Біографічні нариси «Особистості Новобаварського району» присвячено видатним людям, які народилися, жили або працювали в нашому районі.

Випуск №7 (2015р.)

/Files/images/vyistavki/Кисляк Мария.jpg

КИСЛЯК МАРИЯ ТИМОФЕЕВНА

(1925-1943)

Герой Советского Союза, награждена орденом Ленина, подпольщица в годы Великой Отечественной войны

Мария Тимофеевна Кисляк родилась в обычной крестьянской семье 6 марта 1925 года в живописном украинском селе Ледное, которое возникло задолго до основания г. Харькова. Село Ледное – это два объединенных больших хутора: Литвины и Кучанка. С 1935 года Ледное входит в черту города Харькова. Отец, Тимофей Миронович, и мать, Зинаида Григорьевна. В семье была сестра Наташа и младший брат Филипп.
Марийка росла как все ее сверстницы: школа, помощь родителям по хозяйству, общение с друзьями. Особенно Мария любила петь. Далеко был слышен ее громкий и нежный голос. Украинские народные песни в ее исполнении звучали по-особенному. Яркая и самобытная история, быт, традиции села – неотъемлемая часть истории и культуры Украины. Их Мария Кисляк впитала с молоком матери. Разумеется, ее ответным чувством малой родине будет трогательная любовь и преданность.
После окончания семилетки в родном селе (сегодня ОШ №92, ул. Новопригородная №66), Мария Кисляк поступила в Харьковскую фельдшерско-акушерскую школу (ул.Пушкинская №27).
В фельдшерско-акушерской школе занятия продолжали идти своим чередом, студенты готовились к сессии, но война уже ворвалась в жизнь людей. В конце сентября 1941 года Мария Кисляк получила диплом фельдшера. Юная Мария поступила на работу медсестрой в 3-ю Горбольницу, в родильное отделение. Родильное отделение находилось в просторном, недавно выстроенном здании рядом с больницей (Краснобаварский район ул.Первая (ныне ул. Китаенко). Фронт был совсем близко и небольшое здание больницы заполнялось ранеными бойцами. 24 октября 1941г. фашисты оккупировали Харьков. В Краснобаварской больнице раненые продолжали появляться, но уже в штатской одежде…
«Трудно так жить. Но… жизнь – это долгая нива, еще все впереди, 17 лет – лучшая пора молодости. В жизни все, все преодолевается силой человека. Еще настанет веселое, счастливое время»,- так писала в своем дневнике секретарь подпольной комсомольской организации Ледного М. Кисляк 28 февраля 1942 года. Дневник писался в дни страшного террора гитлеровцев, и только за это одно автору его угрожала смерть.
Вскоре немцы реквизировали здание больницы. Раненых медперсонал переносил на носилках через заснеженный парк (парк ДК имени Ильича) на гору – в здание бывшего детского санатория «Ясная Поляна».
Немцы не успели обжить больницу, как она сгорела. Родильное отделение продолжало работать. Больница уже с родильным отделением снова переехала на ул. Квиткинскую (ныне ул. Лысенко) в тесное помещение бывшего тубдиспансера. По больнице прошел слух: будут вывозить раненых. Немцы прошли по палатам, осматривая больных и делая пометки в книге. После этой комиссии почти в каждой хате Ледного появились «больные родственники», а больничные палаты совершенно опустели. Марии Кисляк с помощью односельчан удалось спрятать, уберечь от плена и расправы, подлечить 43 тяжелобольных солдат, а когда солдаты окрепли, постепенно переправить за линию фронта. В первую оккупацию Мария Кисляк, в основном, помогала советским солдатам. Она не боялась ни облав, ни предательств. Облавы происходили в городе ежедневно - гитлеровцы получили информацию, что в Харькове скрываются раненые, и не жалели сил на их поиски. Во время первого освобождения Харькова Мария Кисляк пыталась записаться добровольцем в Красную Армию, но ей отказали, так как ей не было еще 18 лет.
Весной 1943 года Ледное вторично заняли фашисты. Читаем запись в дневнике Марии Кисляк: 14 марта 1943 года «Вступили немцы в 10 часов утра. Нашла красноармейца Виктора из Воронежа. Выпроводили к нашим за линию фронта. Были в разведке». А ведь в скупых записях только частица того, что Мария Кисляк и ее товарищи пережили и совершали. Мария Кисляк, Василий Бугрименко, Федор Руденко и другие комсомольцы организовали подпольную группу для борьбы с оккупантами. Федор Руденко уже был знаком с военным делом: в феврале 1943 года он ушел добровольцем в Красную Армию, но под Чугуевом попал в плен, бежал и вернулся домой, в Ледное, где сразу же вступил в подпольную группу Ледного, организованную и руководимой Марией Кисляк. В нее вошли, прежде всего, ее друзья-односельчане: Федор Руденко, Василий Бугрименко, Григорий Лялюк и др. Ребята не могли спокойно смотреть на издевательства фашистов, которые особенно зверствовали во второй приход. Они не покорились «новому порядку» и беспощадно боролись с врагом. Старшему из них, Ф. Д. Руденко, не исполнилось еще и 20 лет. События стали разворачиваться стремительно. Подпольщики в дни фашистской оккупации активно боролись против врага. Юные патриоты писали и распространяли листовки среди жителей Ледного, в которых призывали к сопротивлению врагу, распространяли сведения о положении на фронтах, переводили через линию фронта советских бойцов, попавших в окружение… Подпольщики в листовках призывали жителей не поддаваться страху, и бороться изо всех сил, несмотря ни на что. Фашисты сами боялись - в деревне было тревожно, комсомольцы смогли внушить ужас своими действиями, взрывами, захватами, диверсиями, и фашисты видели, что невозможно побороть патриотизм, силу духа тайной организации. Из дневника: 27 апреля 1943 года « Были в лесу. Федор что-то пробует…». Это последняя запись, сделанная за полтора месяца до казни.
Однажды в лесу Федор встретил партизана и попросил помочь ему с друзьями вступить в партизанский отряд. Тот ответил, что звание партизана нужно заслужить… Нужно убивать немцев… Тогда считайте, что задание партизанского отряда вы уже получили. Федор рассказал о встрече в лесу своим товарищам. Посоветовавшись, решили действовать. Федор Руденко узнал, что неподалеку от Ледного размещается карательный отряд, а его командир – отъявленный садист, палач, убийца. Марии выпала задача наиболее трудная, ей нужно было заманить немца на окраину села. Марию Кисляк с офицером СС ребята поджидали в условленном месте. Убитого фашиста ребята закопали в огороде, и в спешке яма получилась мелкой, всего сантиметров 40 глубиной. По поводу исчезновения немецкого офицера начались допросы жителей Ледного. Допросы ничего не дали, допрашивали и Марию, но она не призналась, избив, немцы отпустили ее. Подпольщики строили новые планы. Мария ходила в совхоз «Червонный шлях» и на Баварию, знакомилась с немцами. Решено было взять фашиста живым и с ним прийти в партизанский отряд. Но не получилось осуществить план. Узнав об убийстве, обнаружив труп, каратели начали повальные обыски, устроили облаву и взяли в заложники около 100 жителей Ледного. Было объявлено, что все они будут сожжены, если не найдут убийц.
Теперь уже никто не узнает, кто из ребят принял это решение. Известно, что все они пришли в жандармерию и заявили , что это они убили палача. И это их самостоятельное решение, и они о нем не жалеют. В конце мая 1943 года Руденко, Кисляк и Бугрименко были арестованы и отправлены в гестапо города Харькова.
Более двух недель гестаповцы терзали молодых людей. Казнь была назначена на 18 июня 1943 года. Ровно в 15-00 час в Ледном появилась длинная вереница машин. Измученных, но непокоренных патриотов привезли в Ледное, чтобы повесить на глазах у всех жителей.
На открытой грузовой машине стояли трое – Мария, Василий и Федор. Лица в страшных ранах. Грузовик проехал по всему селу и остановился на Леднянской улице (ныне ул. Марии Кисляк), недалеко от дома, где жила Мария, у двух верб. Грузовик подогнали под виселицу. Стояла страшная звенящая тишина. Там, в толпе согнанных на казнь, были их матери, отцы, сестры и братья. Федору Руденко перед казнью не удалось сказать ни слова: палачи заткнули ему рот. Тогда Мария Кисляк крикнула: «Прощайте, тато и мамо и все друзья, погибаю за Родину. Товарищи, убивайте немцев, очищайте нашу землю от гадюк. Отомстите за нас!». И вдруг из толпы раздалось не очень громкое, но внятное, услышанное всеми и Марией тоже: «Отомстим».
Целые сутки палачи не разрешали снять с виселицы тела героев. Они были совсем юными. Марии Кисляк весной исполнилось лишь 18, Василию Бугрименко было 19, а Федору Руденко – 20 лет. Они хотели запугать советских людей, но добились обратного. Остановить борьбу против гитлеровского режима фашисты были не в состоянии. Через несколько дней полицаи вынуждены были докладывать: в глухом углу сельского кладбища неизвестные лица привели в порядок могилы казненных, усыпали их цветами; обнаружена дощечка с надписью: «Славным друзьям от боевых товарищей».
Спустя несколько дней после казни к фотографу Якову Семеновичу Шелехову пришел немецкий солдат и, вручив пленку, приказал отпечатать три экземпляра фотокарточек. На пленке была запечатлена казнь комсомольцев. Но фотограф отпечатал не три, а четыре снимка, а когда освободили Ледное, вручил эти фото нашим. «Комсомольская правда» 17 января 1964 года рассказала о том, что сельский фотограф Я. С. Шелехов, выполняя приказ оккупантов, размножил фотографии казни комсомольцев и один экземпляр сумел оставить себе, чтобы обнародовать его после изгнания гитлеровцев из Ледного.
Григория Лялюка фашисты схватили сразу после казни. Он успел взять у Марии ее пиджачок, который она просила отдать родным. Сохранилась записка Марии Кисляк на маленьком клочке бумаги, которую она написала перед казнью и спрятала под подкладку своего жакета; там и нашли ее родные. Записка хранится в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства СССР (ф. 7021,оп. 149, д. 16, л. 33). Записку нашли в подкладке жакета родные казненной патриотки. Мария Тимофеевна Кисляк написала перед повешением прощальные слова родным, призыв бить захватчиков, освобождать родную землю!
Подпольщики не дожили чуть более 2-х месяцев до окончательного освобождения Харькова от немецких оккупантов. Уже тогда Советскому командованию доложили о подвиге Марии Кисляк и ее товарищей. Но только через 22 года 8 мая 1965 года в честь 20-летия Победы, большая группа подпольщиков была удостоена посмертно высокого звания Героя Советского Союза. Среди них Мария Тимофеевна Кисляк. За проявленный героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Кисляк Марие Тимофеевне посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждена орденом Ленина.
Именем славной дочери украинского народа Героя Советского Союза М.Т. Кисляк названа улица в Ледном, на доме, где жила Кисляк М.Т. , установлена мемориальная доска. В Ледном именами героев: Федора Руденко, Василия Бугрименко также названы улицы. В Яснополянском парке стоит памятник героям. Братская могила.


Випуск №6 (2014р.)

