марко Лукич, он сначала учился на юриста, окончив юридический факультет Императорского Петербургского университета. Но любовь к музыке и театру перевесила. Он работал концертмейстером, суфлером, хормейстером в театрах Ташкента, Нижнего Новгорода, Куйбышева (сейчас Самара). В последние годы жизни Владимир Маркович служил в Ленинградском академическом театре оперы и балета. Он является автором книги «Із сімейної хроніки Марка Кропивницького (Спогади про батьків)». – (Київ, 1968).В 1918г. правительство Украинской Народной Республики решило оказать помощь его вдове, Надежде Васильевне Кропивницкой. 6 августа 1918 года Постановлением Министров Украинской ей была назначена пенсия и выплачено единоразовое пособие.Творчество Кропивницкого имеет неоценимое значение для украинского театра и для украинской культуры вообще. И.Я. Франко так оценивал его: «Такої чистої, блискучої всіма блесками поезії і гумору народної мови не у багатьох письменників случається побачити. Широкою струєю пливе та мова в драмах Кропивницького. Автор, очевидно, сам знає свій «дар слова» і любується перлинами його чудесних красок і блесків. Пісні, жарти, приказки, вигадки, мов перли-самоцвіти, сиплються безкінечною многотою.».Судьба же любимого всеми Кропивницкими «Затышка» оказалась трагической. В ноябре 1917 г. один из крестьян, работавший в доме Кропивницкого, случайно разбил бутылку со спиртом, в результате чего возник пожар и весь особняк сгорел. Сгорели картины, библиотека и многие личные вещи Кропивницкого и членов его семьи. В годы Гражданской войны пострадали и другие строения, находившиеся на территории хутора. Однако старый деревянный помещичий дом, доставшийся Кропивницкому в 1889 г., уцелел, несмотря на лихолетье 1918 – 1920 гг. и в 1941 – 1943 гг. Но во второй половине 1950-х годов руководство колхоза «Заветы Ильича» решило ликвидировать то, что еще оставалось от «Затышка». Деревянный дом был разобран, а старые бревна, из которых он был сделан, пошли на колхозные нужды. Та же судьба постигла и остатки каменных строений. Не остановила это варварство и мемориальная доска, укрепленная на старом доме, где великий артист, драматург и режиссер давал свои спектакли. Приехавший в «Затышок» племянник Кропивницкого народный артист СССР профессор И.А.Марьяненко уже ничего не смог сделать, только спасти мемориальную доску. Сейчас она хранится недалеко от хутора, в школе с.Сподобовка. На месте «Затышка» колхозные руководители сделали большую овчарню. Никто из районного руководства Шевченковского района (где сейчас расположен «Затышок»), ни из руководителей Харьковской области ничего не сделали, чтобы предотвратить это надругательство над памятью основателя украинского театра. Но в конце ХХ века ситуация изменилась. На территории бывшего колхоза «Заветы Ильича» образовалось аграрное общество «Дружба». Руководитель его, Ю.К.Апазиди решил создать на территории бывшего «Затышка» небольшой дом отдыха. Были построены несколько коттеджей, плавательный бассейн. Заинтересовавшись личностью М.К. Кропивницкого, его творчеством и деятельностью на Харьковщине, Юрий Константинович Апазиди решил заново отстроить дом, где жила семья Кропивницкого в 1890 – 1910 годах. В 1999 г. он был построен. Состоялось торжественное его открытие. В дальнейшем там планировалось разместить дом-музей М.Л.Кропивницкого. Однако эти планы остались лишь на бумаге. Апазиди обвинили в финансовых злоупотреблениях, возбудили на него уголовное дело. В 2000 г. он умер. Однако стоит построенный дом. Никто не отдыхает в пансионате, хотя коттеджи для отдыхающих уже построены. А ведь еще вдова Марка Лукича Надежда Васильевна, понимавшая как врач, какое это прекрасное место для отдыха, уже в 1911 году предлагала харьковским врачам устроить там санаторий или пансионат. Районное руководство не хочет ничего восстанавливать, как обычно в таких случаях ссылаясь на отсутствие средств. Строения до сих пор сиротливо пустуют. Остается надеяться, что когда-нибудь «Затышок» будет восстановлен.
К счастью, не все относятся к памяти Марка Лукича Кропивницкого, как некоторые руководители Харьковской области. Память о нем на Украине достойно увековечена.Город Кировоград (бывший Елисаветград) 14 июля 2016г. переименован в город Кропивницкий. Также украинская общественность возбудила ходатайство о переименовании Кировоградской области в Кропивницкую. В городах Кропивницком, Харькове, Бобринце (сейчас это территория Николаевской области) поставлены памятники М.Л.Кропивницкому. Причем в г. Бобринце, в 1965 г., к 125-летней годовщине со дня рождения великого артиста, была высажена аллея из 125 дубов, ведущая к памятнику Кропивницкому. Этот сквер, где находится указанная аллея, занесен в список объектов, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Также в Бобринце отмечены мемориальными досками дома, в которых жил и работал Кропивницкий. В городах Кропивницком, Киеве, Харькове, Кременчуге, Умани и некоторых других городах есть улицы и площади, носящие имя Кропивницкого. Родина Марка Лукича, село Бежбайраки Новоукраинского района Кировоградской области, переименовано в Кропивницкое.Хотя еще в 1910 году харьковская общественность предлагала поставить памятник Кропивницкому в центре города, напротив театра, где он часто выступал и много сделал для его развития, тогдашняя городская власть, в силу ряда причин, в том числе и уважительных, это пожелание харьковчан не смогла выполнить. Хочется надеяться, что у нынешней городской власти найдутся для этой цели и время, и средства. Ведь поставили же в нашем городе не так давно памятник Л.М.Гурченко, памятник влюбленным и «Скрипача на крыше», а также Г.Ф. Квитке-Основьяненко и Г.С. Сковороде.


МИКОЛАЙ МИРЛІКІЙСЬКИЙ: АВТОРСЬКІ ПОВТОРИ, ВАРІАНТИ

Денисенко О.Й., мистецтвознавець, зав. Відділом українського і російського мистецтва XVI - поч. ХХ ст. Харківського художнього музею

«Микола Мирлі́кійський звільняє від смертної кари трьох невинно засуджених» — картина українського художникаІ.Ю.Рєпіна написана 1888 року. Зберігається в колекціїДержавного російського музеювСанкт-Петербурзі. Сюжет картини пов'язаний з одним із діяньсвятого Миколая Чудотворця(МиколаяМирлікійського), сміливі та принципові дії якого допомогли запобігти страті трьох невинних людей. Сакральну тему, рідкісну в творчості майстра, трактовано тут у морально-філософському аспекті. У картині, написаній у період ахоплення ідеями Л.М.Толстого, художник звертається до вічних проблем: життя і смерті, особистості і суспільства, закону і справедливості.До творчих пошуків Рєпіна періоду створення «Запорожців» належить композиція «Миколай Мирлікійський рятує від страти трьох невинно засуджених» (1890), що було виконано на замовлення Верхньохарківського Миколаївського жіночого монастиря. Цю тему Рєпін розробляв у трьох вариантах (перший, 1888 року створення, знаходиться в Російському музеї Санкт-Петербурга, другий, датований 1890 роком – у Київському музеї російського мистецтва), а третій у монастирі.
«Перша згадка про роботу над картиною про Миколая Чудотворця з'являється в листі І.Ю.Рєпіна до В.В.Стасова в жовтні 1886 року. Художник просить матеріали, пов’язані з цим святим, для створення образу в церкву, як він пише, «в один захолустный женский монастырь на моей родине».Як відомо, ініціатором замовлення стала двоюрідна сестра Рєпіна, Емілія (Олімпіада) Борисова, черниця монастиря. До речі, Верхньохарківський Миколаївський жіночий монастир у с.Стрілече був натоді зовсім не «захолустным». Його було збудовано в с.Стрілечому 1845 року поміщиками Степановими, в пам’ять про померлих батьків, які вирізнялися особливим благочестям. В особливій пошані був святий Миколай. Монастир знаходився на шляху паломництва між Харковом та Бєлгородом, де в слободі Устинка була явлена ікона Миколая Чудотворця, і щороку там же відбувався хресний хід. При монастирі було збудовано лікарню. Таким чином, Верньохарківський Миколаївський монастир на шляху паломництва між Харковом та Бєлгородом поступово ставав духовним та культурно-релігійним центром, осередком благодійництва. Розміщення психіатричної лікарні в стінах монастирського комплексу теж було не випадковим. Тому зрозумілим стає і прагнення ігумені залучити до створення монастирських ікон І.Ю.Рєпіна.Через його родичку, двоюрідну сестру Рєпіна, пам’ятаючи його славу іконописця (поряд, в Черкаських Тишках, він розписував церкву, два образи з якої знаходяться в колекції ХХМ), вона звернулась з цим замовленням. В результаті цього художником було створено три полотна, досить великих, складних і неоднозначних за задумом і втіленням. Цікаво, що до «захолустного монастыря» потрапила тільки остання, третя версія картини.Вже перший варіант (1888, нині Державний Російський музей, м.Санкт-Петербург), засвідчив новий крок в основній суті живописно-творчих устремлінь І.Ю.Рєпіна. Критики відзначали, що з такою бездоганністю форми і рисунка, якою позначено фігуру ката, художник ще не виступав до цього часу. Але в той же час підкреслювали академічну умовність постатей і пейзажу. Коли цей перший варіант вже був на XVIII пересувній виставці 1889 року, його було придбано імператором Олександром ІІІ для Ермітажу і в подальшому передано до нововідкритого Російського музею. Цього ж 1889 року Рєпін почав повторення картини, замовлене київським меценатом Ф.А.Терещенком. Це повторення перетворилось скоріше на варіант, ніж на копію: переставлено фігуру воєначальника, інакше задумано і виконано фігуру засудженого до страти, що стоїть на колінах. Цей варіант було закінчено 1889 року, і тоді ж Рєпін повторив його у вдвічі зменшеному розмірі для Верхньохарківського монастиря. Таким чином, роботу, що зайняла майже чотири роки, було закінчено, так би мовити, усунуто всі перешкоди для продовження картини «Запорожці», з часу першого ескізу якої пройшло десять років.Сам художник зазначає, що виконав повтори «Миколая Мирлікійського для того, щоб вони не заважали основній роботі того часу – «Запорожцям». У листі до Є.Званцевої від 27.08.1890 Ілля Юхимович пише: «Я, как приехал, принялся за работу усердно. Сначала сделал несколько посторонних вещей, чтобы не мешали: повторение Николая для монастыря и нерукотворный образ. А потом все время работал над "Запорожцами"». Звернення ще раз до теми насильницької смерті, що з таким жахом вирішено в картині «Іван Грозний», було виправдане. Самому авторові хотілось повірити у можливість чудодійного врятування, позбутися психологічного тягаря, що лишила по собі попередня велика картина. Позитивне розв’язання вічного питання «бути чи не бути» сприяло переходу Рєпіна на мажорний психологічний і живописний лад у картині «Запорожці пишуть листа турецькому султанові».Повторюючи картину «Микола Мирлікійський» кілька разів, І.Ю.Рєпін вправляється у виборі загального тону, спільного із «Запорожцями», по-новому вирішує проблему освітлення, вперше підходить до змалювання пейзажу в історичному полотні.Останній варіант «Миколи Мирлікійського» і було передано Верхньохарківському монастирю між 1890-92 рр. Зважаючи на майже світський характер твору, служителі монастиря повісили його в новозбудованому приміщенні трапезної монастиря.До речі, Рєпін протягом всього життя спілкувався зі своєю сестрою-черницею. Вона приїздила до нього в гості в Здравньово і Петербург. Після 1917 року, перебуваючи вже на території Фінляндії, він просив свого учня у Харкові С.М.Прохорова, щоб той надав Олімпіаді хоч якусь фінансову допомогу. Наскільки відомо, Прохоров виконав це прохання І.Ю.Рєпіна.


ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРИ В СТИЛЕ КОНСТРУКТИВИЗМ

Соломин С.В., інженер кафедри соціології та політології НТУ «ХПІ»

На краеведческих чтениях была прочитана лекция о стиле конструктивизм. На лекции освещались вопросы возникновения и стиля конструктивизм и его отличие от других стилей. Конструктивисты видели своей задачей увеличение роли архитектуры в жизни, и способствовать этому должны были отрицание исторической преемственности, отказ от декоративных элементов классических стилей, использование функциональной схемы как основы пространственной композиции. Конструктивисты искали выразительность не в декоре, а в динамике простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободе плана здания. Конструктивизм отличается от других стилей тем, что в нем функциональность доминирует над декором. Ключевой принцип конструктивизма: ничего лишнего. Конструктивистские здания никогда не устремлены ввысь — они вытянуты горизонтально.Конструктивистские здания обычно не выше трех-пяти этажей.В конструктивизме лестница обозначена во внешней архитектуре здания: часто она видна снаружи через сплошное вертикальное остекление. В этом стиле есть только две линии — прямая и окружность. Конструктивизм обычно не стремится к принятой в классике симметрии. Форма здания обусловлена функцией. Архитекторы использовали функциональный метод, основанный на научноманализеособенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Таким образом, идейно-художественные и утилитарно-практические задачи рассматривались в совокупности. Каждой функции отвечает наиболее рациональная объёмно-планировочная структура (форма соответствует функции). Лекция сопровождалась презентацией зданий построенных в стиле конструктивизм, в частности в Харькове. В Новобаварском районе в стиле конструктивизм построено здание ДК имени Ильича на пр.Новобаварском (1933г.).


ПРОЕКТ «Я ПОМНЮ...»:Евгений Анатольевич Плотичер

Автор проекту: Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець.

Гість проекту: автор книги "Слово о родном городе" Євген Анатолійович Плотичер, харків'янин в третьому поколінні. Євген Аналійович поділився своїми знаннями з історії міських вулиць, провулків і площ! Ми побачили наш Харків очима завзятого краєзнаця.


ПРОЕКТ «Я ПОМНЮ...»:(Щербинин Юрий Леонидович. Ч.2-я.

Автор проекту: Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Ю́рий Леони́дович Щерби́нин украинский музыковед, музыкальный критик, историк музыкальной культуры, педагог, фотохудожник, общественный деятель. Основатель и руководитель общественного общедоступного музея музыкальной культуры «Обереги музыкальной Харьковщины», поділився своїми спогадами про далекі, зустрічі і спілкування з відомим вченим професором харківського національного університету ім.В.Каразіна і одночасно талановитим композитором та піаністом Михайлом Миколайовичем Марчевським, з моїм незавбутнім вчителем і духовним наставником видатним концертуючим піаністом і педагогом Павлом Олексієвичем Серебряковим, з великим Дмитром Дмитровичем Шостаковичем і з найталановитішим харківським театрознавцем, драматургом і музичним журналістом Михайлом Васильовичем Вярвільскім.


«Краєзнавчий кінозал»

«БІЛА АКАЦІЯ» ФІЛЬМ-ОПЕРЕТА. Музика І.О. ДУНАЄВСЬКОГО

Бежанова В.С., головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка

На початку 50-х років репертуарна афіша Одеського Театру музкомедії (на той час наймолодшого театру оперети на території СРСР) тоді на перших порах не відрізнялася своєрідністю: тут ставили те саме, що й інші театри Радянського Союзу аналогічного жанру. Але хотілося створити щось «одеське», властиве саме «місту біля моря». З цією метою головний режисер театру Ізакін Гріншпун і директор Дмитро Островський вступили в переговори зі знаменитим композитором Ісааком Дунаєвським (він з успіхом працював у цьому жанрі, написав 14 оперет) .І вже на початку лютого 1954 року композитор повідомив, що влітку збирається почати роботу над нової оперетою «Салют», дія якої пов'язана з Одесою і китобійною флотилією «Слава». «Ось вже я напишу пісню про Одесу, - писав Ісаак Дунаєвський і зізнавався, - я дуже полюбив це місто». Вибір китобоїв в якості героїв майбутньої оперети був обумовлений їх величезною популярністю. Відплиття в рейс і повернення з рейсу флотилії «Слава» збирали в порту і на Приморському бульварі не тільки родичів і друзів, а й тисячі спраглих побачити своїми очима це величне зреліще.Дунаевскій хотів побачити це дійство на власні очі, для чого і приїхав до Одеси в травні 1954 року разом з лібретистами Володимиром Массом і Михайлом Червінським. Повернувшись до Москви, Масс і Червінський швидко склали лібрето, а Дунаєвський настільки ж стрімко - музику. Влітку 1955 року робота наближалася до завершення, але в липні творців нової оперети збагнув страшний удар: у Дунаєвського зупинилося сердце. По залишившимся ескізам кілька номерів дописав композитор Кирило Молчанов, який (віддамо йому належне) ніколи не афішував своєї участі в створенні «Білої акації» . На початку 40-х років Дунаєвський переживав творчу кризу і єхидний Микита Богословський відпустив каламбур - назвав його «Иссяк Осипович» і влучив у найболючіше місце, але в якомусь сенсі і стимулював. Після війни Дунаєвський весь час намагався довести, що не вичерпався. «Біла акація» - найкращий доказ, тут достаток прекрасних мелодій, ліричних і комічних номерів. «Біла акація» насичена яскравою, захоплюючою музикою, У цьому творі Дунаєвський відходить від принципів будови класичної оперети з розвиненою музичною драматургією. Він прагнув створити легку, веселу, яскраву ліричну комедію і це завдання виконав чудово. Ми не бачимо тут звичних амплуа. Перед глядачами - живі люди, які трудяться, люблять, страждають, веселяться. Це сміливі люди, закохані в море, в свою нелегку професію, в рідне місто. На цій основі композитор і створив оперету, пронизану світлом, радістю. Дунаєвський працював над музикою «Білої акації» навесні і влітку 1955 року. Першими були написані центральні в музичній драматургії «Пісня про акації» і «Пісня про Одесу». Закінчити свій твір композитор не встиг: він помер 25 липня 1955 року народження, а через чотири місяці відбулася прем'єра його лебединої пісні. За ескізами Дунаєвського музику закінчив К. Молчанов/ Останній твір Дунаєвського - оперета «Біла акація» (1955) - прекрасний зразок радянської ліричної оперети. З яким захопленням писав композитор свою «лебедину пісню», яку йому так і не довелося «доспівати»! Смерть підкосила його в самий розпал роботи. У 1957 році по спектаклю був знятий фільм, який 12 травня 1958 року вийшов на екрани, після чого театр вирвався у лідери свого виду мистецтва, а виконавець ролі Яшки-буксира, Михайло Водяний, став тим, кого в старовину називали: улюбленець публіки " . Цікаво, що за «одеський колорит» тут відповідає негативний персонаж - бабій і спекулянт Яшка по прізвиську «буксир». Всі позитивні герої - правильні радянські люди і кажуть вони правильно, а Яшка говорить по-одеськи. Дунаєвський підкреслив, що «відлиги» не помічено й національна політика залишаєтья колишньою. Пісня Тоні про Одесу стала спочатку неформальним, а з 25 серпня 2011 року - офіційним гімном міста Одеси. Легендарна оперета, зоряний склад артистів (6 народних артистів України), приголомшлива музика Ісаака Дунаєвського зробили її безсмертною національною оперетою за українською класикою.«І сумно подумати», - писав головний режисер театру І. Гріншпун, - «що Ісаак Йосипович не побачив" Білої акації "на сцені, не зміг бути свідком тієї радості, яку він дав і акторам, і глядачам ... Але ж він був художником радості людської! ».
Цей фільм було включено до краєзнавчого кінозалу тому що імена І.О.Дунаєвського, М.Водяного (Вассерман) і І.Гриншпун пов’язані з Харковом і нашим районом. Дунаєвський І.О. мешкав у Харкові по вул. Греківський №14, по другій версії №12. Служив у театрі Синельникова М.М., був першим акомпаніатором К.Шульженка. Михайло Водяний (Вассерман) народився у Харкові 23 грудня 1924р. Дитячі роки пройшли у нашому місті. Проте прізвище Водяний носили вже його батьки і старший брат.
Кінострічку зняли буквально за один місяць на сцені театру. Працювали по 12 годин.
Доповнення О.Д.Харченка, краєзнавця: У 1930‑і рр. І. Гріншпун був режисером Харківського російського драматичного театру ім. О. Пушкіна. Працював разом з М.М.Синельниковим. Певний час, у 1938 р., коли потрапив під молох репресій головний режисер Показового Всеукраїнського театру ляльок Іван Шаховець, Гріншпун очолював цей славетний колектив. Втім, у післявоєнний час Ізакін Гріншпун змінив Харків на Львів.


НИКОЛАЙ II АЛЕКСАНДРОВИЧ СВЯТОЙ ИЛИ КРОВАВЫЙ?

Чернай В.Ф.,кандидат технических наук, ст.научный мотрудник ХПИ, академик военно-исторических наук и козацтва,предводитель дворянства

«Тот, кто возвращается к истине, будет ведом истиной…»
Современный читатель, а тем болем советский, знает только негативне стороны деятельности Императора, о позитивных молчали, да и молчат по сей день. Царь вступил на престол в сложное время. На западе и востоке происходил очередной передел мира, и мощная держава, каковой была тогда Россия, - стояла словно кость в горле для «перекроителей» мира. В ответ на франко-русский союз англичане - «загребатели» каштанов из огня – заключили союз с Японией, в дальнейшем и приведший к войне 1905 года. Об этой самой загадочной войне, к сожалению, очень мало написано. Скажу только одно: ужаснувшись огромным жертвам, Николай II отдал часть Сахалина и сразу начал строить БАМ. Да-да, я не оговорился – Байкало-Амурская магистраль была задумана еще в то время как основное связующее звено огромной державы. Николай II впервые произнес на Гаагской конференции 1889 года слово «разоружение» а на второй конференции (1907г.) опять вернулся к этому вопросу. Стыдно и недостойно акцентировать внимание читателя на личных качествах царя, что делают практически все средства массовой информации, сознательно замалчивая его огромные успехи как руководителя страны. Россия за более чем 20-летний период царствования Ни колая Александровича увеличила протяженность железных дорог в 3.7 раза (путевые домики и по сей день стоятна них с датами постройки 1907-11 годов).Добыча угля увеличилась в 4.2 раза. Золотой запас к 1914 году исчислялся в 25 тысяч тонн. Золотые десятки-«николаевки» до сих пор в странах СНГ – самая надежная валюта. Добыча нефти возросла в 2.7 раза.Экономическая политика дала отличные плоды: сберегательные вклады населения увеличились более чем в 10 раз, налоги были в несколько раз меньше, чем в европейских странах. В 1913 году одна Россия произвела хлеба более, чем Аргентина, Канада и США вместе взятые. Новгородская биржа диктовала цены на хлеб во всем мире, а Россия стала основной кормилицей Европы. Масло, которое сейчас называют «вологодским» (а тогда «французским»), производилось и продавалось в Европу в эквиваленте, равном годовой добыче всех старателей России за год. Плата за обучение в высших учебных заведениях была в тридцать раз ниже, чем в Англии и США. Изданный великим реформатором Петром Аркадьевичем Столыпиным закон, позволяющий крестьянину выходить из общины, дал неслыханные результаты. К 1916 году в руках крестьян и казаков в 50 губерниях Европейской части России (кроме Кавказа и Царства Польского) было около 172 млн. десятин собственной земли. Накануне февральской революции крестьянам на правах собственности и аренды принадлежали: 100% Пахотной земли в Азиатской части России и около 90% по всей стране. Результат не замедлил оказаться на самом главном, определяющем факторе – население России увеличилось на 60 млн. человек,т.е. на одну треть. Но все это не устраивало всевозможного толка либералов и демократов, которые расшатывали империю изнутри. Все эти «заигрывательщики» с народом потом захлебывались в кровавых слезах в тюрьмах совдепа, сожалея об ушедшей монархими. Приведу цитату из романа «Тайный советник вождя» В.Успенского : «Главное в том, что царь – самодержец, потомственный правитель, в ответе за прошлое, и за настоящее, и за будущее страны. Мерзские деяния предков кладут тень на него самого, он знает: любой просчет, любой срыв скажется на его детях и внуках. А диктатор и окружающие его лица – безответственны. Для них нкет традиций и законов, они сами себе закон. У них нет прошлого и нет будущего. Вышли из пустоты и исчезнут в черной пропасти времени. Живут они одним днем, стараясь выжать из народа все соки сегодня, потому что «завтра» для их близких не существует. В этом источник многих бед нашего времени». Перезахоронение останков Великого Императора и его семьи, его будущая канонизация – этио первый шаг к покаянию, к переосмыслению того исторического периода. Свою судьбу царь воспринял по-христиански, донеся свой, ему уготованный крест до конца. Верю: придет время, и мы будем креститься на икону Николая Святого- Великомученика земли русской.
(Примечание составителя: дом №27 по ул.Конторской принадлежал известному дворянскому роду Хорват. Представительница этого рода, Юлия Александровна Ден (Лили Ден )была просто подругой последней русской Императрицы Александры Федоровны. Императрица была крестной матерью сына Лили Ден.В тяжелое для Царской Семьи время Л.Ю.Ден сохранила верность подруге.. Оставалась с Государыней в Царском Селе с конца февраля – до начала марта 1917г.).


ХАРЬКОВ И ИОСИФ ШИЛЛИНГЕР

Фрекен В.Л., Лауреат премии Александра Масельского в номинации “Публицистика” за 2010 год, Лауреат Международного фестиваля немецкой культуры, Лауреат Международного фестиваля американской культуры, внучатый племянник Иосифа Моисеевича Шиллингера

Благодаря усилиям выдающихся исследователей, музыкантов и Его Величеству Случая, только через сто лет после смерти, мир узнал и оценил заслуги И.С.Баха перед мировой музыкальной культурой. Та же участь постигла и харьковчанина Иосифа Шиллингера (1895−1943). Завершив в эмиграции план, заложенный творчеством на Родине и в программных статьях 20-х годов, Шиллингер создал «Систему музыкальной композиции», базирующуюся на твердых математических принципах, составившую 1600 страниц, куда вошли «Уроки по переписке» (2-й том). Главный труд подкрепляется фундаментальными монографиями: «Математические основы искусства», выходящие за рамки музыки; «Энциклопедия ритмов»; сборник музыкальных примеров «Калейдофон» (клавир, иллюстрация теоретических положений). Таким образом, автор соединил музыку с точными науками, предварив будущее и заложив основы полифонии ІІІ тысячелетия, но был предан на Родине забвению и строжайшему запрету.
Не думал, видимо по своей наивности, что даже после обнародования бесспорных фактов и неоднократной констатации их из первых уст через полвека после своего ухода и вначале 21 ст. у Иосифа Шиллингера еще найдутся злейшие, непримиримые враги на той же пресловутой академической почве, которые и сегодня готовы уничтожить его апологетов. С другой стороны, я заметил, как ловкие, достаточно гибкие и мыслящие интеллектуалы от культуры и конкретно − музыки иногда умело пользуются свежим и все больше приобретающим актуальность материалом, подгоняя его под академические штампы. Такого рода манипуляции и псевдонаучные работы, базирующиеся на чужом материале, часто грешат грубыми неточностями, а порой непростительными нарушениями хронологии, географии и просто извращениями фактов (по причине именно своего плагиата). Потому что часть материала, который они выдают за свои исследования, имеет сомнительное происхождение. И только отдельные представители поколения индиго невозмутимо извлекают для себя практическую пользу из «Системы Шиллингера», не творя из него кумира. Некоторых я знаю поименно. Да потому что в двух томах «Системы» нет ни капли воды, и она не покрылась еще академическим глянцем, а ее автор − каменной слизью памятника (как замечал по этому поводу в свой адрес В. Маяковский). Хочется, чтоб это время не наступало как можно дольше. А пока что «академики» обнаруживают (или просто не хотят знать) элементарную неосведомленность в отношении творческого наследия композитора и пользуются накатанными штампами его оппонентов.Материал, которым располагаю я, присовокуплен из первых рук. И на все цитирования из публикаций и воспоминаний авторитетных лиц, как то: Николая Слонимского, Натана Мильштейна, Игоря Стравинского, Льва Термена, Альберта Эйнштейна, Давида Ямпольского, тех, кто был знаком и близко знал Шиллингера по Советскому Союзу и США, а также на высказывания самого композитора-ученого я даю конкретные ссылки и указываю источники их происхождения, в достоверности которых при желании не трудно убедиться. Возможно, элемент здорового энтузиазма присутствует в моей публицистике, как в любом научно-популярном биографическом материале, но я стараюсь свести его до минимума и максимально отталкиваться от фактов. В будущей книге можно дать волю своему воображению. Но то, что предлагает нам жизнь, не заменит ни одна даже самая бурная фантазия. К сожалению, не удалось воплотить в жизнь то, к чему стремились конструктивисты на заре индустриализации страны, лежавшей в руинах бывшей Империи. А мечты эти были далеко не пустые. Извращенный позже смысл фразы «искусство принадлежит народу», которую приписывают Ленину, заключался не в том, что сидя в «своем маленьком «кабинете» пролетарий, углубившись в чтение К. Маркса, станет подтираться Шопенгауэром. Смысл этот в революционном – не в социальном и политическом смысле – подходе интеллектуалов к проблеме, заключающейся в том, чтобы дать в руки каждому, имеющему способности и желание, инструментарий, основанный на новейших технологиях и современных научных знаниях в овладении навыками того или иного искусства. Одним из таких новаторов был И. Шиллингер. Сам композитор в начале своего пути, как и по сей день большинство музыкантов, получил традиционное классическое образование. В Петербургской консерватории, придя в класс к музыкальному авангардисту Витольду Черепнину, он уже бредит идеями Арнольда Шёнберга, мечтает поехать к нему учиться в Вену и становится одним из пылких приверженцев «Атональной системы». Куда же исчезли смелые искания интеллектуалов первых десятилетий прошлого столетия? К счастью, они не исчезли. По тому же закону, по которому «рукописи не горят». Они остались также, если угодно, в творческом наследии Иосифа Шиллингера и ждут своего обнародования на его Родине. Мы никуда не денемся, если вообще уцелеем в нынешней ситуации, от новейших технологий, все глубже проникающих в нашу жизнь и сферы деятельности. Именно это предрекал композитор 100 лет назад, и что постепенно внедряется в традиционные методы обучения и окончательно изменит действительность и творческие подходы как раз к столетию ухода из жизни Иосифа Шиллингера. Тогда же фундаментальные труды мастера станут настольными и необходимыми, как воздух, для всех серьезно изучающих музыку, развивающих и двигающих также другие виды искусства. И если Шиллингер не Бах, а – Глареан, то, мир (как мессию) ждет прихода нового Баха (программная статья Шиллингера «В преддверии нового Баха») в пучине новейшей полифонии ХХІ века, математически обусловленной в трудах нашего славного соотечественника.