/Files/images/vyistavki/Шульженко.jpeg

ШУЛЬЖЕНКО КЛАВДИЯ ИВАНОВНА

(1906 – 1984)

Советская эстрадная певица, актриса. Народная артистка СССР

Клавдия Ивановна Шульженко родилась 24 марта 1906 года в Харькове (на Москалевке ул.Владимирская №45) в семье бухгалтера управления железной дороги. Дом сохранился.
О юных годах певица рассказывала: «С детства мечтала стать актрисой драматического театра. Эта мечта зародилась во мне еще до того, как я впервые побывала в настоящем театре. Мы жили в Харькове, на Владимирской улице. Район наш назывался Москалевкой. Наша семья – отец, мать, брат Коля и я – занимала флигель, в котором жила еще и соседка. Первое художественное впечатление было связано с отцом. От него я впервые услышала украинские народные песни. Он приобщил меня к пению. Бухгалтер управления железной дороги, отец мой серьезно увлекался музыкой: он играл на духовом инструменте, как тогда говорили, в любительском оркестре, а иногда и пел соло в концертах. Его выступления, его красивый грудной баритон приводили меня в неописуемый восторг... Когда отец начинал петь, со всей улицы, да и соседних тоже, подтягивались слушатели. Еще больше приходило в их двор народу, когда Иван Шульженко объявлял, что вечером состоится не только концерт, но и небольшой спектакль, который разыгрывали отец с матерью, их сын Коля, а также маленькая Клава.
Отец мечтал о том, что дочь станет певицей, а она была без ума от Веры Холодной и других актеров немого кино. Клава считала, что петь сумеет каждая, а вот хорошей актрисой могут стать единицы.
Основательница гимназии дворянка Екатерина Николаевна Драшковская (1836-1896) окончила Полтавский институт благородных девиц, затем на протяжении двух лет изучала заграницей иностранные языки и затем почти 20 лет трудилась учительницей, надзирательницей и классной дамой в Полтавском и Харьковском институтах благородных девиц. Приобретя богатейший опыт учебно-воспитательной работы, она открыла в 1873 году в нанятом на окраине Харькова помещении пансион для подготовки девочек к вступительным экзаменам в институт благородных девиц. Е.Н. Драшковская получила разрешение преобразовать училище в наделенную всеми установленными правами частную женскую гимназию с пансионом. В 1912 – 1915 гг. директором женской гимназии Драшковской был выдающийся учёный Н.С. Бокариус. Клавдия Шульженко: «ничто не предвещало моей песенной судьбы. В гимназии Драшковской, где я училась, любимым предметом была словесность. Я учила наизусть стихи русских поэтов, которые с восторгом декламировала и на уроках, и в пансионе подругам по комнате...».
Улица Краснооктябрьская (Конторская), дом 7. С 1914 по 1923 год там располагалась балетная школа Натальи Александровны Дудинской-Тальори. Через Гончаровский мост Клава (или, как она себя любила величать в то время, Кледи Шутти) бегала на улицу Конторскую в хореографическую школу-студию Н.А. Дудинской-Тальори, матери прославленной балерины Натальи Дудинской, - вспоминала будущая звезда советской эстрады. - Никогда не мечтала о карьере профессиональной балерины. Занятия классическим танцем, так называемая “школа”, которую я проходила, необходима для каждого актера, она дает умение владеть своим телом.
Клавдия Ивановна мечтала о театре, но отец твердо гнул свою линию. И чуть ли не насильно привел ее за руку к профессору консерватории Никите Чемизову. Тот учил ее музыке, но однажды не выдержал, вздохнул: «Ты счастливая, у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его».
К 15 годам Клавдия пересмотрела весь репертуар театра и поклялась себе, что через два-три года обязательно станет актрисой. Но случилось это даже раньше запланированного срока.
В Харькове был украинский драматический театр, где служил прославленный режиссер Николай Синельников. Театр находился почти напротив женской гимназии Драшковской, где год назад училась Клавдия Шульженко.
На просмотре она решила исполнить песню «Розпрягайте, хлопці, коней». Аккомпанировал юной певице тогда еще малоизвестный 22-летний заведующий музыкальной частью Исаак Дунаевский, который в то время жил в Харькове. И.О. Дунаевский стал первым аккомпаниатором Шульженко. За украинской песней «Розпрягайте, хлопці, коней» Клавдия Шульженко пела в тот день романс «Шелковый шнурок» - о том, как девушка неполных семнадцати лет, изменила своему возлюбленному и тот, не выдержав этих испытаний, повесился на подаренном ею шелковом шнурке, русскую песню «По старой калужской дороге», популярную во времена первой мировой войны песню «Эти платочки».
Тогда же Клавдия впервые осознала, что ее предназначение – петь. «Ты должна играть песню и при этом исполнять в ней все роли». Эти слова Николая Синельникова она помнила всю жизнь. Полных залов молодой исполнительнице не пришлось ждать долго. Она всегда учитывала мнение слушателей, пытаясь выстроить свой репертуар таким образом, чтобы у них не возникало желания покинуть зал еще до того, как закончится концерт.
В пьесе «Казнь» у Синельникова Клавдия Ивановна играла певичку из кафешантана. Спектакль прошел успешно. Однако самое неожиданное случилось в последнем акте, когда Клава исполнила романс Борисова и Дитерихса «Снился мне сад в подвенечном уборе». По ходу пьесы главная героиня слушает певичку из кафешантана и вспоминает себя в молодости. Те, кто слышит пение, вежливо аплодируют, и пьеса катится дальше в соответствии с сюжетом. Шульженко спела, и спела хорошо. Артисты на сцене в соответствии с ремаркой вежливо поаплодировали, но тут зал неожиданно разразился бурными аплодисментами. Клава растерялась и поклонилась залу, что не было предусмотрено мизансценой, а исполнительница главной роли, заносчивая и высокомерная Соня Баранская, подошла и расцеловала Клаву, что также не было в режиссерском замысле, на что зал ответил еще более громкими аплодисментами. Нет, Клава на следующий день не проснулась знаменитой, как обычно бывает после шумного успеха. Но ее стали узнавать в городе, что было чрезвычайно приятно. Однако полный восторг вызвала у нее программка, в которой типографским шрифтом в конце было написано: «Певица из кафе-шантана — К. Шульженко».
Харьков стал для Клавдии Ивановны городом не только детства и юности, но и серьезной любви. На гастроли в 1928 году приехал ее ровесник, одессит Владимир Коралли. В середине 1920-х годов он ездил с театрами эстрады, вел концерты в качестве конферансье, бил чечетку, исполнял веселые и сатирические куплеты. Как не влюбиться в такого одаренного молодого человека?! Но первая встреча оказалась мимолетной.
Певица уехала в Ленинград, где дебютировала на сцене мюзик-холла. Ее успех превзошел все ожидания. Вместо запланированных двух песен довелось исполнить все семь, составлявших ее репертуар. Тогда же состоялась их вторая встреча, которая положила начало семейному и творческому союзу. А рождение сына Георгия в 1930 году только прибавило Клавдии Ивановне желания совершенствовать мастерство пения.
В середине 1930-х годов Клавдия с мужем много гастролировали. Были сделаны первые записи ее песен на грампластинки. Именно это позволило ей стать не только узнаваемой, но и любимой миллионами людей. Осенью 1939-го прошел 1-й Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Авторитетное и крайне строгое жюри не присудило никому первой премии, хотя в числе конкурсантов было немало талантливых артистов. «Челита», «Девушка, прощай» и «Записка» – три песни, представленные Клавдией Шульженко, произвели на жюри и зрителей неизгладимое впечатление. Она стала лауреатом конкурса. Росла популярность Клавдии Шульженко. Два мощных завода Грампласттреста выпускали огромное количество пластинок с записями Шульженко, которые на прилавках не задерживались…
Объявление о начале войны застало певицу на гастролях в Ереване. Добровольно вступив в ряды действующей армии, в первый год ленинградской блокады она дала 500 концертов. Сотни раз певица выезжала на фронт, выступая перед бойцами. Ее песни звучали на передовых и в госпиталях. В конце 1941 года в репертуаре Клавдии Ивановны появилась ставшая впоследствии легендарной песня «Синий платочек», написанная польским композитором Ежи Петербургским. В 1942 году Клавдию Шульженко наградили медалью «За оборону Ленинграда», а 9 мая 1945 года – орденом Красной Звезды. Летом того же года «За выдающиеся заслуги в области вокального искусства» певице было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.
Тогда журналисты писали, что окончательное творческое кредо Шульженко, ее художественная тема и лирическая героиня сформировались именно в годы войны, потому что в ее репертуаре больше не было «случайных» песен. На самом же деле песни по-прежнему были разными, просто артистка научилась делать их «своими».
В послевоенные годы Шульженко буквально «воцарилась» на эстраде, задавая тон в вокальном жанре. Ее изящные пустячки мгновенно обретали популярность. Каждый месяц – десятки сольных выступлений. Каждый день – сотни поклонников. С годами ее мастерство лишь оттачивалось. Став народной артисткой СССР, она не пыталась задерживать внимание зрителей на музыкальных ритмах, костюмах, косметике или прическе. Актриса заставляла видеть и слышать совсем другое, задумываться о чем-то действительно важном.
В канун 31 декабря 1955 года Шульженко с Коралли поссорились и впервые за долгие годы встретили Новый год врозь. А в наступившем году, прожив вместе 25 лет, развелись. Почему? Точного ответа на этот вопрос, наверное, ни один из них не знал. Их союз был скорее творческим, чем любовным. Ходила даже эпиграмма: «Шульженко боги покарали. У всех мужья, у ней – Коралли». Расставшись с Коралли, Клавдия Шульженко жила в маленькой комнатке коммуналки, получая от государства пенсию 270 рублей. Поистине народная артистка распродавала драгоценности и антиквариат, которые собирала все послевоенные годы.
Ей приходило очень много писем с признаниями в любви. Но в этой общей массе она выделяла письма и открытки, подписанные инициалами Г. Е. Его звали Георгий Епифанов. В Клавдию Ивановну он заочно влюбился еще до войны, когда в 1940 году купил ее пластинку с песней «Челита». Этот таинственный воздыхатель слал ей открытки со всех уголков Советского Союза. Кинооператор был моложе эстрадной примадонны на 12 лет. Спустя много лет их познакомила режиссер Марианна Семенова. Казалось бы, два человека любят друг друга, что может стать преградой счастью? Сейчас на «возрастной порог» никто не смотрит, а тогда шептали за спиной: «Связался черт с младенцем». Но любовь оказалась сильнее пересудов. Они поженились в 1957 году.
Их счастье длилось девять лет. Потом Клавдия Ивановна «добила» мужа неуемной ревностью. Ей всегда казалось,что такого всепоглощающего счастья, как у них с Жоржем (именно так она его называла), не существует. Они разошлись на долгих 10 лет, но однажды она вновь увидела его в первом ряду на своем концерте. И сказала прямо со сцены: «Жорж, прости меня. Возвращайся. Мне без тебя так одиноко!».
Они были счастливы до того рокового дня,17 июня 1984 года. А потом она ушла. Навсегда. А он остался. На 13 лет. Годом раньше умер Владимир Коралли, который завещал сыну похоронить себя рядом с любимой женой. «Не могу жить ни с тобой, ни без тебя».
На Новодевичьем кладбище у памятника К.И. Шульженко всегда лежит синий платочек.
Харковчане свято чтят ее память. В областном центре создан музей Клавдии Шульженко. Ежегодно проводятся «Шульженковские фестивали».
О ее характере ходили легенды, но певица всегда знала себе цену. «Я стала эпохой в нашей культуре», – как-то сказала она своему концертмейстеру. Тот возразил, что такой вывод должен сделать народ. «Народ может и забыть», – ответила Клавдия Шульженко.