I. Бах ─ Шиллингер

Сегодня мы заново открываем для себя страну и людей, вошедших в скрижали отечественной и мировой истории культуры. Таким по праву является ярчайший представитель „Gesamtkunstwerk“ (нем. – искусство будущего), наш земляк Иосиф Шиллингер. Культурный взрыв 20-х гг. в революционной России снова привлекает на Родину ранее эмигрировавших, или по другим причинам находившихся за границей деятелей литературы и искусства, таких как А.Толстой, С.Прокофьев, М.Горький, И.Коненков, К.Малевич, В.Мухина. В этот исторический отрезок времени приоритет захватили конструктивисты, стремившиеся поставить искусство на службу новому обществу и индустриализации страны. Как замечает блогер Сергей Красноборода, задавшийся вопросом: «Знал ли создатель ТРИЗ (Теории решения изобретательских задач) Генрих Альтшуллер о «Системе музыкальной композиции» Джозефа Шиллингера», успешно претворявшего и направлявшего музыкальное творчество «на рельсы массового производства». Для этого нужны были новейшые технологии, как, справедливо замечает С.Красноборода, описывая тогдашнюю атмосферу: «Время одиноких гениев, творящих в тиши уютных кабинетов, безвозвратно ушло». Правда, сейчас это время вернулось снова, – но, пользуясь аллегорией, – в амбразуре ПК (персонального компьютера) и отягощенное доспехами интернета. Сходство поиска «красивых» идей в ТРИЗ Альтшуллера с конструктивизмом в искусстве (а «Систему» Шиллингера относят именно к этому напрвлению), как пишет блогер, не столько в методике (анализ, алгоритм, приемы), сколько в попытке конструктивно подойти к таким «эфемерным» вещам, как рождение идеи и создание цельного музыкального произведения. Система Шиллингера подготовила почву для создания универсальных технологий там, где Теория Решения Изобретательских задач Альтшуллера заняла свое место через полвека. Здесь можно добавить, что Теория Альтшуллера имела чисто прикладное значение, тогда как многие положения новейшей полифонии Шиллингера ждали своего воплощения в технологических разработках будущего.Но произошел исторический парадокс! Узурпаторы власти с помощью своих идеологических приспешников, стремясь поработить все сферы духовной и практической деятельности человека, навязывают официальную установку в искусстве – переход в 1928 году к сталинскому неоклассицизму. Любой авангард подвергается нещадной критике и преследованию. Приголубленный и по достоинству оцененный до этого, не смотря на свое буржуазное происхождение, Шиллингер в 1929 году вынужден эмигрировать в США. Там он попадает в непривычные для человека из СССР условия открытой рыночной конкуренции, которые советская пропаганда пренебрежительно называла, – «чистоганом» (вы не находите ничего общего с нынешней ситуацией и как же назвать современное рекламное насилие в СМИ, особенно на ТВ и сплошное мошенничество в интернете?). Способность к аналитическому мышлению помогает вскоре найти верное решение в новой для него «творческой» атмосфере. «Полная свобода выбора (курсив мой) направляет сознание, освободившееся от идеологической шелухи, к главному делу жизни. Революционер в искусстве (не в политическом, а в прямом смысле этого слова), занимавшийся на Родине рационализацией основ композиции», – как пишет Николай Слонимский, близкий Шиллингеру по эмиграции, в статье “Schillinger of Russia and of the World” (“Music News”, New-York, 1947), – «покоряется неизбежному и приходит к индивидуальному решению проблемы, дав в руки музыкантам универсальный инструмент в области композиции и аранжировки (перевод с английского до слова «компромиссов»). Попытка реализовать лозунг «Искусство в массы» в новых рыночных условиях превращается в оригинальную рекламу: “Каждый, овладевший системой Шиллингера, сможет сочинять музыку”. Демонстрируя, как математические процессы используются для достижения чисто творческих целей, – пишет далее Слонимский, – он ставит в тупик и опровергает оппонентов... Развивая подобные идеи, Шиллингер рисковал потерять практические выгоды в академическом мире. Смелые высказывания мастера часто оборачивались против него самого. Но Шиллингер был слишком талантлив, чтобы отказаться от своих идей ради меркантильных интересов. Скорее был готов поступиться вторыми. И это была одна из отличительных черт его характера как русского интеллигента. Слонимский восхищается умением Шиллингера выслушать разные точки зрения, с ненасытным любопытством ко всему новому, что было в музыке, политике, литературе. Он никогда не обижался и всегда имел обезоруживающую улыбку. Никто не мог поколебать его фундаментальных убеждений, но музыкант-ученый любил интеллектуальную атмосферу уступок, обмена мнениями, компромиссов».В новой музыкальной обстановке Нью-Йорка Шиллингер как всегда прибегает к неординарному решению. Композитор инкогнито рассылает оригинальные ноты разным интересным, на его взгляд, коллективам. Вскоре музыка «неизвестного» автора, за исполнение которой берутся лучшие музыканты Америки, звучит в клубах и на эстрадах Манхэттена и Бруклина. А когда негритянская певица Селестина Колл, хорошо знавшая и сотрудничавшая с маэстро, по настоятельной просьбе одного из оркестров открыла имя полюбившегося автора, они на руках занесли нашего имярек на сцену под восторженные аплодисменты публики и аккомпанемент особенно понравившейся пьесы. В один вечер Джозеф (так называют его в Америке) становится известным и вельми почитаемым сочинителем в профессиональных музыкантских кругах Нью-Йорка (из устных воспоминаний Селестины Колл, являвшейся родственницей одного из послевоенных атташе США в СССР, посетившей во второй половине 1940-х близких Шиллингера в Харькове). В студию маэстро устремляются прославленные и молодые авторы с просьбами посвятить их в таинство его «формул», связанных с музыкой будущего и зарождением новых жанров как музыка в кинематографе и радио. С 1932 г. Джордж Гершвин берет уроки у Шиллингера, с которым его познакомил их общий друг, эмигрант из России, виолончелист Иосиф Эчрон. Занятия продолжались с небольшими перерывами в течение четырех с половиной лет. Так долго Гершвин не занимался ни с одним из предыдущих своих знаменитых наставников, ни с Генри Коуэлом (у которого проходил контрапункт), ни с Морисом Равелем. Шиллингер консультирует процесс создания шедевра американской классики – оперы «Порги и Бесс» и принимает непосредственное участие в ее оркестровке. Самородку, Гершвину трудно было совладать с таким масштабным полотном, там, где Шиллингер ощущал себя, как дельфин в океане. Несмотря на ревностное отношение Айры Гершвина (либреттиста и родного брата композитора) к Шиллингеру, биограф Джорджа Дэвид Юэн не скрывает в своей монографии «Путь к славе», изданной в 1989 г. в Москве: «Для некоторых популярных композиторов и аранжировщиков эта книга (The Schillinger System of Musical Composition) стала чем-то вроде Библии. В некоторых ведущих университетах и консерваториях страны (в частности, Музыкальном колледже Беркли − вплоть до 1960-х) преподается курс теории композиции по системе Шиллингера». Блестящие аранжировки Глена Миллера, первые музыкальные пробы на радио и в кино, опыт инструментовки, которым выпускник Шиллингер, уже известный своим мастерством, делится с юным Шостаковичем, поступающим в 1918 г. в Петроградскую консерваторию, – все это школа И. Шиллингера. Вводя новые инструменты в состав традиционного оркестра, Шиллингер идет по стопам, сравнимым разве что с искусством Баха, «который располагал семейством различных инструментов там, где в современной музыке есть только отдельные их представители» (И.Стравинский, Диалоги, гл. Инструментовка). Таким образом, он расширяет возможности классической оркестровки, опираясь на собственную оригинальную систему. Впервые именно Шиллингер претворил это в XX веке на основе новейшей научно обоснованной системы музыкальной аранжировки. «Таков один из законов природы, что часто мы ощущаем большую близость к отдаленным поколениям, чем к нашим непосредственным предшественникам». (И.Стравинский. Диалоги. «Музыка». Ленинград, 1971, гл. Гармония, мелодия).Еще в ранних доэмиграционных публикациях, в частности, в одной из программных статей «Народно-коллективное творчество, как фактор творчества художественно-индивидуального» (Пути творчества №3, Харьков, 1920г.), Шиллингер прямо указывает на проблемы современной музыки, требующие решения. Молодой, но уже маститый исследователь замечает, что в народной музыке присутствует то непосредственное творческое зерно, которого нет в авторской. «В то время как высокоавторитетные представители музыкального искусства спорили о количестве ладов, уличные скрипачи и дудари, по свидетельству Глареана, пользовались уже мажорной и минорной гаммами... И в нашу эпоху создалось аналогичное положение, благодаря того же мажорно-минорного лада, узаконенного Иоганном Себастьяном Бахом. Был сделан ряд попыток, направленных к обновлению средств музыкального письма, и все они привели к тому же исконному творческому роднику – народной музыке» (там же). В своем развитии индивидуальное творчество и фольклор разошлись в разные стороны. Народная музыка развивалась в мелодическом плане, как бы по горизонтали, а композиторская усложнялась в гармонии по вертикали, что в конце концов привело классическую музыку к замкнутости и тупику. Для широкого читателя разъясню: Все знают, что мелодия записывается на нотном стане в строчку, т.е. горизонтально, а сопровождающая ее гармония, или аккорды записываются нотами одна под другой вертикально. Так вот, народная музыка основывается в основном на мелодике, тогда как авторская – тесно связана с гармонической функцией, которая в итоге стала преобладать над мелодией, основной темой, имеющей главенствующее положение в классической гомофонии как ведущий голос, таким образом, заводя музыку в глухой тупик. «Народный мелос – богатейшая сокровищница для современной европейской техники музыкального письма», – заключает автор в выше упомянутой программной статье. Шиллингер становится одним из ведущих ориенталистов современности. До него даже самые выдающиеся композиторы, как Римский-Корсаков и Равель, только стилизовали под Восток свои музыкальные фрагменты, другими словами, находили для этого краски в классической гомофонии. В музыкальном искусстве еще не было инструментария, позволяющего полностью погрузиться в восточный мелос – один из богатейших отделов народного творчества. Это удалось Шиллингеру уже в 20-х годах. Симфонические, инструментальные и вокальные произведения мастера («Восточный марш», 1924; музыка к спектаклю «Веселые поминки», 1927, по пьесе японского классика Ока, написанная к пятнадцатилетию Государственного Института Истории Искусств, профессором которого Шиллингер был на тот час; вокализы и романсы) широко исполнялись и на ура принимались советской музыкальной критикой. Восторженно реагировала на музыку молодого композитора, рабочая аудитория – пролетариат, в то время, как традиционная классика вызывала у слушателя зевоту. Эти факты, по словам Слонимского, подтверждают то значительное место, которое занимал Шиллингер среди советских музыкантов в первую послереволюционную (1917 г.) декаду. Композитор, которого по утверждению Н.Слонимского и А.Эйнштейна с уверенностью можно назвать фундаментальным теоретиком в музыке (публикации Линкольн-центра из коллекции автора), окончил консерваторию еще по двум специальностям как пианист и дирижер. Сделать вклад в мировую музыкальную сокровищницу, равный вкладу И.С. Баха не возможно ни по наитию, ни по желанию, будь оно самым неистовым. К этому нужно прийти, как Бах, исписав тонны нотной бумаги и оставив множество детей своими учениками и последователями. Не посягая на заоблачный авторитет, И. Шиллингер создал стройную систему и подготовил целую плеяду выдающихся мастеров современности. Талант педагога состоит в том, что он находит и раскрывает в ученике индивидуальные, присущие только ему одному качества и направляет их в единое истинное русло развития. Подопечный, в свою очередь, применяя инструментарий, вложенный в него учителем, прокладывает свой путь. Ученик может пойти по стопам наставника, может даже вернуться к более ранним традиционным приемам выбранного им ремесла (в высшем понимании этого слова). Но он уже обладает более доскональными, поставленными на строго научную основу знаниями, и это удесятеряет способности и индивидуальные возможности каждого. Пережившие кризис авторы, в том числе и Дж.Гершвин, даже после непродолжительных занятий с Шиллингером обретали новый творческий подъем.Создав систему, основанную на твердых математических принципах, и обусловив свой кардинальный труд несколькими фундаментальными монографиями, в которых разрабатывает отдельные циклы музыкального процесса: ритм, гармонию, мелодию, контрапункт, форму, эмоциональное содержание и систему взаимодействия этих составляющих. Затем объединив все в своей «Системе», Шиллингер осуществил давнюю мечту интеллектуалов от искусства, бродившую в умах со времени Века Просвещения (XVIII ст.), занимавшую воображение самого Людвига ван Бетховена,– соединил искусство с точными науками. Как писал А. С. Пушкин: «Поверил Я алгеброй гармонию» (Моцарт и Сальери). Чем занимался еще в ХVI в. Генрих Глареан, упоминаемый Шиллингером. Реализация этой идеи могла произойти не только ко времени развития точных наук и максимального усложнения музыкальной гармонии с баховского периода, но также с возникновением новых технологий, а с ними и новейших инструментов.Во всем этом комплексе факторов и назрел качественный скачок в фундаментальной музыке. Здесь необходимо заметить, что современная массовая культура (шоу-бизнес) не имеет ничего общего с настоящей музыкой, независимо от ее жанра. Если говорить о бизнесе как таковом и его целях, то параллель, проведенная между серьезным искусством и шоу-бизнесом будет выглядеть, как фундаментальное строительство в сравнении с наркоторговлей, чем в духовном плане и является шоу-бизнес, только что он не запрещен. Несравнимы скорости доходов от наркотиков и капитального строительства, как и несравнимы польза и значение для общества второго в отличие от вреда, наносимого первым. Творчество Шиллингера неразрывно связано с назревающим технологическим скачком. Использование самых последних технологических новинок всегда достояние избранных. Но дальнейшее их освоение открывает возможность для спекуляции на низменных чувствах и низких вкусах толпы, на неопытности и неподготовленности молодежи. Так, последующее широкое внедрение новых технологий прямо пропорционально использованию их в массовой культуре, что вытекает из зрелищной и развлекательной функции искусства, но не имеет ничего общего с серьезным настоящим творчеством. Экономический кризис 30-х гг. в США, Вторая мировая война и физическая смерть композитора помешали широкой популярности его идей и системы, обладающих тем не менее, по точному замечанию Николая Слонимского, уникальной жизнеспособностью и тесно связанных с будущим музыкального искусства. При жизни мастера Карлом Фишером в полиграфии был издан только «Калейдофон» (Нью-Йорк, 1940), сборник музыкальных примеров, имевший огромный успех по причине его прикладного значения. Остальные фундаментальные труды, в том числе и центральный, до 1943 г. увидели только ротапринтные публикации, несмотря на достаточно высокое материальное благосостояние их автора. К затушевыванию истинных заслуг композитора-ученого и его школы неминуемо приложила руку советская идеологическая политика. Один тот факт, что Шиллингер был вычеркнут из анналов отечественной культуры и упоминался, как «американский композитор», говорит сам за себя. Тогда И. Стравинского тоже надо называть «американским», или, точнее, «французским» композитором, ибо, эмигрировав еще до революции, большую часть своей довольно продолжительной жизни он провел именно там. А ведь у Шиллингера в Ленинградском Государственном Музыкальном Училище приобретали азы композиции одни из самых ярких авторов, составивших отечественный музыкальный фон (звучание), по которому мы до сих пор ностальгически вздыхаем. На его счету организация и поддержка первых джазовых коллективов; уникальный и по хронологии первый в мире опыт, проведенный в Харькове в области симфоджаза (тогда же он возглавил музыкальный департамент молодого правительства первой столицы советской Украины); деятельность на поприще Международной Ассоциации Современной Музыки и обнародование для мировой музыкальной общественности жемчужины народного творчества – грузинского многоголосья (работа, которая была проведена им по заданию высшего руководства страны). Может быть, именно это поставим ему в упрек?.. Кстати, знаменитая грузинская квинта зазвучала позже в оркестровках Глена Миллера. Но если заслуги Шиллингера идут в зачет прежде всего перед мировой культурой, то значит и перед отечественной не в меньшей степени, чем перед американской! В книге «Из России на Запад: музыкальные мемуары и воспоминания Натана Мильштейна», известного скрипача, который хорошо знал Шиллингера по Харькову, а затем в эмиграции, говорится: «В начале века русских высоко ценили в Европе ─ и в искусстве, и в технике. Советский режим не только не сумел воспользоваться гением своего народа ─ он сделал все, что мог, чтобы задушить его. Коммунистические руководители страны, сменявшие друг друга, совсем не были творческими личностями. На деле они подавляли творчество во всех его проявлениях. Они разрушили русский авангард и русскую самобытность. Вот почему я ─ антисоветчик».Почему напрашивается параллель между Шиллингером и Бахом? Бах завершил этап развития средневековой полифонии и дал существенный толчок к становлению, так называемой, современной гомофонии. Шиллингер подвел итог завершающемуся в XX веке гомофоническому периоду в музыкальном развитии и подготовил почву – фундаментальную базу – для побегов новой полифонии. Такое поступательное развитие вверх по спирали, по его твердому убеждению, является исторической необходимостью. Все настоящие музыканты «возводят одну пирамиду». Но подвести логическую черту в музыкальной культуре за 300 лет выпало на долю именно этих двух личностей. Для этого им необходимо было досконально изучить весь технический арсенал, все научные и технологические средства, стоявшие на службе у их современников. Каждый претворил это сообразно с условиями своего времени.

II. Шиллингер и Термен (1896 - 1993)

В Петербургской консерватории И. Шиллингер знакомится со Львом Терменом, который учился по классу виолончели и параллельно в университете на факультете естественных наук у академика Иоффе. С гимназической скамьи Термен будоражил столицу своими фантастическими опытами по электричеству и акустике. При этом управлял он приборами, которые издавали музыкальные тоны, на расстоянии, как дирижер. Юный изобретатель мечтает о создании более совершенного бесконтактного музыкального радио-инструмента. Эти впечатления и общение с новым товарищем пробудили в молодом композиторе живой интерес к одной из важнейших и ведущих специальностей музыканта – дирижированию (управлению музыкальным процессом на расстоянии при помощи мануальной техники). Хотя Иосиф уже учился на двух факультетах как композитор и пианист, он поступает на 3-й – дирижерский. Через 7 лет, возглавив в Харькове симфонический оркестр, Шиллингер проявит недюжинные организаторские способности, вводя в его состав новые инструменты и делая аранжировки по оригинальной системе. После этих нововведений коллектив стал называться Эстрадно-симфоническим оркестром Украины (данные получены от эксперта Министерства культуры СССР в 1987 г., хранившиеся в архиве КГБ). Это были первые шаги в области симфоджаза (здесь и далее курсив мой).Дружба и сотрудничество с Терменом продлились на долгие годы и продолжились в американской эмиграции. Шиллингеру принадлежит идея создания первого в мире электронного клавишного инструмента, как тогда называли «электрического пианино». В 1928 г. они дают в Нью-Йорке и других городах США ряд совместных концертов для терменвокса (первого в мире электронного синтезатора, разработанного Л.Терменом), который в короткое время приобрел невероятную популярность в Америке, и на чудо-изобретателя посыпались заказы. В Нью-Йорке жила родная тетка по отцу Надежда Шиллингер, и уже довольно маститый, но опальный на Родине музыкант готовит почву для эмиграции. Пока что это была командировка под обязывающим названием «стажировки по линии Международной Ассоциации Современной Музыки», где Шиллингер был сопредседателем с Борисом Асафьевым. В 1929 г. И. Шиллингер окончательно покидает Родину, забрав с собой личный архив и оркестровые партитуры. Дорога назад была ему заказана. Ни он, ни его творчество не были нужны Советской военной машине, более того, он подлежал уничтожению, как чуждый социальный элемент... Рукописи трудов И. Шиллингера хранятся в Линкольн-центре и ждут своего обнародования на Родине не в переводах (І том), которые неоднократно выходили на Западе, а в оригинале на родном языке. В июне 1995 года накануне 100-летнего юбилея маэстро, вдова композитора Фрэнсис Шиллингер открыла в Балтиморе, штат Мэриленд, при всемирно известном искусствоведческом институте Пибоди новую крупнейшую коллекцию, посвященную Джозефу Шиллингеру, где был воедино собран и систематизирован разрозненный в мире материал. Только в конце 80-х гг. во время «Горбачевской оттепели (или реформы) – по аналогии с хрущевской» мы узнали, что Лео Термен был советским резидентом в США и одновременно – американским мультимиллионером. И это в период Глубокой экономической депрессии – за счет систем акустической сигнализации, вскоре засекреченных ВПК, как у нас, так и в США. В 1938 г. он по неизвестным причинам тайно покидает Нью-Йорк на советском теплоходе «Старый большевик». Подробности об этом можно найти в книге Б. Галиеева, ученика Термена по „Gesamtkunstwerk“ («Советский Фауст», Казань, 1995 г.). По прибытии в Ленинград, вместо цветов и оркестра (Термен тайно рассчитывал на это. Он любил повторять: «Ведь я был в Америке – как Зорге в Японии»), его арестовывают прямо в порту. Все военные годы Льва Сергеевича прошли в, так называемых, «шарашках», более ни менее «комфортабельных» тюрьмах или лагерных зонах для ученых, ведущих инженеров и конструкторов, – несмотря на огромные средства, переведенные им из США в Союз. Ведь все свои фирмы Термен открывал с ведома ГРУ. Но зарабатывал-то деньги он собственными мозгами! «Героический этап» (извините за, возможно, некоторую долю сарказма) Термен завершил на Колыме, по иронии судьбы, географически очень близкой к Америки, где «пахал» на сталинский ВПК. И даже на свободе после войны, чуть ли не вся его вековая жизнь проходит под колпаком органов ГБ. Годы хрущевской Оттепели были для Изобретателя не менее трудными, чем сталинские Репрессии. Именно в это время были уничтожены остатки уникальных разработок Термена, частично вывезенных им из США, точнее, они были вынесены на помойку из лаборатории по распоряжению проректора по хозчасти Московской консерватории рьяного партийца Нужина. Термен пережил брежневский Застой, горбачевскую Перестройку и, наконец, крушение всей этой большевистской Химеры (которая продолжается до сих пор и в Украине, в том числе в облике «декоммунизации»). В 1991 году Лев Сергеевич перед своим последним посещением Запада, где ему вручали очередную почетную Университетскую степень, вступает второй раз в Компартию Советского Союза, заметьте, в последние месяцы существования оного. Откуда более, чем 50 лет назад был изгнан как раз по прибытии из длительной заокеанской командировки и куда еще совсем недавно дверь для него была наглухо заперта. Воистину: «...и гений – парадоксов друг». Термен умер в Москве в возрасте 97 лет в своей коммуналке на Ломоносовском проспекте (где мне посчастливилось побывать в начале 1990 года), до последнего времени работая техником в МГУ на кафедре радиоэлектроники и там же у себя в лаборатории безвозмездно ведя класс терменвокса для желающих студентов.Развитие и совершенствование традиционных музыкальных инструментов исторически сводилось к следующему: максимально приблизить их к богатству человеческого голоса как музыкального инструмента и компенсировать недостатки искусственных средств музыкальной выразительности, в сравнении с живым голосом, другими техническими возможностями. Например, выигрыш в диапазоне, звуковой фактуре, силе звука и т.д. Вряд ли кто из серьезных музыкантов станет возражать против приоритета голоса человека как музыкального инструмента. Вот почему Лев Термен назвал свой бесконтактный инструмент, в переводе с французского: «голос Термена». Вот почему при обучении и совершенствовании техники на каком-либо музыкальном инструменте педагоги часто рекомендуют во время игры пропевать нотный материал. А выдающиеся инструменталисты советуют ученикам слушать голоса великих певцов. «И хотя сама задача была поставлена еще Ф.Э.Бахом, решить ее вполне и с потрясающей убедительностью довелось только Джону Фильду. (Выдающийся английский пианист и педагог, переехавший в Россию в первой половине XIX века, которого иногда называли «Паганини фортепиано», учитель А. Дюбюка). Красивый человеческий голос был для него главным ориентиром и мерилом совершенства» (Е.Уколова, В.Уколов «Творчество и судьба Александра Дюбюка», из антологии «Собрание старинных русских романсов», т. II // Изд. МАИ, Москва, 1997). К сожалению, во многом были утрачены секреты владения этим уникальным природным инструментом, как за счет общего кризиса музыки, так и внедрения в исполнительскую практику микрофонно-усилительной техники. На сегодняшний день никакие технологические новинки не заменят живой голос, ибо он и есть тот идеал, к которому стремится материальная природа. С развитием науки и технологии постепенно расширяются границы поиска выразительных средств в музыке: от человека, сосредотачивающего в себе все богатства вселенной и покоряющего материю, но вынужденного механическим путем добывать, точнее, извлекать звуки из традиционных музыкальных инструментов и собственного горла, до вселенной, непосредственно содержащей эти богатства. Любая техника владения музыкальным инструментом, включая вокал, чем выше, тем внешне незаметнее, сопряжена с огромными физическими затратами (кроме затрат, понятно, духовного порядка). Первые шаги в освоении музыкальных богатств природы посредством достижений технологии были предприняты нашим Изобретателем Львом Терменом (по музыкальному образованию виолончелистом). Его терменвокс, первый в мире бесконтактный музыкальный инструмент управлялся без особых физических усилий кистями рук.Поиски продолжаются в открытии и освоении музыкальных богатств вселенной, сосредоточенной внутри нас и бесконечно простирающейся вокруг.Еще в середине 20-х гг. прошлого века Термен предупреждал о «Возможности уклонения в сторону автоматизации. Важности ее совершенствованиядля музыкального творчества и губительности примитивной автоматизации» (из лекции-концерта Л.Термена 1926 г. «Новые пути музыкального творчества»). Тридцатилетний Изобретатель четко осознавал негативные последствия технологического прогресса. К сожалению, опасения его полностью оправдались. Сегодня мы наблюдаем бесконтрольное, порой варварское обращение с акустикой и динамикой звука, бессмысленно нарочито искаженные техническими средствами музыкальный тон и человеческий голос. Самобытность и индивидуальные особенности инструмента зачастую откровенно подменяются суррогатом его звучания. Это неминуемо приводит к кризису и обеднению музыки.Нельзя смешивать и путать приоритеты Шиллингера и Термена. Или приписывать заслуги одного другому. Лев Термен останется автором принципиально нового инструмента, изобретателем первого в мире музыкального синтезатора. Иосиф Шиллингер ─музыкально-теоретическим главой нового направления в современной музыке, фундаментальным исследователем, создателем системы будущей полифонии. Он в совершенстве овладевает терменвоксом. Начинает разрабатывать школу игры на этом инструменте и приложением к ней пишет историю становления и развития музыкальных инструментов с древнейших времен до наших дней (незаконченная работа, черновики, Линкольн-центр). К Шиллингеру приходят учиться и осыпают просьбами об уроках по переписке (которые составили целый том его «Системы») лучшие авторы и исполнители современности: Джордж Гершвин, Глен Миллер, Бенни Гудмен, Марк Варноу, Оскар Левант, Джерри Маллиген, Квинси Джонс, Джон Льюис, Юбби Блейк и другие выдающиеся музыканты, осваивающие только родившиеся звуковые виды искусства в кино и телевидении, чувствующие насущную необходимость в более передовых методах музыкального творчества. Его первые шаги в области симфоджаза, сделанные в Харькове на рубеже 10–20-х гг. были полностью оправданы, что подтверждает приведенный выше перечень имен ярчайших представителей этого направления в музыке, пионеров жанра. Симфоджаз окончательно сложился в Америке к концу 20-х гг., как раз ко времени эмиграции Шиллингера. Эти хронологические совпадения биографии композитора с вехами исторических событий и развитием мирового музыкального искусства сыграли, на мой взгляд, немаловажную роль в формировании «Системы» Шиллингера за сравнительно небольшой период времени – 14 лет жизни автора в Соединенных Штатах. Идеи Шиллингера, непосредственно влиявшие на развитие современной музыки опередили свой час, по крайней мере, на сотню лет. И он сам не раз говорил об этом при жизни. Возможно, понадобится еще не один скачок в технологии, и ее дальнейшее проникновение в музыкальное производство для полного осознания и применения научных методов системы Шиллингера.

III. «В преддверии нового Баха»

Иосиф Шиллингер родился 31 августа, или 1 сентября 1895 года (по разным источникам). Скорей всего, тех, кто родился в вечернее время, обычно всегда постигает эта небольшая хронологическая путаница. Так что праздник на пиру знаний символически оказался для него двойным, начинаясь с нулевой отметки, постепенно взращивая в любознательном ученике великого педагога. Он прошел путь от азов до фундаментальных энциклопедических знаний. Но путь этот был далеко не безоблачным. Анна (Гильгур) Шиллингер, мать композитора, состоявшая в купеческой гильдии, имела в Харькове фешенебельный аристократический шляпный салон в центре города. Этому она была обязана, как своим способностям, так и сестре Фриде, которая шила платья царице Марии Федоровне, супруге Александра ІІІ на отдыхе в Ялте. Для своего салона в Харькове Анна выбрала место с готовой «исторической рекламой» ─ торговый дом Штейфона, расположенный рядом с Николаевской и Александровской (тогда) площадями на Шляпном переулке, унаследовавшем это имя от древней распродажи шляп у Московских ворот харьковского кремл После того, как Иосиф проявил недюжинные музыкальные способности, к нему была приглашена одна из лучших в городе наставниц по фортепиано. Скорей всего это была представительница или ученица одного из музыкантов славной пианистической династии Горовиц. Однако Анна отнюдь не одобряла артистическое будущее единственного сына, проявлявшего немалые способности также и в более практичных занятиях. По окончании классической гимназии помог племяннику дядя Семен, не такой богатый, как его старшая сестра, но демократически настроенный и деликатный человек. Он не обладал большим состоянием, будучи мастером на кожевенном заводе, но дал Иосифу деньги на поездку в Санкт-Петербург с целью поступления в консерваторию. В Северной Пальмире юному музыканту пришлось снять дешевую комнату, где соседи не разрешили ему играть на «фортепьянах» – хотя там стояло старенькое пианино. Содержание творчества юного композитора было далеко от мещанских устоев обывателей, населяющих недорогие дома столицы. Кстати, такое же непонимание Иосиф встречал и в кругу своей семьи, в частности, у родной матери. На помощь пришли цепкая память и способность аналитически мыслить. Неординарное решение не преминуло явиться. Юноша поступил по примеру Ференца Листа, преследовавшего, правда, иные цели. Находясь под впечатлением концертов Паганини, Лист заперся в своей парижской квартире, снял струны с инструмента и неделями напролет занимался на беззвучной клавиатуре. Это было нужно ему, чтобы отвлечься от привычного звучания рояля и в своем воображении приблизиться к техническому совершенству и романтическому идеалу скрипки Паганини. После таких тренировок, когда музыкант вышел на сцену, его игра и раньше виртуозная была уже на порядок выше. Юному виртуозу это было необходимо, дабы не беспокоить соседей. И результаты превзошли всякие ожидания. Во время экзамена по композиции Иосифу предложили поступить параллельно на исполнительский факультет по классу фортепиано. Наверняка юный композитор знал о приеме Ференца Листа, дающем колоссальный скачок в пианизме, и как гений в надлежащий момент воспользовался полезной информацией. Музыкантам такого уровня, тем более обладающим от рождения абсолютным слухом, подобно Моцарту и Шиллингеру (что не является для них большой наградой свыше, ибо вокруг себя они постоянно слышат далеко не совершенную музыку и набор всевозможных фальшивых звуков), чтобы слышать музыку, необязательно ее воспроизводить физически. Они ее слышат в совершенстве (и это им больше по сердцу) внутренним слухом, как играл оглохший Бетховен. В 1911 году Шиллингер становится студентом Санкт-Петербургской консерватории сразу двух факультетов: как композитор и пианист. Позже (после знакомства со Л. Терменом) он поступит также и на дирижерский. Все, что связано с именем и жизнью гениального человека, подлежит серьезному и детальному изучению. Нельзя не вспомнить в этой связи редкие, но незабываемые, по свидетельству современников (в частности, ленинградского пианиста и композитора Д. Н. Ямпольского, с которым мне довелось встретиться), концерты И. Шиллингера в качестве пианиста-импровизатора, проходившие до эмиграции на радость меломанам в Харькове, Ленинграде и Москве. В декабре 1926 г. в «Музыкальном образовании» издательства Московской консерватории вышла статья Шиллингера «Об импровизации и прикладной композиции (ИМПРИКО)», которая наверняка не утратила актуальность и сегодня. В приложении к ней автор печатает «Программу курса фортепианной импровизации», рассчитанную на 3 года. Видимо следует отметить тот момент, что импровизация в данном курсе еще имеет классический уклон, в отличие от современной, − где преобладает джаз. Шиллингер стоял у истоков смены, или перелома, если так можно выразиться, музыкальных формаций. К моменту написания кардинальной программной статьи автор, по его словам: «Попав в неминуемый тупик стоячих гармоний, как логическое завершение этого тупика, ... ясно почувствовал необходимость обратиться к живительному роднику полифонии» (Иосиф Шиллингер, В преддверии нового Баха // Еженедельник Петроградских Академических Театров №5, 1922 г.). Шиллингер впервые предлагает разработанный им на основе личного композиторского опыта вариант горизонтального звукоряда, выведенного из функциональной гаммы, аналогичной в Баховской темперации (или современной системе клавиатуры) уменьшенному ладу. В отличие от классического мажорно-минорного звукоряда, это (в упрощенном виде) ─ постоянно чередующиеся между собой тон и полутон. На близкой основе строятся восточный лад и джазовые интонации, предполагающие свободную импровизацию, что в свою очередь является важнейшим элементом полифонии, располагающей разными вариантами голосоведения по горизонтали. Независимо от какого-либо внешнего влияния, т.к. джаз как музыкальный жанр был еще в зародыше, Шиллингер, находясь в плену «стоячих гармоний» современной гомофонии, блокирующей мелодико-полифоническое развитие, самобытным творческим путем приходит от «усложненных вертикальных фанфар» к «благодатной музыкальной горизонтали». «Но полифоническое развитие этого звукоряда у меня только в зачатке, ибо уклон моей музыки был чисто гамофонический». Написание этого слова у Шиллингера – по старым нормам через -а-. В 1922 году он переезжает в Петроград из Харькова, где оставляет воссозданный им на базе традиционного коллектива «Эстрадно-симфонический оркестр Украины», который представлял собой образчик первого в мире симфо-джаза. Джазовые группы в Америки были еще малочисленны по составу, представляли из себя, в основном, ни что иное, как диксиленды (где преобладали духовые инструменты), и состоявшие в большинстве из темнокожих музыкантов. Шиллингер второй раз едет завоевывать северную, но уже советскую столицу, и 15 октября 1922 года в начале театрально-академического сезона пишет центральную программную статью «В преддверии нового Баха». Тем самым готовится к новому творческому поприщу, еще не зная, что спустя 7 лет в далеком Нью-Йорке ему в очередной раз, но уже окончательно предстоит покорять музыкальный мир.


КАРТИНА РЄПІНА І.Ю. «ЗАПОРОЖЦІ ПИШУТЬ ЛИСТА ТУРЕЦЬКОМУ СУЛТАНУ»: КАВКАЗЬКІ ВРАЖЕННЯ

Денисенко О.Й., мистецтвознавець, зав. Відділом українського і російського мистецтва XVI - поч. ХХ ст. Харківського художнього музею

Картина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» (1889-1896) занимает центральное место в собрании Харьковского художественного музея. Это полотно относится к периоду расцвета творческой деятельности гениального художника – нашего великого земляка. В резукльтате вдохновенной работы над патриотической темой из истории запорожского казачества, которая длилась почти два десятилетия, Репин создал две большие картины. Первая, написанная в 1880-1891 годах, принадлежит Русскому музею в Петербурге, вторая (1889-1896), находившаяся ранее в Государственной Третьяковской галерее, в 1932 году была передана на родину И.Репина - в Харьков. Последовательность работы художника над обоими вариантами была достаточно широко освещена в печати, в частности, харьковским искусствоведом М.Черновой. В отличие от более академичного первого варианта «Запорожцев»(1880-1891,ГРМ) харьковский получил более жанровую торактовку. И это естественно – за 6 лет, отделяющие харьковское полотно от петербургского, произошли внутрижанровые изменения в самом понятии историзма, который чаще начинает воплощаться художниками в бытовом и пейзажном ключе. Увлечение украиникой в творчестве И.Е.Репина шло в тесной связи с характерными культурными процессами, происходившими и в Российской империи, и в Украине. Это развитие исторической и этнографической наук,исследования и публикации в области фольклора, преимущественно национальные темы и образы в художественном творчестве, постоянные контакты с деятелями науки и всех видов искусства на почве развития национальной культуры. Следует отметить, что украиника в творчестве И.Репина не получила должной оценки историков искусства, за исключением «Запорожцев» (1878-1891. ГРМ), «Вечерниц»(1881) и «Портрета С.М.Драгомировой» (1889). Но и эти произведения, исключенные из круга украинских связей и интересов художника, воспринимаются в его творчестве как случайные, не имеющие под собой надлежащей почвы. В таком же ракурсе рассматривалась и история создания «Запорожцев» - как следствие вспыхнувшего интереса к этой теме после прочтения знаменитого письма-послания запорожцев. Искусствовед М.В. Прахов, соученик Репина по Академии художеств, посоветовал использовать письмо запорожцев турецкому султану как сюжетную основу для картины. Естественно, что это предложение дало выход давней привязанности художника к Украине, которую можно условно разделить на следующие этапы: детские и юношеские впечатления на родине - Слобожанщине, увлечение украиникой – историей и этнографией в Академии художеств в Петербурге (1864-1871), повестями Н.Гоголя в Париже во вркемя пенсионерского пребывания заграницей в 1873-18756 гг. Не случайно его возвращение после заграничной поездки на родину, в Чугуев, откуда он мечтает совершить путешествие по Украине, по Днепру…Об этом же свидетельствует и первый известный рисунок И.Репина на эту тему – карандашный эскиз 1878г, подтверждающий, что художник был хорошо знаком с этой эпохой. Поражает блестящее для первого опыта историческое, этнографическое, антропологическое, типологическое содержание эскиза. В контексте русской культуры обращение к этой теме тоже не случайно – казаческая Украина XVI-XVIIIвв. С ее героической борьбой за национальную независимость и свободу, драматизмом ее исторической судьбы, романтизмом и живописностью быта особенно притягивала к себе воображение русских писателей и художников. По подсчетам В.Сиповского в его труде «Україна в Російському письменстві», историческим событиям в Украине XVI-XVIII вв. только в русской литературе XIX века посвящено более 30 произведений. «Тарас Бульба» Н.Гоголя и «Запорожцы» И.Репина – наиболее известные произведения, отражающие этот период украинской истории. Между Гоголем и Репиным как выразителями украинской духовной культуры можно провести полную аналогию. Следует отметить и влияние еще одного земляка-слобожанина И.Крамского, который собирался сделать цикл картин по малороссийским повестям Н.Гоголя. Как считает украинский исследователь Ю.Беличко. его картина «Хохот» дала И.Репину своеобразный эмоциональный настрой для «Запорожцев».Начало работы над «Запорожцами» дало возможность осуществить давнюю мечту художника – путешествие по Украине и Днепру, посещение Киева. Характерно, что поездка Репина в Украину в 1880 году, во многом повторившая путешествие Т.Г.Шевченко в 1843 году (места бывшей Запорожской Сечи, Качановка на Черниговщине, Киев), стала и для Репина своеобразным паломничеством к национальным святыням украинского народа, знакомством и общением с украинской интеллигенцией. Материал, собранный во время этого путешествия, имеет огромное значение не только для творчества И.Репина, но и для истории украинского искусства в целом. Эта поездка дала необходимый историко-документальный и натурный материал, явно превосходивший задачи чисто утилитарные своим количеством (более 400 этюдов) и разнообразием тематики (архитектурные зарисовки, казацкие древности, исторический пейзаж)… О решении И.Репина писать новое полотно из истории запорожского казачества сообщает В.Стасов в письме к брату Д.Стасову 24 июня 1888 года: «Репин писал мне дважды с Кавказа…к 1 июля он уже будет снова здесь. Своих «Запорожцев» Репин хочет писать совсем заново». Об этом пишут и «Кубанские областные ведомости» от 18 июня 1888 года и «Харьковские губернские ведомости» от 5 июля 1888 года. В процессе работы Репин, чрезвычайно серьезно относившийся к исторической правде, почувствовал недостаток материала и знаний/ Особенно это стало очевидным после знакомства в 1887 году с Дмитрием Яворницким – земляком художника, знатоком истории запорожского казачества.По новому маршруту, предложенному Яворницким, в 1888 и 1889 годах Репин посетил Украину, Кубань, Северный Кавказ, где встречался с потомками запорожцев. [Чтобы оживить впечатления о казачестве, художник едет на Кубань, где обитали потомки запорожских казаков, которые переселились туда в XVIII веке. Репин остановился неподалёку от Екатеринодара, в станице Пашковской. Если в поездке на Украину живописец стремился ощутить сам дух Сечи – её образ жизни – весёлый и вольный, её азарт и бодрость, то теперь он ищет в своих персонажах помноженную на силу воли и житейский опыт мудрость. Его интересуют образы суровой доблести. Именно таким показался Репину казак-станичник Василий Олешка и образы героев картины становились всё более ясными, словно вставая перед глазами.] Вторая поездка в Украину и Кубань в 1888 и 1889гг. дала материал, который не помещался в рамки петербургского варианта. Тогда и было начато наше, харьковское полотно, отличающееся более целостной композицией, темпераментом характеров и живописи – широкой, свободной, плентозной, как писал Репин на рубеже 80-90-х гг.Еще одна причина создания харьковского полотна – своеобразие творческой манеры художника, максимально использовавшего понравившуюся ему тему, обращавшегося к ней многократно.Блестящие экскурсы Д.И.Яворницкого в историю Сечи, его очерк о легендарном кошевом атамане Иване Сирко (нашем земляке из-под Харькова), написанный специально для Репина, дали мощный импульс дальнейшей работе над этой темой. В 1889г. Репин начинает новое полотно. Первое упоминание о том, что в мастерской художника появились две большие картины на одну тему. Принадлежит Н.Мурашко в его письме к И.Терещенко от 26 декабря 1889 года. В этом же письме Мурашко отмечает: «Обе картины были еще не кончены, хотя вполне выяснены». (Продолжалась работа над петербургским вариантом и был начат харьковский. Уже в марте 1890 года, вторично посетив мастерскую художника, Мурашко сообщает Терещенко: «Величину эскиза Вы помните, более аршина длины, около аршина высоты. Картину свою на прежнем холсте, говорил, совсем вот-вот должен был кончить. А он вдруг под наплывом новых впечатлений начал на новом холсте, и вышло две картины. Я с первой очень сжился и люблю и ту и другую, хотя последняя все-таки выше: как она удивительно скомпонована. Вы подходите к картине, и кончено, Вы как будто участвуете в этой толпе: это не сцена, развернутая перед Вашими глазами, нет, это толпа плотно обступила строчащего писаря, и Вы неминуемо прибавляетесь к толпе, и здесь перед Вами все эти живые хохочущие типы». В этой эмоциональной и точной характеристике художника Н.Мурашко отмечены композиционные достоинства, которые отличаются от достаточно академической, уравновешенной, с горизонтально-фризовой ритмикой композиции петербургского варианта. Детальную характеристику обеих картин встречаем и в воспоминаниях Д.Яворницкого: «...Кроме главной большой картины Репин одновременно писал и вариант несколько меньшего размера. На варианте нет многих фигур, имеющихся на самой картине, но зато есть другие типы. Писарь на варианте тот же, но уже довольно пожилой, пишет в очках, в него одно гусиное перо в руке, а другое, о запасе, за правым ухом. Без рубашки сидит не один казак, а двое...».И Яворницкий и Мурашко пишут об одновременной работе над двумя вариантами - петербургским и харьковским, называя их «двумя большими картинами на одну тему». Мурашко первым оценил композиционное преимущество второго полотна, созданного на основе эскиза 1879 года (Государственная Третьяковская галерея), отличавшегося жанровостью и экспрессией. Харьковские "Запорожцы" были написаны темпераментно, в теплой красно-охристой колористической гамме. С целью проследить процесс работы Репина над композицией и отдельными характерами харьковской картины, интересно сравнить текст письма Мурашко с результатами рентгеновского анализа картины. У Мурашко: «...Здесь же тип нашего Василия Васильевича (имеется в виду В.В.Тарновский), только он при мне начал его обрабатывать; из незначительного лица В.В. сделал лицо более характерное: глаз он вдвинул глубже и улыбку сделал хитрее» (речь идет, об образе Ивана Сирко). Был переработан и перемещен на второй план справа бурсак. Он стал более похож на художника Мартыновича, чем на петербургской картине. Здесь Репин использовал не только улыбку Мартыновича, но и черты его своеобразного лица. Основные персонажи (писарь, казак в центре с искалеченной рукой, полковник, которого в петербургской картине принято называть Тарасом Бульбой, казак без рубашки) были написаны Репиным сразу, небольшие изменения внесены лишь в детали одежды, сумки, расположение бандуры.Наиболее значительно была переработана фигура казака, который сидит спиной к зрителю. Сначала он сидел с низко опущенной головой, склонившись над бумагой и касаясь плечом нижнего края стола, но, не закрывая собой писаря, а полковник в красном указывал рукой на письмо. В окончательном варианте этот запорожец сидит ровно, и на его плече лежит рука полковника, что дает большую стройность замкнутой композиции.В харьковской картине всегда крайним справа был полковник, в петербургском варианте здесь была и лошадиная голова, и запорожец, который смеется, и другие лица.Рентгенограмма картины, сделанная в свое время в реставрационных мастерских Государственной Третьяковской галереи, свидетельствует, что харьковская картина была написана в основном методом alla prima. Полотно написано широко, в темных, немного глухих тонах. Мажорное звучание киновари немного приглушено в соответствии с выделенными Репиным лицами запорожцев, которые остались серьезными: старик, сидящий справа от писаря, и молодой казак, который положил руку на его плечо.В нашем варианте Репин поставил перед собою трудную живописную задачу. Вся группа казаков будто облачена кисеей сумерек, которая, отделяясь от бледного неба, излучает свет. Пространство художник старался передать не только с помощью линейной, но и воздушной перспективы. Центр подчеркнут ярко-белым облачком дыма, который поднимается из костра.Однако поставленная Репиным задача до конца решена не была. Напомним еще раз, что весь живописный строй "Запорожцев" был для художника новым (хотя в этом значении "Николай Мирликийский" стал подступом к ней). В отличие от исторических холстов ("Иван Грозный", "Царевна Софья"), где фигуры выступали из полутьмы комнаты, или солнечного света (как "Крестном ходе" и "Не ждали"), свет и тень как формообразующий элементы картины здесь отсутствуют.Сумерки, когда загораются огни костров, дали всему колориту картины покой, отсутствие теней и бликов, рефлексов. Вместе с тем полнее зазвучали многоцветные пятна одежды многоликой толпы, смягченные и облагороженные общим тоном картины. Работа над «Запорожцами», длившаяся почти два десятилетия, уникальна по фундаментальности и научности подхода: в создании картины участвовали крупнейшие учкеные и исследователи академического уровня, знатоки украинского казачества Н.Костомаров и Д.Яворницкий, сорбиратели малороссийских древностей В.Тарновский и Г.Алексеев. Для картины позировали лучшие представители украинского землячества Петербурга. Думается, что по глубине и серьезности воплощения исторической темы, поистине «всенародном» участии в создании картины, она не имеет аналогов в отечественном искусстве. В отличие от большинства вторых вариантов наш холст получил высокую оценку – он был сразу же приобретен Третьяковым. Прежде чем попасть в его галерею, картина была показана на выставке русских и иностранных художников и учеников в 1896-1897 гг. в Петербурге, затем на выставке искусств и индустрии в Стокгольме. Следует особенно отметить тесное сотрудничество Репина именно с историками, своеобразное интеллектуальное общение с Харьковом – городом, имевшем славу украинских Афин, в отличие, скажем, от Чугуева, привлекавшего художника воспоминаниями детства и юности на фоне роскошной природы. В контексте создания «Запорожцев» это сутрудничество особенно плодотворно с Н.Костомаровым и Д.Яворницким – питомцами Харьковского университета, вынужденными жить за пределами Украины. Само обращение к украинской теме одного из наиболее выдающихся представителей русского передвижничества в то время, когда все украинское запрещалось, имело огромное значенмие для укрепления самосознания украинцев.Чутье гениального художника и человека, выросшего в Украине, помогло Репину выразить в «Запорожцах» с наибольшей полнотой дух нации, ее менталитет. А роль «Запорожцев» в творческом наследии И.Репина гениально определил В.Стасов, назвав их «высшим творением», сравнив по значимости с «Ночным дозором» Рембрандта.Ознакомление с жизнью, творчеством И.Репина, его перепиской, воспоминаниями, статьями убеждает в том. Что художник на протяжении всей своей жизни был неразрывно связан с Украиной больше, чем некоторые укараинские мастера, чьи имена вписаны в историю национальной культуры. Выразить в «Запорожцах» дух нации, ее менталитет мог только художник, наделенный подсознательной, независимой от его волеизъявления принадлежностью к своему народу.