Випуск №5 (2013р.)

/Files/images/vyistavki/Редин Егор.jpg

РЕДИН ЕГОР КУЗЬМИЧ

(2(14).11 1863 -27(10).04 1908)

Известный историк, археолог, первый искусствовед Харьковского университета, профессор, основатель Харьковской школы искусствоведения, педагог, общественный деятель, публицист

«Почти тысячу лет сознание духовной причастности к культуре Византии было органичным для православных подданных Российского государства. Естественно поэтому, что изучение истории, искусства и культуры родины православия было в России важной и престижной областью гуманитарного знания»,- утверждал Г.Г. Литаврин.
Более пяти столетий Русь находилась в тесных отношениях с Византией. Само становление древнерусского государства происходило при самых многообразных контактах и столкновениях с византийцами. Но если говорить о культурном взаимодействии и взаимовлиянии между Русью и Византией, то самым значительным результатом взаимоотношений между двумя государствами стало принятие Русью православия — одной из важнейших основ византийской культуры.
Долгое время доминировало мнение, что византийское искусство является чем-то мертвым и далеким от красоты, лишь в конце ХIX века отношение к искусству Византии начинает меняться, в этом заслуга Е.К. Редина. Профессор Редин занимался изучением раннехристианского, византийского и древнерусского искусства. Ученый настаивал на том, что исследование искусства Византии первоочередная задача. Византия, обогатившись православной верой, обогатила мир православной культурой. Благодаря Византии, православная культура стала достоянием не только древней Руси, но также Болгарии, Сербии… Византийская художественная культура не только стала родоначальницей некоторых национальных культур (например, Древнерусской), но и на протяжении всего своего существования оказывала влияние на искусство других православных стран. Изучение искусства Византии важно для познания и понимания русского искусства. Пренебрежение к истории Византии и ее наследию есть отречение от одного из родников древнерусской культуры, от своих корней. Профессор Редин проводил мысль о том, что историю византийского искусства и историю славянских народов необходимо изучать не изолированно, а в тесной взаимосвязи, используя сравнительный и историко-генетический методы. Следует подчеркнуть, что понятие византийского искусства у Е.К. Редина распространяется не только на Константинополь, но и на искусство стран Средиземноморья, Болгарию, Грузию, Армению, Русь и другие государства, находившиеся в ареале влияния Византии.
Егор Кузьмич был первым искусствоведом Харьковского университета и внес весомый вклад в создание Харьковской школы искусствоведения.
Егор Кузьмич Редин родился 2 ноября 1863 года в семье неграмотного крестьянина в селе Старшем Дмитриевского уезда Курской губернии. Среднее образование получил в Тифлисе, окончив гимназию. Некоторое время в этой гимназии учились братья Гумилевы (1900г.). По окончании 2-й Тифлисской гимназии в 1884 году Редин Е.К. поступил на историко-филологический факультет Новороссийского университета.
В 80-х гг. XIX в. профессорско-преподавательский состав Новороссийского университета был одним из лучших в России. Здесь работали такие именитые ученые, как Н.П. Кондаков, А.И. Кирпичников. Направлением специальных знаний Егор Кузьмич полностью обязан профессору Н.П. Кондакову. Никодим Павлович Кондаков, историк искусства и археолог, профессор кафедры истории и теории искусств Новороссийского университета, кафедры истории искусств Петербургского университета.
Глубокое знание византийского искусства позволило Н.П. Кондакову ясно осознать корни древнерусского искусства и поставить его изучение на историческую основу. Н.П. Кондаков признанный авторитет в области изучения русских древностей.
Ученый оказал на студента Редина такое влияние, что, начиная с первого года обучения, тот почти полностью посвятил себя изучению истории искусств. Редин серьезнее всех представителей школы Н.П. Кондакова углубляется в изучение истории русского искусства.
Много работал Егор Редин и под руководством А.И. Кирпичникова (историка литературы), который привил ему любовь к литературе. Он не только заинтересовал Редина апокрифической литературой, но убедил его в необходимости комплексного подхода к изучению истории искусства. Ибо связь иконописи, фольклора и литературы неоспорима.
Е.К. Редин и его друг Д.В. Айналов взяли общую дипломную работу на золотую медаль о мозаиках и фресках Собора Св.Софии Киева (ныне Киево-Софийский кафедральный собор). Работа имела название «Киево-Софийский собор. Исследование древней мозаической и фресковой живописи». В этом первом научном исследовании молодых ученых в значительной степени проявляются основные черты Е.К. Редина и Д.В. Айналова, как серьезных специалистов в области истории искусства.
Киевская Русь, принявшая в 988 году христианство, которое на века определило ее культурно-историческое развитие, стала быстро приобщаться к византийской культуре. Одним из свидетельств влияния православной культуры Византии на молодую культуру Руси являются древнерусские Софийские соборы.
Представление о Софии как «Премудрости Божьей», посредника между Богом и миром в христианстве получило особое развитие в Византии и на Руси. Для Византии и для Руси, куда христианство пришло под знаком Софии, образ Софии как символа теократического принципа (религиозные деятели имеют решающее влияние на политику государства) имел большое значение. В ХI веке Софии были посвящены три главные православные церкви в княжествах Восточной Европы - Новгороде, Полоцке и Киеве.
Главным общественным зданием в те времена была церковь. Это была главная площадка, где могли воплотить мечты и проявить талант зодчие, художники, ремесленники… Высочайшим искусством православной Византии является церковная архитектура.
Начиная сооружение храма в Киеве (Софийский собор), а затем его внутреннюю отделку, князь Ярослав использовал как заезжих греческих мастеров, так и местные силы. Заезжие греческие мастера уже на первом этапе строительства тесно сотрудничали с русскими ремесленниками, которые вносили свои новшества в возведение храма. И как результат - в Софии Киевской гармонично сочетаются два вида монументальной живописи – мозаика и фреска, чего нет в византийских храмах. Нетрудно объяснить и наличие русских черт в ряде изображений. Это уже означает, что в ХI веке началась кристаллизация национальной русской школы.
Знаменитая София Киевская считалась главным храмом Киевской Руси. Христианские сюжеты, которые были развернуты на стенах собора, были призваны вразумить неграмотных людей из языческой страны, не умевших ни писать, ни читать. Фрески Софийского собора — ценнейший памятник раннего монументального искусства Киевской Руси и подлинный исторический источник, свидетельствующий о культурных связях Киевской Руси и Византии.
Работу Д.В. Айналова и Е.К. Редина «Мозаики и фрески Киево-Софийского собора» высоко оценили ученые-искусствоведы. Она была опубликована в 1889г. в «Записках Русского Археологического Общества» и удостоена в 1891г. почетного отзыва Общества.
Несмотря на более чем столетнюю давность, работа Д.В. Айналова и Е.К. Редина сохранила свою ценность и сегодня, как полезное пособие для изучения мозаичной и фресковой живописи собора Св.Софии., оставаясь наиболее полной публикацией фресок.
Редина и Айналова связывала дружба и научная работа в продолжение 24 лет. Они имели общие черты характера, их объединяли учеба, учителя, кафедры, а также они были единодушны в решении научных вопросов.
В дипломе, который получил молодой ученый после окончания университетского курса, отмечалось, что Е.К. Редин «по одобрении факультетом диссертации под заглавием: «Живопись Киево-Софийского собора», за которую награжден золотой медалью, удостоен Советом университета 23 августа 1888 года степени кандидата».
Исключительная одаренность Редина стала причиной того, что по окончании университета Егор Кузьмич был оставлен в Новороссийском университете на два года профессорским стипендиатом, для приготовления к профессорскому званию, но при этом был прикомандирован к Санкт-Петербургскому университету, где занимался под руководством профессора Н.П. Кондакова.
В 1891 году после успешной сдачи магистерских экзаменов молодой ученый отправился в командировку за границу для работы в музеях и библиотеках Парижа, Лондона, Вены, Берлина, Мюнхена, городов Италии. Двухгодичное путешествие по странам Европы способствовало завершению формирования Е.К. Редина как одного из крупнейших специалистов в области истории европейского и византийского искусства, как на Западе, так и в России. В результате двухгодичной поездки по Европе Егор Кузьмич собрал богатый и обширный материал для написания магистерской диссертации и публикации ряда работ, в которых изучались произведения византийской мозаики, миниатюры, памятники прикладного искусства. После возвращения из командировки в 1892г. Е.К. Редину было присвоено звание приват-доцента.
Одним из центров искусствознания в Украине был Харьковский университет. На протяжении ХІХ-начала ХХ вв., вплоть до его реорганизации в 1920-х годах, в университете наряду с гуманитарными науками развивалось искусствознание.
С 1893г. начинается новый этап в жизни Е.К. Редина. 15 лет своей жизни ученый посвятит Харькову. По рекомендации Министерства народного образования он был приглашен приват-доцентом в Харьковский университет для чтения лекций на кафедре теории и истории искусств. Е.К. Редин стал первым штатным преподавателем на этой кафедре, т.к. утвержденная в 1863г. по штату кафедра, практически, оставалась вакантной. Е.К. Редин пришел в университет уже сформировавшимся ученым, последователем «кондаковской школы» в российском и украинском искусствознании. С его приходом (1863-1908) на кафедру теории и истории искусств начался новый этап развития искусствознания. Он заложил основы университетской школы искусствоведения, разработал систематические программы курсов, принял активное участие в формировании коллекции музея и научной библиотеки университета.
С 1893 года фактически началось систематическое преподавание теории и истории всемирного изобразительного искусства, эстетики. Образцовый преподаватель читал прекрасно обработанные курсы по истории искусства. Круг лекционных курсов, которые читал Е.К. Редин, был широким и охватывал разнообразные темы. Ссылаясь на слова самого ученого, его лекции можно поделить на две группы. Первая – курсы лекций, посвященных искусству Древнего Востока, Греции и Рима. Вторая – лекции по истории христианского искусства. С особым увлечением Е.К. Редин останавливался на вопросах, связанных с византийской мозаикой и миниатюрой. Он настаивал на том, что для нас искусство Византии – не далекая проблема, его изучение важно для понимания отечественного искусства. Роль, которую сыграла Византия в формировании и развитии древнерусского, а позже русского и украинского искусства, нельзя переоценить.
С приходом Е.К. Редина в университет в сферу интересов искусствоведческой школы попадают явления харьковской художественной жизни и украинского искусства. Во многом этому способствовал ХII археологический съезд, прошедший в Харькове в 1902 году, в подготовке и проведении которого ученый принял активное участие.
Основными направлениями деятельности университетской школы искусствознания следует считать исследования ее представителями явлений и памятников византийского, классического и украинского искусства. Все это обусловило собственно развитие искусствоведческой мысли в Харькове
В научных кругах Европы представители этой школы и их труды были хорошо известны, а на Слобожанщине имели определенный резонанс, стимулируя к научной деятельности местную интеллигенцию.
Главной работой Редина Е.К. в этот период было написание магистерской диссертации. Подготовка к лекциям, уроки в частном женском заведении отнимали почти все время и не давали возможности заняться диссертацией вплотную.
Лишь в 1897 году он получил степень магистра теории и истории искусств, защитив в Петербургском университете диссертацию на тему «Мозаики Равеннских церквей». Итогом большого исследования стал ответ на вопрос о происхождении мозаик Равенны. Проведя иконографический анализ украшений, Е.К. Редин отнес мозаики к памятникам византийского искусства. Следует особо подчеркнуть, что Е. К. Редин текстовую часть исследования дополнил большим количеством иллюстраций.