КАЛИНИН КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ - АВИАКОНСТРУКТОР

Быков В.Г., зав. сектором научно-исследовательского отдела документоведения. коллекций редких изданий и рукописей ХГНБ имени В.Г.Короленко

Выдающийся русский и украинский авиаконструктор Константин Алексеевич Калинин по праву считается основателем украинской авиации. Основной период его деятельности как авиаконструктора неразрывно был связан с Харьковом. Многие его конструкторские идеи и открытия сыграли большую роль в развитии нашей авиации (как гражданской, так и военной). Работа его в Харькове, как и большая часть его жизни, проходила далеко не в самых хороших условиях. Тем выше его заслуги и достижения.Родился Константин Калинин 29 мая 1887 г. (по другим сведениям он родился в феврале 1887 г.) в Варшаве в семье титулярного советника Алексея Кирилловича Калинина, происходившего из крестьян Воронежской губернии. Вначале Алексей Кириллович служил в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку, дослужившись там до вахмистра. Офицером он не стал, но продолжил служить в армии уже как военный чиновник. Женой его стала молодая вдова Мария фон Браун (полька по национальности). Умер титулярный советник Калинин в 1890 году. Его жена осталась вдовой с 5 детьми на руках. Отцовской пенсии и небольших заработков с трудом хватало для проживания семьи из 6 человек. Несмотря на это мать стремилась дать детям достойное образование. Старший брат Константина, Владимир, в 1890 г. поступил в Одесское юнкерское училище. Константин благодаря матери, получил хорошее домашнее образование. Особенно хорошо он знал иностранные языки и музыку. Окончив экстерном варшавское реальное училище он поступил в учительскую семинарию. После завершения в ней учебы он получил диплом с отличием. Однако учителем Константин Алексеевич не стал из-за финансовых трудностей в семье.Он устроился работать токарем на литейно-механический завод в
г. Андрееве Келецкой губернии Царства Польского. Под влиянием революции 1905–1907 гг. Калинин вступает в Польскую партию социалистов (ППС). Тогда же, в ноябре 1905г., Константин Калинин был арестован полицией. В тюрьме он пробыл до июня 1906 г., откуда был выпущен под денежный залог в 3000 рублей, а также благодаря ходатайствам матери и брата Владимира, ставшего офицером. После освобождения Калинин некоторое время работал учителем. Получить высшее образование он не мог из-за участия в революции. Поэтому старший брат предложил ему служить в армии. Константин в январе 1908 г. был зачислен вольноопреляющимся в 184 Варшавский пехотный полк. Служба в полку давала возможность подготовиться к поступлению в военное училище. В 1908 г. состоялся суд над Калининым в связи с вышеуказанными событиями 1905 г. Приговор был сравнительно мягким: 6 месяцев заключения в крепости. После окончания наказания он был освобожден от всех видов судебной ответственности и мог поступать в военное училище. Как и его старший брат Владимир, он поступает в Одесское военное училище, успешно сдав вступительные экзамены. В период обучения в военном училище Константин Калинин зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. За три года пребывания в Одесском пехотном училище (1909 – 1912 гг.) на своем курсе он по праву считался лучшим из юнкеров. Поэтому неудивительно, что к концу обучения он получил высший чин, который мог иметь лучший из юнкеров – чин фельдфебеля. При выпуске из училища он имел один из наивысших баллов на экзаменах (11,35 по 12-бальной системе) и, как один из лучших выпускников, получить право самому выбирать место службы. Подпоручик артиллерии Калинин выбрал Дальний Восток. За отличные успехи в период учебы в военном училище он был также удостоен и денежной премии имени генерал-фельдмаршала графа Д.А.Милютина. Премия эта присуждалась «достойнейшему из перворазрядных выпускных юнкеров, занимающих унтер-офицерские должности, имеющих не только прекрасные успехи в науках, отличное поведение, но и высокие качества характера». В 1912 году из всех выпускников военных училищ Российской империи такую премию получили лишь 8 человек, в том числе 2 – из Одесского военного училища. Хотя Милютинская премия была по своему размеру не очень большой – 100 рублей – однако в военной среде она являлась довольно престижной. Константин Алексеевич получил назначение в 3 стрелковую артиллерийскую бригаду, расположенную во Владивостоке.Условия службы в том регионе были довольно тяжелыми: суровый климат, жилые помещения осенью и зимой отапливались очень плохо. Но, несмотря на это, военное командование требовало от офицеров неукоснительного выполнения своих командирских обязанностей. Некоторые из офицеров не выдерживали таких условий: кое-кто спивался, кто-то уходил в отставку. Калинину же тоже приходилось нелегко, однако он предпочитал во внеслужебное время заниматься чтением литературы, повышал свой научный и служебный уровень, так как собирался поступать в военную академию. Также он любил ходить в тайгу на охоту. Во время службы Калинина во Владивостоке там было начато формирование Владивостокского корпусного авиаотряда. В свободные от службы часы Константин Алексеевич часто приходил на аэродром, знакомился с летчиками и мотористами, изучал самолеты и приемы их пилотирования. Повышая свои знания, подпоручик Калинин стал брать уроки французского языка у молодой учительницы Софьи Сергеевны Алексеевой. В 1913 году она вышла замуж за Константина Алексеевича. В конце того же года Калинина переводят служить во 2-й Владивостокский крепостной артиллерийский полк, располагавшийся на острове Русский в гавани Владивостока. Он вместе с женой жил в маленьком домике, расположенном на том же острове. Софья Сергеевна хорошо играла на фортепиано, а Константин Алексеевич увлекся игрой на флейте. По вечерам молодые супруги обычно занимались музыкой или чтением. Увлечение же авиацией у молодого офицера продолжает расти. Он перечитал всю литературу по авиационному делу, которую мог найти в гарнизонных библиотеках и в книжных магазинах Владивостока. Однако Первая Мировая война круто изменила жизнь семьи Калининых (летом 1914 г. у них родилась дочь Кира). Подпоручик Калинин получил приказ следовать на новое место службы – в Кронштадт. Жена и дочь по приезду в Петроград стали жить у матери Софьи Сергеевны. Константин Алексеевич, служивший в кронштадской крепостной артиллерии, занимался формированием и комплектованием артиллерийских частей, направлявшихся на фронт. Весной 1915 г. 5 отдельный тяжелый артиллерийский дивизион, где К.А.Калинин занимал должность начальника штаба, отбыл на фронт. По прибытии в Гродно, дивизион занял позиции вдоль реки Неман, а позднее, после ряда боев с немецкими войсками, дивизион был переброшен в крепость г. Брест-Литовска.Летом и осенью дивизион, где служил поручик К.А.Калинин, воевал под г. Двинск (сейчас – Даугавпилс, Латвия). За мужество и храбрость, проявленных в боях 1915г., он был награжден двумя орденами. Однако увлечение авиацией привело Константина Алексеевича к решению стать военным летчиком. Он пишет рапорт о приеме его в Гатчинскую военную авиационную школу. Но существовало для этого возрастное препятствие: в эту школу принимали лиц, которым было не больше 27лет. А Калинину шел уже 29 год. Именно потому он исправил в документах год рождения с 1887 на 1889, из-за чего ряд биографов Константина Алексеевича путаются в его дате рождения. Наконец, в конце марта 1916г. мечта Калинина сбылась: пришел приказ о переводе его в Гатчинскую военную авиашколу. В связи с большой нехваткой летчиков на фронте и военным временем обучение было сокращено до 6 месяцев и проходило на французских военных самолетах «Фарман» и «Вуазен». Успешно пройдя практическую и теоретическую подготовки, отлетав необходимое число полетов как с инструктором, так и самостоятельно, поручик Калинин успешно окончил школу по первому разряду и был направлен на Румынский фронт, в 26 корпусной авиаотряд. Восновном летчики авиаотряда занимались воздушной разведкой. Этим же делом командир отряда приказал заниматься и Калинину. Позже, заметив у Константина Алексеевича большие инженерно-технические звания в области авиатехники, командир поручил ему быть заведующим технической частью отряда. К концу 1916 г. поручик Калинин зарекомендовал себя не только как хороший инженер и разведчик, а также отличный пилот, но и как офицер, имеющий все черты характера, необходимые командиру: смелость, честность, прекрасное знание своей профессии, что обеспечило ему большой авторитет в отряде, особенно среди солдат и унтер-офицеров. Тогда же он был назначен временно исполняющим обязанности командира. Вот как характеризовал К.А.Калинина его командир: «Характер уравновешенный, спокойный, решительный, благородный. Отличные умственные способности, быстро схватывает и усваивает все новое. Умеет оценить обстановку и быстро принять правильное решение. В своих решениях, тверд, последователен и логичен. Хорошо подготовлен теоретически и практически к службе в авиации, которой предан и которую знает и любит. Товарищами очень любим, с нижними чинами строг, справедлив и доступен, быстро разбирается в людях и редко ошибается в них. Будет строгим, справедливым и авторитетным начальником. Очень любит летать и летает отлично – смело, продуманно, осторожно и красиво. При выполнении боевых задач чрезвычайно настойчив, в меру осторожен, хладнокровен и храбр. Способен к боевой работе в очень тяжелых условиях. Обладает организаторскими способностями и умеет вдохнуть в людей бодрость и желание работать.Очень желателен как командир отряда. К солдатам, служившим в его отряде, Калинин всегда относился справедливо и доброжелательно, был против применения к ним телесных наказаний и неоднократно спасал некоторых из них от этого. Поэтому нет ничего удивительно в том, что когда в 1917 году, после февральской революции, были образованы солдатские комитеты и введена выборность командиров, то штабс-капитан Калинин избирается командиром 26 авиаотряда. Под влиянием революции К.А.Калинин вступил в партию социалистов-революционеров (эсеров).
Летом и осенью 1917 г. продолжались тяжелые бои на Румынском фронте, где продолжал воевать отряд Калинина. Общий развал армии коснулся и частей вышеуказанного фронта. В конце 1917 г., после окончательного распада армии, войсковой комитет 26 авиаотряда принимает решение эвакуировать личный состав и технику в те места, где уже была установлена советская власть. Калинин, несмотря на протест многих офицеров отряда, это решение комитета поддержал и приказал начать эвакуацию на Украину. В начале 1918 г. отряд был передислоцирован в г. Могилев-Подольский. Но дальше его не пропустили, так как по решению Центральной Рады все воинские части, находившиеся на Украине, становились частью украинской армии. В апреле 1918 г. Могилев-Подольский, в соответствии с Брестским мирным договором, заняли австрийские войска. 26 авиационный отряд был расформирован. За свои боевые заслуги на фронтах Первой мировой войны штабс-капитан К.А.Калинин был награжден 4 орденами: Св. Владимира ІV ст. ( с мечами и бантом), Св. Анны ІІІ ст. ( с мечами и бантом), Св. Станислава (с мечами и бантом), Св. Анны ІV ст. с надписью «За храбрость».После этих событий Калинин оставался в Могилеве-Подольском. Официально он числился офицером армии гетмана П. П.Скоропадского, но поскольку в тех местах боевых действий почти не было, то и в боях бывший штабс-капитан участия не принимал. После ухода из Украины в ноябре 1918 г. немецко-австрийских войск и ликвидации гетманской армии власть на большей части Украинской Народной Республики (УНР) перешла к Директории, возглавляемой С.В.Петлюрой и В.К.Винниченко. Волынский авиадивизион, где служил летчиком К.А.Калинин, стал одним из подразделений Управления авиации петлюровской армии. Весной 1919 г. войска армии Директории, потерпев ряд поражений от Красной Армии и повстанцев, отступили на Западную Украину. Некоторое время Калинин был начальником склада авиационного имущества. Затем, разочаровавшись в политике Директории, в конце 1919 г., Константин Алексеевич приезжает в Киев, занятый войсками Красой Армии. Благодаря знакомству с Евгением Касьяненко, бывшим тогда главным редактором газеты «Большевик», являвшейся центральным печатным органом РКП(б) Украины, он по решению штаба ХІІ армии был направлен в Москву, в штаб Управления воздушного флота. По решению руководителей этого штаба его зачисляют в резерв. В апреле 1920 г. он тяжело заболел «испанкой», (как тогда назывался грипп). Благодаря заботам жены, почти полтора месяца лечившей его, Константин Алексеевич поправился. Но сразу после его выздоровления заболела менингитом его жена, Софья Сергеевна, умершая в мае 1920 г. Вернувшись из Петрограда, где он оставил 6-летнюю дочь Киру на попечение ее бабушки, он получает приглашение поступить на учебу в Московский авиационный техникум (будущая Военно-воздушная инженерная академия им. Жуковского). В качестве летчика Калинин не устраивал командование Красного воздушного флота по ряду причин: во-первых, как бывший дворянин и офицер царской, а также гетмановской армии и армии УНР ; во-вторых, как бывший эсер. Правда, осенью 1920 г. он вступил в РКП(б). Однако членство в партии большевиков его репутацию среди высшего руководства красной авиации не укрепило. Как бывший офицер он был поставлен на особый учет в ВЧК. И хотя он учился очень хорошо и вполне лояльно относился к советской власти, ему не доверяли. В 1922 г., в ходе партийной чистки, Калинин был исключен из партии, а немного позже и из академии, учебу в которой он почти завершил: оставалось сдать несколько зачетов и получить диплом авиационного инженера. Не доверяли Константину Алексеевичу и еще по одной причине: его старший брат Владимир, бывший полковник царской армии, в 1922 г., эмигрировал в Польшу, куда предлагал переехать и Константину, однако тот отказался. Еще раньше, в конце 1917 г., его киевский приятель и известный русский авиаконструктор И.И.Сикорский предлагал ему тоже эмигрировать, но Калинин отказался. В 1923 г., уже находясь в США, Сикорский снова предлагает ему эмигрировать в Америку, но снова получает отказ.Из тяжелого положения его спас бывший однополчанин по 26 авиаотряду И.И.Петрожицкий, командовавший тогда авиацией Московского военного округа, давший ему блестящую аттестацию. Благодаря ей, а также знакомству с ректором Киевского политехнического института (КПИ) В.Ф.Бобровым и известными энтузиастами авиационного дела на Украине братьям Касьяненко, Константин Алексеевич Калинин поступает на ІV курс механического факультета КПИ. В 1923 г., одновременно обучаясь в институте, Калинин становится заведующим конструкторским бюро Киевского авиазавода. Также он активно участвует в работе киевского авиационного научно-технического общества (АНТО). Знакомство и дружба с братьями Касьяненко не только помогли Калинину получить высшее техническое образование и трудоустроиться, но и повлияли на его личную жизнь: второй его женой стала в 1924 г. сестра жены И.И.Касьяненко Татьяна Ильинична. В 1925 г. у супругов Калининых родился сын Эльвин, а через год, в 1926 г. – дочь Нелли.Работая в Киеве, Константин Алексеевич, конструировал свой первый самолет – К-1, создание которого стало его дипломной работой. Самолет создавался на Киевском авиаремонтном заводе. В сентябре 1925 г. самолет Калинина совершил перелет Киев-Харьков; а через неделю, 16 сентября, самолет перелетел из Харькова в Москву, где вызвал большой интерес. Благодаря созданию К-1, являвшимся дипломным проектом Калинина, и его благополучному перелету в Москву, Константину Алексеевичу руководством Киевского политехнического института был вручен диплом инженера-механика, который он защитил с отличием.В 1925 г. в Москве было принято решение о создании в Харькове авиастроительного предприятия, руководить которым должно было общество «Укрвоздухпуть». В сентября 1925 г. правление «Укрвоздухпути» направляет Калинину письменное приглашение занять на будущем Харьковском авиационном заводе должность главного конструктора и одновременно быть начальником производства. Константин Алексеевич дал согласие и в конце 1926 г. выехал вместе с семьей в Харьков. Как такового завода еще не существовало, так как он только начал строиться. На его месте в районе Сокольников находились авиаремонтные мастерские, где и начался харьковский период жизни и деятельности Калинина, длившийся с 1926 по 1934 гг. Поселилась семья Калининых вначале в Высоком поселке, недалеко от Харькова. Позднее Калинины переехали жить в Харьков, где проживали на Холодной горе, недалеко от нынешней одноименной станции метро. Прежнее их место жительства, дом в Высоком поселке, стал дачей.Главной задачей «Укрвоздухпути» была приемка и ремонт самолетов немецкой фирмы «Дорнье», закупавшихся СССР в Германии. Покупались эти самолеты потому, что советская авиационная промышленность находилась в начальной стадии развития. Немецкие самолеты или перегонялись в Советский Союз, или привозились в разобранном виде на советские заводы, где собирались. Например, в Москве, в начале 1920-х годов, в филях, германской фирмой «Юнкерс был построен для СССР авиационный завод, где производились немецкие самолеты. Покупка у Германии самолетов обходилась очень дорого: стоимость каждой машины обходилась государству в 60-80 тысяч рублей золотом. Поэтому советское руководство стремилось с помощью немецких специалистов построить несколько авиазаводов и постепенно наладить на них производство отечественных самолетов, обходившихся стране в несколько раз дешевле, чем покупка иностранных машин. Такой же точки зрения придерживался и Калинин ( в отличие от подавляющегося большинства членов правления «Укрвоздухпути»). Вскоре после начала работы в Харькове Константин Алексеевич начинает работу над следующим своим самолетом, К-2, являвшимся дальнейшим развитием и модификацией К-1. Он проектировался в разных вариантах: санитарном, пассажирском и самолетом для аэрофотосъемки. Каркас самолета сваривался из тонких стальных труб. Крылья покрывались гофрированным алюминием, а корпус и хвостовое оперение обтягивалось перкалью-полотном, покрытым лаком.Конструкторское бюро Калинина было небольшим, состоявшим всего из нескольких человек, приехавшим с ним из Киева. Но в Харькове оно стало пополняться за счет некоторых студентов Харьковского технологического института, трое из которых начали свою работу в КБ как чертежники. Своего кабинета у Калинина в КБ не было: все конструкторское бюро размещалось в одной большой комнате. Через несколько лет после приезда Константина Алексеевича в Харьков было принято решение об открытии там авиационного института, что он с энтузиазмом поддержал. Впоследствии он принимал участие в выборе места для постройки института в Померках. После открытия института он читал там лекции и заведовал одной из кафедр. Причем работал он там бесплатно. Часть из студентов и выпускников ХАИ плодотворно работали в КБ Калинина.В сентябре 1926 г. К.А.Калинин, после переименования авиаремонтных мастерских в авиационный завод, становится директором завода и одновременно главным конструктором. Правда, директором завода Константин Алексеевич был до декабря 1926 г., оставшись на должности главного конструктора.Как конструктор Калинин почти на всех своих самолетах вводит новшество: крылья на них были не прямоугольными, а имели овальную форму. Они делались из металла, а не из дерева (как на многих советских самолетах того времени). Такая форма крыла обеспечивала гораздо лучшую аэродинамику самолетов. А алюминиевые крылья, как и самолеты, были легче и прочнее деревянных. Правда, из-за дефицита алюминия крылья приходилось на большинстве конструкций делать из дерева.В 1927 г. у Калинина возник конфликт с руководством «Укрвоздухпути». Из-за непродуманной и убыточной политики правления этой организации она стала испытывать большие финансово-экономические трудности. Правление решило сократить число работающих на заводе, сократить финансирование по строительству самолетов конструкции Калинина и на опытное самолетостроение. Парторганизация завода и рабочие написали письмо протеста в ЦК ВКП(б) Украины. Приехавшая комиссия после разбирательства отменила решение правления «Укрвоздухпути» и отстранила от занимаемых должностей председателя правления Юнгмейстера и директора завода Мандрыко. Производство самолетов «Дорнье» на авиазаводе значительно сократилось, а КБ Калинина продолжило свои работы по дальнейшему конструированию самолетов. Продолжилась работа по конструированию а затем и по производству санитарного самолета К-3, который мог быстро эвакуировать и перевести 4 раненых с одновременным оказанием им необходимой медицинской помощи. Эта машина получила высокую оценку у военно-медицинского управления РККА. После начала выпуска К-3 последовала его дальнейшая доработка и модификация, которой явился самолет К-4. Его могли использовать не только в качестве санитарного самолета, но и для аэрофотосъемки и в качестве пассажирской машины. К-4 мог летать в условиях не только умеренного, но и жаркого климата. По своим тактико-техническим данным К-4 значительно превосходит своего немецкого конкурента – самолета «Комета» фирмы Дорнье. Был случай, когда К-4 совершил посадку и взлет со вспаханного поля. В октябре самолет К-4 был отправлен на ІІІ Международную Выставку в Берлине. Представленный на выставке санитарный вариант К-4 получил золотую медаль. Сам Константин Алексеевич, находившийся тоже в Берлине, получил ряд предложений о сотрудничестве с немецкими и некоторыми другими зарубежными авиационными фирмами. Однако, будучи патриотом своей Родины, он отказался от этих лестных предложений.К сожалению, с К-4, как и с некоторыми другими самолетами того времени, произошла авария, повлекшая за собой жертвы. 24 августа 1924 г. возле Сочи упал в море и затонул К-4, на борту которого было несколько пассажиров. Все они (в т. ч. и летчик, по вине которого и произошла авария) были спасены, кроме находившегося там Я.Ф.Фабрициуса, командующего Краснознаменной Кавказской армией, героя Гражданской войны. Фабрициус помогал спасать пассажиров, но сам спастись не смог и утонул. Комиссия, расследовавшая эту аварию, пришла к заключению, что виноват был летчик, оставивший при взлете стабилизатор в посадочном положении (из-за чего
К-4 и упал). Если бы эта авария произошла по вине конструктора, допустившего ошибки при конструировании самолета, то последствия для Калинина были бы очень тяжелыми. В то же время еще один К-4 совершил перелет по маршруту Харьков-Москва-Иркутск, прошедший вполне благополучно. Если бы не износ немецкого мотора, стоящего на самолете, то К-4 мог бы долететь и до Владивостока. Авиационная промышленность СССР тогда выпускала авиамоторы малой и средней мощности, надежность и качество которых составляли желать лучшего. Часто эти двигатели копировались с иностранных образцов, бывших тоже не очень совершенными. Ничего удивительного в этом не было: производство самолетов и авиамоторов в Советском Союзе только начиналось, опытных отечественных конструкторов самолетов и авиамоторов почти не было, а те из молодых авиаконструкторов, только только начинавших свою деятельность, почти не имевших опыта, допускали ошибки, что очень дорого обходилось и пилотам, и пассажирам, и технике. Также сказывалось и недоверие высшего партийного и государственного руководства СССР к старым специалистам. Такие известные авиаконструкторы, как Поликарпов и Григорович, были арестованы по обвинению во вредительстве (хотя это обвинение было абсолютно надуманным) и несколько лет занимались конструкторской деятельностью, находясь в заключении. В 1937 – 1938 гг. ситуация еще больше усугубилась. По тем же надуманным обвинениям были арестованы А. Н.Туполев, его ученики В.М.Петляков, В.М.Мясищев (известные конструкторы бомбардировщиков), ракетчик С.П.Королев, конструктор реактивных двигателей В.П.Глушко и ряд других их коллег. П. Свои самолеты они конструировали, находясь в заключении. Правда, летом 1941г. их выпустили на свободу. Естественно, что советская авиапромышленность от этого не стала лучше.Дальнейшим развитием К-4 стала очередная конструкция Калинина К-5. Этот 6-местный пассажирский самолет, бывший в 30-е годы основным пассажирским самолетом СССР (всего их было выпущено около 300), был создан в КБ Калинина в конце 1929 г. В 1930 г. он прошел испытания и был запущен в серийное производство. Конструкция К-5 была смешанная: каркас состоял из сварных металлических тонких труб, фюзеляж, крылья и хвостовое оперение обтягивались перкалью. Из-за дефицита и дороговизны алюминий почти не применялся. В отличие от советских самолетов, многие воздушные машины, производившиеся за границей, изготавливались из алюминия. Благодаря этому, они были легче и прочнее деревянных и деревянно-металлических самолетов. Выпускался К-5 и в санитарном варианте.Кроме К-5 КБ Харьковского авиазавода с 1930 г. выпустило чертежи почтового самолета К-6, запущенного в производство небольшой серией в 1931 г. Также в то же время Константин Алексеевич создает еще один самолет для местных авиалиний – К-9, предназначавшийся для полетов в сельской местности. Особенностью этой машины были складывавшиеся крылья. После приземления К-9 его крылья и хвостовое оперение отделялись от фюзеляжа, и самолет можно было ставить в любой сарай или гараж. 2-местный К-9 мог взлетать и приземляться с коротких грунтовых взлетно-посадочных площадок длиной не более 100 метров. Улучшенным вариантом вышеуказанного самолета стал К-10, также предназначенный для полетов в сельской местности. правда, самолеты К-6, К-9, К-10 в серийное производство запущены не были.Конструируя свои легкие самолеты Константин Алексеевич задумал сделать и большой самолет. Идея сконструировать такую машину возникла у него еще в 1925 году. Вначале этот самолет должен был выглядеть как пассажирская машина, рассчитанная на 22 человека. Проектирование продолжалось, но самолет не могли тогда построить, поскольку КБ было загружено работой над созданием других самолетов, да и мощностей тогдашнего завода не хватило бы для работы над такой большой машиной. В начале 1930-х годов в Западной Европе и США был построен ряд самолетов-гигантов. В Германии фирма Дорнье построила громадный гидросамолет ДО-Х «Кит», который вмещал 100 пассажиров. Фирма «Юнкерс» тоже выпустила большой самолет С-38 (он был рассчитан на 40 человек). Не отставали от Германии Великобритания и Италия (в Италии выпустили 6-моторный бомбардировщик СА-90: он мог брать на борт 8000 кг бомб). В СССР в 1930 г. КБ А.Н.Туполева создало тоже большой самолет – тяжелый бомбардировщик ТБ-3. Туполев планировал создать еще большие самолеты. Конечно же, КБ Калинина тоже хотело создать хороший пассажирский самолет, который мог перевозить не менее 100 человек. В 1931 г. Калинин разработал проект К-7, своего самого большого самолета. Чертежи были направлены в Москву, где их после тщательного изучения одобрили и Константин Алексеевич получил разрешение на создание самолета. Особенностью К-7 было то, что в отличие от других самолетов, он строился по схеме «Летающее крыло». По этой схеме почти все основные агрегаты самолета располагались в громадном крыле, размах которого составлял 58 метров. Также особенностью К-7 было то, что он был 2-балочной конструкции: за гигантским крылом располагались 2 большие металлические 3-гранные балки, на концах которых крепилось хвостовое и оперение. На самолете устанавливались 7 двигателей АМ_34, мощностью в 350 л. с. каждый (правда, потом выяснилось, что их мощность недостаточна для такой большой и тяжелой машины). 7 двигатель располагался в задней части крыла и толкал машину вперед. Шасси К-7 имели 3 больших колеса, диаметром по 1,6 и 2 метра каждое. Каждая из двух тележек шасси помещалось в большой алюминиевый обтекатель. Фюзеляж имел длину (вместе с балками) 28 метров. Внутри самолета могли разместиться 123 пассажира. Кроме пассажирских кресел в центре самолета находилась большая кают-компания рассчитанная на 28 человек.Военный вариант К-7 позволял его использовать в 2 видах: воздушно-десантном, для перевозки 112 десантников, и в качестве бомбардировщика он мог нести более 10 тонн бомб. Оборонительное вооружение состояло из 8 пулеметов и 4 автоматических пушек (в модернизированном варианте К–7 предполагалось количество пушек увеличить до 8). Правда, скорость у К-7 была относительно небольшой – 235 км/час. Модернизированный К-7 мог нести 16600 кг бомб на дальность до 2000 километров. С бомбовой нагрузкой в 6000 кг самолет мог иметь дальность полета в 6000 км. Такой тяжелый бомбардировщик, аналогичный К-7, не имела тогда ни одна армия мира. В США подобные К-7 «Летающие крепости» появилась только в 1939 г. К-7, первый экземпляр которого был построен в 1933 г., являлся тогда самым большим самолетом в мире.Конечно же, испытания такого громадного и тяжелого самолета необходимо было проводить со всей тщательностью. Когда строился К-7, то в заводском сборочном цехе он, после полной сборки, поместиться не смог из-за своих громадных размеров и поэтому его достраивали и собирали на поле возле цехов завода. Весил К-7 21 тонну.В августе 1933 г. начались испытания. Вначале самолет делал пробежки и небольшие подлеты. Выяснилось, что рули хвостового оперения в период испытаний, начали сильно вибрировать и болтаться. Поэтому его переделали и как следует закрепили. 21 августа состоялся первый полет К-7. На испытании присутствовал начальник главного управления авиационной промышленности Наркомата тяжелого машиностроения П.И.Баранов. Вместе с ним присутствовал знаменитый летчик-испытатель М.М.Громов и командующий Украинским военным округом И.Я.Якир. Вместе с летчиком М.А.Снегиревым, пилотировавшим самолет, в кресле второго пилота находился и его главный конструктор. Во время полета оборвался стальной трос, регулирующий работу руля глубины и стабилизатора. Ценой очень больших усилий обеих пилотов К-7 удалось удержать в воздухе и развернуть в направлении аэродрома авиазавода. Вначале Калинин сомневался в этом и предложил Снегиреву посадить машину в поле, но тот сумел убедить Константина Алексеевича, что сумеет довести самолет до авиазавода и посадить его. Так и произошло. Наблюдавший за полетом К-7 П .И.Баранов за смелое решение объявил летчику-испытателю благодарность. Калинин же за самовольный полет на К-7, совершенный без разрешения Баранова, получил выговор. Конечно же, Калинин сильно рисковал. Проводимое расследование в отношении аварии на самолете в период полета, показало, что лопнувший трос почти на две трети был перекушен кусачками. Во время полета разрыв троса мог бы привести к аварии самолета. Сотрудники Харьковского управления ОГПУ, производившие расследование аварии, совершения диверсии не усмотрели. После испытательного полета К-7 самолет был подвергнут самым тщательным осмотрам и проверкам. Рулевое управление снова стали доводить до необходимого уровня. Чтобы избежать диверсии (в отношении самолета), его каждый вечер после окончания работ пломбировали, а затем до утра К-7 охраняла рота солдат. Было проведено еще 7 испытательных полетов, каждый из которых проходил под личным контролем Константина Алексеевича. Недоделок становилось все меньше. Во время очередного испытательного полета снова возникли проблемы с хвостовым оперением: отказал стабилизатор. С большим трудом летчику все-таки удалось посадить машину, причем почти без повреждений. Когда осматривали самолет после полета, то в одном из звеньев цепи подъемника стабилизатора нашли туго забитый стальной болт. Из-за этого стабилизатор не смог стать в нужное положение, необходимое при посадке. Снова известили управление ОГПУ, но опять его сотрудники факта диверсии не установили. Очень странная реакция, особенно в то время. Все эти случаи тяжело переживались конструктором К-7. Если бы не находчивость и смелость летчика М. А.Снегирева в период испытаний, то самолет мог бы разбиться. Михаил Артемьевич Снегирев, участник Первой мировой войны, где воевал летчиком-истребителем и стал полным Георгиевским кавалером, получив все 4 Георгиевских креста за храбрость в боях, во время испытаний К-7 выполнил свой долг до конца. 21 ноября 1933 г., в воскресенье, Калинин отдыхал. Но из Москвы приехал представитель Главного управления авиапромышленности Наркомтяжпрома СССР и по его указанию состоялся незапланированный испытательный полет, хотя Калинин в его отсутствие категорически запретил полеты на К-7. Сам Константин Алексеевич тогда находился на охоте вместе со своим приятелем писателем Остапом Вишней. Во время полета на борту К-7 находилось 20 человек. Полет оказался роковым: снова возникла вибрация хвостового оперения, самолет стал терять управление и с высоты 150 метров врезался в землю. Из 20 человек в живых осталось только 5. Произошло это недалеко от поселка Рогань. Вечером того же дня, вернувшись домой, Калинин узнал об аварии. На него гибель его коллег и катастрофа К-7 произвели тяжелейшее впечатление: по свидетельствам его родных он сильно постарел и осунулся. Начало болеть сердце. По мнению специалистов, расследовавших причины аварии К-7, главным виновником катастрофы были проблемы с управлением. Также одной з причин гибели самолета был 7, толкающий, мотор, вибрация от которого способствовала выходу из строя стабилизатора и рулей высоты и глубины. Члены же семьи Калинина считают причиной гибели К-7 диверсию, поскольку те несколько человек, оставшихся в живых после аварии, перед падением самолета слышали сильный взрыв. Также и некоторые специалисты считают, что причиной гибели самолета был выход из строя системы управления.Однако такие самолеты, как К-7, были нужны, особенно военной авиации. Поэтому руководство ВВС РККА принимает решение о строительстве еще двух К-7. Против постройки этого самолета выступал А.Н.Туполев, бывший тогда не только ведущим авиаконструктором СССР, но и занимавший должность главного инженера главного управления авиационной промышленности народного комиссариата тяжелой промышленности. В лице Калинина он видел своего главного конкурента. В пассажирской авиации эксплуатировались в основном два самолета: К-5 и АНТ-9 (конструкции Туполева). Хотя АНТ-9 мог перевозить 9 пассажиров, а К-5 только 6, но по ряду показателей он превосходил туполевский самолет, что его конструктором воспринималось весьма болезненно. На многие самолеты Калинина Туполев давал отрицательные заключения, хотя калининские машины таких отзывов не заслуживали. Недаром в 30-е годы самым многочисленным самолетом в гражданской авиации был К-5. Говоря, что таких больших машин, как К-7, выпускать нельзя, поскольку, по его мнению они уже дошли до предела, тем не менее в 1934 году был построен самолет-гигант «Максим Горький» (АНТ-20, 8-моторный самолет конструкции А.Н.Туполева). Однако ему, как и К-7, не повезло: в 1935 г. он разбился в результате аварии. Правда, в гибели «Максима Горького» оказался виновен летчик-лихач, делавший вокруг АНТ-20 фигуры высшего пилотажа, но не рассчитавший маневр и врезавшийся в крыло туполевского гиганта.В конце декабря 1933 г. на Харьковский авиазавод, директором которого тогда был Калинин, совмещавший директорскую должность с функциями главного конструктора, поступила телеграмма из Москвы, обязывавшая руководство Харьковского авиазавода немедленно приступить к постройке 2 К-7. Конструкция К-7 была пересмотрена и усовершенствована. Седьмой, толкающий двигатель, убрали. Устранили недостатки, выявленные в ходе испытаний. Вместо 3-гранных хвостовых балок сделали 4-гранные. Оборонительное вооружение военного варианта К-7 теперь состояло из 3 пушек и 13 пулеметов. Все они находились в выдвигаемых башенках. С 6 моторами К-7 мог нести 13 тонн бомб. Если бомбовая нагрузка составляла 8,5 тонн бомб, то дальность полета самолета была 2000 км. При установке двигателей М-34 ФРН бомбовая нагрузка увеличилась до 17тонн. Если бы К-7 был тогда запущен в серийное производство, то он был бы самым мощным бомбардировщиком того времени. Но в Москве решили, что К-7 в Харькове строить не надо. Было принято решение делать его на Воронежском авиазаводе, специально построенном для производства тяжелых бомбардировщиков, Летом 1934г. Константин Алексеевич Калинин становится главным конструктором Воронежского авиазавода. Калинин знал, что руководство завода состоит из людей, назначенных туда по рекомендации А.Н.Туполева, хотевшего, чтобы на Воронежском авиазаводе выпускались самолеты его конструкции ТБ-4 (военный вариант «Максима Горького» АНТ-20). В Воронеже Калинин разрабатывает дальнейшие проекты К-7 в качестве пассажирских самолетов, рассчитанных на 120 и на 150пассажиров. Но после гибели «Максима Горького» в 1935г. строительство и его, и К-7 законсервировали. Туполев предложил вообще отказаться от дальнейшего строительства К-7. В 1936г. на Воронежском авиазаводе было прекращено производство К-7, хотя один из них был уже готов на 60%. Также перестали строить в Воронеже и ТБ-4 Туполева.В 1936 г.А.Н. Туполев вызвал Константина Алексеевича в Москву и предложил ему поехать в США для закупки лицензии на производство в Советском Союзе американского самолета «ДС-3». Но Калинин отказался от командировки, справедливо считая, что необходимо конструировать и выпускать свои машины тем самым развивая отечественную авиационную промышленность.С 1936г. Калинин, будучи главным конструктором Воронежского авиазавода, разрабатывает новые самолеты-бомбардировщики по своей схеме «летающее крыло» (как и К-7). Так, бомбардировщик К-12 не имел хвостового оперения. В его хвостовой части находилась башенка с 2 пулеметами, чтобы защищать самолет с тыла от нападения вражеских истребителей. Новой машине летчики-испытатели дали высокую оценку. Самолетом заинтересовался нарком обороны СССР К.Е.Ворошилов. По его распоряжению К-12, раскрашенный в золотисто-красный цвет, принял участие в авиапараде в Тушино в 1937 г., где «жар-птица» произвела очень большое впечатление. Машину рекомендовали для запуска в серийное производство. Вскоре было выпущено 10 К-12, но больше они не выпускались. У Константина Алексеевича было много недоброжелателей и в Харькове, и в Москве, и в Воронеже. Отношения его с директором Воронежского авиазавода не сложились и поддержки в верхах у него почти не было. Почти такая же судьба постигла и проект еще одного бомбардировщика К-1З, обладавшего высокими летно-техническими расчетными данными, конструкцию которого ГУАП (главное управление авиационной промышленности) после первых испытательных полетов, несмотря на положительные отзывы испытателей, объявило неудачной и работы по самолету прекратили. Хотя впоследствии авиаконструкторы Туполев и Петляков, создавая свои бомбардировщики Ту-2 и Пе-2 многое позаимствовали (в частности, хвостовое 2-килевое оперение) у К-13.1937 год оказался еще более тяжелым для Калинина. Конструкторское бюро его было гораздо слабее, чем в Харькове, поскольку многие его сотрудники остались там, а часть других, переехавших в Воронеж, были направлены на работу в Москву. Всего в КБ Калинина в Воронеже насчитывалось 15 человек. Тем не менее Константин Алексеевич продолжает упорно работать. Он проектирует новые машины: цельнометаллический бомбардировщик К-14, а также еще 2 «бесхвостки»: К-16 и К-17. К-16, например, мог развивать скорость более 500км в час (тогда далеко не каждый истребитель имел такую скорость). К-17, тоже сконструированный по схеме «летающее крыло», имел бомбовую нагрузку в 4 тонны и дальность полета 8000 км. В перегруженном варианте самолет имел бомбовую нагрузку в 6 тонн и дальность полета 7000км. Если бы такие самолеты были запущены в производство и поступили на вооружение ВВС Красной Армии, то Советский Союз имел бы самые мощные в мире бомбардировщики, тем более, что основной тяжелый бомбардировщик СССР ТБ-3 уже устарел. Альбомы с чертежами и расчетными данными этих самолетов Калинин представил К.Е.Ворошилову уже в 1936г. Оборонительное вооружение на бомбардировщиках тоже планировалось таким мощным, что вражеским истребителям сбить их было бы очень трудно. По своим тактико-техническим характеристикам К-16 и К-17 значительно превосходили лучшие зарубежные бомбардировщики и будущие американские «летающие крепости». Калинин также разрабатывал и сверхскоростной вариант К-17, который мог развивать скорость около 800 км в час (надо учитывать, что самолет должен был иметь обычные двигатели, а не реактивные). Но, к сожалению почти все эти проекты оказались «под сукном».Судьба самого Калинина оказалась под угрозой: в 1937г. в ходе репрессий были арестованы многие коллеги и друзья Константина Алексеевича как в Харькове, так и в Воронеже. Самого же Калинина фактически отстранили от работы, направив в Москву в командировку (в связи с испытанием его машины К-12). Немного позднее КБ, возглавляемое Константином Алексеевичем, вообще расформировали. А партком Воронежского авиазавода на партийном собрании постановил исключить его из партии. Необходимо заметить, что во всех управлениях НКВД имелись списки всех бывших царских офицеров, чиновников, лиц дворянского происхождения, купцов и т. п. Как бывший офицер и брат полковника царской армии Калинин давно уже состоял на особом учете, несмотря на все свои заслуги. Припомнили ему и членство в партии эсеров, а также и службу в 1918 – 1919 гг. в гетманской армии и армии УНР. Хотя, если хорошо разобраться, то из партии эсеров Калинин давно вышел, активного участия в ее деятельности не принимал. В армии Скоропадского, а позже в армии УНР Калинин находился на тыловых должностях и в боевых действиях почти не участвовал. Все эти факты Калинин никогда не скрывал, в том числе и во время партийных чисток в 1920-х–30-х годах. Самого же Константина Алексеевича арестовали 31 марта 1938 года. Ордер на арест подписал заместитель Н.И.Ежова М.П.Фриновский. Калинин обвинялся в том, что он был активным участником шпионско-диверсионно-вредительской организации на Воронежском авиазаводе и проводил подрывную работу по линии запутывания чертежного хозяйства. Содержался он в переполненной заключенными камере Бутырской тюрьмы (а затем был переведен в Воронеж) подвергаясь во время допросов пыткам и издевательствам. 21 октября К.А.Калинин по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР был приговорен к расстрелу с конфискацией имущества. Семье же сообщили, что он приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Приговор привели в исполнение сразу же после его объявления, 22 октября. Жена Константина Алексеевича Татьяна Ильинична, ненадолго пережила мужа и умерла в сентябре 1939 года в возрасте всего 44 лет. Дети Нелли и Эльвин, после ареста отца проживали у родственников матери.Маховик сталинских репрессий не пощадил и недругов Калинина. Был арестован директор Воронежского авиазавода Чернышов, всячески вредивший Константину Алексеевичу. Не избежал этого и А.Н.Туполев, которого арестовали в октябре 1937 г. (на основании поступивших в НКВД 20 доносов). Правда, Туполев большую часть своего заключения, с октября 1937 г. по июнь 1941 г., занимался в возглавляемой им «шарашке» конструированием самолета Ту-2, за работу над которым он был досрочно освобожден. Окончательно обвинения с Туполева были сняты лишь в 1955 году.Любовь к своему делу у Калинина была такова, что даже находясь в заключении, он продолжал проектировать самолеты. Так возник проект реактивного самолета – будущего К-15. Понимая, что в скором будущем поршневые двигатели исчерпают свои мощности и возникнет необходимость в создании реактивной авиации, он на клочках бумаги делает рисунки будущего сверхскоростного реактивного самолета, который очень похож на современные «Шаттлы» и «Бураны». Можно представить, сколько бы еще мог сделать этот человек, если бы его не расстреляли. Еще в 20-е годы один из друзей Константина Алексеевича советовал ему эмигрировать, убеждая его, что если он останется в СССР, то его обязательно уничтожат.Калинин был широко мыслящим человеком. Когда он начал работать в Харькове, то предложил разработать план постройки гигантского авиакомплекса в районе нынешнего Алексеевского жилищного массива. Тогда этот район представлял огромное поле с небольшими рощами. В соответствии с проектом возле Харьковского авиазавода должен был находиться авиационный техникум, авиаремонтный завод, завод опытного самолетостроения, авиационный институт, летная школа, учебные заведения для подготовки рабочих авиапромышленности, а также аэродромный комплекс со своими мастерскими, ангарами и т. п. В 1930 году правительство Украины дало разрешение на постройку авиакомплекса в Харькове, но по ряду причин было построено только несколько объектов. Многим советским чиновникам эта мечта Калинина и его проект были абсолютно чужды и неинтересны, поэтому их претворение в жизнь постоянно тормозили. Если бы калининский проект был выполнен хотя бы наполовину, то советское авиастроение развивалось гораздо быстрее. Когда в июне 1941г. началась война, то советская военная авиация, особенно бомбардировочная, понесла громадные потери. Тогда многие летчики и специалисты, хорошо знавшие Калинина и проекты его бомбардировщиков, так и не осуществленных, горько сожалели о его гибели.В Харькове в период пребывания там Калинина (1926 – 1934 гг.) он пользовался очень большим авторитетом как среди рабочих и специалистов Харьковского авиазавода, так и среди харьковских и украинских руководителей. Он все время помогал молодежи: и тем, кто работал на его заводе, и студентам Харьковского авиационного института, где он преподавал и заведовал одной из кафедр. Деньги за свою преподавательскую работу Константин Алексеевич отказался получать. За каждый сконструированный им самолет он получал солидные премии. Однако эти деньги он сам распределял между сотрудниками его КБ, а также специалистами завода, наиболее отличившихся при работе. После трагической аварии К-7 в ноябре 1933г. Калинин, очень тяжело переживший гибель самолета, а особенно людей, погибших в аварии, получил громадную моральную поддержку от всех, кот его уважал, ценил и любил. В Харькове он поддерживал дружеские отношения с академиком Г.Ф.Проскурой, одним из ведущих авиационных теоретиков на Украине. Также очень дружил Константин Алексеевич с известными украинскими писателями – Остапом Вишней, с которым любил ездить на охоту, и с Василием Элланом-Блакитным. Обучаясь в Киевском политехническом институте, Калинин познакомился с С.П.Королевым, увлекавшимся тогда планеризмом. Один из наиболее талантливых помощников Калинина, Алексей Яковлевич Щербаков, в 1947г. стал заместителем Королева, ставшего ведущим конструктором ракетно-космических систем.К.А.Калинин был посмертно реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда СССР в августе 1955г.В 1986 г. на одном из корпусов Харьковского авиазавода открыли мемориальную доску, посвященную Калинину. На открытии доски присутствовали сын и дочь авиаконструктора.Я считаю, что пришло время увековечить и в нашем городе память об этом замечательном человеке. Он вполне заслужил, чтобы его имя было присвоено нашему авиационному предприятию, главным конструктором которого он являлся 8 лет и почти столько же времени возглавлял его. Также не будет лишним назвать в Харькове улицу именем Константина Алексеевича Калинина.