Равенна - небольшой городок в итальянской провинции Эмилия-Романья. Равенна - одна из столиц мирового искусства. Именно здесь сохранился уникальный ансамбль мозаик V–VII веков, равного которому нет ни в одном другом городе мира. Равенна – настоящая хранительница раннехристианского наследия с уникальными мозаичными полотнами монументальной живописи, созданной в технике византийской мозаики. Этот ансамбль тем более ценен, что почти полностью погибли современные ему прославленные мозаики Константинополя, Палестины, Сирии. Мозаики Равенны, соединившие в себе традиции разных народов и культур. Ничего подобного нет ни в каком другом городе мира
Иконопись Византийской империи была крупнейшим художественным явлением в восточно-христианском мире. Запечатленная в мозаиках красота земного мира видится как отблеск иной красоты – божественной, поэтому все, что изображает художник, наделяется символическим значением. Византийский художник призван был запечатлеть не сиюминутное, а вечное, не бренную материальную оболочку, а неизменную божественную сущность. Эта высокая духовная сосредоточенность искусства, была неведома античности, требовала обновления художественного языка. Поэтому из мозаик исчезает все переменчивое, конкретное.
Византийская мозаика – это древнее искусство составления из мелких одинаковых частиц картины или образа. Основным мозаичным элементом стали кубики - именно композиции из аккуратно выложенных мелких и более-менее одинаковых по размеру кубиков создали славу византийским мозаикам. Византийская мозаика стала главным элементом художественной отделки соборов, усыпальниц, базилик и визуальные задачи вышли на первый план. Картины выполнялись с учетом, что на них будут смотреть на большом расстоянии. Издалека поверхность картины казалась бархатистой, и создавалось впечатление, что изображения как - будто оживали.
Древние мастера виртуозно использовали свойства смальты – сплава непрозрачного стекла с минеральными красками. Небольшие кубики смальты, из которых складывались мозаики, могут, подобно мазку кисти живописца, передавать тончайшие оттенки цвета. Шероховатые кубики образуют неровную поверхность, но мозаики умышленно не шлифовались, поэтому свет отражается от кубиков под разными углами. Стена, покрытая мозаикой, кажется нематериальной, «они движутся, идут и возвращаются по прихоти блуждающих солнечных лучей, и вся поверхность пребывает в волнении, подобно водам морским»,- писал римский писатель В. Фортунат. Особенностью византийских мозаик в храмах стало использование удивительного золотого фона. Создавалось единое и словно живое золотое поле, мерцающее как при естественном освещении, так и при освещении свечами. Неповторимость игры оттенков цвета и отражений света на золотом фоне создавало эффект движения всей картины. Ровная линия контуров тел придавала изображениям на мерцающем фоне четкость.
Святая Гора Афон представляет собой полуостров в северо-восточной Греции, восточный выступ полуострова Халкидики далеко вдавшийся в изумрудные воды Эгейского моря. Представляет собой гору 2200 метров над уровнем моря. Административно – особая единица Греческой Республики, самоуправляемое сообщество 20-ти православных монастырей.
Для православных всего мира Афон – одна из самых почитаемых в христианском мире священных гор на территории Греции, на которой находится автономная монашеская республика с исключительно мужским населением. На отвесных скалах разбросаны 20 древних монастырей, похожих на средневековые замки, а также множество скитов и хижин отшельников. Монастыри Афона занесены в список ЮНЕСКО как «уникальное художественное создание естественной красоты архитектурного творчества» и «настоящий музей шедевров». Расцвет монашества на Афоне произошёл в Византийский период.
История Афонских монастырей интересна для науки тем, что тут сохранились памятники, которые дают богатый материал для изучения античного и христианского искусства Греции.
Первое, что поражает при посещении монастырей Афона – это типично византийская архитектура. Здания выглядят как большие замки - укрепленные средневековые цитадели с высоченными стенами, башнями, бойницами и отверстиями для метания горячей нефти или воды.
Святой монастырь Великая Лавра - древнейшая и самая большая по размеру обитель Святой Горы. Великая Лавра занимает первое место в иерархии афонских монастырей. Собор Великой Лавры послужил прототипом всех соборных храмов монастырей Святой Горы.
Афонские храмы являются настоящими сокровищницами византийской иконописи. Помимо настенной живописи и фресок, в них хранятся сотни уникальных древних икон, многие из которых считаются чудотворными, а некоторые - нерукотворными.
В 1898 году Е.К. Редин как один из лучших специалистов по истории византийской культуры в России вновь был командирован за границу для научных занятий в монастырях Святой Горы Афон и для изучения памятников античной и византийской культур в монастырях Афона в составе экспедиции, организованной Российской Академией наук. Эту экспедицию возглавил учитель Е.К.Редина, академик Н.П.Кондаков.Целью экспедиции было изучение памятников античного и христианского искусства в Константинополе, монастырях Афона, Салониках и Афинах. Приглашение принять участие в этой экспедиции говорит о высоком научном авторитете ученого и его познаниях в области искусствоведении.
Члены экспедиции исследовали архитектуру и настенную живопись, иконопись, церковную утварь, шитье, древние рукописи, миниатюры и т.д. О результатах работы экспедиции Е. К. Редин писал в статье „Ученая экспедиция на Афон“. После этой поездки Е.К.Редин приобрел авторитет в научном сообществе. Его имя было включено в издания справочно-библиографического характера.
С 1898, по совету своего учителя Н.П.Кондакова, ученый занялся исследованием «Христианской топографии Козьмы Индикоплова» на русской почве и свою докторскую диссертацию посвятил изучению миниатюр древнерусских списков сочинения Козьмы Индикоплова. Выбором темы докторской диссертации послужило отсутствие в университетах курса истории русского искусства, по мнению ученого, связанного неразработанностью материала и полным отсутствием отдельных монографий.
«Христианская топография» венецианского купца Козьмы Индикоплова — одно из первых сочинений в истории, из которых европейский читатель узнал о существовании далеких заморских стран. Во время своих путешествийкупецвел подробные записки, в которых не только фиксировал удобные пути следования, но и описывал те редкости, которые ему удалось увидеть. Эти свидетельства очевидцев составили основной труд жизни Козьмы. Есть в книге глава обо всех известных в то время странах. В ней Козьма сообщает множество сведений о флоре и фауне этих стран. Она была одной из авторитетных книг в восточно-христианском мире.
Данное сочинение, входившее в круг чтения византийского и славянского читателя, является одним из тех произведений, которые сформировали христианское мировоззрение в древнерусском обществе. Популярности «Христианской топографии» в немалой степени способствовали живой образный язык автора и высокохудожественные миниатюры и рисунки, некоторые из которых, как считается, принадлежат самому Козьме. Кроме того, сочинение Козьмы представляет особую важность для изучения иконографических тенденций и стилей древнерусской письменной культуры, возможной преемственности древнерусскими миниатюристами приемов и техники византийских мастеров.
Попытку систематизировать дошедший рукописный материал древнерусской версии памятника предпринял в конце XIX—начале XX столетия Е. К. Редин. Егор Кузьмич подготовил большую по размеру рукопись, которая включала около ста печатных листов. Исследование ученого было построено на сравнении миниатюр древнерусской версии памятника и оригинала. Естественно, что такого типа исследование имело огромное количество иллюстративного материала. В первом томе рукописи ученый привел 434 рисунка в тексте и 32 таблицы с иллюстрациями в приложении.
Историк скрупулезно рассмотрел циклы миниатюр каждого «Слова» труда Козьмы Индикоплова. Описание каждого рисунка представляет целый экскурс по сравнительной истории искусств. В итоге читатель получил детально проанализированный, богатый наглядностью материал по изучению византийского и древнерусского искусств. Он подготовил фундаментальное исследование, которое вышло, к сожалению, уже после его смерти. Е. К. Редин привлек для своего исследования 29 списков конца XV—XVIII в., которые он собрал и разыскал в различных государственных хранилищах, частных собраниях и монастырях.
Е. К. Редин впервые сделал попытку рассмотреть все известные ему рукописи в их генетических связях и взаимоотношениях с греческим оригиналом. Но преимущественно он занимался анализом с позиций иконографических традиций древнерусского искусства и его зависимости от византийских и западных образцов. До последних дней ученый работал над своей книгой. Однако колоссальная по замыслу работа не была доведена до конца из-за болезни автора.
Кричевский работал над копированием уникальных древних|стародавних| рукописных книг, где его виртуозное владение акварелью и тушью проявилось сполна|вполне|. Копии этих раритетов были заказаны ему профессором Е.Рединым, лекции которого|| он слушал в Харьковском университете. Зная его феноменальную| способность к|| воссозданию всех тонкостей оригинала, Редин предложил Кричевскому повторить описания путешествий «Козьмы Индикоплова» и «Книги Большому Чертежу». Эти рукописные средневековые достопримечательности||, которые |хранятся| в московской Исторической библиотеке, были блестяще воспроизведены|| В.Г.Кричевским, и Харьковский университет обогатился почти факсимильным воплощением уникальных рукописных памяток|.
После смерти Редина Д.В. Айналов и П.С.Уваров взяли на себя хлопоты по изданию его незавершенной монографии «Христианская топография Козьмы Индикоплова по греческим и русским спискам». Первая часть исследования была опубликована в 1916г., вторую часть так и не опубликовали. К сожалению, материал второй части капитального труда Е.К.Редина не найден. Эта монография до настоящего времени является основополагающим исследованием по русским Индикопловам.
Факультетское ходатайство о возведении приват-доцента Е.К.Редина в звание экстраординарного профессора было удовлетворено и утверждено Высочайшим приказом 22 декабря 1901г.
Педагогическая деятельность Е.К.Редина не ограничивалась университетскими стенами. С 1894 по 1898 гг. он преподавал русский язык и словесность в женской гимназии Д.Д.Оболенской.
Одна из наиболее известных частных женских гимназий – гимназия Д.Д.Пономаревой-Оболенской, занимавшая оригинальное по архитектуре здание на Пушкинской №32, построенное в 1897 году. В советское время до 1941г., в здании помещалась 22-я поликлиника. Во время войны здание было разрушено.
Преподавание велось по программам, утвержденным Министерством Народного просвещения для женских гимназий. Такая постановка учебного дела в значительной степени облегчала ученицам, окончившим курс в этом учебном заведении, подготовку к экзамену на звание домашней учительницы в испытательном комитете при управлении учебным округом. Этому учебному заведению были предоставлены права и преимущества женских гимназий Министерства народного Просвещения, каковыми до тех пор пользовались в Харькове одни только правительственные такого рода учреждения. (Багалей Т.2.С.716).
В 1906 г. Егор Кузьмич начал чтение лекций по истории искусства в Харьковской городской школерисования и живописи. В отчете школы писалось: «С января 1906-го года в школе введены лекции по истории искусства, читаемые профессором Е.К.Рединым и сопровождаемые демонстрациями картин посредством волшебного фонаря».
Егор Кузьмич очень любил науку. Будучи глубоким ученым, погруженным в науку, тесно связанным с университетом, Редин не мог сосредоточить все свои силы исключительно на любимых занятиях, так как не мог не отзываться на вопросы общественной жизни, требующие просвещенных деятелей. В Харькове на Редина всегда сваливали массу общественной работы: в городской публичной библиотеке, в Филологическом обществе, подготовку чествований научных деятелей, организацию изданий сборников им посвященных, наконец, устройство ХП Харьковского археологического съезда, которое отняло у него три года лучшего времени. В общественной деятельности Егор Кузьмич проявлял бескорыстие и самопожертвование.