КИНОЛЕКЦИЯ «ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ» (О НАЛЕТЕ СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ НА БЕРЛИН В АВГУСТЕ 1941 ГОДА)

Власко В.Е., директор Мемориального музея-квартиры семи Гризодубовых

Тема лекции В.Е.Власко – авианалеты советской авиации на Берлин в августе 1941г. «Летом 1941г. авиациейсоветского Балтийского флотаразрабатывался план по нанесению ударов сленинградскогоаэродромного узла по базевоенно-морского флота Третьего рейхавПиллау. КомандующийВВС ВМФ СССРгенерал-лейтенантС.Ф.Жаворонковпредложил перенацелить подготовленные для удара силы.26 июлянаркомВоенно-морского флота СССРадмиралН.Г.Кузнецоввместе с Жаворонковым на встрече уСталинапредложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота саэродрома«Кагул» на островеЭзель— самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигающихся войсквермахта. 27 июля1941 года1-му минно-торпедному авиационному полку8-й авиабригадыВВС Балтийского флота под командованиемполковникаПреображенского Е. Н.был отдан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Жаворонкову С. Ф., ответственным за исход был назначен Кузнецов Н. Г.Для нанесения удара планировалось использовать дальние бомбардировщикиДБ-3, ДБ-ЗФ (Ил-4), а также новыеТБ-7иЕр-2ВВС и ВВС ВМФ, которые с учётом предельного радиуса действия могли достать до Берлина и вернуться обратно. Учитывая дальность полёта (около 900км в одну сторону, 1765км в обе стороны, из них над морем 1400 км) и мощнуюПВОпротивника, успех операции был возможен лишь при выполнении нескольких условий: полёт необходимо было осуществлять на большой высоте, возвращаться назад по прямому курсу и иметь на борту лишь одну бомбу весом 500кг или две бомбы по 250 кг.28 июлягенерал Жаворонков прилетел в посёлокБеззаботноеподЛенинградом, где базировался 1-й минно-торпедный авиационный полк ВВС Балтийского флота. Операция готовилась в режиме повышенной секретности, в курс дела были поставлены лишь командующий Балтийским флотом вице-адмиралТрибуц В. Ф.и командующий ВВС Балтийского флота генерал-майор авиацииСамохин М. И. Для нанесения удара по Берлину были отобраны 15 экипажей полка. Командиром особой ударной группы назначили командира полка полковника Преображенского Е. Н.,флаг-штурманом— капитанаХохлова П.И. 2 августаизКронштадтав условиях повышенной секретности и под сильной охраной вышел морской караван, состоящий из тральщиков и самоходных барж с запасом бомб и авиационного топлива, стальных пластин для удлинения взлётно-посадочной полосы двумя тракторами, бульдозером, трамбовочным асфальтовым катком, камбузным хозяйством и койками для лётного и технического состава особой ударной группы. Пройдя через заминированныйФинский заливи зайдя в уже осаждённый немцамиТаллин, утром3 августакараван подошёл к причалам островаЭзельи выгрузил груз.В ночь на3 августас аэродрома Кагул был осуществлён пробный полёт— несколько экипажей, имея запас горючего до Берлина и полный боекомплект, слетали на разведку погоды и сбросили бомбы наСвинемюнде.4 августаособая ударная группа перелетела на расположенный на острове аэродром Кагул. С 4 по7 августапроизводилась подготовка к полёту, бытовое устройство лётного и техсостава, удлинение взлётно-посадочной полосы.В ночь на6 августа5 экипажей отправились вразведывательныйполёт на Берлин.Было установлено:зенитная оборонарасположена кольцом вокруг города в радиусе 100км и имеет много прожекторов, способных действовать на расстоянии до6000м. Вечером 6 августа экипажи первой группы бомбардировщиков получили боевую задачу. В 21:007 августас аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиковДБ-3ВВС Балтийского флота под командованием командира полка полковника Преображенского Е. Н., загруженных бомбамиФАБ-100илистовками. Звеньями командоваликапитаныГречишников В. А.иЕфремов А. Я.,штурманомлетелХохлов П. И.Полёт проходил над морем на высоте 7000м по маршруту: остров Эзель (Сааремаа)—Свинемюнде—Штеттин— Берлин). Температура за бортом достигала −35...−40°C, из-за чего стёкла кабин самолётов и очкишлемофоновобмерзали. Кроме того, лётчикам пришлось все эти часы работать вкислородных масках. Для соблюдения секретности на всём протяжении полёта выход в радиоэфир был категорически запрещён.Через три часа полёта вышли к северной границе Германии. При полёте над её территорией самолёты неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но, принимая их за свои, немецкаяПВОогня не открывала. Над Штеттином немцы, посчитав, что это с задания возвращаются заблудившиеся самолёты люфтваффе, с помощьюпрожекторовпредложили экипажам советских самолётов сесть на ближайший аэродром.В 1:308 августапять самолётов осуществили сброс бомб на хорошо освещённый Берлин, остальные отбомбились по берлинскому предместью и Штеттину[Немцы настолько не ожидали авианалёта, что включилисветомаскировкутолько через 40 секунд после того, как первые бомбы упали на город. Проконтролировать результаты налёта лётчикам не позволила немецкая ПВО, активность которой стала так велика, что заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место— Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!». В 4 утра 8 августа, после семичасового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром. Несмотря на то, что бомбовый удар не нанёс существенного военного урона нацистской Германии, он имел важный психологический эффект. Всего до5 сентябрясоветские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом36050кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками. 16 самолётов по разным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром. Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётови 7 экипажей, причём два самолёта и один экипаж погибли на аэродроме при попытках взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках. Всего в августе-сентябреОрденами Ленинабыли награждены 13 человек,Красного ЗнаменииКрасной Звезды— 55 человек. В сентябре Героями Советского Союза стали ещё 5 человек, многие получили ордена и медали.»
Показ кінострічки.


«’’МЫ ИЗ ХАРЬКОВА!’’: ДО 100-РІЧЧЯ ВІД ДНЯ НАРОДЖЕННЯ ПОЕТА-ФРОНТОВИКА МИХАЙЛА КУЛЬЧИЦЬКОГО»

Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Харьковчанин Михаил Кульчицкий - одна из самых ярких фигур авангардной поэзии в СССР конца 1930-х - начала 1940-х годов. Михаил Кульчуцкий родился в Харькове в 1919 году на улице Грековской, 9 / пер. Ващенковский, 2, – 22 августа. Бабушка поэта по отцу, Евгения Федоровна Цвейгер, была певицей и актрисой. Играла в харьковском театре Сарматова, а после революции — в Народном театре (Театр Дома рабочих металлистов). Состояла в родстве с поэтом Фетом. «Бабушка посещала его в Орловской губернии, — поделилась в своих воспоминаниях сестра поэта Ольга Валентиновна, — но дружбы у них как-то не получилось… Окончила Одесскую консерваторию по классу вокала, полюбила Михаила Васильевича, деда моего, за которого и вышла замуж. Дед был казацкого рода, хотя корни тянутся из Польши. А прадед наш — храбрый казак Василий воевал с турками и принимал участие в освоении Кавказа. Из военных походов он привез себе жену — грузинскую княжну. Жили они с тремя сыновьями в Киеве. Один из них, Михаил, и был нашим дедом».Сам же поэт в стихотворении «Дословная родословная» писал:
«Мое родословное древо другое —
Я темнейший грузинский Князь…..
Учился он в школе № 1 на Харьковской набережной. Затем поступил на литературный факультет университета Каразина и отсюда перевелся в Москву в Литературный институт. И уже оттуда он ушел на фронт. Когда началась война, Кульчицкий, как и многие его сокурсники, стал проситься на фронт. Перед войной его отец был репрессирован за сокрытие социального происхождения в одной из анкет (он был из дворян) и сослан на север. Но, как ни парадоксально, ни страшные репрессии, ни клеймо «детей врагов народа» у людей, воспитанных в 1930-х годах, не влияли на чувство патриотизма. Большинство юношей в первые же дни войны выстраивались в очередь у военкомата. На фронт Кульчицкого не взяли, но вместе с другими студентами Литинститута определили в истребительный батальон, охранявший оскву.Стихотворения Михаила Кульчицкого входят в 200 томную библиотеку Всемирной литературы и переведены на многие языки. Он написал известные: «Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!» и «Разговор со Сталиным». Еще школьником Кульчицкий составил картотеку 85-ти основных стихотворных размеров, беря примеры из любимого Лермонтова или же сочиняя их; упражнения ради «переводил» Жуковского на язык Маяковского и наоборот. С детства одним из его любимейших поэтов был Велимир Хлебников; мальчишку волновало, что Председатель Земного Шара бродил по харьковским улицам! В стихотворении о Хлебникове Кульчицкий воспроизвел известную легенду о том, как поэт сжег свои стихи, чтоб ребенок мог согреться этим теплом...Огромный гроссбух, в котором были десятки тысяч строк, написанных Кульчицким в 1940–1942 гг., канул в огне войны.Мы не знаем, каких высот достиг бы Кульчицкий в поэзии. Но он был “творянином” (любимое хлебниковское словцо), успевшим сотворить самое главное — себя. Сотворить столь талантливо, что нельзя не ощутить реального тепла, прикасаясь к его поэзии, его судьбе. У Кульчицкого был целый чемодан с рукописями, который он перед уходом на фронт решил оставить в Москве своей возлюбленной Генриетте Миловидовой. Мне рассказывала сестра Михаила, что, по словам Генриетты, Миша пришел с этим чемоданом к ней и хотел оставить, пошутив, что она будет богатой вдовой. Девушка рассердилась и выставила чемодан на лестничную площадку. Кульчицкий ушел с чемоданом, но куда он его отнес, неизвестно. Миловидова всю жизнь сожалела о своем поступке, но огромный архив поэта исчез бесследно. Михаил Кульчицкий прожил всего 23 года. Погиб в 1943 году в бою под селом Трембачёво, Луганской области при наступлении в район Харькова. Захоронен в братской могиле в селе Павленково. На самом деле Михаил Кульчицкий пропал без вести, — уверяет Михаил Красиков. — Он был удивительно жизнелюбив, и никто из знавших его людей не мог поверить, что его уже нет в живых. Так, известный поэт Сергей Наровчатов еще в военные годы написал стихи: «Я верю: невозможное случится, / Я чарку подниму еще за то, / Что объявился лейтенант Кульчицкий / В поручиках у маршала Тито». Люди верили, что он пробрался к партизанам. Один из харьковских приятелей поэта написал мне, что якобы в немецких военных хрониках среди пленных мелькнуло лицо Миши. У меня хранятся письма с фантастической версией о немке, которая рассказывала, что жила вместе с Кульчицким, сбежавшем из концлагеря в Германии, а потом он исчез. Друг Михаила поэт Борис Слуцкий предполагал, что Кульчицкий мог попасть в плен, он просмотрел все списки бывших пленных, которых после войны отправили в Советском Союзе в лагеря, но его фамилии не нашел. Есть предположение, что поэт даже не доехал до фронта: поезд, в котором он находился, разбомбило в пути. По другой версии, он погиб в первом бою. Перед отправкой на фронт Кульчицкий написал стихотворение «Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник…», которое было переведено на многие европейские языки и вошло в «Библиотеку всемирной литературы». В этом стихотворении, сохраненном Лилей Брик, есть и возвышенные чувства («Не до ордена. Была бы родина. / С ежедневными Бородино») и предельно приземленные, может быть, самые точные строчки о войне: «Война ж совсем не фейерверк, / А просто — трудная работа…».На доме, где родился и вырос поэт, на данный момент нет мемориальной доски. Ее ставили дважды, в 1989 и 1999 годах. Первый раз доску уничтожили вандалы, а второй – украли.


ВЛАДИМИР МОТРИЧ – ВСЕЛЕНСКИЙ ПОЭТ

Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Ім’я Володимира Мотрича мало відоме широкому колу читачів, але справжні любителі поезії пам’ятають його вірші, які передавалися з осторогою з рук в руки на зламі шестидесятих і семидесятих років. Нині вірші опального поета друкуються. Народився у1935році у містіХарків. Був широко відомий усамвидаві. В офіційній пресі вірші В. М.Мотрича з'явилися лише в харківській газеті «Ленінська Зміна» у 1965 році і в 1979—1980рр. в красноярській газеті «Красноярський комсомолець» . «Единственная книга Мотрича, рецензией на которую и явилась статья Топорова, вышла в 1993 году в Харькове. При этом ему посвящено до десяти опубликованных очерков мемуарного характера и глав документальных повестей, частью принадлежащих перу довольно известных литераторов. И то сказать, в Харькове 60—70-х годов прошлого века Владимир Михайлович Мотрич был больше чем известен.». Своїми спогадами про зустрічі з Мотричем поділився актор і режисер Олександр Солопов.
(Примітки укладача: Мотрич В. деякий час працював на кондитерській фабриці ім.Н.Крупської, вул. Конторська №29).


ВІЗАНТІЯ ТА УКРАЇНА

Домановський А.М. , кандидат історичних наук, доцент кафедри українознавства Філософського факультету і доцент кафедри історії стародавнього світу та середніх віків Харківського національного університету імені В.Н.Каразіна

--------------------------------------


КНИГИ С АВТОГРАФАМИ ИЗ МОЕЙ БИБЛИОТЕКИ

Красиков М.М. кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Сьогодні на Краєзнавчих читаннях проект Михайла Михайловича Красикова «Я помню…». Але в цей раз, в ювілейний для нього рік, Михайло Михайлович не ведучий, а учасник проекту. Михайло Михайлович народився і мешкає в Новобаварському районі, Липовому гаю. Представляти талановиту й багатогранну людину відповідально і складно, бо боїшся щось пропустити. У Харкові жоден захід в сфері культури і літератури не проходить без участі і впливу Михайла Михайловича. Вся його наукова, громадська, літературна діяльність спрямована на збереження культурної та духовної спадщини України. Михайло Михайлович відомий вчений-етнограф, фольклорист, мистецтвознавець, культуролог, культуртрегер, поет. Він зробив значний внесок у дослідження субкультур, в фольклорно-етнографічне вивчення не тільки Слобожанщини, але й Закарпаття й Прикарпаття. Автор понад 800 наукових, науково-популярних та літературних публікацій. Михайло Михайлович – один із авторів першого ґрунтовного наукового видання про фольклор та етнографію Харківщини «Муравський шлях-97», автор наукового видання «Народна культура українців» у 5-ти томах. Упорядник близько 50 книг. Це фундаментальні збірки праць класиків етнографії: П.Іванова, МСумцова, С.Таранушенка… Михайло Михайлович відомий в українських етнографічних і культурологічних колах науковець, збирач народної творчості, неординарний дослідник-першопроходець, який принципово не займається тими темами, де вже “пройшлися інші”. Словом, це – неординарний і абсолютно самодостатній науковець. Саме тому вихід кожної його публікації викликає неабиякий інтерес у колег. Михайло Михайлович член Національної спілки письменників України. Поет. Автор 5 поетичних книг. Його вірші друкувалися в Німеччині, Сполучених штатах Америки, Росії. Він є укладачем раритетної книги «Антологія сучасної поезії України». Кандидат філологічних наук, директор Харківського відділення Українського етнологічного центру Інституту мистецтвознавства, фольклористики та етнології НАН України, професор кафедри етики, естетики та історії культури Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут». Директор музею «Слобожанські скарби» імені Гната Хоткевича НТУ «ХПІ», єдиного у світі музею такого профілю у технічних вузах вищих навчальних закладів. Член Міжнародної асоціації мистецтвознавців (АИС) та низки інших наукових товариств та асоціацій, почесний член Всеукраїнської спілки краєзнавців. Голова Ради Неформального товариства друзів Зінаїди Серебрякової, проводить величезну роботу з увічнення на Харківщині пам’яті про всесвітньо відому художницю. Як результат – музей і Культурно-історичний центр пам’яті родини Лансере-Бенуа-Серебрякових у с. Нескучному Харківського р-ну. Разом з Н.Саліною упорядкував першій в Україні альбом, присвячений творчості художниці. Організатор і співорганізатор багатьох культурологічних акцій і автор унікальних проектів, науково-фольклорно-етнографічних експедицій, міжнародних конференцій, фестивалів тощо. Активний учасних Літературних серед та Краєзнавчих читань в ЦБ імені І.Я.Франка Новобаварського району м.Харкова. Завдяки Михайлу Михайловичу ми познайомилися з багатьма видатними харків’янами. Він регулярно виступає в ЗМІ. Вражає і захоплює не тільки плідна робота, а й сміливість, непохитність професора М.М.Красикова в захисті нашої культурної та духовної спадщини. Михайло Михайлович Лауреат муніципальної премії (2007), Лауреат біографічного довідника «Кто есть кто: всемирное издание»(Москва,2014). Біографічні статті про М.М.Красикова вміщені у виданнях : «Енциклопедія сучасної України», «Русская література сегодня:Зарубежье» С.Чупринина, «Літературна Харківщина. Довідник»…
А зараз Михайло Михайлович Красиков розповість про книги з автографами з його бібліотеки.


СКЛАДНИЙ ШЛЯХ ПРАВОСЛАВНОЇ ЦЕРКВИ УКРАЇНИ ДО АВТОКЕФАЛІЇ

Шудрик І.О., історик, кандидат філософських наук, професор

Православна церква України (ПЦУ) переживає багатовіковий і складний шлях для здобуття автокефалії. Загальновідомо, що відповідно “Повістям врем’яних літ” Нестора-літописця, апостол Андрій (Первозванний) 55 року із своїми учнями піднявся по Дніпру й опинився в районі сучасного Києва. Вранці він сказав своїм учням: “Бачите он ті гори?. На горах цих засяє благодать Божа, тут постане місто велике. Бог побудує багато церков”. Зійшов Андрій на ті гори, поблагословив їх, поставив хреста і, помолився Богу. На тому легендарному місці у 1744 р. була закладена Андріївська церква. Петро І використав цю легенду, запровадивши1698 р. орден “Андрія Первозванного” і морський кормовий прапор. (До речі, 1988 р. Московська патріархія відновила цю нагороду).
Перше хрещення киян відбулось 860 р. при князі Аскольді. Варяг Олег 882 р. відновив язичництво. При князі Ігорі, після підписання мирного договору з греками, його воїни молилися по різному – одні за язичницьким, інші – за християнським обрядом. Дружина Ігоря княгиня Ольга прийняла християнство 957 р. в Константинополі. Їхній син Святослав залишався язичником. При київському князі Володимирі 988 р. були охрещені кияни і 12 його синів. Це була не лише релігійна, але й політична реформа, оскільки християнство стало державною релігією, як і у всій Європі. При князі Ярославі Мудрому центр митрополії перебував у Переяславі, потім -- в Софії Київській, після її зведення 1051 р. Священнослужителями спочатку були греки. Київська митрополія продовж 700 років (до 1686 р.) була підпорядкована Патріарху Константинопольському. 250 років митрополитами були греки. Перед татарською навалою в Київській Русі було 18 єпархій. На соборі єпископів 1051 р. вперше митрополита з русичів обрали Іларіона. Це був перший крок для встановлення автокефалії. Але патріарх Константинопольський не благословив цей вибір. Після смерті Ярослава Мудрого 1054 р. почалися міжусобиці між його синами, які володіли удільними князівствами. 1169 р. на Київ напало військо Суздальського князя Андрія Боголюбського. Це було перше велике вторгнення північного сусіда. Місто було пограбоване. З Вишгорода викрали чудотворну ікону Богоматері, яка й по цей день перебуває в Москві.
Після загарбання Києва ханом Батиєм 1240 р. Київська митрополія була переведена до Володимира-на-Клязьмі, потім до Москви. У 13-14 століттях українські землі перебували під владою Литви, потім – Польщі, а митрополія Київська і всієї Русі – на півночі. 1385 р. князь Ягайло уклав Кревську унію за якою литовські та українсько-білоруські землі об’єдналися з Польщею. У цих умовах українсько-білоруські православні єпископи без згоди Царгорода обрали митрополита, якого патріарх вселенський не визнав. Візантійський імператор Іоанн VІІІ Палеолог та вселенський патріарх 1439 р. пішли на угоду з Римом (Флорентійська унія), сподіваючись на підтримку папи римського проти турецького вторгнення. Але їх сподівання були марні. Царгородський собор 1451 р. осудив цю унію, а через два роки турки завоювали Царгород і Візантійська імперія припинила існування.
У ХV ст. в Московії православну церкву очолював митрополит Київський і всієї Русі. 15 грудня 1448 р. в Москві собор єпископів, без благословення патріарха Вселенського, обрав митрополитом єпископа Рязанського Іону і оголосив автокефалію церкви. Але патріарх Вселенський не визнав канонічними ці дії. 1458 р. Київську митрополію поділили, створивши Московську митрополію, яку Царгород визнав неканонічною. Таким чином Київська митрополія в Московії перебувала під юрисдикцією Царгорода. 1589 р. патріарха вселенського Єремію запросили до Москви, посадили у в’язницю, змусивши його підписати згоду про надання права створення у Москві патріархії. 1596 р. була підписана Брестська унія, що призвело до покатоличення і ополячення в Україні. Лише 1620 року у Києві була відновлена православна митрополія. 1686 р. патріарх Константинопольський Діонісій за “три сорока соболів і 200 червоних” погодився надати Київській митрополії в Москві право патріархії. Таким чином, він продав церкву-доньку, що не є канонічною дією. Тут був вплив Турецької імперії, на території якої перебував Константинопольський патріархат.
Після Лютневої революції 1917 р. та розпаду Російської імперії в Україні розпочався рух за здобуття автокефалії УПЦ. Всеукраїнська православна церковна рада 5-го травня 1921 р. визнала недійсним і аморальним акт 1686 р. та проголосила автокефалію УПЦ, яку очолив митрополит Вас. Липківський. Невдовзі лише на Харківщині нараховувалось понад 2 тис. парафій УАПЦ. Більщовицький режим 1929 р. розпочав арешти духовенство цієї церкви і 1930 р. вимусив її саморозпуститись. 13 листопада 1924 р. завдяки турботам польського уряду Пілсудського і супротиву РПЦ Константинопольський патріарх підписав Томос про надання автокефалії УПЦ в Польщі. Під час німецької окупації в Україні крім автономної РПЦ діяла УАПЦ. У березні 1946 р. на Львівському соборі було ліквідовано УГКЦ. Після війни в Україні був створений екзархат РПЦ, який 1966 р. очолив митрополит Філарет (Денисенко). 5-6 червня 1990 р. Всеукраїнський православний собор затвердив утворення УАПЦ, патріархом якої було обрано митрополита Мстислава (Скрипника).
У лютому 1990 р. собор РПЦ переіменував Український екзархат РПЦ на УПЦ з наданням їй “незалежності і самостійності в управлінні”, але в канонічному підпорядкуванні РПЦ. Це теж був крок до здобуття автокефалії. Митрополит Київський і всієї України Філарет був обраний пожиттєвим її очільником.
Після проголошення незалежності України розпочався новий етап боротьби за здобуття автокефалії православної церкви. На відміну від католицизму, де існує всесвітня централізована влада на чолі папи Римського з центром у Ватікані, для православ’я характерною рисою є її помісна й автокефальна традиція. 1-3 листопада 1991 р. в Києво-Печерській лаврі митрополит Філарет скликав Помісний собор УПЦ, на якому зазначив: “Незалежна Україна має мати незалежну Церкву…” Було одноголосно підтримано звернення до патріарха і єпископату РПЦ -- надати згоду щодо надання автокефалії УПЦ, але від Архієрейського собору РПЦ отримали відмову. Відбулася спроба усунути від влади митрополита Філарета. З цією метою 27 травня 1992 р. у Харкові відбувся Архієрейський собор, на якому очільником УПЦ обрано митрополита Володимира (Сабодана). 10 листопада 1992 р. було зареєстровано статут УПЦ-КП на чолі Патріарха Київського і всієї Руси-України Філарета. Таким чином, в Україні утворились три православні церкви: УПЦ-МП, УПЦ-КП і УАПЦ. На запрошення Вселенського патріарха Варфоломія з листами від Л. Кравчука, Л.Кучми та А. Ющенка 1-6 листопада 1992 р. з Києва поїхала делегація на чолі Філарета. Вселенський патріарх зазначив: 1. УПЦ має право на автокефалію, 2. Українське православ’я має об’єднатись, 3. Зберегти стосунки з Московським патріархатом. 11 жовтня 2018 р. Синод Вселенського патріархату визнав неканонічним рішення патріарха Діонісія 1686 р. і ухвалив рішення про надання УПЦ автокефалії. На Об’єднавчому Соборі УПЦ-КП, УАПЦ і частини УПЦ-МП в Софії Київській 15 грудня 2018 р. таємним голосуванням обраний предстоятель Православної церкви України митрополит Переяславський і Білоцерківський Єпифаній (Думенко). УПЦ-МП отримала назву – РПЦУ. 6 січня 2019 р. у Константинополі делегації від ПЦУ вручено довгожданий Томос. У вирішенні цієї тривалої і складної проблеми для України доклали зусиль не лише митрополит Філарет, але й колишні президенти Л. Кравчук, А. Ющенко та П. Порошенко. В Україні розпочався складний процес переходу єпархій з РПЦУ до ПЦУ. На жаль, останнім часом виникла проблема реалізації питань Томосу з боку митрополита Філарета, який, зокрема, не бажає передавати від свого підпорядкування православні храми у Києві.


«Історія родини – історія держави»

ПРЕЗЕНТАЦІЯ СБОРНИКА ЭССЕ «ЗА КУЛИСАМИ УРОКОВ»

Оконевская О.М., преподаватель Харьковской средне-специальной музыкальной школы-интерната, автор мемуарно-исследовательских произведений о жизни и творчестве известной русской поэтессы Ольги Берггольц, лауреат премии «Народное признание» в номинации "Литература"

Дедушкин класс.Эссе.
Наш дедушка, Клементий Иванович Оконевский, был известным в Харькове учителем русского языка и литературы, автором пособий для учителей, одним из организаторов 1-го Всеукраинского слета пионеров. В школе вел драматический кружок.Последний свой класс он выпустил в ночь с 21 на 22 июня 1941 года. Один из его учеников вспоминал потом, как, на рассвете вернувшись домой, поставил раскладушку под. цветущим деревом и лег спать, положив под. подушку атестат. Проснулся: что-то капало на лицо. Одна-две-три капли…Подумалось: летний теплый дождик. Слизнул – соленый. Открыл глаза – а это мама сидит над ним и плачет. –Мама! Дач то Вы расстроились? Я же завтра понесу документы в інститут, - и достал атестат.-Сынок! Война! Каждого из своих мальчишек де душка проводил в солдатскую теплушку и, крепко обняв, расцеловал. Немногие из них вернулись. После войны уцелевшие ребята побывали на могилах своих бывших одноклассников и пришли навестить «деда». Мы молча показали его последний документ, в котором написано : «Причина смерти – голод. Харьков, 24 июня 1942 года». Нам с сестрой было тогда по два года и одному месяцу, но мне казалось , что я помню дедушку. Спустя многие годы я описала маме дедушкин портрет. Мама сказала, что так можно рассказать о любом пожилом мужчине. Но я добавила, что помню сундук, на котором он спал, но не могу вписать его в интерьер комнаты, где мы все вшестером ютились в годы оккупации. Мамины глаза повлажнели: оказалось, что семья после страшной утраты не смогла остаться на прежнем месте и перешла жить в квартиру напротив.Этого мы не знали и потому не помнили. Дедушкины випускники собрали деньги на пам’ятник любимому учителю. Мы поклонились им и сказали, что на втором кладбище у нас стоит пам’ятник всем Оконевским. Даже тем, кого нет в могилах,- умершим от тифв, расстрелянным в годы гражданской войны и в 1937. Простой стандартный пам’ятник с нестандартной надписую: «Имя рода не умирает – в детях, внуках. Правнуках живет». Наша девятилетняя внучка, прочитав знакомую фамилию и не знакомые ей имена, спросила: - «Папа, ты тоже здесь будешь? А мама, а бабушка? – и получив ответ: - Со временем – да», долго стояла молча. А потом как выдохнула: - «И я. Чтобы вместе». Она мысленно объединила четыре поколения, чтоб «не распалась связь времен», хотя этой шекспировской фразы она еще знать не могла, - почувствовала. А собранные деньги они вложили в памятник учителям и ученикам 12 школы, погибшим в годы Отечественной войны. Присутствовавший на его открытии кореспондент журнала «Украина» сказала, что это единственный в нашей стране памятник жертвам войны, созданный при материальном участии учеников довоенных лет. Он стоит во дворе школы, которая не поменяла номер, но в эпоху декоммунизации поменяла название улицы: вместо Юного ленинца она теперь Чугуевская. Лучшим традициям школа не изменила. Там работают два музея, один из которых рассказывает об истории школы и ее «огненном выпуске». Там же фотография дедушки и его учеников. Каждый год, когда другие музеи боевой славы срочно закрывались и 9 мая уже практически не отмечали, в этой школе проводились линейки, уроки мужества и встречи с випускниками довоенных лет.Первый раз мы там были на открытии музея. Переполненный зал. Высокая атмосфера приподнятости духовного родства. У меня в этот день были уроки, и мы с сестрой опоздали. Вошли как раз в тот момент, когда ведущая сказала: «Наверно, от семьи Клементия Ивановича никого не будет». И тут вошли мы: «Будут, будут, уже есть». Все встали, усадили в первый ряд президиума (Не сочтите за бахвальство, но ведь эти почести не нам, а учителю их отрочества и юности). Мы подарили фотографи класса. На одной из них рукой де душки написаны фамилии. Я зачитываю первую из них : «Гриша Белоконь» - и зал встает. Самый талантливый, он погиб на Дороге жизни, вывозя детей из блокадного Ленинграда. А дальше встает кто-то один или все. Дарю фотографию сцены из «Цыган». Поднимается совершенно седая обаятельная женщина с молодыми глазами: «Я Земфира, а Алеко погиб». С тех пор этот класс стал нашим классом, с которым мы дружили болем 30-ти лет. Бежит время, уносит жизни. Сегодня осталась одна Надежда Афанасьевна Бабич. Ей 95 лет. Она хранитель памяти, историк довоенной школы, медсестра военного госпиталя. Это она приходила к нам в середине июня 1942 года с первыми дарами огорода: «Клементия Ивановича я не сразу узнала. Скелет в халате. Он поклонился мне и сказал: «Спасибо! Мне это вряд ли поможет, а их (указал на двух опухших малышек), может, еще спасет», - вспоминает Надежда Афанасьевна. Мы выросли под портретом дедушки – молодого, красивого, любимого ученика болгарского професора-филолога Марина Дринова, преподававшего в университете. Мы выросли под портретом дедушки. Выбирать профессию мне не нужно было. Мне звещаны похоронки его учеников. Я внесла их фамилии в «Книгу памяти Харьковщины». Теперь они снова вместе, под. одной обложкой – ученики и их классный руководитель. Вот уже 20 лет я езжу к ребятам из унікального детского образцового театра «Тимур» имени Василия Сидины на дачу (биостанция университета имени Каразина). Не любят они слово «лагерь» - дача «Ковчег», где за многие годы до введения инклюзивного образования мирно уживались здоровые и больные дети. В том числе – колясочники – любимцы «тимуровцев». И каждый год, во время костров памяти, я зачитываю им страницы этой многотомной толстой энциклопедии павших, в которой только фамилии. И плывут по кругу, из рук в руки, похоронки на дедушкиных учеников – зримая, ощутимая пам'ять.


«Краєзнавчий кінозал»

«МОСКАЛЕВКА». ВИДЕОФИЛЬМ

Шварц С.В., краевед, лауреат первой премии в номинации «Публицистика» регионального конкурса имени А.С. Масельского за лучшее литературное произведение за 2010 и 2013 годы за книги, вошедшие в серию "Путешествие в провинциальную столицу: прогулки по старому городу"

Полуостров Москалёвка – особый район Харькова.
Сегодня я вас приглашаю на прогулку, которую назвал «Полуостров Москалевка – особый район Харькова». Почему полуостров? С трех сторон, т.е., с севера, запада и юга, эта местность омывается рекой Лопань. Именно это сыграло важную роль в сотворении особого имиджа данной местности. Определенная оторванность от города с трёх сторон и совершенно короткое сообщение с его центральными районами открывало очень благоприятные возможности для его обитателей, которые были здесь всегда представлены в широком спектре приложения своих интеллектуальных, деловых, авантюристических и физических наклонностей. Существует несколько версий происхождения названия Москалевка. Выбирайте любую. Давайте, лучше, для начала определим границы нашего путешествия. С трех сторон всё однозначно – река Лопань. А вот с востока… Восточную границу устанавливаем по Грековской. Границы определены, пора в путь!
Итак, улица Марьинская. Коротенькая, когда-то соединявшая между собой два моста, которые и обеспечивали ей быстрое сообщение и с центром, и с привокзальем, и с прибазарьем. Может, благодаря и этому улица сыграла уникальную роль в становлении Харькова, как интеллектуального центра этой части страны.
Нечетная сторона вплоть до начала главной улицы района, Москалевской, была снесена, когда формировалась новая прибрежная магистраль.
Четная сейчас стартует двухэтажным домом, в котором сто лет назад располагалась частная мужская 8-классная гимназия 1-го разряда Р.С.Гареевой.
Самое интересное на этой улице - роскошный дворец, в котором уже 50 с небольшим лет обитают только умники и умницы нашего города. 27-я физико-математическая школа. Разве есть среди школьных зданий города ему конкурент? В период между революцией и войной в здании сначала размещались курсы по подготовке красноармейцев, Дом физкультуры, а затем, всё-таки, сюда вернули школу, 37-ю. В восстановленном после войны здании нашла свою новую прописку очень нерядовая 59-я школа.
А теперь вернёмся почти к началу Мариинской и свернём на главную улицу нашей прогулки. Дом-красавец в самом начале, на углу с Мариинской. Его соорудили в самом начале 20 века. Появление этого дома, казалось бы, знаменовало начало коренного архитектурного обновления этой улицы, но второй Сумской из Москалевской не получилось. Одно и двухэтажные дома из 19 века благополучно дожили до наших дней. У каждого из них за полтора века накопилась своя история. Остановимся у некоторых. Настоящий сюрприз. 20-й дом – сразу видна рука мастера. А мастер - замечательный архитектор Александр Ржепишевский. Вплотную к нему примыкает трёхэтажный дом в кирпичном стиле.Идём дальше. Дом 21. Здесь проживал легендарный женский врач Иван Васильевич Попандопуло. Неподалеку, в Сирохинском (Черепановых) переулке 8 марта 1921 года по его настойчивой инициативе была открыта родильная и гинекологическая больница. Остановимся и у главного культурного объекта советских времен на этой улице. Кинотеатр «Жовтень» на улице Жовтневої революции не перенес превратностей 90-х. А вот Церковь Преображения Господня, стоявшая чуть дальше по ходу с 1869г., была снесена уже на нашей памяти в 1964 году.
В отличие от церкви благополучно добрались до наших дней два явно выделяющихся здесь дома. К дому №41 сейчас активно и совершенно уродливо и безнаказанно лепят, что не попадя. Его сосед через дорогу - привет от Карповых аж из 1882 года. Первоначально был водоразборной колонкой, в быту «бассейня». Через пару домов нас ждет ещё одно небольшое открытие. В этом доме, построенном в далеком 1875 году, с 1901 года находилась амбулаторная лечебница одной из самых первых харьковских женщин-врачей Елизаветы Дрентельн. А на противоположной стороне улицы, в д.44, жил, без преувеличения, выдающийся художник Михаил Степанович Ткаченко.
Дом 55. Его в 1884 году построил наш «датчанин», Иван Петрович Гинш. В 1908 году городская дума выкупила его для офтальмологической клиники знаменитого профессора Леонарда Леопольдовича Гиршмана. За ней располагалась Балабановка - москалевская атлантида. Стадион - наиболее выразительный и понятный фрагмент этой территории простирался вдоль Заиковской. После войны на месте стадиона возвели вот эту 125-метровую башню. Балабановка добрососедствовала, с владениями, которые на этой же стороне Заиковской улицы принадлежали купеческому семейству Гольбергов. Они и решили на земле, принадлежавшей Марии Семеновне, возвести Храм, который и закрепил их имена в нашей истории.
Трехсвятительская церковь – безусловно самый знаковый и узнаваемый объект на местности, называемой Аравией, но рядом в глубине, за храмом есть ещё, на что посмотреть.
На Квиткинской (догадались в честь кого названа), в ста метрах от храма, где ещё не так давно шумел, правда, не очень громко, базар местного значения, в 1884-1886 годах была построена пожарная каланча.
Возвращаемся к церкви. Что это за дом такой невообразимой красоты? А где мог проживать Григорий Гольберг, сотворив уже много и почти дожив до мудрых 60 лет! Этот дом ему спроектировал выдающийся наш архитектор Виктор Абрамович Эстрович.
А теперь свернём на Грековскую. Современный вид улицы не вызывает желания медленно по ней пройтись, но два дома, из-за которых мы здесь оказались, стоят на месте. Друг против друга. В одном из них прошли юные и молодые годы великого Исаака Осиповича Дунаевского. А вот о Кульчицком, выросшем в доме напротив, мы только сейчас начинаем понимать какой великий поэт, к сожалению, покинул наш мир в 23 года на фронте в 1942 году.Ну, а мы уже подошли к самому началу Грековской.
И под занавес нашего путешествия обещанная аннексия квиткинских земель в пользу Москалевки. До Квиток эта местность числилась за полковником Харьковского и Изюмского слободских казачьих полков Федором Григорьевичем Донец-Захаржевским, но именно новые хозяева стали по настоящему развивать эту местность. Сначала здесь правил Григорий Семенович, но главное сотворили его внуки – Андрей Федорович, губернский предводитель дворянства и, конечно же, Григорий Федорович, писатель, просветитель и т.д. Церковь Рождества Иоанна Предтечи, освященную в 1876 году и стоявшую напротив завода Шевченко снесли ещё в 30-е годы прошлого века. От церкви до реки простиралась квиткинская усадьба, настоящий парк, который теперь и носит имя Григория Федоровича Квитки-Основьяненко.
В самом начале XIX столетия в усадьбе был выстроен большой двухэтажный деревянный дом с центральным куполом на высоком барабане, и шестиколонным портиком с массивным фронтоном. Дом этот простоял до начала ХХ века, когда был снесен из-за ветхости. Другой усадебный дом Квиток, кирпичный, в псевдоготическом стиле, в 60- х годов ХlХ века построил построил Гирш. Усадьба была настоящим очагом культуры не только села и всего Харькова, да и всей губернии. Квитки организовали, театр, устраивали балы. Вся имперская знать, приезжавшая в наш город, посещала гостеприимных Квиток. Даже Николай Первый, правда, ещё до коронации. Плотина, стоявшая почти там, где сейчас Основянский мост, поддерживала уровень воды, позволявший маленькому пароходик «Маруся» доставлять сюда публику от Дмитриевского моста. Всё это великолепие угасло после 1917 года. Сейчас парк возраждается, но, к сожалению, без привязки к его славной истории. А так хочется увидеть здесь тот пароходик и отправиться на нём в следующее путешествие!


«Краєзнавчий кінозал»

«БЛОКАДНАЯ ВЕРА»

Оконевская О.М., преподаватель Харьковской средне-специальной музыкальной школы-интерната, автор мемуарно-исследовательских произведений о жизни и творчестве известной русской поэтессы Ольги Берггольц, лауреат премии «Народное признание» в номинации "Литература"

Документальній фильм «Блокадная Вера», автор сценария И.Иванов., режисер Марина Бирюкова. Получил 2-ю преми на IXМеждународного фестиваля православного кино «Покров». Рассказ о религиозной жизни основных мировых конфессий — христианства, ислама, иудаизма и буддизма — на фоне трагедии и героизма блокадного Ленинграда. В годы блокады Ленинграда пограничная ситуация между жизнью и смертью сделала церковь единым пристанищем для верующих и неверующих, а власть заставила не просто вспомнить о религии, но сделать церковь своей союзницей. В блокаду даже члены партии открыто ходили в храмы, не опасаясь ареста. Перед лицом смерти другие страхи стали казаться незначительными, люди наполняли церкви и молились, молились, молились...


ПРОЕКТ «Я ПОМНЮ...» : Щербинин Юрий Леонидович. Ч.3-я.

Автор проекта: Красиков М.М. – кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Щербинин Юрий Леонидович - музыковед, музыкальный критик, педагог, фотохудожник, общественный деятель. Основатель и руководитель общественного общедоступного музея «Обереги музыкальной Харьковщины» поделился своими воспоминаниями о театральной жизни Харькова.


«Краєзнавчий кінозал»

ФИЛЬМ «НЕЗАБЫВАЕМОЕ» (1967г.) ПО КИНОПОВЕСТИ А.П. ДОВЖЕНКО «УКРАИНА В ОГНЕ»

Бежанова В.С., головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка

В рік 75 (сімдесят п’ятої) річниці визволення України від німецько-фашистських загарбників у Другій світовій війни, найбільш кривавої війни в історії людства, у Краєзнавчому кінозалі ми переглянемо кінострічку «Незабутнє», створену за мотивами кіноповісті О.П.Довженка «Україна в огні».Треба пам’ятати, що Україна зробила значний внесок у перемогу над нацизмом та союзниками Німеччини. Ціною надзвичайних втрат українського народу, які оцінюються у 8-10 мільйонів життів. Кількість українських жертв можна порівняти із населенням сучасної Австрії. Саме Україна взяла на себе перші удари загарбників; найстрашніші і найбільші битви, відбувалися на її полях, і вся вона палала у вогні та стражданнях. Цинічні слова Путіна про те, що Росія виграла б Другу світову війну і без України це тотальна брехня. Газета «День» пише: « В 1941 году Украина задержала, ценой громадных жертв, движение нацистских сил на Москву. И к боям под Сталинградом Советский Союз смог подготовиться в результате ожесточенных боевых действий в Украине. Украина стала смертельной зоной тяжелых боев стратегического значения. И мы никогда не должны забывать бессмертные слова Александра Довженко: «На украинских полях и селах, в огне и пламени решается судьба человечества на нашей недоле. Такая несчастливая земля наша». Участь українців у Другій світовій війні не обмежувалась періодом протистояння між СРСР і Німеччиною в 1941-1945 роках. Друга світова війна розпочалася для України у березні 1939 року. Українці Закарпаття були першими у міжвоєнній Європі, хто не змирився з анексією власної території пронімецькими угорськими військами. Зі зброєю в руках вони стали на захист своєї свободи від агресії у березні 1939 р. Від самого 1 вересня 1939 р. Літаки Люфтваффе бомбардували Галичину та Волинь. Протягом Другої світової війни бойові дії двічі прокотилися усією територією України. Харків, одне з найбільших міст України, переходило з рук у руки чотири рази. Наслідком зіткнення двох тоталітарних режимів стали небачені жертви як серед військових, так і серед цивільного населення України; територія між Карпатами і Доном перетворилася на Криваві землі. Такою була для українців ціна відсутності власної незалежної держави. Українці вимушені були воювати під чужими прапорами. Українець Олексій Берест був одним з тих, хто встановив радянський прапор над Рейхстагом у Берліні, а українець Майкл Стренк – одним із 6 морських піхотинців, що підняли прапор Сполучених Штатів над Іодзімою. Лише Українська Повстанська Армія виступала у тій війні під українським національним прапором. Протягом 1942–1950-х рр. в Україні воювала Українська Повстанська Армія, через лави якої пройшло близько 100 тис. людей діяла з 1942 до 1953 року, коли активні її дії було припинено, а окремі осередки спротиву діяли впродовж 1950-1960-х років. Ось і порахуйте скільки тривала Друга світова війна на території України. Приблизно 20 років ми боролися на незалежність з імперіями. Кіноповість «Україна в огні» — один із найсильніших, найбільш що вражає творів української літератури про трагедію народу в роки другої світової війни та й упродовж усієї своєї історії. В ній висвітлюється період німецько-радянського протистояння. Дія фільму охоплює події, які відбувалися в 1941-1943 роках. Цю кіноповість про невимовні страждання україн­ців від фашистів у роки другої світової війни та сумні «здобутки» довоєнного більшовицького панування письменник почав писати на початку війни. Суть цього твору, що круто повернув його долю, Довженко визначив так: «Написав я «Україну в огні» з огненним болем у серці і палким стражданням за Україну,що перебувала в німецьких лапах, з болючим жалем і страхом за її долю…У цьому оповіданні я якось напівсвідомо, себто цілковито органічно, заступився за народ свій, що несе тяжкі втрати на війні. Кому ж, як не мені, сказати було слово на захист, коли отака велика загроза нависла над нещасною моєю землею… «Україна поруйнована, як ні одна країна в світі. Поруйновані й пограбовані всі міста…Мені важко од свідомості, що «Україна в огні» це правда. Прикрита і замкнена моя правда про народ і його лихою.Значить, нікому, отже, вона не потрібна і ніщо не потрібно, крім панегірика.». Головним, наскрізним у кіноповісті є велетенсь­кий, епічний образ України, сплюндрованої фашистами і більшовиками.Філософ Олександр Петрович Довженко намагається зрозуміти, знайти причини трагедії українців. І тому не тільки війна в полі зору художнього дослідження письменника. Довженко, як ніхто інший, сміливо й реа­лістично передав гіркоту поразок і відступу та героїзм українського на­роду в боротьбі з фашизмом. Він засуджує більшовицьку концепцію класової боротьби. Саме ця теорія, впроваджувана в практику, породила репресії, страх людей, недовіру один до одного, моральне спустошення душі, догматизм і бездуховність. Він критикував методи виховання нашої молоді, незнання нею рідної історії й відсутність національної гордості. Україна — єдина в світі країна, де не вивчають як слід історію власного народу, де люди не знають і не шанують своїх героїв. То ж звідки взятися патріотизму, відданості й мужності в людині-безбатченкові? Ось на цьому наголошує письменник. Це становить го­ловну тему повісті. Болючі роздуми Довженка про причини денаціоналізації українців «озвучують» німці. «Людвігу, ти мусиш знати, у цього народу є нічим і ніколи не прикрита ахіллесова п’ята. Ці люди абсолютно позбавлені вміння прощати один одному незгоди навіть в ім’я інтересів загальних, високих. У них немає державного інстинкту… Ти знаєш, вони не вивчають історії. Дивовижно. Вони вже двадцять п’ять літ живуть негативними лозунгами відкидання Бога, власності, сім’ї, дружби! У них від слова нація остався тільки прикметник. У них немає вічних істин. Тому серед них так багато зрадників… От де ключик від скриньки, де схована їхня заги­бель…»До чого народ зіпсовано,− дивується полковник Крауз. – Все доносять…» І все ж тавро рабства на чистому тілі українців», — повчає німецький комендант свого сина. Насправді це трагедія українського народу і в цьому Довженко звинувачує бездарну владу на різних рівнях. Яка покинула свій народ на призволяще, а потім ще й мстилася йому за свої помилки і прорахунки. «Погано ми здали Гітлеру Україну і звільняємо її людей погано ...»,-записав Довженко в щоденнику. Прикладів цього ми знайдемо в кіноповісті чимало. Перегорніть тисячі сторінок радянської літератури про війну і переконаєтеся, що тільки Довженко посмів сказати правду про радянську партноменклатуру, зокрема про командний склад органів прокуратури, КДБ, УВС. Вони помилково вважають, що селяни «ждуть німців». У плюгавих серцях цих нікчемних утікачів народжується мстиве почуття кривавої по­мсти: «Ми ще повернемось!» Мовляв, ми розвіємо вас, українців, по тюрмах, концтаборах, поселеннях. Так воно потім і сталося, про що Довженко пророчо писав у своєму щоденнику ще 1942 року.Я вважаю, що ця кіноповість – подвиг митця, який заслуговує на те, щоб називати Олександра Петровича Довженка національним героєм.Швидко написав, зняв фільм, сподіваючись визнання та вдячності. Але сталося навпаки: і кінофільм, і повість були осуджені і заборонені. Фільм взагалі не вийшов на екрани (досі єдиний примірник його знаходиться в архівах московського держфільмофонду), а повість рофесо опублікували вже після смерті письменника. Я тримаю в руці книгу О.Довженка «Господи, пошли мені сили, яка вийшла друком у Харкові у 1994р видавництво «Фоліо». До неї включено без купюр (те що було вилучено з повісті друкується курсивом). Кіноповість «Україна в огні». Майже за всі кінофільми (і за «Звенигору», і за «Землю», і за «Арсенал», і за «Щорса») кінорежисера критикували. Однак такого терору, такої тотальної наруги, як за «Україну в огні», він ще не зазнавав. Досить сказати, що для розгляду кіноповісті 31 січня 1944 року було скликано спеціальне засідання політбюро ВКП(б), щоб засудити Довженків сценарій «Україна в огні» за «націоналізм», «антирадянщину». Це була громадянська страта. В Доповіді Сталіна «Об антиленинских ошибках и националистических извращениях киноповести Довженко «Украина в огне» ставив Довженкові за провину перебільшення ролі України та її народу в війні. Підкреслював, що кіноповість містить грубі помилки антиленінського характеру, вона являє собою відвертий випад проти політики партії. Ставили в провину Довженко виступ проти інтернаціоналізму. Адже Україну звільняли представники багатьох націй великого Радянського Союзу, а у Довженка тільки українці. Ніби слушне зауваження. Але ж і відступали у Довженка теж тільки українці, і тільки їх звинувачував автор у тому, що вони кидали напризволяще своїх людей, свої «міста і села. Для Довженка також було важливе питання про зіткнення двох націй саме на національному рівні. Чому одна нація все ж таки перемогла, хоча була зовсім до війни не готова, а інша програла війну, хоча мала всі підстави для перемоги? Митцю запропонували переписати твір та ввести образ Сталіна як натхненника перемоги радянського народу над фашистами, але письменник відмовився. Дуже дорого коштувала Довженку ця відмова. Письменник очікував на розстріл, але все закінчилося тим, що Довженка вивели з усіх мислимих комісій, усунули від можливості обіймати посаду, гідну цієї людини, абсолютно перекрили шлях на Україну.У зверненні до генсека Довженко писав: «Товаришу Сталін, коли б ви були навіть богом, я й тоді не повірив би вам, що я націоналіст, якого треба плямувати і треба тримати у чорному тілі. Невже любов до свого народу є націоналізмом? Чи націоналізм у невмінні художника стримати сльози, коли народу боляче?»Все ж Сталін усвідомлював високий художній рівень розгромленої їм кіноповісті і рівень таланту Довженка. Він так і не дав вказівки заарештувати і розстріляти художника. Можливо кіноповість настільки вразила вождя, що він по-іншому оцінив трагічні втрати українського народу під час війни, адже в «Щоденнику» Довженка знаходимо таке припущення: «Україна в огні» прочитана, і буде на Україні через це недозагублено не одну сотню людей. Я вірю в це, і ніщо не зіб'є мене з цієї віри ». Довженко був одним із перших письменників, хто так сміливо й правдиво показав розтерзану Україну: «Укотре вже впродовж своєї історії Україна стала великою руїною»,- зауважує Довженко. «Україна в огні» надовго залишалася забороненим твором. Уже готова до виходу у світ 1943 року, вона була порізана у московській друкарні. Не допускали її до читача і довгі роки після смерті Довженка. У друкованому варіантікіноповістьвпершепобачиласвіту1966році,а найповніша публікація з’явилась у 1994р. Фільм з цією назвою взагалі не вийшов на екрани (досі єдиний примірник його знаходиться в архівах московського держфільмфонду). Лише у 1967 році дружині Довженка, Юлії Солнцевій, вдалося зняти фільм за мотивами кіноповісті, і вийшов він під назвою «Незабываемое» російською мовою. До речі буде сказати про дружину Довженка. Зараз доволі часто друкують висловлювання друзів і знайомих про неї. Як пише близький знайомий О.Довженка М.М.Коваленко: «Ми зіткнулися з доволі ворожою до нас особою, котра як виявилося з часом, ненавиділа нас великодержавною ненавистю російської шовіністки». ЇЇ «чужий голос» відчутним був у всіх кінострічках.
Фільм «Незабутне» знімався в Україні, у Київській області Фастівського району, в селі Малополовецьке. У зніманні брало участь місцеве населення, в тому числі й діти. У знімання фільму брали участь Київський військовий округ.Через вражаючу правду життя і віру в безсмертя народу Довженкова кіноповість «Україна в огні» не втрачає свого значення і зараз. Варто читати її не тільки молоді, а й багатьом політикам нашим, щоб поняття «націоналізм» не звучало з їх вуст як щось принизливе. Хочеться вірити, що Довженкова любов до України розбудить в наших серцях вогонь патріотизму, гордості за своє походження, за свій нескорений духом і трагічними сторінками життя народ.