Егор Кузьмич не принадлежал к кабинетным ученым. Блестящий эрудит, знаток фактического материала – ему всегда хотелось принимать активное участие в научной жизни Харьковского университета. 17 марта 1893г. Е.К.Редин «единогласно и без баллотировки» был принят в члены Харьковского историко-филологического общества (ХИФО), которое работало при историко-филологическом факультете Харьковского университета. Харьковское историко-филологическое общество — научное общество при Харьковском университете, основанное в 1876г. В него входили профессора и преподаватели университета, местные краеведы и др. представители интеллигенции. Общество занималось разработкой истории, археологии и этнографии Левобережной Украины, особенно Слободской, украинской филологией, охраной памятников культуры, краеведением, вело большую научно-просветительную работу. Ученый-искусствовед принимал живое участие в работе ХИФО. Егор Кузьмич часто делал обзор трудов ученых в виде обширных и обстоятельных работ историографического характера. Таковы его статьи о жизни и научной деятельности Ф.И.Буслаева, А.И.Кирпичникова, Н.П.Кондакова, Фр.Крауса, отца Василия Спесивцева, Н.Ф.Сумцова, М.С.Дринова и многих других. Он также освещает деятельность меценатов – А.М.Матушинского, И.Е.Бецкого и А.Н.Алферова. Ему принадлежит ряд статей об университетском музее.
Будучи активным членом ХИФО, Е.К.Редин скоро зарекомендовал себя как добросовестный ученый, не боявшийся черновой и кропотливой работы. Коллеги оценили эти качества Егора Кузьмича. В феврале 1897г. он был избран секретарем ХИФО. Деятельность Е.К.Редина как секретаря ХИФО была разнообразной. Она состояла в ведении протоколов заседаний, переписке, редактировании «Сборника», который издавало Общество, многочисленных докладах и рефератах; составления газетных сообщений о каждом заседании, докладных и различных отчетов; проведении разных мероприятий, которые касались Общества, а также во многом другом.
Историко-филологическое общество сыграло важную роль при подготовке и проведении XII Археологического съезда. Деятельность членов общества содействовало поступлению из разных городов и сел в Харьков памяток истории, быта, этнографии, искусства и культуры края. Среди членов Общества наиболее активными в музееведческой деятельности были профессора университета Е.К.Редин и Н.Ф.Сумцов. Исследования вопросов местной культуры и древности позитивно влияло на развитие музейного дела.
Особо следует подчеркнуть роль Е.К.Редина в подготовке и работе ХП Археологического съезда, который состоялся в августе 1902г. в Харькове. Будучи секретарем ХИФО и Харьковского предварительного комитета, а также исполняющим обязанности казначея Предварительного комитета, Е.К.Редин проделал огромную организационную работу по подготовке к съезду. Е.К. Редин редактировал труды XII Археологического съезда. Можно с уверенностью утверждать, что Харьковский съезд имел большой успех во многом благодаря усилиям Е.К.Редина, о чем неоднократно писалось в научной литературе.
Наряду с традиционными проблемами, связанными с археологией, историей и культурой, на XII Археологическом съезде по-новому зазвучали вопросы изучения истории церковного искусства и древностей. Именно Е.К.Редину принадлежит главная заслуга в постановке этой проблематики. Благодаря деятельности Е.К.Редина на съезде одной из определяющих тем стала история христианского искусства. Особенно активно ученые обсуждали вопрос изучения украинского «религиозного» искусства ХVII – XVIII вв., в частности, зарождение и развитие украинской иконописи и пути создания слобожанского иконописного стиля. Редин отметил в своем докладе, что развитие местной иконописи имело западноевропейское влияние, особенно прослеживается связь с итальянским искусством. Это было первое научное обращение к исследованию слобожанской иконописи, которое основывалось на собранной к съезду Рединым коллекции. Он стал одним из первых харьковских ученых, кто на научном уровне изучал местное иконописное искусство и древности. Эти исследования являются особенно ценными для изучения истории искусств на Слобожанщине. Таким образом, научная деятельность Е.К.Редина была связана с церковной археологией, наукой, которая занималась изучением не только литургических образов, но конкретных богослужебных предметов, представленных памятниками культуры. Егор Кузьмич является одним из первых представителей в церковной археологии строго научного метода. Его ученые труды отличаются замечательной детальной разработкой.
Энергичный исследователь и неутомимый труженик, он проделал огромную работу по сбору материала для устройства выставки к съезду. В ходе научных экспедиций по уездам Слобожанщины, осмотрены и исследованы памятники искусства и древностей, осмотрены храмы, иконостасы, церковная утварь, сфотографированы и каталогизированы многие памятники и экспедиционные находки. В результате значительно пополнились музейные фонды накануне, а также в год проведения съезда, в том числе и книгами. Кроме описания и фотографирования во время научных экскурсий 1900 и 1901 гг. он собрал множество старинных церковных предметов, которые после окончания церковно-археологической выставки в большом количестве составили церковно-археологический отдел Харьковского университета.
Подготовка кXII Археологическому съезду дала возможность провести огромную научно-исследовательскую работу, которую сегодня трудно переоценить. Огромное количество памятников «церковной старины», о которых шла речь на съезде,уже безвозвратно утрачены. Поэтому их фиксация и изучение в материалах съезда крайне важна для развития современной исторической науки.
В начале двадцатого века, в 1902 году историки собрали на ХІІ археологический съезд уникальную коллекцию церковной утвари, произведений искусства и исторических документов.Старинные церковные книги, церковное шитье, редкостные иконы, фотографии всех харьковских церквей и иконостасов, и частные подношения, переданные церковнослужителям. В итоге сложилась уникальная выставка.Сегодня в церковно-историческом музее нет ни одного экспоната из того, дореволюционного собрания.
Е.К.Редин сделал около 300 фотографий с экспонатов, демонстрировавшихся на выставке, работавшей при съезде. В1903г. эти фотоснимки были опубликованы в виде «Альбома выставки XIIархеологического съезда в г.Харькове» (М., 1903)с предисловием Е.К.Редина. Во время работы съезда его делегаты отмечали бедность научной литературы по истории отечественного искусства, поэтому публикация «Альбома» расценивалась современниками очень высоко. Таким образом, ученый-искусствовед закрепил итоги XII Археологического съезда, помог ознакомиться широкому кругу читателей с экспонатами выставки и внес большой вклад в дело изучения «родной старины».
Поднятые на XII Археологическом съезде проблемы, связанные с вопросами развития церковного искусства, нашли отражение в дальнейшей научной деятельности исследователя. Ученый предпринял немалый труд – осмотреть все харьковские церкви и описать все их старинные вещи. В 1905г. Е.К.Редин опубликовал работу «Материалы к изучению церковных древностей Украины. Церкви города Харькова» (Х., 1905). Важно отметить, что эта работа не раз переиздавалась и не утратила своего значения и сегодня.
Своим успехом Харьковский Археологический съезд обязан в значительной мере, если не целиком, энергии Е.К.Редина.1 января 1903г., очевидно за подготовку и проведение Археологического съезда, Е.К.Редин был награжден орденом Св.Анны 3 степени. 1 января 1906г. ученый был награжден орденом Св.Станислава 2 степени. Чина Е.К.Редин не имел. В 1905-1907 гг. был избран в І Государственную Думу по спискам конституционно-демократической партии и народной свободы. В октябре 1907г. Петербургский университет, учитывая научные заслуги Е.К.Редина, присвоил ему степень доктора теории и истории искусств. В свою очередь, Харьковский университет принял решение о назначении Е.К.Редина ординарным профессором на кафедре теории и истории искусств.
Е.К. Редин внес значительный вклад в изучение истории города Харькова и Харьковского университета.
Интересны его статьи: «Харьков – как центр художественного образования юга России» (1894), «Харьковская школа изящных искусств» (1895).
В декабре 1893г. Редин был избран членом-корреспондентом Московского Археологического общества. Это уже свидетельствовало о нем как о человеке хорошо известном в научных кругах. Действительным членом Московского Археологического общества он был избран в феврале 1902г.
По мере возможности ученый принимает участие в работе Императорского Русского Археологического Общества. Он является членом-корреспондентом Императорского общества любителей древней письменности и других организаций.
Е.К.Редин совершил две «научные экскурсии» в Херсонес с целью изучения его памятников и участвовал в проекте Московского археологического общества по изданию многотомной истории Херсонеса. Идея написания истории Херсонеса впервые была озвучена в Харькове, на ХІІ Археологическом съезде.
Редина чрезвычайно беспокоили проблемы сохранности херсонеских памятников. Он называл Херсонес «христианской русской Помпеей», восхищался высоким уровнем развития древнего города и признавал его влияние на Древнюю Русь.В этих «христианских Помпеях» он нашел неисчерпаемое сокровище для изучения памятников византийского искусства, какого не мог дать ни один город Италии.
Итогом поездок 1903–1904 годов должна была стать серия исследований, объединённых под общим названием «Памятники христианского Херсонеса». Так сложилось, что именно первый том, в создании которого Е. К. Редин, несомненно, также участвовал, был издан и получил известность в научных кругах Европы.
Прибыв в 1893г. в Харьков и получив место приват-доцента по кафедре теории и истории искусства историко-филологического факультета Императорского Харьковского университета, Егор Кузьмич Редин в том же году принял заведование Музеем изящных искусств и древностей,находившимся в ведении факультета. Историк понимал, что университетский Музей должен иметь богатый материал для лучшего усвоения студентами услышанного на лекциях. Он приложил много усилий для пополнения Музея произведениями отечественного искусства, отдавая предпочтения не отдельным экспонатам, а коллекциям. Он собрал ценную коллекцию древностей для университетского музея, привел его в порядок. В период заведования Е.К.Редина фонды Музея обогатились новыми отделами: отделом местных церковных древностей (Редин Е.К. сам собрал эту коллекцию), археологическим, отделом местных древностей и отделом картин местных художников, а также экспонатами. Количество экспонатов и книжный фонд музейной библиотеки увеличились вдвое. О библиотеке музея спустя десятилетие В.Е.Данилевич писал: “Музей может гордиться своей библиотекой, в которой собрано много ценных сочинений и изданий по истории искусств и археологии”. И подчеркивал: “Особенный рост библиотеки начался с 1893г., когда заведование музеем перешло к профессору Е.К.Редину”.
Наряду с формированием фонда изданий по искусству Рединым Е.К. было положено начало специальной библиотеке по археологии. Так как университетская библиотека располагала богатым собранием археологических исследования /издания главнейших обществ и учреждений России, труды крупнейших археологов/.
Музейная библиотека составлялась как приобретениями, так и многочисленными пожертвованиями разнообразных ученых обществ /археологических, нумизматических и пр./, с которыми Редин поддерживал тесные научные связи. Приходилось обращаться за содействием и к частным лицам. Щедрые дары библиотеке мотивировались, прежде всего, уважением к авторитету Е.К.Редина– ученого и человека. Приват-доцент Е.П.Трифильев, его помощник, писал: “В момент появления Егора Кузьмича в Харькове ни один человек его не знал, теперь вряд ли можно встретить хотя бы одного среди культурных слоев Харькова, кто бы не знал Е.К. или, по крайней мере, не слышал о нем... в научной области он является одним из самых видных представителей по своей специальности, а в общественной– одним из самых популярных деятелей в Харькове”.