«Краєзнавчий кінозал»

Кінострічка «ТАЄМНИЙ ЩОДЕННИК СИМОНА ПЕТЛЮРИ»

Бежанова В.С., головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка

У статті«Симон Петлюра і Харків: зв’язки та соратники» відомий журналіст В.Проненко пише: «У ставленні до одного з фундаторів української незалежної держави Харків залишається в полоні комуністичної догматики. Сучасна історична наука вже довела, що Симон Васильович Петлюра не мав щонайменшого відношення до організації єврейськиїх погромів, ані до багатьох «гріхів», які безпідставно приписували йому компартійні «науковці». Однак навіть спроба уявити собі, щоб 125-річчя від дня народження Симона Петлюри, котре припадає на травень поточного року, відзначили хоча б соціал-демократи, однопартійцем котрих він колись був, викликає лише гірку іронію. Не згадали про знаменну дату і всі ті, хто тепер іменує себе «будівничими України» — центристи і праві. Лише духовенство Української Автокефальної Православної Церкви відслужило в полтавському храмі св. Юрія та харківському св. Димітрія Літургії за спокій душі Головного Отамана.Семінариста-полтавчанина Симона Петлюру зробив революціонером легендарний харківський адвокат, радник Харківської міської думи та автор знаменитого памфлету «Самостійна Україна» Микола Міхновський. У лютому 1900 року в Харкові на таємному з’їзді представників українських студентських орга-нізацій було засновано Революційну Українську Партію (РУП), котру очолив студент Харківського університету Дмитро Антонович. Майже одразу по тому Микола Міхновський був командирований до Полтави з метою організації там прихильників української самостійності. Саме під впливом Миколи Міхновського 21-річний Петлюра навесні 1900 року вступає до РУП, хоча й багато в чому не погоджується зі своїм наставником, а його гасла «Україна для українців!», «Україна — від Вісли до Каспія!» і т. Ін. Просто шокують його. Тим не менше Симон Петлюра рішуче відмовляється від кар’єри рофесоре, залишає семінарію заради революційної діяльності. Щоправда, тоді ж він намагається вступити до Харківського університету, але для того йому бракує коштів. Однак Симон Петлюра дуже швидко стає одним з найпомітніших українських революціонерів-самостійників та відомим журналістом. Втім, така діяльність не давала прибутків, достатніх для більш-менш гідного життя. Симон Петлюра жив фактично в злиднях, а восени 1907 року з відчаю намагався влаштуватись журналістом до харківської газети «Южный край», яку навіть Ленін через її печерний «великорусский» шовінізм називав «паскудною».Набагато більше Симонові Петлюрі щастило на знайомців-харків’ян. Під час свого побуту в столиці Російської імперії Санкт-Петербурзі, де рофе велика й дуже організована українська діаспора, Симон Петлюра дуже близько заприязнився з рофесоре Максимом Ковалевським. Вихідець із старовинного слобожанського дворянського роду, корінний харків’янин та випускник Харківського університету, видатний науковець та основоположник вітчизняної соціології, депутат Державної Думи та засновник партії кадетів, до того ж — головний редактор найпопулярнішого під ту пору в Росії журналу «Вестник Европы», Максим Ковалевський був з тих, кого дехто в сучасному Харкові називає «национально-озабоченными». Він фінансував видання шевченкового «Кобзаря» до 100-річчя його автора і мав винятковий вплив на майбутнього голову української Директорії.За часів національно-визвольних змагань 1917 — 1920 рр. Одним з найближчих соратників Симона Петлюри був інший харків’янин — колишній полковник царської армії Олександр Удовиченко (1887-1975). Він був начальником штабу рофесорего й очолюваного Симоном Петлюрою Гайдамацького Кошу Слобід-ської України, а також його військовим радником та командиром 3-ї Залізної дивізії, у якій одним з батальйоних командирів воював молодший брат Головного Отамана Олександр Петлюра. Не можна не згадати й інших петлюрівських генралів-харків’ян: Михайла Пересаду-Суходольського (1883-1938) та Миколу Юнакова (1871-1931). Перелік же офіцерів-харків’ян, котрі відзначились під жовто-блакитними прапорами петлюрівської армії, нараховує сотні імен, рядових же бійців — тисячі, і більшість із них після поразки опинилась на еміграції, головно в Польщі та Франції. Саме у Франції, в Парижі, від рук більшовицького агента Шелома Шварцбарда загинув Симон Петлюра, і рофе українські емігранти найбільше прислужились до вшанування його пам’яті, хоча французький уряд дав дозвіл поховати Головного Отамана в національному Пантеоні Франції — кладовищі Монпарнас, неподалік від могил Гі де Мопасана та Шарля Бодлера. А от українці 1929 року засновують в Парижі бібліотеку— архів ім. С. Петлюри, котра на початок німецької окупації 1940 р. Мала понад 15 тисяч одиниць зберігання. При бібліотеці діяв меморіальний музей Симона Петлюри. Найцінніше було вивезене гітлерівцями до Німеччини, а звідти, після перемоги Радянського Союзу, потрапило до бібліотеки ім. Леніна в Москві. Дотепер тривають судові тяжби — Росія вперто не хоче повертати награбоване гітлерівцями і врятоване нею законному власникові. А по закінченні ІІ світової війни до відновлення бібліотеки ім. Симона Петлюри в Парижі багато прислужились двоє харків’ян. Один з них, уже згаданий нами, генерал Олександр Удовиченко став також головою комітету спорудження українського православного храму св. Симона, закладеного 1946 року в Парижі племінником С.Петлюри архієпископом Мстиславом Скрипником. Цей храм і досі функціонує на паризькій рю де Палестін. Інший харків’янин, який брав участь у відновленні бібліотеки ім. С.Петлюри — Борис Витязь (нар. 1930 р. В Харкові), син видатної діячки жіночого руху в Європі Зінаїди Витязь-Таможинської (1905, Харків — 1994, Брюссель). Борис Витязь, за фахом лікар, нині мешкає в Кейптауні, Південна Африка.Немає сенсу говорити, як прагнули комуністи спотворити істиний образ Симона Петлюри, принизити його значення в історії України. Вони мають великі досягненя в тому прагненні, але найкращі українські інтелектуали завжди з великою повагою ставились до Симона Петлюри. Таким був науковець-гуманітарій світової слави, харків’янин Юрій Шевельов. У його кімнаті в будинку «Саламандра» на Сумській навіть за часів найстрашніших сталінських репресій зберігався портрет Головного Отамана. За часів окупації Харкова Ю.Шевельов написав статтю про Симона Петлюру, котру однак німецький цензор заборонив друкувати в місцевій газеті «Нова Україна». У своїх спогадах Ю.Шевельов пише і про зовсім призабутий, але надзвичайно показовий епізод з життя піднімецького Харкова: «Була в «Просвіті» панахида пам’яті Петлюри, але без промов». Панахиду відправив митрополит Харківський УАПЦ Теофіл Булдовський навесні 1942 року.Харків’яни першими в незалежній Україні видали друком вибрані твори Симона Петлюри. У травні 1991 року владика Мстислав Скрипник, обраний Патріархом Київським та всієї України, під час своїх відвідин столиці Слобожанщини дав інтерв’ю харківському журналісту Петру Матвієнку, котрому й подарував на згадку том вибраних статей Симона Петлюри, виданий невеликим накладом 1956 року Українською Вільною Академією Наук у США. Обставини збіглись так, що Петро Матвієнко очолював одночасно й видавництво «Лівий берег», а відтак щойно народжена ідея перевидати твори Симона Петлюри дуже швидко втілилась у життя. Ця невеличка книжка під назвою «Народе український», мистецьки оформлена відомим харківським графіком Валерієм Бондарем, побачила світ 1992 року. У рубриці краєзнавчий кінозал, відбувся показ українського історично-біографічного фільму «Таємний щоденник Симона Петлюри». В цьому році виповнюється 140 років від дня народження лідера українського національно-визвольного руху за незалежну Україну українського військового і політичного діяча, глави Директорії Української народної республіки у1919-1920 роках, Головного отамана війська і флоту, Симона Петлюри. Суперечки навколо постаті Симона Петлюри не вщухають протягом багатьох десятиліть, привертають до себе увагу сучасників та істориків, спонукають до піднесення імені з одного боку та паплюження з іншого. Проте, однозначно, ця людина надзвичайно цікава як реальна особистість, між якою і міфом про яку є суттєва різниця. «Таємний щоденник Симона Петлюри»—українськийісторично-біографічний фільм2018 року режисераОлеся Янчуказа сценаріємМихайла Шаєвича. Прем’єра в українському кінопрокаті відбулася на6 вересня2018року. Загальний бюджет стрічки становить майже 48 мільйонів гривень. Частину коштів на виробництво фільму виділивУкраїнський конгресовий комітет Америки. Михайло Шаєвич, Олександр Шевченко та Олесь Янчук спільно працювали над сценарієм фільму впродовж шести років.Історичним консультантом виступив видатний історик Володимир Сергійчук. Основою фільму є вигаданий сценаристами «щоденник», а не реальні історичні документи та праці Петлюри. Метою фільму, знятого за гроші українців, був не історичний фільм, а авторська інтерпретація. Задум повернути у правильне річище напрямок думок людей, які звикли думати, що Петлюра— розбійник, антисеміт, бандит. Режисер Олесь Янчук разом зі сценаристами Михайлом Шаєвичем та Олександром Шевченком впродовж шести років розробляли концепцію стрічки та працювали над сценарієм. Щоденника, з якого глядачі дізнаються подробиці життя Петлюри. Знімання стрічки велося у Києві та Львові. Режисер відомий тим, що присвятив свій шлях в кінематографі справі відновлення національної пам’яті.Мнение Владимира Жаботинского, ідеолога сионизма относительно государственников УНР: «Ни Петлюра, ни Винниченко, ни остальные выдающиеся члены этого украинского правительства, никогда не были теми, как их называют, «погромщиками». Хотя я их лично не знал, все же я хорошо знаю этот тип украинского интеллигента-националиста с социалистическими взглядами. Я с ними вырос, вместе с ними вел борьбу против антисемитов и русификаторов – еврейских и украинских. Ни меня, ни остальных думающих сионистов южной России не убедят, что людей этого типа можно считать антисемитами». « Жаботинский действительно относился к Петлюре неплохо. Может быть и весьма хорошо, видя в нём украинского патриота такой же силы, каким сам Жаботинский был по отношению к еврейскому народу.В 1921 году Жаботинскийй заключил с Петлюрой соглашение о том, что в случае вторжения войск Петлюры в УССР при этих войсках будут созданы отряды еврейской самообороны от возможных погромов. Союз с Петлюрой вызвал дикую критику против Жаботинского в сионистском движении. Его обвиняли в союзе с «погромщиками».А Жаботинский відповів: «Можете написать на моей могиле – «здесь лежит тот, кто заключил союз с Петлюрой!»«Ведь пустить следствие и сам суд по пути списания на мертвого Петлюру всех преступлений против евреев – это еще и удар по украинскому национально-освободительному движению: смотрите, мол, какие они – украинские «самостийныки» - сплошные бандиты. Организовывая руками еврея убийство Петлюры, большевики хорошо все просчитали... Открытые бывшие спецхраны, утаивавшие от исследователей важные свидетельства в связи с проблемой еврейских погромов, дают возможность спокойно разобраться в этом щепетильном вопросе, затрагивающем интересы и чувства как евреев, так и украинцев…именно Директория с самого начала пресекала погромщиков. А если мы попытаемся разобраться с причинами погромов, то обязательно убедимся: они были на руку противникам украинской государственности и возникали каждый раз, когда Украина заявляла о самостоятельном пути развития. Тогдашний председатель Директории В. Винниченко сказал, что погромнической агитацией занимаются большевистские и черносотенние элементы. При этом он заявил: правительство будет энергично бороться не только с антисемитизмом, но и со всякими проявлениями большевизма. Кстати, и сами евреи тогда осознавали, что погромы – не политика украинского правительства, а спланированная провокация против него. Так, представитель еврейской партии Поалей-Цион Драхлер говорил Петлюре: «Мы глубоко убеждены, имея достаточно фактов, что житомирский и бердичевский погромы возникали против воли правительства. Сразу же после житомирского погрома русские и польские черносотенцы хвастались: «Задуманный погромный план нам прекрасно удался, и конец Украине» А когда вскоре он возглавил и Директорию, то именно по его инициативе правительство УНР специально рассмотрело вопрос о еврейских погромах в Каменце-Подольском и Проскурове, требуя от военных руководителей «вжити самі рішучі заходи до цілковитої ліквідації погромних протиєврейських дій, а виновні щоб були потягнені до суворої кари по законам військового часу»… Єдиним урядом, хто мав міністра у справах євреїв була Центральна Рада, а потім і С.Петлюра, «Не были приняты во внимание и заявления еврейских лидеров, выступивших в защиту Симона Петлюры. В частности, такие представители, как В.Жаботинский, А.Марголин, С.Гольдельман, И.Добковский, пытались доказать ошибочность обвинений, предъявляемых покойному Петлюре. Но – тщетно. В атмосфере всеобщего психоза, созданного противниками украинской государственности, суд не смог подняться над эмоциями и ажиотажем.» (В.Сергийчук).


ПРЕЗЕНТАЦІЯ ЖУРНАЛУ «ВУЛИЦЯ НА ВСІ ЧАСИ (ВИП.1) О.Ю.БАГАЛІЙ

О.В.Чистякова, Н.Васильєва, редактори журналу і адміністратори сторінки «Харків: люди, події, дати»

«Вулиця на всі часи» - сборник статей, в котором освещены судьбы деятелей культуры, ученых, которые в разное время жили и работали в Харькове. Это рассказы и о известных и уважаемых харьковчан, и о подзабытых, но ярких личностях, о некоторых событиях, которые происходили в нашем городе в разные времена. збірка статей, в якій висвітлені долі діячів культури, вчених, які в різні часи жили і працювали в Харкові. Це розповіді і про знаних та шанованих харківців, і про призабутих, але яскравих особистостей, про деякі події, що відбувалися в нашому місті і різні часи.
Правнучка Д.И.Багалея, О.Ю.Багалей рассказала о своем родственнике и о доме №9 — фамильном особняке семьи Багалей, построенном в 1899 году.
— Дмитрий Иванович родился в Киеве, там же получил образование и защитил диссертацию, после чего приехал в Харьков, — рассказывает Ольга Багалей. — Когда городская дума заказала ему написать историю Харькова за 250 лет, то благодаря авансу, а также взятому кредиту он начал строить дом. Земля здесь была дешевой, поскольку улица была непроезжей. В Харькове тогда был модным архитектурный стиль, называемый кирпичным. Здесь выпускались кирпичи самой разной формы, благодаря чему фасады домов и сейчас выглядят нарядно и оригинально.Дом Дмитрию Ивановичу бесплатно помогали строить его друзья — профессора Технологического института. В нем были заложены все возможные на тот момент технические новшества. Например, так называемое амосовское отопление. Его придумал вовсе не строитель, а капитан Северного флота для отопления Зимнего дворца в Петербурге. В доме имеется огромная печь, от которой во всех стенах и перекрытиях идут керамические трубы. В печь закладывали довольно длинные (до 4 м) дрова, ее закрывали, замазывали глиной, и эти дрова горели примерно неделю, нагревая стены и полы. Сейчас эта отопительная система не используется, но благодаря керамическим трубам внутри стен и перекрытий осуществляется вентиляция конструкций, дом не отсыревает и не плесневеет.В 1917 году дом был заселен жильцами, а в 1920-м — национализирован. Через 7 лет Дмитрию Ивановичу удалось добиться, чтобы дом вернули. Однако жильцов в нем оставили, и они сразу же отказались платить квартплату, поскольку «у профессоров и так большие зарплаты и пенсии». Тогда Багалей предложил правительству Украины подарить государству свою профессиональную библиотеку, которая насчитывала 7 тыс. томов, но за это попросил освободить второй этаж дома — для размещения библиотеки и кафедры истории украинской культуры, где изучалась этнография Украины, разрабатывалось украинское правописание и др.
В 1931 году Дмитрия Ивановича вызвал к себе нарком образования Скрыпник и сказал, что украинизации пришел конец. Для ученого это было страшным ударом, ведь он не уехал из страны только в надежде на то, что удастся развивать здесь украинскую культуру. Он вернулся домой, лег в постель и ночью умер.Кафедру закрыли. Из 19 работавших здесь ученых 13 были посажены в тюрьмы, отправлены в лагеря или расстреляны. Спаслись те, кто успел убежать. Освободившийся этаж заселили чекистами, которые сразу же сказали, что пользоваться парадным входом будут только они, а семье предписывалось ходить через черный ход.
В 1941 году чекисты уехали, в дом вселились немецкие офицеры. Немцы полностью вырубили огромный сад и засыпали его территорию толстым слоем «жужелки» — сгоревшим углем. И с тех пор посадить там какой-нибудь кустик — большая проблема.В оккупацию часть семьи оставалась в Харькове. Моя бабушка Ольга Дмитриевна, средняя дочь Дмитрия Ивановича, работала в библиотеке Харьковского университета. Перед сотрудниками этой библиотеки немцы поставили задачу подготовить к вывозу в Германию наиболее ценные книги, а всю коммунистическую литературу уничтожить. Бабушка со своими коллегами всячески старались припрятать старинные книги: выписывали справки об их утрате, подменяли менее ценными экземплярами и т. д. Им удалось спасти для Харькова довольно много ценных книг. В 1942 году бабушка погибла под колесами немецкого автомобиля. Несмотря на это, после возвращения советской власти на нее открыли уголовное дело за коллаборационизм. И по сей день это дело лежит в СБУ, она числится предателем родины, поскольку работала во время немецкой оккупации, как и многие другие харьковчане, пытавшиеся выжить в голодающем городе.Мой отец вернулся в Харьков в 1946 году, и государство безропотно вернуло ему квартиру, в которой мы с тех пор и живем. Мы сделали в ней мемориальную комнату и храним там все, что связано с памятью Дмитрия Ивановича: книги, шкатулку для бумаг, его письменный стол и некоторую другую мебель. Кроме нас, в доме живут еще две семьи, но ни город, ни государство не помогает мне содержать этот дом.


ПИЛЬСТРЕМ А.А – ОСНОВАТЕЛЬ ЧУГУНОЛИТЕЙНОГО ЗАВОДА (ЗАВОД «КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ»)

В.И.Пушкарь, краевед, член Харьковского обласного общества немцев «Видергербурт»

Пильстрем Андрей Андреевич (1836-1899) родился в Швеции, в России жил с 1859 года, в Харькове – с 1863 года. Харьковский 2-й гильдии купец основал в 1870 году машиностроительный и чугунолитейный завод в Харькове на улице Конторской, №75, №77. «Просьба харьковского почетного гражданина Никиты Акимовича Павлова в следующем: На дворовом моем месте по улице Гончаровской и переулку Серикова в 2-этажном здании моего завода прошу сделать перестройку на чугуноплавильный завод. Марта 27 числа 1870 года».В течение пяти лет Пильстрем А.А. арендует территорию для созданного нового завода на мыловаренном заводе Павлова Н.А. В Государственном архиве Харьковской области найден акт освидетельствования завода от 14 августа 1876 года, где сообщается о количестве используемых инструментов на заводе и передаче их новому хозяину Пильстрему А.А.: паровая машина, котельная, токарный и строгальный станки, печь, мельница, слесарные инструменты, вентилятор, деревянный кран. Работали цеха: литейный, слесарный, кузнечный. С каждым годом выпуск продукции увеличивался, количество рабочих и доход также. В 1870 году выплавили 1500 пудов чугуна и получили доход 37500 рублей, работало 12 человек.В 1878 году было выплавлено чугуна 40 тысяч пудов и 10500 пудов механических изделий, доход составил 135250 рублей, работало 100 человек (мастеров - 60, рабочих – 18, мальчиков – 15).Завод находится в собственности харьковского 2-й гильдии купца, шведского подданного Пильстрема А.А.В 1909 году на заводе работало 190 человек, годовой доход составил 131840 рублей. Прейскуранты и сметы представлялись бесплатно. Продукция завода Пильстрема А.А. была представлена на 3-х Всероссийских выставках, где получила медали в 1882 г. в Москве, в 1887 г. в Харькове, в 1896 г. в Нижнем Новгороде. В дореволюционный период на заводе выпускались: нефтяные двигатели, мельничные машины, вальцевые станки, маслобойные машины, прессы, вальцы, жаровни, фалевки, гидронасосы, машины для производства кирпича, прессы, дезинтеграторы, дробилки, вагонетки, скаты, трансмиссии, валы, шкивы, маховики, подвески, кронштейны, шестерни, муфты; подъемные механизмы, лебедки ручные, стенные, паровые для шахт, краны подъемные для складов, токарные станки, станки по металлу, паровые машины, турбины, макаронные прессы, машины для макаронного и конфетного производства, машины для канатной промышленности, насосы паровые, колодезные, шахтные, строительные, колонны, лестницы, стропила, чугунное и медное литье.Будучи владельцем машиностроителього завода Пильстрем Андрей Андреевич одновременно являлся членом попечительского совета женской Вознесенской гимназии при немецкой евангелическо-лютенской церкви святого Вознесения. Повсеместно оказывал материальную помощь для учащихся из бедных лютеранских семей этой гимназии. Пильстрем А.А. многие годы являлся членом Харьковского благотворительного общества. Пильстрем А.А. состоял в списках благотворителей Харьковского благотворительного общества, был членом попечительского Совета харьковского городского ремесленного училища. Являясь членом попечительского совета Харьковского городского ремесленного училища, Пильстрем Андрей Андреевич всячески способствовал его развитию в подготовке специалистов для зарождающихся промышленных предприятий Харькова. Дети рабочих машиностроительного завода Пильстрема А.А. бесплатно обучались в училище, а после его окончания возвращались на завод. Пильстрем А.А., Пильстрем Г.А. также оказывали финансовую и материальную помощь для содержания училища. В этом их большая и неоценимая заслуга. Харьковское благотворительное общество находилось на Садово-Куликовской улице, 10. Почетными членами его также являлись Пильстрем А.А., жена Пильстрема А.А. – Александра Антоновна, брат – Густав Андреевич и сын – Карл Андреевич. Почетным членом Губернского попечительского совета детских приютов, а также был меценатом. Пильстрем А.А. многие годы являлся почетным старостой Харьковского губернского попечительства детских приютов. За счет средств завода постоянно оказывал финансовую помощь на содержание приюта. Также Пильстрем А.А. с самого начала образования в 1885 году Германского благотворительного общества в Харькове являлся активным его членом. 18 июня 1898 года в воздух поднялся новый аэростат Данилевского К.Я. Его строительство стало возможным благодаря поддержке харьковского мецената Андрея Андреевича Пильстрема. Швед по национальности, он давно переселился в Харьков, где владел литейным заводом. Пильстрем был также известен как щедрый благотворитель и попечитель. Благодарный конструктор назвал этот «летающий снаряд» в его честь. Аппарат также был построен во Франции. Аэростат «Андрей Пильстрем» был больше «Эмбриона» - 13 метров в длину, 4,4 метра в диаметре, но при этом был легче. Сказалось использование алюминиевых трубок и сетки вместо «одеяла». Также изменилась конструкция управляющих крыльев и махового механизма, теперь он приводился в движение с помощью педалей. Этот аэростат стал «рабочей лошадкой» для обкатки идей изобретателя, на нём было выполнено 150 полётов. За счет средств завода в 1899 году в Харьковской духовной семинарии прошли курс обучения 35 воспитанников. Владелец машиностроительного и чугунолитейного завода в Харькове, Пильстрем А.А., застраховал всех рабочих и служащих от несчастных случаев. Пильстрем А.А. умер 11 сентября 1899 года в Ялте.13 сентября 1899 года в харьковской газете «Южный край» был помещен некролог: «Жена, сын и брат с душевным прискорбием извещают родных и знакомых о кончине дорогого и незабвенного мужа, отца и брата Андрея Андреевича Пильстрема, последовавшей после продолжительной и тяжелой болезни в Ялте 11 сентября в 3 часа дня. О прибытии тела в Харьков будет объявлено позже».14 сентября 1899 года в харьковской газете «Южный край» было помещено следующее сообщение: «Председатель харьковского губернского попечительства детских приютов харьковский губернатор Г.А. Тобизен имеет честь довести до всеобщего сведения, что по случаю смерти почетного члена харьковского попечительства Андрея Андреевича Пильстрема в церкви харьковского детского приюта во вторник, 14 сентября, в 10 часов, после заупокойной литургии имеет быть отслужена панихида по усопшему». Вынос тела покойного из евангелическо-лютеранской церкви на кладбище последовал в присутствии огромного количества харьковчан, родных и близких, рабочих и служащих машиностроительго завода, также в присутствии самого губернатора - Тобизена Г.А. Все газеты города вышли с некрологами, воспоминаниями, соболезнованиями родным и близким. Погребение Пильстрема А.А. состоялось на Харьковском лютеранском кладбище 18 сентября 1899 года. Согласно духовному завещанию умершего местного благотворителя Пильстрема А.А. 7 ноября 1899 года рабочим завода было роздано около 30000 рублей. После смерти Пильстрема А.А. владельцем завода становится жена - Пильстрем Александра Антоновна. С 1899 по 1913 годы директором-распорядителем завода становится брат - Пильстрем Густав Андреевич, техническим директором - сын Карл Андреевич Пильстрем. Густав Андреевич проживал по улице Конторской, 77у (газовый переулок), с 1910 – по улице Ветеринарной, 25 (Епархиальной, 15у). С 1913 года владельцем завода становится Шиманский Константин Георгиевич, управляющим завода - инженер-технолог Н.Г. Сикора. В это время на заводе имелось два паровых двигателя общей мощностью 60 лошадиных сил. Топливо – уголь, 30000 пудов. Рабочих 220-240 человек. Изделия - паровые машины, нефтяные двигатели, подъёмные машины, приводы, станки для обработки металлов, мельницы, маслобойные машины, макаронные прессы и прессы для изготовления кирпича, чугунное медное и стальное литье, ковкий чугун. Годовая производительность 350000 рублей. . С 1913 года Пильстрем Г.А. работает сотрудником городского гражданского управления. Кроме того, Густав Андреевич Пильстрем владел Беспаловской экономией. Экономия находилась в Харьковской губернии Змиевского уезда Тарановской волости. В восьми верстах от Беспаловка Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги, в десяти верстах от ст. Змиев, в восьми верстах от почтовой станции Тарановская. Количество земли 499 десятин 745 саженей. Усадебной земли - 15 десятин. Пахотной земли - 210 десятин. Луговой земли и других сенокосов - 25 десятин. Леса - 249 десятин 745 саженей. Всего: 499 десятин 745 сажен. Сад - пять десятин. Огород приносит доход - 400 рублей. Сад приносит доход - 400 рублей. Пахотная земля - 12700 рублей. Сенокос 25 десятин - доход 31 рубль. Пастбища 70 десятин – доход 420 рублей. Доход от продажи лесного материала - 2700 рублей. Дом 1 - деревянный - 36х18 метров. Флигель 18х12 метров. Изб - 2. Казарм - 1 - 30х15 метров. Амбар - 2 - 8х8 метров. Конюшня - 1 - 30х13 метров. Мельница водяная – 15х8 метров.Инвентарь:Плугов – 6 штук. Сеялок – 1 шт. Молотилок конных – 1 шт. Жатвенная машина – 1 шт. Рабочих лошадей – 13 шт., волов – 27 шт. Гужевой скот – 15 шт. Молочных – 5 шт. Свиней – 8 шт.Расходы:Управление – 240 рублей. Повинности – 286 рублей 30 копеек. Ремонт строений – 200 рублей. Страхование – 23800 рублей. Ремонт квартиры – 60 рублей. Чистого дохода – 88010 рублей. Средняя цена за десятину от 250 до 350 рублей. (Материалы по Беспаловской экономии взяты из Государственного архива Харьковской области). Пильстрем Густав Андреевич похоронен на лютеранском кладбище в Харькове. Могила не сохранилась.Заслуга основателя завода Пильстрема Андрея Андреевича состоит в том, что с 1902 года здесь начат выпуск оборудования для кирпичных заводов, впервые в Российской империи.27 марта 1918 года декретом Совнаркома РСФСР завод Шиманского был конфискован. С этого периода начался новый период в жизни и деятельности завода. Объединение, Харьковский машиностроительный завод «Красный Октябрь», как в советское время, так и в независимой Украине, является единственным и главным предприятием по проектированию и изготовлению оборудования для кирпичных заводов. Оборудование, выпускаемое заводом, пользуется огромным спросом у заказчиков. В настоящее время продукция завода отправляется в бывшие республики Советского Союза, в развивающие страны и станы восточной Азии. В советское и настоящее время 90% кирпича выпускается на оборудовании, изготовленном на заводе «Красный Октябрь». На старых улицах Харькова кирпичные дома из красного кирпича также изготовленного, на оборудовании этого уникального завода. Харьковчане прогуливаясь по старым улицам города, любуются зданиями, построенными из красного кирпича на оборудовании, изготовленном на машиностроительном заводе, основанным Пильстремом Андреем Андреевичем. Сохранились до нашего времени изготовленные на этом заводе: фигурные, художественные литые изделия, в виде колонн, лестничных маршей, площадок, перилл, ступенек во многих харьковских зданиях и учреждениях. Многие из этих зданий, в которых они находятся, представляют собой историческую и архтектурную ценность для родного нам Харькова. На многих из них установлены мемориальные доски. В этом и есть отличительная черта дореволюционного исторического прошлого Харькова. На бывшем лютеранском кладбище, на бывшей Немецкой улице - ныне 2 городское кладбище, улица Пушкинская, 102, покоится сын Пильстрема Густава Андреевича – Пильстрем Максимилиан Густавович, выпускник бывшей Московской консерватории, старший преподаватель Харьковской консерватории. Могилы Пильстрема А.А., Пильстрема Г.А. затерялись на просторах большевистского тоталитарного сталинского режима, а величественное предприятие, созданное ими, – живой тому свидетель, и в наше время является гордостью родного Харькова и независимой Украины.Как сложилась дальнейшая судьба сына Пильстрема А.А. – Карла Андреевича и остальных четырех сыновей Пильстрема Г.А. – Андрея,Аполлона, Евгения, Владимира, автору этих строк приходится лишь догадываться. Вероятно, они эмигрировали на историческую Родину после свершившейся Октябрьской революции, в бывшей Российской империи и успешно там продолжили начатое дело своих родителей. В результате длительных поисков мне, наконец, удалось разыскать Фрейдис Овсянникову (девичья Пильстрем), проживающую в Швеции, потомок из династии Пильстремов. И, я надеюсь, она приедет в Харьков по моему приглашению и встреча обязательно состоится.


ИСТОРИЯ КАНАТНОГО ЗАВОДА

В.И.Пушкарь, краевед, член Харьковского обласного общества немцев «Видергербурт»

Канатный завод - одно из старейших предприятий коноплепрядильной промышленности Украины. Годом основания его считается 1890-й. Весной на хуторе Шевченки под Харьковом (ныне Журавлевка) была введена в строй паровая коноплепрядильная канатная фабрика купца 1-й гильдии Ивана Афанасьевича Корякина. Конец XIX столетия характеризуется ускоренным развитием капитализма на юге России. Харьков начал быстрыми темпами развиваться, превращаясь в крупный промышленный центр. Этому способствует близость Донбасса и Криворожья, где зарождалась каменноугольная и металлургическая промышленность; наличие квалифицированных рабочих рук, которые появились на базе высокоразвитых ремесел; интенсивное строительство железных дорог на юге России. Фабрика купца И.А. Корякина на Журавлевке уверенно развивалась, выдержала конкуренцию с тремя небольшими канатными фабриками Харьковской губернии. На местном рынке возник большой спрос на изделия фабрики, увеличивалась прибыль. Это позволило хозяину фабрики наращивать производство. Желая создать большое современное производство, И.А. Корякин приглашает в компаньоны некоторых купцов и промышленников-предпринимателей, которые объединили капиталы и, в июле 1895 года, организовали акционерное "Южно-Русское товарищество пеньковой и канатной промышленности". Местонахождение фабрики на Журавлевке не удовлетворяло предпринимателей.Производство находилось далеко от железной дороги, что влекло дополнительные затраты на доставку сырья и вывоз продукции. Собственники решают приблизить фабрику к железной дороге - у поселка Григоровка, недалеко от станции Новая Бавария. Было приобретено 20 гектаров земли, выделенной городской властью для строительства фабрики. В 1898 году началось строительство шпагатной фабрики. 31 декабря 1899 года фабрика была сдана в эксплуатацию. По инициативе сахарозаводчиков в 1900 году началось строительство, и вступил в строй цех по изготовлению мешков. Вначале ХХ столетия на смену свободному предпринимательству пришла жесткая конкурентная борьба между монополиями. Множество малых и средних предприятий обанкротились. Такая судьба постигла и "Южно-Русское товарищество пеньковой и канатной промышленности". Экономический кризис 1900-1903 г.г. и пожар 12.08.1900 года принес большие материальные убытки. Правление Товарищества заложило предприятие под финансовый капитал Петербургского счетно-кредитного банка, что спасло от банкротства, но поставило в зависимость от банка. Банк возглавлял российский немец Франц Александрович Фальк. С 1900 года Фальк Ф.А. возглавляет банк и одновременно становится председателем правления «Южно-Русского товарищества пеньковой и канатной промышленности». На руководящие кадровые должности Фальк Ф.А. приглашал преимущественно немцев: А.Г. Зоненбург - технический директор, А.И. Бенгард - вице-директор, распорядитель правления. Начальники отделов и цехов - выходцы из Германии и Финляндии - Гюнтер, Кингель, Роземан и другие. В 1909 году Южно-Русское товарищество пеньковой и канатной промышленности продолжало успешно развиваться и расширяться. Владельцами его было товарищество на паях. Основной капитал составлял 1200000 рублей. Почтовый адрес – Харьков, улица Рыбная, 10. Управляющие: Ф.А. Фальк и инженер-технолог И.Е. Трескин. Личный состав правления: Г.Г. Рабинович, Ф.А. Фальк, Г.Ф. Гетце, А.А. Пресс. Отделы: джут прядильный, джут ткацкий, шпагатный и брезентовый. Двигатели: 3 паровых общей мощностью 2000 лошадиных сил. Число рабочих 2248. Изделия: мешки и холст джутовые, шпагат, канаты пеньковые, манильные и проволочно-стальные для рудников и прочих целей, брезенты и прочее. Годовая производительность 3018631 рубль. Управляющий С.-Петербургским счетно-кредитным банком, с 1900 по1919 годы – председатель и директор-распорядитель правления Южно-Русского товарищества пенковой и канатной промышленности в Харькове. Фальк А.Ф. проживал на Пушкинской улице, дом №66. Склады: Харьков, Павловская площадь, 13. Москва, Биржевая площадь, дом Товарищества Рябушинских, Баку, Красноводская, 3. За личное качество своих изделий Товарищество удостоено: в Париже – в 1909 году Grand Pria, в С.-Петербурге в 1909 году на первой Всероссийской мукомольной выставке – Золотой медали, в Ростове-на-Дону в 1909 году на выставке Доно-Кубано-Терского общества сельского хозяйства – высшей награды – Почетный диплом. В скором времени на канатную фабрику стало приходить сырье из-за границы. Продукция пошла на экспорт. Веревки, мешки, шпагаты, холст для упаковки, тесьма, пассы и ремни для приводов, элеваторов и транспортеров. Таким образом, расширяется ассортимент выпускаемой продукции и вводятся в строй новые производства на территории фабрики, а именно: 1. Канатное отделение фабрики -1906 г. 2. Мастерская фабрики – 1907 г. 3. Прядильное отделение фабрики – 1907 г. 4. Жгутопрядильное отделение – 1908 г. 5. Шпагатное отделение – 1908 г. 6. Фабричная лавка прибывших товаров -1908 г. 7. Хозяйственное отделение фабрики – 1909 г. 8. Ткацкое отделение фабрики – 1910 г. 9. Пеньковый склад фабрики – 1914 г. 10. Отправочный склад фабрики – 1916 г. 11.Мастерская и паровая фабрики – 1916 г. С началом первой империалистической войны 1914 года для фабрики возникли трудности - многие немцы покинули фабрику, мужчины были мобилизованы в армию, резко прекратились поставки сырья. Но к осени 1914 года фабрика получила от военного ведомства большой заказ на брезент, мешковину для палаток, плащ-накидок, вещевых мешков и другие изделия. Заслуга предприятия, возглавляемого Ф.А Фальком, в том, что впервые в России в 1902 году начат выпуск стального каната. Обогащаясь на военных поставках, собственники расширили территорию производства, построили корпус для механической мастерской, наладили гвоздепроволочное производство. Рабочие и служащие фабрики проживали в местных казармах, на квартирах в селах Григоровка и Ледное. Вблизи фабрики были построены частные магазины, пожарная служба, почта. Заслуга купца И.А. Корякина состояла в том, что он создал фабрику, затем преобразовал ее в Южно-Русское Товарищество пеньковой и канатной промышленности. С 1880 по 1900 г. г. он был бессменным организатором и руководителем этой отрасли. С 1900 по 1919 года Товарищество возглавлял российский немец Ф.А.Фальк. На должности начальников цехов и отделов также были приглашены преимущественно немецкие специалисты. В этот период капиталистической России предприятие достигает наивысшего расцвета отрасли: внедряются новые технологии, вливается огромный финансовый капитал, расширяется ассортимент выпускаемой продукции, используется отечественное и импортное сырье, рынок сбыта продукции расширил свои границы. Главное достижение предприятия – повышенный спрос на этот вид продукции. В конце 1917 года на смену капитализма в России пришел социализм. Фабрика была отобрана у владельцев под предлогом национализации в 1919 году. Но большевики сохранили это преуспевающее предприятие. Уже в 1922 году выпуск продукции завода превысил уровень производства 1913 года. В предвоенные годы коллектив с энтузиазмом работал над выполнением заданий первых пятилеток. Мирный труд коллектива был прерван войной. В сентябре 1941 года завод эвакуирован в город Ташкент, где создано дочернее предприятие, которое работает и в настоящее время. Многие кадровые рабочие ушли на фронт, где отважно сражались на фронтах 2-й Мировой войны. Заводчане свято хранят память о своих погибших товарищах. На территории завода установлен обелиск в память о солдатах, отдавших жизнь за свою Родину. Много труда и энергии было вложено коллективом в восстановление и послевоенное развитие завода. Характерной особенностью развития завода в эти годы является повышение технического уровня производства. В этот период на заводе происходит реконструкция шпагатного производства, направленная на увеличение объема выпуска продукции. В период с 1980 года продолжалось техническое развитие, в основном за счет творческих сил коллектива завода. Внедрено в производство 880 научно-технических мероприятий, модернизировано 538 единиц технологического оборудования. От внедрения организационно-технических мероприятий получен экономический эффект более 2,7 млн. рублей, с условным высвобождением численности 552 человека, производительность труда возросла на 47%. В этот же период началась активная химизация производства. Внедрение технологий с применением химических и искусственных волокон позволило сократить трудоемкие технологические процессы, улучшить условия труда на рабочих местах. В это время удельный вес шпагатных изделий из химических нитей достиг 50%, по канатным изделиям – 35%. На заводе произведены большие работы по механизации тяжелого ручного труда. На предприятии работало свыше 181 единицы подъемно-транспортного оборудования, комплексно механизировано 22 участка, широко применяются для внутрицехового транспорта системы ленточных, щелевых и подвесных конвейеров. На заводе осуществлено оригинальное решение по механизации транспортирования клубков пряжи от клубочных машин канатно-прядильного цеха в канатно-свивальный цех с автоматическим взвешиванием продукции в потоке. Разработана и внедрена принципиально новая система централизованного сбора отходов производства с полной автоматизацией процессов и применением пневмотранспорта. Во всех производственных цехах завода широко используются щелевые конвейеры для транспортировки полуфабрикатов. В это время на заводе производится более 300 наименований крученых изделий, в том числе: шпагат льнопеньковый армированный с химической нитью, льнопеньковый, капроновый полипропиленовый, вискозный; канаты сизальские, пеньковые, бельные, пеньковые пропитанные, капроновые, полипропиленовые, комбинированные канаты, пенька-сталь, полипропилен-сталь; сердечники сизальские, полипропиленовые, пеньковые; набивка сальниковая; стальные канаты круглые и плоские. Руководители капиталистического, социалистического периодов и независимой Украины, а также возглавляемые ими многотысячные коллективы – оставили заметный след в развитии коноплепрядильного производства, созданного первого на юге России «Южно-Русского товарищества канатной и пеньковой промышленности». С провозглашением независимой Украины остро стал вопрос о поиске новых рынков сбыта продукции предприятия. Разрыв экономических связей со странами СНГ, дешевая продукция Китая сделали свое дело. На заводе менялись формы собственности. Такие преобразования хочется назвать губительской антигосударственной, антинародной приватизацией.Харьковский канатный завод имени 60-летия Советской Украины зарегистрирован как арендное предприятие Харьковский канатный завод, согласно решению исполкома Октябрьского районного Совета народных депутатов №168-1 от 24.12. 1991 года.Харьковский канатный завод преобразован в коллективное предприятие «Харьковский канатный завод» 31.05. 1993 года, согласно решению исполкома Октябрьского района г. Харькова, регистрационный №339. Коллективное предприятие «Харьковский канатный завод» преобразовано в акционерное общество «Харьковский канатный завод» - 7.06.1994 года, согласно распоряжению №441 от 07.06.1994 года ГИК г. Харькова, регистрационный №08835. Акционерное общество «Харьковский канатный завод» перерегистрировано в акционерное общество открытого типа «Харьковский канатный завод», который является его правопреемником, согласно решению ГИК г. Харькова от 10.09.2003 года, регистрационный №0020220. Акционерное общество открытого типа «Харьковский канатный завод» переименовано в Публичное акционерное общество «Харьковский канатный завод» на основании приказа №87 от 19.12.2011 года. Ликвидатор ПАО «Харьковский канатный завод» п./п. Комлык И.С.В итоге свершившихся преобразований – Харьковский канатный завод полностью прекратил выпуск продукции с 1 апреля 2019 года. Созданная ликвидационная комиссия во главе с Комлыком И.С. и государственных судебных органов, решают дальнейшую его участь. Продукция завода пользовалась повышенным спросом во многих отраслях народного хозяйства. Бывшее «Товарищество канатной и пеньковой промышленности» пережило капиталистическую, социалистическую эпохи, эвакуацию в Ташкент и возвращение, в 1945 году в Харьков. О былом величестве канатной отрасли напоминают огромные цеха, построенные более ста лет назад. Была создана целая инфраструктура: жилье, детские сады, дворец культуры, стадион, санаторий, пионерский лагерь, садоводческое товарищество. В советское время фабрика была преобразована в канатный завод, который являлся гордостью Харькова, гордостью его создателей, преобразователей и продолжателей этой необходимой отрасли промышленности. В независимой Украине в канатной фабрике появились новые руководители, которые провели приватизацию. Руководство канатной фабрики часто менялось. Продукцию выпускали и успешно реализовывали до 1 октября 2018 года. В настоящее время в одном из цехов производят молочную продукцию. В цехе сальниковой набивки другие арендаторы пытаются возобновить выпуск прежней продукции. Остальные цеха законсервированы и пустуют. Ждут новых олигархов - «демократических преобразователей современного европейского бытия». И новые руководители фабрики готовят документы к ее ликвидации. А ведь в 1914 году в этих цехах трудились 2800 человек, в 1918 году - 4000 человек. В советское время работало 70000 тысяч работников. Не могу понять, почему независимой Украине не нужны рабочие места, почему сознательно уничтожают целые предприятия?! Когда же виновные ответят за содеянное зло и причиненный ущерб государству?! Цель приватизации предназначалась для передачи в честные частные руки - государственные предприятия и сохранения в них трудовых коллективов и производственной деятельности. В прошлом многотысячный коллектив работников канатного завода лишился самого главного - рабочих мест и средств к существованию. Автор этих строк несколько раз посещал это прекрасное предприятие и надеялся, что новые «хозяева» сохранят, созданное более 100 лет назад, первое на юге России, «Южно-Русское товарищество пеньковой и канатной промышленности». Сохранился в уничтоженном предприятии музей с экспонатами и уникальными фотографиями в ожидании своей участи. Они немые свидетели исторического прошлого - умирающего предприятия. Если бы они умели говорить, они бы всю правду рассказали новоиспеченным хозяевам. История и время не простят. Памятью и памятником, созданного Иваном Афанасьевичем Корякиным «Товарищества пеньковой и канатной промышленности», сохраненного и доведшего до совершенства Францем Александровичем Фальком, многотысячным коллективом работников, работающих и в советский период, являются оставшиеся, представляющие историческую и архитектурную ценность, корпуса цехов и ассортимент продукции, что выпускалась в них.


«Они жили на Москалевке»

СЕМЕЙНАЯ АТЛАНТИДА. РАЕВСКИЕ

И.Н.Чуканова, к.ф.-м.наук, коренная харьковчанка, жительница Москалевки

Человек должен знать четыре истории:
всемирную историю,
историю своей страны, историю своего народа и
историю своей семьи.
Китайская мудрость
Моя мама, Раевская Лидия Николаевна, принадлежит к священническому роду Раевских. Фамилия «Раевский», по-видимому, польского происхождения.Семейное предание гласит, что в семье Раевских хранился крест с надписью «Младшему сыну и старшему священнику в роде», который был подарен отцом сыну, православному священнику, который после Брестской унии уходил на восток, на Слобожанщину. С тех пор в семье 20-х годов 20-го века были священники. Мой прадед, о. Антоний Раевский служил в с.Великий Бобрик на Сумщине. Сын о. Антония, Павел, служил также в с. Великий Бобрик.В поколенной росписи Раевских (родство по мужской и женской линии)я насчитала 76 персон. В настоящее время известные мне потомки живут в Харькове, Сумах, Изюме, с.Виры, Киеве, Бресте, Москве, США.
Из 5 сыновей и 4 дочерей о. Павла взрослых осталось 3 сына и 2 дочери: Мария (1861-?), Николай(врач, паталогоанатом, 1866, с.В.Бобрик -1933, г. Харьков); Иван(математик, инспектор Харьковского Технологического Института, ?-1914, г. Харьков); Ольга(?-1939/40); Василий(священник с. Виры, ?-1924).
Мария Павловна Раевская вышла замуж за управляющего большим сахарным заводом Фридриха Фридриховича Боде. Их сын, Федор, был преподавателем Киевского железнодорожного училища. Дочь Федора, Наталья, стала профессиональным фотографом - перед войной работала в газете «Коммунист», в фотохронике ТАСС по Украине. ПередвойнойНаталья вышла замуж за фотожурналиста Бориса Казюка, у них родился сын. В самом начале войны Борис Казюк ушёл на фронт и вскоре погиб, после чего Наталья оставила маленького сына Сашу на попечение родителей и ушла на фронт фотокорреспондентом. Только три женщины были военными фотокорреспондентами. Наталья была первой, снявшей первый подбитый немецкий танк! Печаталась в газетах «Правда», «Красная Звезда», журнале «Огонек» и зарубежной печати (через Совинформбюро). Войну закончила в звании старшего лейтенанта.
Ольга Павловна Раевская вышла замуж за Карла Адольфовича Голле врача в г.Сватово, Купянского уезда.Иван Павлович Раевский преподавал математику в Харьковском технологическом институте. Был инспектором студентов. В начале 20 века жил на территории института в служебной квартире. Трагически погиб, попав под поезд в 1914 году.Василий Павлович Раевский окончил полный курс Харьковского духовного училища. С 1896 г. служил псаломщиком в Вознесенской церкви с. Бобрик Сумского уезда. С февраля 1901г. Василий Павлович - псаломщик в Архангело - Михайловской церкви с. Павловка Сумского узда, а с марта 1902 г. - диакон той же церкви. С мая 1908г. о. Василий - священник Всесвятской церкви с. Виры Сумского уезда. Умер о. Василий в алтаре - не встал, положив земной поклон (его ожидали в храме для совершения венчания).
Внук о. Василия - Леонид Владимирович Раевский - инициировал строительство церкви в с. Виры. Весной 2014г. в Всесвятской церкви села Виры проведена первая служба.Мой дед, Николай Павлович Раевский, после окончания харьковской гимназии в 1885г. поступил на медицинский факультет Харьковского университета, который заканчил в 1890г. по специальности судебная медицина. С 1891 по 1907 г. Николай Павлович работает в Земстве г. Купянска на должности земского врача. В Купянске у Раевских родились сыновья Владимир и Петр.В 1907 году Николай Павлович с семьей переезжает в Харьков. В Харькове в семье Раевских родились дочери -Любовь, Ольга и Лидия.
В Харькове Раевский совмещает работу в Губернском врачебном отделе на должности городского врача с работой в Медицинском институте на кафедре судебной медицины, в 4-й мужской гимназии, ведет прием на дому. 1915 - 1918гг. - работает врачом в харьковском госпитале №89. Довоенные выпускники Харьковского мединститута вспоминают, что на кафедре судебной медицины висели такие портреты Н.С.Бокариуса и Н.П.Раевского.С 1920г. и до конца жизни Николай Павлович отдает все свои знания и опыт работы в Мединституте и в Судебно-Медицинской Организации бок о бок со своим другом и коллегой Николаем Сергеевичем Бокариусом. На своей фотографии, подаренной Раевскому, Н.Бокариус пишет:«9/Х/25 Милый и дорогой Николай Павлович, Нам ветеранам труда в нашей работе желать уж трудно – каждый из нас feciquodpot. Но нам есть еще что пожелать. Я так сроднился с Вами, что могу говорить именно нам. Пожелать нам в лице наших детей. От души желаю Вашим детям, чтобы они сохранили и вырастили в себе тот светлый образ человека, который так красиво носите в себе Вы, чтобы жизнь их была полна благополучий и покоя. Дружески обнимаю Вас и ласково целую. Горячо любящий Вaс и глубоко уважающий Ваш Н. Бокариус».В рамках увековечивания памяти известного судебно-медицинского врача Раевского Николая Павловича после его смерти в 1933 году на заседании Коллегии Народного Комиссариата Охраны Здоровья было решено вывесить портрет Раевского Н.П. в Центральной Судебно-медицинской Станции НКОЗ, закрепить за родственниками квартиру, в которой он проживал, назначить пенсию несовершенной дочери Лидии и дать ей стипендию на получение высшего образования, оставить на научной работе в Мединституте дочку Ольгу, которая заканчивает Мединститут, и предоставить дочке Любови работу по ее специальности (химия) в научной организации НКОЗ.Дети Раевского были очень разные - родители считали, что Петя будет помещиком - он с детских лет любил землю и лошадей и был очень активным, а Володя - профессором, т. к. он любил книги и был очень тихий, он и стал филологом, и всю жизнь служил библиотекарем в Византийском Институте в Париже. (О нем см. доклад в библиотеке 20.02.2014, «Владимир Николаевич Раевский» и в Интернете http://ngeorgij.livejournal.com/55734.html).Оля была тихой, задумчивой, любила забраться на чердак и читать, много читала по-английски. Любочка - яркая, живая, обладала удивительной памятью - могла прочитать текст и через 5 минут воспроизвести его слово-в-слово, отличная рассказчица.
Петр, в отличие от своего брата, пошел по стопам отца - стал врачом. После смерти отца он унаследовал его пациентов, и так же, как и отец, никому и никогда не отказывал ни в медицинской помощи, ни в житейских советах. После окончания медицинского института работал врачом в районах Харьковской области, затем в Харьковском институте судебной экспертизы, преподавал в 1-ом Медицинском и Юридическом институтах.С будущей женой, Надеждой Пантелеймоновной, Петр Николаевич познакомился в церкви и на церковной работе в середине 20-х годов. Надежда Пантелеймоновна состояла в сестричестве Иконы Божией Матери «Взыскание погибших» при Благовещенском Соборе. Возглавлял сестричество протоиерей Николай Колчицкий. В этом сестричестве состояла и сестра Петра Николаевича - Любовь. Петр Николаевич был иподьяконом у владыки Онуфрия (Гагалюк). Владыка благословил Петра Николаевича и Надежду Пантелеймоновну на брак. Вторая мировая война «выкинула» семью Петра Николаевича на Запад. Вначале была Прага, потом Мюнхен.В середине 1950-х гг. Раевские переселились в г. Сан-Франциско. Петр Николаевич был принят на работу в патологический отдел Французского госпиталя, где он создал один из лучших в городе музей патологии. Петр Николаевич состоял бессменным старостой Свято-Троицкого кафедрального собора, членом приходского совета Собора и Епархиального Совета Сан-Франциской и Западно-Американской епархии Северо-Американской митрополии Русской Православной Церкви (а с 1970 г. - Православной Церкви в Америке), председателем Фонда взаимопомощи при Соборе, преподавателем соборной школы, сотрудником и советником правящего Архиерея.
Судьба Лидии связана с судьбой страны. Родилась в ноябре 1917 года в революцию. В 1933 году, во время голода, осталась сиротой. В 1941 году сдавала госэкзамены в Университете уже когда шли бои с немцами. Эвакуироваться не смогла. До 1950 года не могла найти работу по профессии. С 1950 года преподавала физику в средней школе, была любима и уважаема своими учениками.У Н.П.Раевского было четыре внучки - Ольга, Наталья, Лидия и Ирина. В настоящее время живы три - Ольга, Лидия, Ирина.Наталья хорошо рисовала, чертила, воспитала четверых детей.Лидия, химик, работала в Харьковском институте эндокринологии, Ирина, физик, кандидат физмат наук.Ольга - профессор русской литературы университета Беркли (шт.Калифорния, США). Член редакционной коллегии журнала «Вестник Русского христианского движения», активная прихожанка церкви св. Иоанна Крестителя в Беркли.О РОЖДЕСТВЕ В ДОМЕ РАЕВСКИХЯ очень долго сохраняла рождественскую традицию моей родительской семьи. У нас дарили подарки на Рождество, а не на Новый год, хотя елку всегда ставили к Новому году. Это называлось еще «подсалфетки». Накануне Рождества, в Сочельник, детей выдворяли из большой комнаты. На обеденном столе, на месте каждого члена семьи, ставили большую тарелку, на которую старшие складывали подарки. Потом вся эта гора подарков накрывалась салфеткой. В идеале под скатерть полагалось положить пучок соломы или сухой травы, это символизировало ясли. Дети тоже имели право положить свой подарочек. На этот вечер гостей, обычно, не приглашали, но бывало, что (случайно) к нам заходили мамины ученики. Удивительно, но всем находились подарки! Когда подарки были разложены, все приглашались к столу. Тут начинался спор, кому первому открывать салфетку. Это право чаще доставалось самому младшему, иногда гостю. После этого был ужин, обязательно постный: винегрет, селедка и пироги с капустой и вареньем. Всегда было весело и интересно! Огорчало только одно – до конца зимних каникул оставалось всего 4 дня - так мало, чтобы насладиться подарками! Но дни ожидания подарков (в предчувствии праздника) были не менее приятны, чем дни обладания ими.Мама рассказывала об одном Сочельнике в ее детстве. Однажды, когда все Раевские еще жили под одной крышей на Столярном, в Сочельник все собрались в столовой, где на столе перед каждым были подарки, накрытые салфеткой. Горки были и большие, и не очень большие. Но самая маленькая была у маминой сестры Любы. Но так как Люба не была младшей за столом, ей пришлось ждать и смотреть, как другие радуются своим подаркам. Это были и конфеты, и книги, и разные другие мелочи. Но как она обрадовалась, когда под своей салфеткой обнаружила наручные часы! Такая традиция существовала и в семье Сыромятниковых - Василия Семеновича (брат моей бабушки Марии Семеновны) и Марии Яковлевны.


«Історія одного дома»

БУДИНОК ПИСЬМЕННИКІВ НА ХОЛОДНІЙ ГОРІ

О.Л.Бровко, бібліотекар чит.залу ЦБ імені І.Я.Франко

Тема «Будинок письменників на Холодній горі» охоплює дуже цікавий період культурного життя нашого міста 20-ті – поч. 30-тих років 20 століття. На початку 20-х рр. починається смуга великих перетворень у різних сферах суспільного життя Харкова. У 1919 р. за Харковом офіційно закріплено столичний статус, тобто Харків стає столицею Радянської України до 1934 року. А також Харків стає центром наукового, промислового та культурного життя. Саме в цей час розпочата тимчасова політика ВКП(б), що мала загальну назву коренізація, для України - українізація. Ця політика здійснювалась з 1920 до початку 1930-х років з метою зміцнення радянської влади в Україні засобами поступок у вигляді запровадження української мови в школі, пресі й інших ділянках культурного життя, а також в адміністрації – як державна мова республіки. Головними ідеологами та провідниками були Микола Скрипник, уродженець Донбасу, і Олександр Шумський, уродженець Полісся. У Харкові, як у столиці, українізацію впроваджують дуже активно, що відбувається, коли повертають народу мову – відроджується література та культура загалом.У місті росло число вищих навчальних закладів, науково-дослідницьких інститутів та проектних організацій, працювали театри, клуби, філармонія, одним словом, кипіло багатогранне творче життя. У столичний Харків почали прибувати з інших міст України ведучі вчені та спеціалісти в усіх галузях знань, артисти, художники, музиканти, архітектори та письменники.Тут постали літературні і мистецькі об'єднання «Плуг», «Гарт», ВАПЛІТЕ, ВУСПП, Авангард, також «Нова генерація», «Молодняк», «Західна Україна», Пролітфронт, група А та ін. Письменникам треба було десь жити та працювати. Де саме, у яких місцях нашого міста починали жити письменники: Володимир Сосюра, наприклад, коли прибув до Харкова у 1921 році деякий час жив у «Червоному готелі». «Червоний готель» - це готель «Метрополь», що був побудований у 1912-1913р.р. за проектом архітектора Бориса Корнієнка на розі Миколаївської площі (площі Конституції) і вулиці Пушкінської. Після революції він став називатися «Червоний». Готель був зруйнований під час війни. Тепер на його місці житловий будинок, зведений у 1955 р. Коли В. Поліщук прибув до Харкова у 1921 році він оселився у кімнаті Сергія Пилипенка у Сельбуді (Селянскому будинку, Павлівська площа, 1/3), там містилась редакція газети «Селянська правда», де Сергій Пилипенко був редактором та збиралися літературні вечірки Спілки селянських письменників «Плуг», та і сам В.Поліщук у Сельбуді виконував обов’язки секретаря політпросвіти Сельбуду (1922).Микола Хвильовий у той час, 1921 року, жив в «астраханці» — так називали готель «Астраханська», який містився в лівому крилі Дворянського зібрання на розі Миколаївської площі й Монастирського провулку. Згодом монументальну споруду почали перебудовувати для найвищого органу республіканської влади — Всеукраїнського центрального виконавчого комітету, і письменник знайшов помешкання в комунальній квартирі на вулиці Римарській, 19.
Не знайшлося житла і для Павла Тичини, якого переманив з Києва його друг Василь Еллан-Блакитний, спокусивши посадою редактора в новому щомісячному журналі «Червоний шлях». Павло Тичина переїхав з Києва до Харкова у 1923р. Столичні дотепники негайно склали каламбур: «Що за причина, що в Харкові з’явився Тичина?» Найпершому поету України — вже тоді скромному Павлу Григоровичу — довелося жити просто в редакції газети «Вісти ВУЦВК» (вул.Сумська,11), яку редагував Еллан-Блакитний. Тичині відвели тісненьку комірчину за туалетом, колишню ванну кімнату. Саму ванну звідти викинули, і кімнату «умеблювали» — поставили стіл і табуретку. Ліжка в Тичини не було. В кутку лежали стоси нерозпроданих примірників урядової газети, які поет застеляв сірою солдатською ковдрою. Як не без сумного гумору згадував сам поет, «…сплю я тепер у редакції, переношу туди звечора своє лахміття, мощуся коло батареї під вікном і уявляю, що я в Криму.»У «барлогу» на вулиці Басейній мешкало одразу четверо письменників: земляки й друзі Олександр Копиленко й Іван Сенченко, Петро Панч і Василь Вражливий. Усі тоді ще холостякували, то й назву для кімнати придумали відповідну. Гостини в «барлогу» добре запам’яталися Смоличу: «Був то й справді барліг, але й не барліг: за комунальним визначенням таке помешкання зветься кухнею. І була то кухня в якійсь — до революції — панській квартирі, доволі простора й з величезною плитою, на якій готувати можна було зразу на чималу родину й величезний гурт гостей. А скидалася ця кухня на барліг тому, що з тих же дореволюційних часів була не мазана і не білена — аж чорна від кіптяви. Чорна кіптява вкривала суціль усі стіни від підлоги до стелі товстим шаром — і по цій лискучо-чорній, як аспідна класна дошка, чотиристінній площині наслиненим, мабуть, пальцем було намальовано людські пики та свинячі рила, а поміж них пописано різні вигуки, хвацькі рими, навіть віршовані рядки та велемовні афоризми — не пригадую вже, які саме. І мешкали в цьому барлозі на тій порі аж четверо початкуючих, але вже друкованих українських письменників: Копиленко, Сенченко. Панч і Вражливий. Копиленко й Сенченко — основні, сказати б, мешканці, першовідкривачі цієї доісторичної печери — мали по вузькому солдатському ліжку: в Копиленка — вистеленому паками газет, в Сенченка — з чувалом. напханим сіном, Панч і Вражливий, прийшовши у прийми, розташувалися на тій величезній кухонній плиті, що тепер гідно виконувала функцію розлогого двоспального ліжка». (вул.Басейна, Петровського,20).Жили письменники та актори у Гуртожитку на Жатківському провулку. Мається на увазі віла Жаткіна. Одне з найвеселіших закладів нашого міста, яке знаходилось на Харківській набережній, 5. За часів другої світової будинок був зруйнований.
Гуртожиток письменників на вул.Пушкінський, 62 став широко відомим завдяки людині, яка мешкала тут з серпня 1923-го до червня 1926-го року- Олександру Довженко.Остап Вишня: Зі спогадів падчерки Остапа Вишні Марії Михайлівни Євтушенко відомо, що після арешту Остапа Вишні його дружина Варвара Губенко-Маслюченко, залишила квартиру у будинку «Слово» і тимчасово оселилася у своєї родички по матері, дружині рідного дядька (дядина) Юлії Новікової, яка мешкала у власному будинку на Холодній горі, по вул. Пермській. Цікаво, що саме в цій оселі 1925 року почали своє спільне життя Павло Михайлович і молода акторка театру ім. І.Франка Варвара Маслюченко, тоді родина прожила на Холодній горі рік. Потім у 1926р. отримали дві кімнати в квартирі №11 у будинку по вул. Лібкнехта (Сумській), 122. Та коли Остап Вишня з дружиною неодноразово приїздили до Харкова після війни, вони ніколи не минали будиночка по вул. Пермській, 13.Як писав Ю.Смолич: «Між іншим, дивна річ: в ту пору більшість письменників отак і проживали чи по кухнях, чи по коморах, або й у недіючих туалетних кімнатах.» Такий стан з житлом не задовольняв письменників.Тому на перших засіданнях новоствореної ВАПЛІТЕ (1926) серед іншого обговорювали і матеріальні питання. 16 січня 1926 року комісія ЦК у письменницьких справах на засіданні третім пунктом слухала «Про тяжкий стан письменників, що живуть в неможливих квартирних умовах, і прирівнення їх у правах з науковими робітниками». Постановили:«Перевести через фракції Комунгосп, Южбюро і Жилсоюза директиву — дати додаткові кімнати нижчезазначеним письменникам, а в разі неможливости в першу чергу дати їм потрібну кількість кімнат з розрахунку кімнату на 2 душі для сімейних і кімнату для праці в центрі міста в будинках, де звільняються кімнати, і новозбудованих. Зазначене перевести в життя Союзу Робітос до 1 лютого». Незабаром місцевком письменників справді виділив бездомним літераторам 15 кімнат у новому будинку на Холодній горі по вулиці Свердлова, 118. (Полтавський шлях). Коли був побудований цей будинок та хто архітектор? Розповсюджена інформація, що будинок побудований з кінця 10-х років до початку 20-х років 20 ст. здається малоймовірною.Читаємо А.Ю.Лепфрейда, Ю.Ю. Полякову «Харьков. От крепости до столицы» : «После революции 1917 года жилищное строительство в Харькове возобновилось, несмотря на острейший жилищный кризис, только в 1923 году… В 1924-1926 годах городским отделом коммунального хозяйства развернулось строительство на свободных участках между существующими домами в разных районах города 3-4 этажных секционных жилых кирпичных домов по проектам архитекторов В.К.Троценко, П.З.Крупко, Б.П.Грицевского, С.В. Григорьева и других.» Будинок по вул. Полтавський шлях, 118 – є 4-х поверховий, цегляний будинок та знаходиться на розі вулиць Кандаурова (Токова) та Полтавський шлях (Свердлова).В ДАХО зберігаються «Материалы по жилищному строительству в Харьковской губернии (постановл., протоколы, доклады, ведомости и др.) 1922г. нач. июля-оконч. Ноября. Харьковская Губжилкомиссия призваная для проведения в жизнь «Нового жилищного закона УССР» от 1 ноября 1921р. в пределах Харьковской губернии»: «подлежит национализации 6513 домовладений и 18291 торговых помещений и денационализации 31766 домовладений.» Тобто у 1917-1922 роках у Харкові проходить відновний період, а саме націоналізація та денаціоналізація житлового майна. Будівництва не відбувається. Бібліотека ХНУБА на наш електроний запит з цього питання відповіла наступне: «У зв'язку з тим, що історія створення цієї будівлі мало освітлена в літературі, нам знадобився час, щоб провести серйозну дослідницьку роботу. Бібліографами нашої бібліотеки були переглянуті такі джерела з нашого фонду:
1. Архитекторы Харькова / под общ. ред. С. Г. Чечельницкого. - Харьков, 2008.- 376 с.
2. Астахова О. В., Крупа Т. М. Ми — харків яни, нам є чим пишатися! - Харків: Торсінг, 2003. - 176 с.
3. Дьяченко Н. Т. Улицы и площади Харькова: очерк. - 4-е изд. - Харьков: Прапор, 1977. - 272 с.
4. Харьков: вчера, сегодня, завтра / Ю. М. Шкодовский и др. - Харьков: Фолио, 2002. - 206 с.
Також була отримана консультація науково-педагогічних працівників архітектурного факультету ХНУБА (зокрема, викладача кафедри реконструкції та реставрації архітектурних об'єктів доцента Лопатько Володимира Михайловича), харківського краєзнавця і журналіста Парамонова Андрія Федоровича та викладача кафедри містобудування ХНУМГ ім. О. М. Бекетова кандидата архітектури Вітченка Дениса Миколайовича. За рекомендацією Лопатько В. М. в книзі “Архитекторы Харькова” (див. №1 у списку літератури вище) на стор. 12 була знайдена інформація про українського радянського і американського архітектора Григор’єва Сергія Вікторовича (1896-1975), який наприкінці 1910-х — початку 20-х років ХХ ст. брав участь в будівництві 4-поверхових цегляних житлових будинків у Харкові та, за припущенням, є архітектором Будинку письменників по вул. Полтавський шлях, 118. З метою поглибленого вивчення даного питання Лопатько В. М. рекомендує вам знайти книги Касьянова Олександра Михайловича, який працював головним архітектором післявоєнного Харкова та написав ряд праць про відновлення нашого міста.» За порадою колег, знайомлюся з книгами Касьянова Олександра Михаловича та знаходжу наступну інформацію: Касьянов Олександр Михайлович. Харьков. Архитектурно-исторический очерк, 1955г.: «В 1924г. в Харькове началось строительство так называемых «коммунальных» трех и четырех этажных жилых домов, в проектировании которых впервые была применена разработанная специально для этого строительства типовая двух квартирная секция. Проекты составлялись в большинстве случаев молодыми архитекторами, нередко студентами местных архитектурных вузов – Тарановым – Белозеровым, Пушкаревым, Плешковым, Богомоловым и другими под руководством архитекторов Николаева, Жилова и других. И хотя в архитектуре этих домов еще в какой то мере отразились настроения украинского модерна и неоклассицизма, новый характер сооружений, первые попытки градостроительного решения, их вносят в облик города свежие, советские черты.» У книзі є фото будинку по вул. Свердлова, 118, та вказано, що архітектор Григор’єв С.В. А також у відділі Україники бібліотеки Короленка зберігається фотоальбом Георгія Сергійовича Нікольского, у якому є теж саме фото, вказано, що архітектором є С.В. Григор’єв.Тобто можемо припустити, що будівництво почалося 1924-1926рр. В експлуатацію будинок здали 1926-1927рр., архітектор С.В. Григор’єв Григор’єв Сергій Вікторович народився у 1896 р. у м. Харкові. У 1927 р. Закінчив Харківський художній інститут, одержав диплом архітектора-художника, але, ще перебуваючи студентом, дуже багато проектував для Харкова, тоді – столиці України, і згодом, вже маючи диплом, працював у Харкові до 1934 р. За його проектами розроблялися т.з. «соц містечка» в індустріальних містах - Харкові, Запоріжжі, Дніпропетровську, а також електростанція в м. Суми. Безліч житлових комплексів споруджено за його проектами. У Харкові кращі його будинки, житлові будинки: вул. Чернишевського, 88 та вул. Сумська, 110. У 1934 році разом з інститутом «Діпромісто», де він працював, переїхав до Києва. У Києві спроектував безліч будівель, найвідоміша будівля, це Банкова, 11 – офіс президента України. Під час окупації німцями Києва, проживав з родиною у Києві, довелось заробляти на життя виготовленням іконостасів для відновлюваних прихожанами церков Київщини. Обличчя янголят йому допомагала малювати юна Катерина Кричевська, онука Федіра Григоровича Кричевського. У 1943 році покинув з родиною Київ, деякий час перебували у таборах для переміщених осіб, у 1950 році переїжджає до Америки, назавжди. Проживав у штаті Миннесота, працював у крупних архітектурних фірмах. (Ось чому архітектора Григор’єва не згадують в жодній повоєнній книзі по архітектурі Харкова або Києва). Помер у 1975 році. Найповніший опис того, хто з письменників жив у цьому будинку, дав нам у своїх мемуарах «Зустрічі і прощання», видатний літературознавець, людина, молодість якої припала на одну з найдинамічніших, але й найтрагічніших епох нашої літературної історії, 1920-30-ті роки, Григорій Олександрович Костюк, до речі, теж мешкав у цьому будинку : «Харків, Харків, де твоє обличчя?/До кого твій клич?/Угруз ти в глейке многоріччя./Темний, як ніч. Ця Тичинина строфа настирливо бриніла мені в голові, коли я під’їжджав до Харкова одного серпневого дня 1929 року. Насувалася думка: я їду до міста без обличчя? Невже таки «темний, як ніч»? Ні, тут якась багатозначна гіпербола Павла Григоровича… Так дискутуючи сам із собою, а трохи і з моїми тогочасними кумирами, я врешті опинився на харківському вокзалі. Сівши в трамвай, я відразу подався на адресу моїх давніх друзів – Тереня Масенка і Сави Божка. Жили вони в новому будинку на Холодній горі по вул.Свердлова, 118 (або Токова,2).Це будинок, у якому зарезервовано було зо два десятка помешкань для письменників. Пригадую, там у той час жили: Юрій Яновський, Андрій Головко, Володимир Сосюра, Іван Микитенко, Сава Божко, Василь Мисик, Наталя Забила, Терень Масенко, Дмитро Бедзик, Антон Шмигельский, Василь Минко, Олекса Кундзич, Сава Голованівський, Йона Шевченко, Никифор Щербина, Юрій Шовкопляс, Калістрат Анищенко, Прохор Воронин, Іван Момот, Юрій Вухналь і, напевно, ще хтось.»Усі вищеназвані письменники мали схожу біографію, народжені в кінці XIX ст. на початку XX ст. Так склалося в історії України, що на плечі цих людей ліг весь тягар громадянської війни та національно – визвольних змагань в Україні. У Харків вони почали приїжджати з 1921 року. Жили де доведеться, знімали житло. Потім, вищеназвані письменники, у 1927(1928) році отримали кімнати у будинку по вулиці Свердлова, 118. Більшість з них ( ті, хто вступив до житлово – будівельного кооперативу «Слово») проживали у цьому будинку до 1930 року, потім переїхали у будинок Слово, який був заселений у 1930 році. Саме на цей час (1927-1930), проживання у будинку по вулиці Свердлова,118 , припала їх активна літературна діяльність, вони входили до літературних об’єднань, які існували тоді у столичному Харкові, друкувалися у журналах , їх книги виходили у видавництвах Харкова.Григорій Костюк, наприклад, входив до літературного об’єдання «Пролітфронт» (М.Хвильовий). Після розпаду «Пролітфронту» вирішив піти з літератури та зайнятися педагогічною працею. Пішов працювати у школу: «Це була добра середня школа ім. І.Франка, на Холодній горі, два блоки від того будинку, де я мешкав.» Мається на увазі Харківська трудова школа імені Івана Франка №20, до речі, видавали журнал «До світла». Зараз це Харківська спеціалізована школа I-III ступенів № 18, вулиця Іллінська, 40. Потім Г.Костюк вступив у аспірантуру інституту імені Тараса Шевченка НАН України в Харкові (створений у 1926 році в Харкові, зараз це інститут літератури ім.Тараса Шевченка НАН України і знаходиться у Києві). Захистив кандидатську дисертацію. Очолював інститут Д.І.Багалій. Г.Костюк викладав історію літератури в Харківському педагогічному інституті професійної освіти. Від початку 1934 року Г. Костюк працює в Луганському інституті народної освіти. Та в 1934 році за наказом ректора його звільнили, за націоналістичні прояви в лекціях. У 1935 році Г.Костюка заарештували, його було заслано на 5 років у концтабір у Воркуті, звільнений 1940 року та згідно з приписом НКВД оселився у Слав’янску. Від 1940 до 1944 року жив і працював (здебільшого не за фахом) у Слав’янску, Києві, Львові. У липні 1944 року емігрував на Захід, до 1951 року у таборах для переміщених осіб в Німеччині. З 1952 року жив у США. Та як ми пам’ятаємо, Г.Костюк приїхав до Харкова у 1929 році, заселився у будинок №118 по вул.Сведлова та одразу отримав роботу, завдання від Сергія Пилипенка, написати літературознавчу наукову працю «Панас Мирний. Життя і творчість», над якою він працював до 1931 року. У 1930 році партія почала згортати політику коренизації (українізаціїї для України). Та у цьому ж році з будинку по вулиці Полтавський шлях, 118 ( вул. Свердлова 118) переселилося до будинку Слово 10 письменників (Забіла Н.Л, Шмигельский А.І, Сосюра В.М., Масенко Т.Г., Яновський Ю.І., Микитенко І.К., Бедзик Д.І., Шовкопляс Ю.Ю., Юрій Вухналь, Головко А.В.) майже половина. Будинок «Слово» з’явився завдяки житлово-будівельному кооперативу «Слово». В ДАХО зберігаються «Тезисы доклада комитета Содействия жилищному рабочему строительству о жилстроительстве за 1923-26гг. и план 27 строительного сезона»: «Возобновление жилищного строительства в Харькове началось в 1923г. и затем с каждым годом усиливалось. Всю работу по расширению жилфонда можно разбить на три группы: новое строительство, восстановление и достройка, капитальный ремонт. Вся эта работа производилась за счет разных категорий застройщиков: коммунальное хозяйство, фабрично-заводские предприятия, ведомства, жилищно-строительная кооперация, другие кооперативные организации, частные лица» . Тобто у 1924-1926 роки, у Харкові, були створені житлово-будівельні кооперативи, наприклад: «Луч-ГЭЗ, Здоровье-ХПЗ, Серп и молот-завод, Бродильщик-Пив.заводы, Табачник-Книгарня ДВУ и 5-6 табачных фабрик, Медсанстрой-медработники, им.Мечникова-бакт. Институт, Октябрь-сотр.ГПУ и так далее». Та будували будинки, пов’язані с професіями майбутніх мешканців: «Железнодорожник, Металлист, Швейник, Табачник, Красный промышленник, Красный банковец, Медик, дом писателей «Слово». До житлово-будівельного кооперативу «Слово» письменники вступали за власним бажанням, вони порахували, що 15 років їм вистачить, для того щоб розрахуватися за квартири та заказали грандіозний проект. В ДАХО «Тезисы доклада комитета Содействия жилищному рабочему строительству о жилстроительстве за 1923-26гг. и план 27 строительного сезона»: « 1927/28гг. ЖСК Слово-писатели. Выдано кредитов в рублях-200.000, имеется собственных средств-60.000, необходимо для окончания-580.000, предполагается иметь собств.средства-30.000, сумма потребного кредита-550.000. В 1929г. Слово, домовладений-1, кол-во квартир-66, жилплощадь в кв.м.-4067.25, стоимость по предварительной смете- 859.367.-16, необходимая сумма для окончания-400.000». Також у ДАХО зберігається «Договір про право забудування земельної дільниці. Харківське Ком. Госп. (Комгосп) та житлов.- буд. кооператив «Слово» 1927 рік, липень», з тексту якого, асолютно зрозуміло, що будівництво дома «Слово» розпочалося у 1927 році. Письменники будували свій будинок з надією на довге щасливе життя. Але… Як згадує син Миколи Куліша, Володимир у своїй книзі «Слово про будинок «Слово»»: «маючи всіх пишучих українців в одній купі, легше було контролювати їхнє життя-буття. НКВД мало тут свої вуха і очі, за допомогою яких знало дуже докладно про все, що діялось у будинку. До цього треба додати телефони, які в тих часах приватним особам було неможливо дістати. І раптом одного дня, хотіли ви чи ні, їх запроваджено в усіх мешканнях. Чи варто згадувати, що на слідстві проти того чи іншого письменника його телефонічні розмови наводили слово в слово, як доказ обвинувачення». Наприкінці 1934 року почались масові арешти. Будинок «Слово» вмирав. Усі воднораз стали мовби чужими. Будинок швидко спорожнів. Хто уникнув арешту - переїхав до Києва, утік до Москви, або де інде, тільки подалі від цього будинку. У Києві письменники жили у Ролі́ті (складова абревіатура від назви «Кооператив „Робітник літератури“») — житловий будинок письменників, споруджений 1934 р. в Києві на вулиці Леніна (нинішній вулиці Б. Хмельницького), 68. Архітектурний проект у стилі модного тоді конструктивізму склав видатний зодчий і художник В. Г. Кричевський разом зі своїм помічником і учнем П. Ф. Костирком. Як вже було згадано на початку – як тільки Харків став столицею, до нього почали одразу з’їжджатися письменникі. Вже визнані метри і ще неоперена амбітна молодь. Письменники до Харкова з’їхалися з усієї України, приїхали працювати, створювати нову українську літературу. Так, їм дали на це 10 років, а потім долі склалися по різному. Той хто не загинув в горнилі сталінських репресій, змушені були закопати глибоко свій літературний талант та писати на угоду партії твори у стилі соцреалізму. Звісно, що українська література від цього таки постраждала. Але сьогодні ми піднімаємо імена забутих, довгий час заборонених, письменників на поверхню та знайомимося з їх творчістю. Ось так, історія одного будинку на Холодній горі, відкрила для нас ім’ я архітектора (теж, до речі, забутого), імена 19-ти письменників, одного театрознавця та літературного критика, Григорія Костюка, завдяки якому ми багато пізнали про будинок письменників на Холодній горі.