Редин был основательно знаком с книгами фундаментальной библиотеки университета, располагавшей собственным отделом литературы по искусству. Он, в частности, взял на себя труд по составлению каталога обширного собрания изданий, завещанного университету любителем и знатоком искусства А.М.Матушинским /свыше 2 тыс. названий/, тем самым, по замечанию Н.Ф.Сумцова, “в высшей степени облегчил пользование книгохранилищем”. В работе над столь объемным трудом Е.К.Редин явил себя и как блестящий библиограф. Оценивая вклад, Е.К.Редина в создание ныне принадлежащего университетской библиотеке фонда изданий по искусству, необходимо упомянуть и оличной библиотеке ученого, судьба которой во многом не прояснена. Поиски ее– в фондах современной ЦНБ– еще предстоят. Их обосновывает свидетельство Н.Ф.Сумцова, одновременно служащее ярким подтверждением высокой нравственности и редких гражданских качеств Е.К.Редина. В памятной статье,– цитируя предсмертные слова Е.К.Редина: “Я не беспокоюсь: книги я все возвратил университету и никому не должен”,– Н.Ф.Сумцов указывает: “Действительно, он [Редин] накануне отправил в университет массу книг, как университетских, которыми пользовался для диссертации, так и свою личную, большую, ценную библиотеку, единственное для него дорогое достояние”. Между тем, в настоящее время с уверенностью можно говорить лишь о наличии в ЦНБ экземпляров многочисленных печатных работ проф. Редина с его автографами, переданных им в качестве дара музею искусств и университету, и свидетельствующих не только о большой и многогранной научно-исследовательской деятельности ученого, но и об искренней и разносторонней заботе его о преумножении университетских библиотечных фондов.
Много внимания Е.К.Редин уделял развитию библиотечного дела в Харькове. Его имя можно найти в списках членов Харьковской общественной библиотеки. Десять лет (1896-1906) Редин принимал участие в работе Харьковской общественной библиотеки. На протяжении пяти лет ученый входил в состав ее правления, исполняя обязанности секретаря, а в 1898г. вместе с Д.И.Багалеем был главой правления библиотеки.
Он принимал активное участие в деятельности Харьковского общества распространения в народе грамотности. Фамилия Егора Кузьмича упоминается в документах Общества, начиная с 1898г. Принимал деятельное участие в устраиваемых комиссиями харьковского Общества грамотности народных чтениях, в качестве лектора. Его отчетливое, громкое, весьма выразительное художественное чтение очаровывало слушателей.
Любивший искусство, Егор Кузьмич желал познакомить с ним и народные массы, с этой целью им были прочитаны две популярные лекции в Народном доме – о памятниках искусства, найденных при раскопках Помпеи.
Свою общественную деятельность Е.К. Редин сосредоточил на начальном образовании. На Москалевке Харьковским Обществом Грамотности была открыта ежедневная смешанная школа. Первая школа Общества Грамотности была третьей общедоступной начальной школой в Харькове. С 1872г. школа располагалась в собственном здании, благодаря щедрым пожертвованиям первого попечителя школы Ф.С.Карпова, который пожертвовал место для школы, и до конца жизни своей субсидировал это учебное заведение. Эта школа была образцовой во всех отношениях. Выбор преподавательского персонала производился Правлением Общества с величайшим тщанием и с затратой больших средств. (Багалей Д. Т.2С.734-735)
В мае 1899г. Редин Е.К.был избран попечителем Первой школы Общества Грамотности, что зафиксировано в протоколе общего собрания. Много любви и теплого отношения к детям на этом посту отдал Редин. Его особенно беспокоили теснота и плохие гигиенические условия этой школы, построенной 40 лет тому назад, рассчитанной на 80 учеников и вмещающей в настоящее время вдвое большее число детей. Он мечтал о перестройке школьного здания. Преждевременная кончина не дала ему возможности осуществить свою мечту. Е.К.Редин занимал пост попечителя до января 1908г. и попросил об отставке с этой должности, будучи уже неизлечимо больным.
Будучи попечителем школы на Москалевке, Е.К.Редин не мог не заметить нужды бедных учеников, которым часто недоставало одежды и обуви, чтобы правильно посещать школу. Доброе сердце Егора Кузьмича не могло быть спокойным при виде этой подавляющей нужды. Сам сын крестьянина, прошедший тяжелую школу нужды по пути своего собственного образования, с необыкновенной чуткостью, готовностью шел навстречу материальной нужде учащихся городских начальных училищ. Потому понятно, когда в 1901г. возникло Общество попечения о нуждающихся учащихся в низших учебных заведениях г.Харькова, Е.К.Редин принял в его деятельности активное участие и сделал много хорошего. С первых дней работы Общества Е.К.Редин состоял товарищем председателя, а с 19 ноября 1902г. – председателем правления. Благодаря ему Общество в течение нескольких лет стало на твердую почву, окрепло материально и нравственно. В последнее время от Общества получают пособия до 500 учеников на сумму до 4 тыс. руб. Благодаря, главным образом, энергии и настояниям Редина Обществом был учрежден приют для нуждающихся учащихся имени Н.А. Северина. «Везде Егор Кузьмич настойчиво шел по пути добра и справедливости», – писал биограф. (Багалей Т.2,С.930).
Егор Кузьмич Редин был на редкость хорошим, отзывчивым, предупредительным человеком, трудолюбивым и талантливым, отличным товарищем, гуманным, неизменно добрым общественным деятелем. Трудно представить более работоспособного и выносливого человека. Еще на университетской скамье он поражал товарищей своим прилежанием.
Эпистолярное наследие Е.К.Редина – не только бесценный материал к биографии, но и характеризуют его как ученого. В них видна не только ученость Е.Редина, но и эмоциональное, непосредственное отношение к памятникам искусства. Одной из особенностей эпистолярного стиля Е.Редина являются поэтические описания увиденных им мест. Письма Е.Редина поражают документальной скрупулезностью, и в них иногда встречается редкий, малоизвестный факт.
Редин не чуждался политики, но она для него имела случайное и второстепенное значение. Он не приветствовал политические перемены в виде брожений, шатаний и революций, а свято верил в науку - как непременное условие будущего человечества.
В 1900 году Е.К.Редин женился. Его женой стала Татьяна Николаевна Бреннер (дочь профессораН.Ф.Сумцова). В сентябре 1902 года у них родился сын. Они жили в Харькове на Мало-Гончаровской улице. В самом конце этой улицы жил профессор Н.Ф.Сумцов, на месте его дома теперь автосервис с мойкой автотранспорта и длинной автостоянкой. В двух дворах от жилища Сумцова Н.Ф. в доме Булатникова под №30 в съемной квартире проживал профессор Е.К. Редин с семьей. В лице своей жены Редин Е.К. имел лучшего друга. Татьяна Николаевна окружила мужа во время болезни такой нежной и предусмотрительною заботливостью, что больной сам называл ее своей фельдшерицею. Не оставляя его ни на минуту, она была и домашним секретарем - вела за больного переписку, и фельдшерицей, так как сама ставила банки, следила за приемами лекарств.
Сын его, Николай Егорович (1902-1938 гг.) так же стал историком. Работал в Харьковской губпросвите, Главполитобразовании, был сотрудником Музея Слободской Украины им. Г.С.Сковороды, преподавал на рабфаке Харьковского института народного образования. В 1926-1930 гг. возглавлял кафедру истории СССР в этом институте, а с 1930г. был зам. директора института истории украинской культуры имени Д.И.Багалея… На должности заведующим кафедры истории СССР Харьковского университета был недолго, с 1933 по 1934гг. В декабре 1934 года был арестован за антисоветскую деятельность. Наказание отбывал в Алма-Ате и Магаданской области, где и погиб в 1938 году.
В связи с обширной общественной работой Е.К.Редина, написание его докторской диссертации сильно затянулось, не было завершено в связи с ранней смертью автора. В мае 1907 года Редин серьезно заболел. Источник болезни часто кроется далеко. По-видимому, давний ревматизм и переутомление от трудов сыграли главную роль. Не прошло бесследно проживание на холодных и тесных, сырых харьковских квартирах, оказала свое гибельное влияние вынужденная работа во время каникул.
Егор Кузьмич Редин скончался 27 апреля (10 мая н.ст.) 1909 года на 45 году жизни. Ученого похоронили на Иоанно-Усекновенском кладбище. Заупокойную литургию совершил приват-доцент университета о.Иоанн Филевский. На панихиде присутствовали городской голова А.К.Погорелко, ректор университета Д.И.Багалей… «Редина все любили, Редина нельзя было не любить; его душа была прекрасна и чиста, ей были близки все высокие и благородные порывы», – писал его товарищ М. Попруженко. Некрологи поместили «Правительственный вестник», «Русские ведомости», «Слово», «Утро», «Книжный мир», «Известия Общества преподавания графических искусств», «Петербургские ведомости», «Одесский листок».
Прожил он всего 44 года, но в короткий срок своей деятельности он сделал много. Егор Кузьмич Редин сумел оставить глубокий след во всех сферах своей деятельности: он заслужил имя выдающегося ученого, особенно в области христианского и византийского искусств. Обширная ученая деятельность ученого представляет собой и по количеству и по содержанию весьма ценный вклад в науку искусства и археологии. У Е.К.Редина, со временем, также проявился явный интерес к исследованию национального художественного наследия. Подводя итоги творческому пути Е.К.Редина, необходимо отметить, что после смерти ученого осталось большое литературное наследство, которое насчитывает около двухсот научных работ, посвященных самым разнообразным вопросам в области искусствоведения. Здесь и небольшие статьи по истории византийской миниатюры, и ряд работ о памятниках равеннского искусства, завершаемых исследованием о мозаиках равеннских церквей, и мелкие экскурсы в область византийской и древнехристианской иконографии, наряду со статьями о поздних памятниках религиозного украинского искусства и целой портретной галерее историков и любителей искусства. В работах Е.К.Редина есть то, что и сегодня представляет большой интерес, без чего отечественная искусствоведческая наука была бы гораздобеднее.
Удивительная скромность была всегда выдающейся чертой Егора Кузьмича. Тихо, незаметно работал Егор Кузьмич. Однако, под конец своей недолгой жизни в научной области он стал одним из самых видных представителей по своей специальности, а в общественной – одним из самых популярных деятелей в Харькове. Он не искал этой популярности, но его деятельность была всегда так высоко культурна, так была чужда эгоистических расчетов, посвящена интересам других, что он невольно привлекал к себе внимание.
В апреле 1909 г. состоялось публичное заседание ХИФО в память Е.К.Редина, на котором было принято решение, что память Е.К.Редина будет почтена изданием ХІХ тома «Сборника» ХИФО и учреждением при университете премии им.Е.К.Редина за лучшие студенческие сочинения по истории искусства и археологии.
Приемником Е. К. Редина по кафедре теории и истории искусства стал Ф. И. Шмит. Н.Ф.Сумцов писал, что его работы являются прямым продолжением работ Е.К.Редина.
Работа Н.Ф.Сумцова «Человек золотого сердца» одна из первых биографий ученого. Еще ученик Редина Белецкий А.И., виднейший советский литературовед, написал работу о своем учителе.
О жизни и научном наследии Е.К. Редина написано не много, а имя ученого известно лишь специалистам. О нем пишут, ему посвящают различные мероприятия.
В Харькове в апреле 2013г. на стене старого здания университета имени В. Н. Каразина по улице Университетской, 16 была открыта мемориальная доска Егору Кузьмичу Редину. Николай Шакин, член Национального союза краеведов Украины, член союза археологов Украины, общественный инспектор по охране культурного наследия Харьковской области, кандидат технических наук, художник, инициатор установки и автор мемориальной доски Е. К. Редину.
Вследствие ряда причин его имя долго замалчивали. Сегодня имя великого ученого Е.К.Редина возвращается.
У Харкові. що став для нього рідним, Єгор Рєдін прожив багато щасливих, насичених творчою працею років. Відомо кілька харківських адрес замешкання родини Рєніних: Старо-Московська, 3; Дворанська, 10 і 12; останньою була Мало-Гончарівська. 30. Єгор Кузміч Рєдін помер 27 квітня 1908 року. Цвинтаря, на якому він був похований, вже немає, проте пам'ятник з його могили перенесено на сучасне 13 міське кладовище. (Ольга Багалей).


Випуск №4 (2012р.)

/Files/images/vyistavki/Ахиезер.jpg

АХИЕЗЕР НАУМ ИЛЬИЧ

(6.03.1901- 3.06 1980)

Выдающийся математик современности, доктор физико-математических наук, профессор, член-корреспондент АН УССР, основатель харьковской математической школы, физико-математического лицея №27 в Харькове

«Истинную философию вещает природа; но понять ее может лишь тот, кто научился понимать ее язык, при помощи которого она говорит с нами. Этот язык есть математика»,- утверждал великий Галилео Галилей.
Математика - важнейшее достижение культуры и цивилизации. Без нее развитие технологий, познание природы были бы немыслимыми вещами. Математика очень важна как для развития человечества в целом, так и для интеллектуального совершенства конкретного индивида.
Харьков всегда рассматривался мировым математическим сообществом как один из ведущих центров математических исследований в странах бывшего Советского Союза после Москвы и С.-Петербурга. Харьковские математические традиции восходят к середине 19 века, когда, в 1879 году, было основано Харьковское математическое общество – одно из старейших в Российской империи. В наше время харьковская математическая школа имеет международное признание в области анализа и геометрии.
Харьков является родиной всемирно известных научных школ, к основанию которых были причастны ученые с мировым именем. Ахиезеру принадлежит заслуга в создании харьковской математической школы, признанным главой которой он был многие годы. Будучи сам блестящим математиком, специалистом в области конструктивной теории функций, успехи которого были отмечены званием члена-корреспондента АН УССР и премией имени Чебышева АН СССР, Наум Ильич не уставал формировать математические коллективы в ХПИ и Харьковском университете. Более того, он дальновидно предпринимал многие новаторские шаги по воспитанию нового поколения математиков (организация физико-математического лицея №27, Заочной юношеской математической школы при ХГУ).
В Белоруссии на крутом берегу реки Сож находится г. Чериков (Могилевской области). Хотя он расположен вдали от железных дорог, в царское время был уездным городом. Да, и в первые годы после Октябрьской революции оставался им. Город был в основном деревянный, одноэтажный. Только церковь, почта и дом бывшего купца Гиндина, да на окраине винный завод, были кирпичными. Нужно отметить, что многие деревянные дома были внушительных размеров и привлекали своей оригинальной архитектурой, разными художественными украшениями. В окружающих город лесах летом было изобилие грибов, ягод, дичи. Чериков был заселен преимущественно евреями. Между белорусами и евреями царили дружба и согласие.
Родился выдающийся ученый в этом замечательном городке 6 марта 1901 года в семье земского врача, Ильи Александровича Ахиезера (1876-1938), выпускника Императорского Харьковского университета (1898г.) «удостоенного степени лекаря с отличием». Мама, Наталья Григорьевна, (1874-1964) занималась домашним хозяйством. Потом Илья Александрович переехал с семьей из Черикова в Гомель в железнодорожную больницу, где работал до конца своих дней. Фотография отца всегда висела дома в кабинете Наума Ильича. Первую свою крупную (69 стр.) математическую публикацию Наум Ильич посвятил своим родителям (в 1928г.).
У Наума были младшие братья: Давид и Александр. Давид умер молодым. При пожаре поднял бочку, у него случился разрыв аппендикса и спасти его не смогли. Александр стал выдающимся физиком.
Младший брат Наума Ильича, Александр Ильич (1911-2000) – всемирно известный ученый, выдающийся физик-теоретик, академик АН УССР, доктор физико-математических наук, один из основателей Института теоретической физики при Национальном научном центре «ХФТИ», сейчас носящего его имя. Он был необычайно разносторонним ученым. Будучи ученым, поистине энциклопедических знаний и обладая гениальной интуицией, Александр Ильич внес выдающийся вклад в целый ряд областей теоретической физики. Область его исследований была необычайно широкой. Иногда его называют «феноменом Ахиезера». С большой теплотой и благодарностью Александр Ильич вспоминал о той роли, которую сыграл старший брат в его математическом образовании.
В Черикове гимназии не было. Классическая гимназия была в Мстиславе. В царское время в гимназии обучали на очень высоком уровне, причем как в Петербургской гимназии так и в Мстиславской получали одинаковое образование, огромное внимание уделялось изучению языков. Поэтому немецкий язык Наум знал как русский – разницы для него не было, на каком говорить. Кроме того, Наум хорошо владел французским и отлично знал латынь. Прекрасно поставлена была и математика. Наума и Давида привезли в Мстислав, сняли им отдельный домик. Для присмотра за детьми была бонна (и это притом, что папа был земский врач, и ничего у него не было).
Началась революция, Наум с братом снова переехали в Чериково к родителям. Наум поступил в Петроградский университет. Экзаменовал его Смирнов В.И., автор знаменитого многотомного «Курса высшей математики». Наум Ильич учился очень хорошо, любил также посещать лекции А.Ф. Кони. Но в Петрограде было голодно, поэтому пришлось вернуться домой. А в это время в помещичьем дворце польского помещика Василенкова километрах в 15-20 от Черикова в деревне Лемень (так называлось бывшее панское имение) по инициативе Модеста Лепешинского открылась первая в России образцово-показательная школа-коммуна. В ней дети (беспризорники) не только учились, но и работали, существовала система ученического самоуправления. В школе-коммуне собралась плеяда самоотверженных педагогов, которые работали бесплатно. В школе училось несколько сот детей. Наум Ильич преподавал в этой школе математику, физику и химию. Школу-коммуну успешно закончили десятки юношей и девушек. Школа-коммуна просуществовала недолго и стала распадаться.
По совету отца было решено, Науму ехать в Киев. Тем более, что его будущая жена, Зоя Львовна, рассказывала о нем академику Граве, который и пригласил Ахиезера в Киевский институт народного образования (ныне Государственный Университет имени Т.Г. Шевченко).
Очень быстро - за два года Наум Ильич окончил институт (в 1924г.), там же аспирантуру. Научная деятельность его началась сразу после окончания института. В 1928 году он защитил кандидатскую диссертацию, некоторое время преподавал в этом же институте и параллельно в Киевском политехническом институте. А также ездил в г. Нежин преподавать в Институте народного образования (в 20-е годы ХХ века), Педагогический институт (в 30-е годы ХХ в). Сейчас это учебное заведение носит название: Нежинский государственный университет имени Николая Гоголя.
В это время возрастало значение и влияние Харькова, который был столицей Украины. Наума Ильича пригласили в Харьковский университет. В 1933г. Н.И. Ахиезер переехал в Харьков. В нашем городе с 1933г. по 1941г. он совмещал преподавание в Харьковском университете с работой в ХАИ и руководством институтом математики и механики при ХГУ (с 1935г.).
В ХАИ Н.И.Ахиезер работал на кафедре аэродинамики, которую возглавлял ее основатель и первый заведующий Георгий Федорович Проскура – академик АН УССР, видный ученый в области аэрогидродинамики и гидромашиностроения, ученик Н.Е. Жуковского. Специалисты кафедры (Г.Ф. Проскура, Н.И. Ахиезер, А.И. Борисенко, А.А. Литвинов, Я.Е. Ткаченко) представляли результаты научных исследований на І и ІІ Всесоюзных конференциях по аэродинамике. Исследования в области аэрогидромеханики, выполненные под руководством академика Г. Проскуры, в тот период обеспечили создание уникальных осевых насосов, которыми были оснащены перекачивающие станции канала Москва-Волга и Днепрогэс.
Наум Ильич Ахиезер – выдающийся математик ХХ века, оказал определяющее влияние на проводимые в институте теоретические исследования и уровень фундаментальной подготовки выпускников ХАИ в предвоенный период. Параллельно его интересовали прикладные проблемы аэродинамики, имеющие важнейшее значение для развивающейся авиации. В результате появляются его классические работы по теории струй и теории решеток. Во всех опубликованных работах, как теоретического, так и прикладного характера, он показал себя выдающимся аналитиком. С конца 1933г. Н.И.Ахиезер становится профессором кафедры аэродинамики, а через год заместителем заведующего кафедрой аэродинамики. В 1934 году его выбирают членом-корреспондентом АН Украины. Степень доктора физико-математических наук ему была присвоена в 1936 году и в этом же году его назначают штатным заведующим кафедрой математики. Кстати, организатором и первым заведующим этой кафедрой был Наум Ильич Ахиезер. Он остается на этой должности до середины сентября 1941 года, совмещая ее с обязанностями руководителя теоретической секции в аэродинамической лаборатории.
Невозможно переоценить его влияние на формирование научных интересов ряда сотрудников ХАИ. Не случайно именно Н.И. Ахиезер взял на себя труд редактирования некоторых разделов учебника А.И. Борисенко «Газовая динамика двигателей». Надо отметить, что Н. Ахиезер был еще автором всемирно признанных учебников и монографий, по которым учились, и сегодня учатся многие поколения математиков и инженеров.
Ахиезер был уникальным ученым и блестящим педагогом. Поражают широта его научных интересов и огромная работоспособность. С работой в ХАИ он совмещал преподавание в Харьковском университете (с 1934г.). Здесь он заведовал кафедрой теории функций, а впоследствии кафедрой математической физики, профессором которой работал до конца жизни (1980г.). Эта кафедра была создана на механико-математическом факультете в 1963г. по инициативе Н.И. Ахиезера.
Одновременно руководил институтом математики и механики при ХГУ (с 1935г.). История института такова: в 1929 году на базе научно-исследовательских математических кафедр университета был учрежден Украинский институт математических наук, который через некоторое время получил название Украинского научно-исследовательского института математики и механики, а с 1934 года к этому названию были прибавлены слова «при Харьковском государственном университете».
Блестящий ученый, широко образованный человек он обладал неординарным организаторским талантом. Используя весьма скромные возможности Института математики, Наум Ильич сумел привлечь к работе в институте не только лучших харьковских математиков, но и ученых из других городов, что, несомненно, способствовало широте проводимых исследований. К сожалению, в 1950 году институт был закрыт. Математическая жизнь в Харькове продолжалась, но разобщенность ученых, конечно, отрицательно влияла на нее.
В эвакуации, в Алма-Ате, он преподавал в горно-металлургическом институте (1941-1943гг.). Ныне Казахский национальный технический университет имени К.И. Сатпаева. Из Алма-Аты он переехал в Москву, в МЭИ, где работал с 1943 по 1947 год. В Москву его, как это сказать… «перетянул» профессор Левин, замечательный педагог и образованнейший человек. Он Наума Ильича «пристроил» на кафедру в МЭИ.
В те годы было три серьезных вуза в Москве: университет, МЭИ и училище имени Баумана. Директором МЭИ в то время была Голубцова - жена Маленкова. Это была деловитая женщина, которая думала только о пользе дела, о МЭИ. Она сумела разглядеть, что Ахиезер Н.И.- это необычный человек. И вот она привлекла Наума Ильича к преподаванию. Его лекции в МЭИ – это были артистические лекции. Студенты слушали их, открыв рты. В.А. Голубцова очень хотела, чтобы он остался в Москве.