ПРОЕКТ «Я ПОМНЮ...» (ВЕЧІР ПАМ’ЯТІ Ю.Л.ЩЕРБІНІНА)

На вечорі пам’яті Михайло Михайлович Красиков – професор кафедри українознавства, культурології та історії науки НТУ «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г. Хоткевича представив слухачам відео-запис зустрічі з Ю.Л. Щербініним в рамках проекту «Я пам’ятаю», якій відбувся у червні цього року.


ПРОЕКТ «Я ПОМНЮ...» (Седунова Е.А., театровед)

Автор проекту Красиков М.М. –кандидат філологічних наук, професор кафедри українознавства, культурології та історії науки Національного технічного університету «Харківський політехнічний інститут», директор етнографічного музею НТУ «ХПІ» «Слобожанські скарби» імені Г.Хоткевича, поет, краєзнавець, мистецтвознавець

Воспоминания о Л.Курбасе, В.Чистяковой, Л.Сердюке.


«Они жили на Москалевке»

Г.ШЕЛЕКЕТИН – ВЫДАЮЩИЙСЯ ВОЛЕЙБОЛИСТ УКРАИНЫ

Шелекетина Л.Г. , дочь Г.И.Шелекетина

Шелекетин Георгий Иванович - заслуженный мастер спорта, судья международной категории, почетный ветеран спорта, ветеран Отечественной войны и труда, доцент, преподаватель с огромным педагогическим стажем, выпустившим свыше 300 специалистов. Родился 1-го апреля 1905 года в Харькове. Отец был крестьянин Курской губернии села Нежеголь, в дальнейшем служивший в клубе приказчиков, курьер в конторе нотариуса. Умер в 1948 г. в в возрасте 89 лет. Мать работала прачкой по найму, умерла в 1960 г. в возрасте 87 лет. В 1914 – 1918 годах учился в Харьковском 2-м Реальном Училище (сейчас главный корпус Юридической академии им. Ярослава Мудрого по улице Пушкинской № 77). В числе учеников 2- го класса получил удостоверение личности № 274 от 1917 года. Окончил 5 классов. Трудовая деятельность началась с 1920 г. с 15-ти лет.Участник гражданской войны: в 1920 – 1921 г.г. курьер, телефонист Харьковского эвакоприемника по эвакуации раненых и больных красноармейцев. 1925 г. – секретарь спортивного клуба им. Балабанова при Октябрьском райкоме комсомола. В это же время окончил 6-ти месячные курсы инструкторов физической культуры при Высшем Совете физкультуры Украины 1925 – 1930 гг. - преподаватель физкультуры в Трудовой школе № 14 на улице Батуринской (район Заиковки, с тыла гольдберговской церкови), инструктор по физической культуре в ФЗУ Трамвая.Старший методист физкультуры в клубе «ПИЩЕВИК» кондитерской фабрики, в клубе им. Балабанова.
1933 г. - поступил на вечернее отделение Государственного института физической культуры Украины (ГИФКУ) в г. Харькове и окончил его в 1936 г В это же время в институте физкультуры училась и Ирина Бугримова, будущая народная артистка, первая в мире женщина-укротитель львов. Ирина увлекалась спортом: бегом, барьерным бегом, прыжками в длину, в высоту, прыжками в воду с вышки, играла в русский хоккей, толкала ядро, метала диск, копье, бегала на коньках, занималась мотоспортом. Была чемпионкой Украины. В числе лучших спортсменов республики в 1928 г. принимала участие в первых Всесоюзных летней и зимней спартакиад, где заняла несколько первых мест 1934 – 1941 гг. –старший преподаватель Украинского государственного института физической культуры. 1941 - 1945 гг. - участник Великой Отечественной Войны в фронтовом эвакуационном госпитале № 3341, сформированном в г. Харькове на ул. Лермонтовской в школе и в студенческих общежитиях. В госпитале работал старшим методистом по лечебной физкультуре, затем заведующим отделением лечебной физкультуры, занимался военно-медицинской подготовкой личного состава госпиталя. Лечение, утверждал Георгий Иванович, это не только перевязки, переливание крови и лекарства. Он впервые в практике ввел лечебную физкультуру, Буквально из ничего, т.е. из подручного материала, создавал приспособления, которые помогали бойцам быстрее возвращаться в строй. Он был строг, непримирим к недостаткам, Но одновременно милосерден и сострадателен. Все врачи и медсестры госпиталя любили своего начальника. Войну окончил в звании капитана Советской Армии.
1945 – 1947 гг. – старший преподаватель кафедры военно-медицинской подготовки в Харьковском медицинском институте.
1946 – 1958 гг. – Тренер женских команд ДСО «ЗДОРОВЬЕ», «МЕДИК» и «БУРЕВЕСТНИК».
1948 – 1972 гг. - старший преподаватель, доцент кафедры спортивных игр факультета физического воспитания Харьковского государственного педагогического института им. Г.С.Сковороды. В 1969 г. за достижение высоких результатов в спорте и за выдающиеся заслуги в области развития спорта в СССР и в Украине, воспитание и подготовку спортивных кадров, многолетнюю педагогическую работу Шелекетину Г.И. было присвоено звание доцента.
Входил в состав судейских бригад на чемпионатах мира 1952 и 1962 годов.В довоенное время был судьей футбольных и хоккейных матчей, охотно занимался судейством на легкоатлетических соревнованиях.
1972 г. – вышел на пенсию. Но продолжал вести общественную тренерскую работу.
1976 – 1984 гг. и до последнего времени тренер на общественных началах мужской волейбольной команды старшего возраста в Доме культуры «Пищевик» ДСО «Спартак».
Интересную и давнюю историю имеет команда ветеранов ДК «Пищевик». С 1965 г. при дворце культуры «Пищевик» был организован спортивный клуб с многочисленными секциями, в том числе и волейбольная, инициатором которой были Д. Семин, В. Чернай, А. Чернай и др. С приходом в 1970 г. ЗМС СССР Г.И. Шелекетина секция приобрела свой постоянный тренировочный облик. «Команда дедушки Шелекетина» (так называли ее в Харькове) выступала в городских турнирах за «Спартак». В.Я. Семыкина – довоенная студентка Г. Шелекетина, директор харьковской швейной фабрики: «Георгий Иванович не только привил нам, своим питомцам, любовь к спорту, он научил нас преданности к коллективу, умению преодолевать трудности. В нелегкие минуты я представляю себе, что бы на моем месте сделал Г.И. Шелекетин , как бы поступил. И его уроки жизни, которые остались в памяти навсегда, позволяют выбрать правильное решение». В. Шаблинский – заслуженный тренер СССР, многолетний главный тренер баскетбольной команды «Строитель» (Киев), многократного чемпиона мира , друг по учебе в ГИФКУ: «Спасибо Вам спортсмену, учителю, человеку с большой буквы, за все».
Общественная деятельность: Подготовлены к изданию две хорошо иллюстрированные книги по истории футбола и волейбола. Судья Международной категории по волейболу.
Председатель Харьковской коллегии судей по волейболу и член президиума секции. Судья Республиканской категории по легкой атлетике, вело - мото - спорту.Почетный судья по спорту.
Член Местного комитета Педагогического института, председатель комиссии охраны труда и техники безопасности. Член президиума Совета ветеранов спорта г. Харькова. Член Харьковского городского комитета по физкультуре и спорту. Награды и памятные знаки по физической культуре и спорту: Отличник физической культуры и спорта (1947 г.). За долголетнюю и плодотворную деятельность по развитию советского физкультурного движения (1917 – 1967 гг., Всесоюзный комитет). Памятная юбилейная медаль 50 - летия волейбола в СССР (1923 – 1973 гг.).
Памятный значок 50 лет комплекса ГТО.
Жетон лучшему легкоатлету г. Харькова.
Памятный значок ГТО 1932 г. ВСФК при ЦИКе СССР.
Золотой значок ГТО У-й ступени.
Жетоны Спартакиад 1924, 1928 гг. Студенческих спартакиад.
Награжден 14 почетными грамотами и почетными лентами.
НАГРАДЫ:
1944 г. – орден «КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ»
1945 г. – Медаль «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ»
1947 г. – значок «ОТЛИЧНИК ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ»
1948 г. – присвоено звание ЗАСЛУЖЕННЫЙ МАСТЕР СПОРТА СССР
1953 г. – медаль «ЗА ТРУДОВУЮ ДОБЛЕСТЬ»
1955 г. – значок «ОТЛИЧНИК ПРОСВЕЩЕНИЯ»,
Почетная грамота и лента»ПОЧЕТНЫЙ ВЕТЕРАН СПОРТА»
1970 г. – Медаль «ЗА ДОБЛЕСТНЫЙ ТРУД В ОЗНАМЕНОВАНИЕ 100 ЛЕТИЯ СО
ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.И.ЛЕНИНА»
1977 Г. – Медаль «ВЕТЕРАН ТРУДА»
1978 г. – Присвоено звание «ПОЧЕТНЫЙ СУДЬЯ ПО СПОРТУ»
Медали ЮБИЛЕЙНЫЕ ВОЕННЫЕ 6 штук
Спортивная деятельность
До 1925 г. в Харькове культивировались только три спортивные игры: футбол, гандбол и теннис.
Харьковский Лаун-Теннис Клуб, основанный в 1907 году, располагал двумя площадками в саду коммерческого клуба по ул. Рымарской (в тыльной части нового оперного театра). В советские годы они были трансформированы в волейбольные площадки. Клуб объединял 105 человек, среди которых был и старший брат Георгия Шелекетина Василий Шелекетинский, являвшийся сильнейшим теннисистом клуба и его казначеем. Старший брат оказал большое влияние на младшего, привил ему любовь к спорту. Георгий Шелекетин тоже играл в большой теннис. В связи с войной, теннисная жизнь в Харькове начала постепенно затухать. Спортом, кроме тенниса, Георгий Шелекетин начал заниматься в 1917 г. Играл в футбол в уличной команде под названием «Лунатик», играли до темноты, а иногда и при луне, отсюда и название команды. В 1920 году 15-ти летний Георгий Шелекетин играл в детском клубе «До свiтла» Октябрьского района г. Харькова вратарем футбольной команды.
1922 г. - стал членом спортивного клуба им. Балабанова при Октябрьском райкоме комсомола Харькова, сыгравшего заметную роль в харьковском физкультурном движении тех лет. В правление клуба входил и Г. Шелекетин. Клуб культивировал гимнастику, легкую атлетику, футбол, гандбол, борьбу, фехтование. Созданный в 1923 году собственными силами «балабановцев» стадион на пустыре на Москалевке, принадлежавшего известнейшему торговцу и меценату Гольдбергу, был одним из популярнейших в народе. В более поздние годы на игровом поле установили огромную передающую антенну-«глушилку» и стадион был закрыт (сейчас это антенна телестудии ОРИОН). Но круг его спортивных интересов не ограничивался только футболом. Здесь начал тренироваться и выступать на соревнованиях по нескольким видам спорта: летом - по легкой атлетике и футболу, зимой – по хоккею с мячом, гимнастике, конькам.
Входил в состав сборных команд города по хоккею с мячом и легкой атлетике. Входил в состав сборной Украины по легкой атлетике, участник Всесоюзных спортивных праздников (спартакиад) 1924 и 1928 г.г. В зимней спартакиаде 1924 г. команда по хоккею с мячом заняла 2-е место, а в летней спартакиаде Г. Шелекетин - участник и призер в пятиборье, в беге на 1500 м., в эстафете 4х400 м. Команда Украины заняла 2-е место. Хоккейная команда в 1923 -1925 г.г. занимала 1-е место в Харькове.
Георгий Шелекетин вспоминал: «Особенное впечатление произвел на меня 1-й Всесоюзный праздник физкультурников в Москве в 1924 г. Поездки на соревнования на далекие расстояния тогда были большой редкостью и, когда я сказал прорабу (я тогда работал в отделе благоустройства горкомхоза), что еду на соревнования в Москву, тот не поверил. «Что ж ты Жорка будешь делать в Москве смеялись товарищи по работе». А делать пришлось немало. Выступал в военизированном многоборье: метание гранаты, бег на 400 м с преодолением полосы препятствий, марш-бросок на 8 километров. Дистанцию преодолевали в армейской форме с винтовками и противогазами. Как назло пошел дождь, и пришлось помогать друг другу. Но все обошлось хорошо. Команда наша завоевала 3-е место».Прошло четыре года и снова в составе сборной команды Украины по хоккею с мячом Георгий Шелекетин едет в Москву (1928 г.) на Всесоюзную зимнюю Спартакиаду. В финале встреча с командой Ленинграда. За несколько минут до начала матча приходит руководитель украинской делегации и говорит, что ленинградцы отказываются играть, так как мы катаемся на «снегурках», у которых собственноручно отрезали закругленные носки коньков, а это небезопасно. Мы пообещали, что будем играть аккуратно и слово свое сдержали. С инвентарем тогда было трудно. Однако, претензии и требования никого не украшают. В этой связи Георгий Шелекетин вспоминает участницу этой же Спартакиады 1928 г. способную конькобежку из команды Харькова Ирину Бугримову. Она отличалась также в гимнастике и легкой атлетике, а со временем стала дрессировщицей львов, народной артисткой СССР. Но и в зените славы оставалась такой же скромной и простой. Посчастливилось Георгию Шелекетину быть участником и летней Всесоюзной Спартакиады 1928 г. в составе украинской делегации. Много аплодисментов досталось украинским волейболистам, выигравшим этот турнир. Очень хотелось и Георгию Шелекетину играть в команде волейболистов, но руководство решило, что полезнее будет он в пятиборье. Команда легкоатлетов Украины заняла 1-е место.
1925 – 1930 гг. - права учителя физкультуры дали Георгию Шелекетину Первые Всеукраинские курсы инструкторов физкультуры, которые он закончил в 1925 г. и, работая учителем физкультуры в школе №14, Георгию Шелекетину приходилось организовывать массовые спортивно-гимнастические, акробатические выступления, на которые приходили посмотреть и родители учеников. Особенный эффект имела массовая пирамида, на вершине которой стоял маленький мальчик с большим красным знаменем в руках. Это был будущий доцент Киевского института физкультуры, заслуженный мастер спорта Михаил Дмитриев. Выступал в группе гимнастов-инструкторов физической культуры на показательных выступлениях в театрах и стадионах города (выполняли построение различных «пирамид», выполняли пирамиды и с участием мотоциклистов), выступал в агитационных бригадах.*
1925 г. – в Харькове появился волейбол и Георгий Шелекетин был одним из основоположников волейбола в Харькове и организатором команд инструкторов физической культуры, команды в клубе им. Балабанова. Первыми, кому посчастливилось познакомиться с новой игрой, были слушатели Всеукраинских курсов инструкторов физкультуры. Пробные волейбольные встречи провели в небольшом спортзале Дома физкультуры на Марьинской, 14. привезенным из Москвы мячом, привязав единственную тогда сетку к ручкам оконных рам, наспех прочитав примитивные правила. Игра заинтересовала всех и стала обязательной на каждом занятии инструкторов физкультуры. А вскоре появились и первые команды в клубах им. Балабанова, «Красный железнодорожник». В волейбол стали играть в школах, техникумах, вузах.
1926 – 1930 г.г. тренер и капитан волейбольной команды «Горняк» - победительницы первенства города Харькова в эти годы. Участник первой междугородней игры по волейболу Харьков – Москва.
1927 г. - участник Европейских игр в г. Риге. Футбольная команда юниоров Украины, в которой он играл, заняла 1-е место. В составе хоккейной сборной Украины Г. Шелекетин выигрывает серебро на зимней Спартакиаде 1927 г. Участник международных встреч по легкой атлетике и был неоднократным рекордсменом в беге на средние дистанции (800 м, 1500 м).
1928 г. – участник 2-й Всесоюзной спартакиады в г. Москве. Зимой команда по хоккею с мячом, в составе которой был Г. Шелекетин, заняла 2-е место. А летом по легкой атлетике выступал в пятиборье и команда (3 участника) заняла 3-е место.
В 1928 г. на 2-й Всесоюзной Спартакиаде он выигрывает серебряную медаль в пятиборье. В эти же годы он становится многоразовым чемпионом города по гребле, участником массовых показательных гимнастических выступлений студентов.
1928 – 1929 гг. командор двух велопробегов по Харьковской области. Мотоциклист. Участник показательных выступлений с акробатами на мотоциклах.
1928 – 1948 гг. – тренер по волейболу женских и мужских команд Харькова - участниц первенства Украины и СССР. Тренер женской команды «Буревестник» ставшей 12-ти кратным чемпионом Украины и призером СССР.
1929 – 1930 гг. команда выезжала для показательных игр в Белоруссию и Азербайджан.
1929 г. Проходит лыжная агитационная эстафета «Донбасс – Москва». На этапе Змиев – Харьков эстафету несет Г. Шелекетин.
В 1929 и 1933 гг. – командор двух велопробегов по Харьковской области. Мотоциклист, участник показательных выступлений с акробатами на мотоциклах. В тридцатые годы большой популярностью пользовались велопробеги по Харьковщине. Неизменным командором этих пробегов в 1929 – 1933 гг.был Г. Шелекетин. В октябре 1930 г. в зале Дома физкультуры приступили к регулярным тренировкам сборные команды волейболистов города под руководством Г. Шелекетина (в то время он был тренером клуба «Пищевик»), назначенного городской волейбольной секцией и в дальнейшем бессменно руководил сборными командами Харькова до 1958 г.Весной 1932 г. при Всесоюзном совете по физической культуре СССР была создана волейбольная секция (до этого волейболом занималась секция ручных игр) и волейбол стал полноправной спортивной игрой. В 1932 г. в Харькове избрана волейбольная секция в составе 7-и человек, в том числе в состав секции избран и Г. Шелекетин.
Тренером тренеров называют Георгия Ивановича. С 1930 по 1952 г.г. он руководит женскими и мужскими волейбольными командами. В 1933 г. в Днепропетровске харьковчане становятся победителями первого республиканского волейбольного праздника, а через несколько дней там же завоевывают серебряные награды первого всесоюзного праздника волейболистов (так тогда назывался чемпионат страны).Второкурсник Харьковского института физкультуры Георгий Шелекетин в составе сборной Украины по футболу становится обладателем футбольного кубка континента. В перерывах между матчами он успешно стартует на легкоатлетических дорожках (бег на 1500 м, 800 м, многоборье). В ноябре 1933 г. в зале «Рабис» была проведена встреча между мужскими командами: сборная Харькова – сборная судей. Г. Шелекетин был капитаном сборной судей, которые и выиграли матч.
В 1934 г. было разыграно первенство Украины по волейболу среди команд Ростова, Баку, Днепропетровска, Ленинграда. Мужская и женская команды Харькова заняли первые места. В этом же 1934 г. была организована Всесоюзная коллегия судей по волейболу.Обобщению опыта развития волейбола в Харькове и на Украине, развития методики и теории игры была посвящена вышедшая из печати книга Г. Шелекетина.В ноябре 1934 г. при Украинском научно-исследовательском институте физической культуры впервые было открыто несколько спортивных школ и среди них волейбольная школа, преподавателем в которой был Г. Шелекетин. Важным мероприятием было открытие высшей школы тренеров при ГИФКУ. В связи с переводом столицы из Харькова в Киев и выбытием 2-х членов президиума волейбольной секции председателем коллегии судей избран Г. Шелекетин, который и возглавлял ее до 1947 г.
1935 г. – 3-й Всесоюзный волейбольный праздник этого года памятен особым порядком в зале «Динамо». Категорически запрещалось аплодировать, а игрокам разговаривать между собой во время игры. Каждый зритель, увлекшийся игрой и аплодировавший громко, немедленно выводился из зала дежурным военным. Игры проходили в полной тишине, зрители боялись аплодировать, а игроки разговаривать и подбадривать друг друга. В 1936 г Всесоюзный праздник по волейболу был переименован в первенство СССР. В том же году в Днепропетровске было проведено первенство СССР по волейболу для колхозных команд. У мужчин победила команда с. Коломак Чутовского района Харьковской области – тренер Г. Шелекетин.
1937 г. – Г.Шелекетин тренер команды колхоза им. Сталина Харьковской области, занявшей 1-е место в СССР среди колхозных команд.
В 1939 г. по поручению Украинского комитета физкультуры мужская и женская команды Харьковского института физкультуры выезжали во Львов для проведения семинара (Г. Шелекетин) и показательных игр.
1933 – 1972 гг. старший преподаватель, доцент институтов ГИФКУ и ХГПИ им. Г.С.Сковороды.
С 1945 по 1957 гг. Шелекетин Г.И. был тренером женской волейбольной команды Харькова «Здоровье», а затем «Медик», которая 12 лет была чемпионом Украины и этим установила своеобразный абсолютный рекорд за все годы существования волейбола на Украине.
В 1954г. по решению Федерации волейбола СССР был проведен недельный семинар с китайскими волейболистами (мужчины и женщины) по обучению и совершенствованию техники и тактики волейбола с выездом в Грузию. С женской командой работал Г. Шелекетин, с мужской – В. Стрикунов.
1955 г. – 3-я Всесоюзная студенческая спартакиада, в которой участвовали сборные команды Украины – тренер Г. Шелекетин.
22 – 29 августа 1959 г. Харькове был проведен чемпионат Европы среди мужских команд международного спортивного союза железнодорожников. Главным судьей был Г. Шелекетин.
Г. Шелекетин был в составе судейских бригад двух чемпионатов мира по волейболу в 1952 и 1968 гг.
С 1959 до 1973 гг. все успехи харьковчан на всесоюзной и международной аренах были связаны с именами Юрия Пояркова, Юрия Венгеровского, Василия Матушеваса. Все они, а также тяжелоатлет Леонид Жаботинский, были студентами Г. Шелекетина в ХГПИ им. Г. Сковороды. Знаменитой подаче Ю. Пояркова, после которой его стали называть «человек катапульта» научил Г. Шелекетин. В начале 30-х годов в институте физкультуры училась и Ирина Бугримова, будущая народная артистка, первая в мире женщина-укротитель львов. Ирина увлекалась спортом: бегом, барьерным бегом, прыжками в длину, в высоту, прыжками в воду с вышки, играла в русский хоккей, толкала ядро, метала диск, копье, бегала на коньках, занималась мотоспортом. Была чемпионкой Украины. В числе лучших спортсменов республики в 1928 г. принимала участие в первых Всесоюзных летней и зимней спартакиад, где заняла несколько первых мест.
Участие Шелекетина Г.И. в Великой Отечественной Войне
Первые дни войны застали Шелекетина Г.И. в Харькове после тяжелой операции, связанной с обострением тромбофлебита, и он еще на костылях сразу обратился в райвоенкомат. В действующую армию его не взяли и направили в формирующийся в Харькове эвакогоспиталь. В июле месяце 1941 года в Харькове был сформирован фронтовой эвакогоспиталь ЭГ 3341, в который и был зачислен Шелекетин Г.И. старшим методистом лечебной физкультуры и начальником боевой подготовки фронтового госпиталя. Госпиталь входил в состав Юго-Западного фронта. ЭГ 3341 был крупным госпиталем, укомплектованным в основном харьковчанами: женщинами – врачами, медсестрами (оставившими свою учебу в институтах и университете), а мужчины – врачи и те, кто не годен к строевой службе. Эвакогоспиталь 3341 формировался в общежитиях студенческого городка по улице Лермонтовской (на Толкачевке). Все было готово к приему раненых. Обстановка в Харькове была тревожной, но без паники. Ежедневные бомбежки, особенно по ночам, заставляли всех быть начеку. Отсюда долгим кружным путем через степи Украины и бескрайние сибирские просторы, боевыми дорогами Юго-Западного, Калининского, Западного, 3-го Белорусского, 1-го и 2-го прибалтийских фронтов пролег многотрудный путь эвакогоспиталя 3341 до латвийских земель, где госпиталь и встретил Победу. И вот, примерно 7 сентября 1941 г., пришел приказ немедленно свернуть госпиталь, погрузить все и всех в эшелон и эвакуироваться. 19 сентября 41-го года с болью оставлен Харьков и эшелон отправился в глубокий тыл – г. Ишим Омской области. Всем выдали ватные брюки, фуфайки, шапки-ушанки, кирзовые сапоги Подъезжая к Челябинску, уже на вокзале состав с госпиталем столкнулся с товарным поездом, груженным строительным материалом. Все обошлось благополучно. До Ишима состав добрался 2 октября 1941 г. Эвакогоспиталю выделили несколько зданий, в т.ч. 2 школы. Лечили, перевязывали, подготавливали к операциям, оперировали – так проходили госпитальные будни. С большим вниманием, трудолюбием восстанавливали здоровье раненых. Через 4 месяца пришел приказ свернуть госпиталь и направиться под Москву, в состав Калининского фронта, станция Редькино, поселок ТОС (торфо - опытная станция). Ныне это поселок Радченко. Еще горели Можайск, Клин, Калинин, а госпиталь в 40 километрах от Калинина уже разгружался и разворачивался, занимались уцелевшие дома, а разрушенные срочно восстанавливались собственными силами и с помощью местных жителей, помогавших кто чем мог – низкий им поклон и искренняя благодарность. Медицинские отделения были размещены по всему поселку. Каждое отделение готовилось к приему раненых, которые не заставили себя ждать, т.к. на фронте шли упорные бои.
Фронтовой эвакогоспиталь 3341 был большим – 7 отделений, но, несмотря на это в первые дни поступления раненых прямо с фронта не могли разместить всех по палатам. Раненые лежали в коридорах, в сестринском общежитии и просто во дворе на носилках. Задача была, как можно быстрее оказать медицинскую помощь, накормить, распределить на тяжело раненых, отправляя их в тыл, и легко раненых для лечения в госпитале. Это, в основном, раненые в верхние и нижние конечности.Все годы службы в ЭГ 3341 для раненых готовили концерты, выступления физкультурной группы с шарфами, булавами, теннисными ракетками. Ведь им надо было лечить не только раны, не только восстанавливать подвижность суставов, но и лечить от нервных потрясений. Личный состав госпиталя постоянно учился: политучеба, повышение деловой квалификации, строевая подготовка, физподготовка (последними двумя учениями заведовал старший методист ЛФК Шелекетин Г.И.), проводились семинары, соревнования и между госпиталями фронтов. Было и такое: Г. Шелекетин по программе военной подготовки медперсонала госпиталя (медсестры) проводит ночной марш-бросок на 10 км на лыжах через Волгу, плавни. И вот все переправляемся через Волгу (в этом месте она была широкой) и вдруг вражеский самолет строчит из пулемета. Приказ рассеяться и залечь и все в темноте с размаху бросились на снег, но попали в полынью (т.е. поверх снега была вода). Намокли изрядно, т.к. были в полной выкладке. Да всего было и тяжелого, и смешного, и тревожного. 13 октября 1943 г. госпиталь направлен в только что освобожденный Смоленск. Перед тем как госпиталю прибыть в Смоленск, командованием заранее была направлена бригада медсестер во главе с парторгом госпиталя Курибеда. Комендантом города под госпиталь было отведено здание по улице Дзержинского, 25, где во время оккупации размещалось гестапо. Отряд военных медиков отложили пинцеты, скальпели, перевязочный материал и превратились в строителей. Благо строительный материал был рядом, т.к. все было разрушено, торчали только печные трубы и стены домов. Задача бригады: уборка строительного мусора, кирпича, строительство печей, уборка помещений, подвала. Когда спустились в подвал - волосы встали дыбом. Все стены исцарапаны ногтями, надписи на стенах кровью: «Погибаю, но не сдаюсь», «Передайте родным, что умираю за Родину и за них», «Помните о нас–подпольщиках – умираем, но не сдаемся, верим в победу» и другие надписи. Это было ужасно, словами трудно передать. Медсостав госпиталя продолжал учиться, продолжал заниматься спортом – участвовали в лыжных соревнованиях фронтового эвакопункта 165 (ФЭП 165), занимая первые места.
В марте 1944 г. госпиталь перебазировался на 3-й Белорусский фронт, станция Пески, хутор Опухлики (это под Невелем). Тяжелым был переезд по разрушенной стране от Смоленска до Опухликов. Ярцево, Ржев, Невель – одни печные трубы и изможденные лица детей-«старичков» и женщин. Остановился госпиталь в лесу в землянках, оставленных солдатами, а также собственными силами строили еще бараки, землянки. Кабинет ЛФК, например, построили из финской дранки. Медицинские отделения были далеко друг от друга. Личный состав тоже жил в землянках. В землянках было много мышей. Трудно было с пищеблоком. Готовую пищу приходилось развозить, разносить по отделениям. Как ни трудно было, но пытались создавать нормальные условия для лечения и отдыха раненых. И здесь, в лесу, страдали от бомбежек. Как 21 час 15 минут вечера, так и жди налета. Каждое отделение имело места укрытия. В Опухликах госпиталь простоял месяцев 6, т.е. по октябрь 1944 года. В октябре госпиталь перебазировался на 1-й Прибалтийский фронт, в поселок Стропы (ныне Даугавпилс, Латвия) в 6-ти км от г. Двинска. Здесь госпиталь был по сентябрь 1945 г. 8-го сентября 1945 г. госпиталь был расформирован.В Стропах госпиталь расположился в летних дачных домах. На зиму утеплялись как могли. В госпиталь поступали, в основном, солдаты и офицеры с ранением верхних и нижних конечностей. Госпиталь ЭГ 3341 был одним из ведущих госпиталей фронтового эвакопункта 165 (ФЭП 165). На базе ЭГ 3341 проводились семинары врачей, методистов ЛФК (в ТОСе – летом 1943 г. И в Стропах – в1944 г.). Надо сказать, ЭГ 3341 был и спортивным. Спорт был неотъемлемой частью строевой подготовки переменного и постоянного состава госпиталя. Уже после окончания войны в июле – августе 1945 г.проводились встречи по волейболу, баскетболу, городкам. Для раненых и с их участием проводились игры: бег в мешках, «удочка» и др. На озере был оборудован бассейн, купались, проводились соревнования по плаванию. И все это было направлено на эффективное лечение раненых Старший методист отделения ЛФК Шелекетин Г.И. сконструировал много приспособлений для возврата в строй бойцов из подручного материала, получивших ранения в руки и ноги. Вернув их к нормальной жизни. Был такой случай в 1943 г.: на одном из участков 1-го Прибалтийского фронта идут тяжелые бои. Из облачного неба на ничейную землю планирует небольшой двухместный самолет, встреча с землей была неудачной – машина спикировала. Пилот и пассажир выпрыгнули на парашютах и приземлились на ничейной полосе. Спустились они прямо в ельник, пассажир приземлился хорошо, а парашют пилота зацепился за ель и пилот повис вниз головой. Пассажиру пришлось выручать пилота. К, счастью, помощь наших подошла быстрее, чем немцы и их спасли. А через несколько часов, преодолевая многочисленные препятствия, старший лейтенант Шелекетин Г.И. (пассажир) вручил командованию подразделения важный пакет. Вот когда ему пригодилась спортивная закалка. Победа! Как она дорога нам всем. Но мы никогда не должны забывать какой ценой она нам досталась. Миллионы человеческих жизней унесла война. Мы вечно должны помнить о них. Мы одержали победу в Великой Отечественной войне, да другого исхода и быть не могло, т.к. мы отвоевывали, отстаивали свободу и независимость нашей Родины. Родина чтит память героев – известных и безымянных. На всей земле, где проходили жестокие бои, в камне и в бронзе стоят обелиски, памятники и монументы, напоминающие нам о грандиозных сражениях на фронтах и в тылу врага.Победа советских вооруженных сил и всего народа в Великой Отечественной войне навсегда сохранится в памяти народной, как событие всемирно-исторического значения, как одна из славных и немеркнущих страниц в истории Нашей Советской Родины.
P.S. В ТОСе (ныне пос. Радченко) и в г. Смоленске установлены мемориальные доски: «В этом здании во время Великой Отечественной войны располагался эвакуационный военно-медицинский госпиталь 3341. Тяжелый путь госпиталя пролег через Юго-Западный, Калининский, 3-й Белорусский, 1-й Прибалтийский фронты!!!». В Смоленске в историческом музее организована экспозиция, посвященная ЭГ 3341. В пос. Радченко в музее научно-исследовательского института также создана экспозиция, посвященная ЭГ №3341.
Шелекетин Г.И. один из основоположников волейбола в Харькове со дня его появления
1925 – 1928 г.г. - игрок и тренер клуба им. Балабанова.
1927 – 1930 г.г. – игрок и тренер клуба «Горняк» победителя первенства города в эти годы.
1928 г. – тренер команды г. Харькова, занявшей 1-е место на Всесоюзной спартакиаде.
1927 – 1948 г.г. тренер сборных мужских и женских команд Харькова
1934 – 1941 преподаватель, старший преподаватель ГИФКУ и тренер мужской и женской команд института, занимающих 1-е и 2-е места в первенстве города и Украины.
1936 – 1958 – тренер женских команд: ДСО «Здоровье», «Медик», «Буревестник» 12-ти кратных чемпионов Украины и призеров первенства СССР.
1947 – 1972 г.г. старший преподаватель, доцент кафедры спортивных игр и тренер команд педагогического института успешно выступавших в Украине и на всесоюзных соревнованиях.
1954 г. – тренер учебного сбора мужской и женской команд КНР на базе г. Харькова и г. Тбилиси.
1952 г. – Главный судья кубка СССР по волейболу в г. Минске.
1925 – 1990 г.г. – активный судья с судейским стажем 60 лет.
1934 – 1949 г.г. – председатель харьковской коллегии судей по волейболу.
Неоднократный Главный судья встреч городов СССР.
Судья всесоюзной и международной категории (1953 г.)
Почетный судья по спорту (1978 г.).
Заслуженный мастер спорта СССР (присвоен 04. 11.1948 г. №630).
Издал два пособия: Волейбол (1934 г.), волейбол (пособие для заочников.
Подготовлены к изданию две книги по истории волейбола и футбола.
Участник ВОВ, награжден орденом Красная звезда и орденом Отечественной войны, десятью медалями.
ИСТОРИЯ БАЛАБАНОВКИ И СТАДИОНА
Со второй половины 19 го века домовладение на пересечении улиц Москалевской и Заиковской принадлежало купцу и рыботорговцу Серикову Николаю Емельяновичу. При доме на большой площади раскинулся сад с двумя прудами Сериков был уважаемым человеком в городе, избирался гласным Городской думы, состоял во многих благотворительных обществах. После его смерти принадлежавшая ему недвижимость перешла к его детям и стала предметом раздора.Сад значительно преобразился при новом владельце купце 1-й гильдии Гольдберге.. После революции сад стал всеобщим достоянием и получил официальное название «Труд».Вскоре сад пришол в полное запустение. В 1921 гю по инициативе Основянского райкома КСМ на месте бывшего сада начинается сооружение спортивной площадки. 1 сентября 1922 г. клуб был торжественно открыт.говорили, что клуб был назван в честь комсомольского работника, расстрелянного деникинцами. Леонид Балабанов действительно был одним из организаторов киевского комсомола, но он не был расстрелян белыми, а умер в 1922 г. от тифа и похоронен в г. Виннице. В клубе было 6 секций: футбольная, гандбольная, тяжелая атлетика, легкая атлетика, женская и детская. После занятий или игр все члены клуба освежались в пруду, использовался он и для занятий плаванием. Но уже к концу 20-х годов ХХ столетия взамен кружков физкультуры при рабочих клубах были созданы коллективы физической культуры на предприятиях и учреждениях. В этих условиях старым самодеятельным клубам тяжело было сводить концы с концами, разрушались и растаскивались. Такая судьба была уготована и стадиону им. Балабанова.


Укладач, комп’ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка Бежанова В.С.

Наукове періодичне видання

Краєзнавчі читання: тези доповідей за 2019 рік/Центральна бібліотека імені І.Я.Франка ЦБС Новобаварського району м.Харкова; [укладач В.С.Бежанова].-Харків., ЦБ ім.І.Я.Франка,2019.- 181 с.

Кiлькiсть переглядiв: 34

Коментарi

Для того, щоб залишити коментар на сайті, залогіньтеся або зареєструйтеся, будь ласка.