Его не отпускали из престижнейшего института страны, но Наум Ильич считал своим долгом вернуться в Харьков и продолжить дело своего учителя Сергея Натановича Бернштейна, основателя и первого директора Украинского института математических наук (1928г.).
Бернштейном С.Н. продолжены, и в определенном смысле завершены, исследования петербургской школы Чебышева - Маркова по предельным теоремам. Бернштейн и его ученики создали новую отрасль теории функций – конструктивную теорию функций. Многие понятия и теоремы математики названы именем Бернштейна: интерполяционный процесс, полиномы, теоремы, ядро, метод суммирования, проблемы, неравенство. Заслуги С.Н. Бернштейна высоко оценены как в нашей стране, так и за рубежом.
В 1935 году Бернштейна Сергея Натановича, считавшего, что диалектический материализм ведет к математическому скудоумию, уволили с должности директора, основанного им Украинского института математических наук. И ему пришлось уехать из Харькова. Директором назначили его ученика, Ахиезера Н.И.
С 1947 по 1955 гг. Н.И. Ахиезер преподавал в Харьковском политехническом институте. Здесь Наум Ильич основал кафедру «прикладной математики», как кафедру теоретической и математической физики и был первым ее заведующим. К работе на кафедре он привлек одаренного и разностороннего математика Глазмана И.М., который впоследствии стал заведующим кафедрой. Хорошо известна всем математикам совместная монография Н.И. Ахиезера и И.М. Глазмана «Теория линейных операторов в гильбертовом пространстве», которая переведена во многих странах мира (Германия, Великобритания, США и др.).
«Могучая кучка» (Н.И. Ахиезер, Б.Я. Левин, В.А. Марченко и А.Я. Повзнер), в значительной степени определяли математическую жизнь города, которая концентрировалась, в основном, вокруг механико-математического факультета ХГУ и Харьковского математического общества. Наум Ильич Ахиезер в течение 25 лет был бессменным председателем Харьковского математического общества и редактировал его журнал, руководил различными математическими семинарами, которые привлекали талантливую молодежь и ученых.
Впоследствии Н.И. Ахиезер был одним из организаторов математического отделения Института низких температур имени Б.И. Веркина. Он возглавлял один из отделов института. Где работал Наум Ильич, там всегда царила рабочая творческая атмосфера.
В настоящее время ведущим центром математических исследований в г.Харькове является математическое отделение Физико-технического института низких температур имени Б.И.Веркина.
Ахиезер Н.И. заботился о воспитании новых поколений математиков, связывал с ними дальнейшее развитие харьковской математической школы.
Первая в Харькове специализированная физико-математическая школа была открыта в 1 сентября 1963 году по инициативе и благодаря сверхусилиям профессора С.Н.Ахиезера. Школа расположилась в старинном здании на улице Марьинской 12/14, построенном по проекту архитектора Б.Н.Корнеенко в 1901-1904 годах.
Но до этого знаменитый математик Ахиезер настоял на открытии в 5-й и 82-й школах физико-математических классов. Класс из школы №5 целиком был переведен в 27-ю школу. Шесть классов апробировали программы в разных местах, и только тогда открылась специализированная физико-математическая школа №27(ныне лицей).
Теперь этот лицей стал одним из центров подготовки мировой научно-технической элиты. Многие считают, что эту школу Ахиезер открыл ради своих детей, может быть. Но…Он ведь мог организовать своим детям прекрасную школу прямо на дому – любой репетитор, среди которых в то время было немало прекрасных преподавателей, был бы счастлив, заниматься с ними у них дома. И это был бы вопрос всего лишь небольших денег, а не больших организационных усилий, хлопот, забот и многолетних тревог. Однако же, осознав, что проблема элитного школьного физико-математического образования – проблема не только его семьи, он не пошел по пути наименьшего сопротивления, а стал решать ее полномасштабно. Много ли есть среди нас людей, применяющих такие стратегии в своей жизни?
Наум Ильич занимался не только формированием научных коллективов и организацией образования юных математиков, он еще вел интенсивную научную деятельность, результатом которой явились 150 научных работ, в том числе 10 монографий, из которых 9 переведены и изданы во многих странах мира.
Научная деятельность Н.И.Ахиезера в 30-е годы была в основном связана с двумя большими направлениями в фундаментальной и прикладной математике. Выполнив комплекс выдающихся работ по теории аппроксимации, он стал естественным преемником и продолжателем классиков петербургской математической школы П.Л.Чебышева, А.А.Маркова, Е.И.Золотарева и харьковской школы С.Н.Бернштейна. Наум Ильич был большим знатоком творчества П.Л. Чебышева, А.Маркова, Е.. Сонина, В.А.Стеклова, С.Н.Золотарева, С.Н.Бернштейна.
В научных работах Н.И.Ахиезера гармонически сочетались классические методы теории функции комплексного переменного с современными методами функционального анализа. Основные труды ученого – в области теории наилучших приближений, теории функций, функционального анализа, теории интегральных уравнений, аэродинамике, истории математики. Известность Ахиезеру принесли авторские работы по теории функций и математической физике. Значительная часть научных достижений Ахиезера по теории наилучших приближений собрана в монографии «Лекции по теории аппроксимаций» (1947г.), за которую в 1948 г. АН СССР присудила ему премию имени П.Л.Чебышева. Известны его книги «Элементы теории эллиптических функций», «Теория линейных операторов в гильбертовом пространстве» (соавтор И. Н. Глазман), «Лекции по вариационному исчислению» и др. Профессор награжден медалью Л.Эйлера АН СССР (1957).
В науку вошли функции, носящие имя Ахиезера (или Ахиезера-Бейкера). Наум Ильич явил пример творческого долголетия. Он работал до последних дней своей жизни, две новые книги вышли посмертно. Его самая знаменитая, получившая большой резонанс работа - «Континуальные аналоги ортогональных многочленов на системе интервалов» была опубликована в год 60-летия Наума Ильича.
Академик В.А. Марченко так пишет об Ахиезере: «Математические труды Наума Ильича давно уже стали классикой. Заложенные в них идеи и методы успешно используются и в современных работах. Многочисленные, мастерски написанные монографии и учебники Наума Ильича стали настольными книгами для специалистов. Они переведены практически на все иностранные языки и пользуются большой популярностью…».
Сам Наум Ильич был не только блестящим теоретиком, но великолепно владел практическими (физическими, гидроаэродинамическими и др.) приложениями математики и внес выдающийся вклад в эту область.
Наум Ильич немыслим без математики и вне математики. Математика для него – смысл жизни. Нужно сказать, что и математика его привлекала не всякая. Не случайно прервалась его академическая карьера в Москве, он не стал действительным членом АН СССР. Дело было в том, что Наум Ильич категорически отказался от предложения, высоко ценившего его И.В.Курчатова, возглавить все математические расчеты по атомной бомбе. Груз, ложившийся при этом на совесть, уравновешивался очень существенными материальными благами (прекрасная квартира в Москве, лимитный паек…), но таким был его нравственный выбор. И по тем очень непростым и просто страшным временам нужно было быть очень цельным человеком, чтобы голос начальства не заглушал в тебе голос совести. В 60-е годы Ахиезер получил предложение баллотироваться в действительные члены АН СССР, но он отказался от этой чести, рекомендовав вместо себя талантливого математика С.М.Никольского. И это тоже был его нравственный выбор.
Талант педагога и лекторское мастерство снискали ему славу в харьковских вузах. Он с большим вниманием и серьезностью относился к вопросам обучения, как в высшей школе, так и в средней школе. К преподаванию, Наум Ильич относился как к творчеству и искусству. Наум Ильич любил преподавать. Когда запретили совместительство (1964г.), предпочел кафедру в университете заведыванию отделом во ФТИНТе.
Его классические лекции и сейчас вспоминают ветераны инженерно-физического факультета. Язык Наума Ильича был сочным, выразительным. Лекции были насыщенными и требовали напряженного внимания и вдумчивой проработки со стороны слушателей.
В научных статьях и книгах ученый ценил не только содержание, но хороший слог, которым он владел в совершенстве. Если в математической статье попадалась хорошо написанная фраза, Наум Ильич произносил ее, прислушиваясь к ее звучанию. Он постоянно совершенствовал свои курсы и учебники. В последние годы жизни Н.И.Ахиезер подготовил для публикации «Лекции об интегральных преобразованиях», которые были изданы у нас и за рубежом уже после его смерти.
Наум Ильич обладал величественной внешностью, его обаяние покоряло любого. Благожелательно относился ко всем, особенно поддерживал талантливых и способных людей. Общение с ним, его поощрительное отношение вдохновляли многих к творческой работе. Он был культовой фигурой в математическом сообществе, скорее всего, прекрасно об этом знал, но относился к этому отстраненно, как будто это не он сам, а кто-то другой. В поведении Наума Ильича, в манере держаться и в образе жизни чувствовался некий аристократизм. Он знал себе цену и всегда держался с большим достоинством.
Недолюбливал различные бюрократические формальности. Характерным для ученого было виртуозное умение доводить решение до конкретного результата. Разносторонними были литературные интересы Наума Ильича.
В Харькове Наум Ильич Ахиезер жил на улице Фрунзе. Женат был дважды. Первая жена, Зоя Львовна была очень интересным человеком. Образованнейшая женщина, историк. Вторая жена, Галина Васильевна Карпова, профессор-геолог, работала в Харьковском университете. От каждого брака у Наума Ильича было по сыну. Старший сын Александр Наумович (1928-2001), был радиоинженером, кандидатом наук; младший, Дмитрий Наумович математиком, профессором.
В настоящее время в ХНУ имени В.Н.Каразина есть аудитория имени Н.И.Ахиезера (рядом с аудиторией А.М.Ляпунова). Портрет Наума Ильича Ахиезера наряду с портретами первых руководителей математических отделов ФТИНТа украшает актовый зал математического отделения Физико-технического института низких температур имени Б.И.Веркина Национальной академии наук Украины.
Добавим ко всему этому, что фамилия Ахиезер встречается еще в Ветхом Завете. Говорят, целых семь раз. И в переводе на русский язык означает – помощник. Ахиезер Н.И. продолжает помогать людям и после смерти.
Существует Фонд имени Н.И.Ахиезера, созданный для поддержки научных исследований молодых харьковских математиков, который ежегодно проводит конкурсы научных работ и премирует победителей. В работе фонда принимают участие академики В.А. Марченко, Л.А.Пастур, Е.Я.Хруслов и ряд известных харьковских математиков. Первым исполнительным директором Фонда был К.В.Маслов.
Основателем и спонсором Фонда имени Н.И. Ахиезера является американский (в прошлом – советский) математик, профессор Михаил Брин (отец куда более знаменитого сооснователя компании Google Сергея Брина). Михаила Брина в свое время сильно поддержал Наум Ильич, приняв к защите в Харькове его диссертацию в те времена, когда защищаться в Москве ему было бы очень сложно. Так что учил молодых людей Наум Ильич не только математике, но и джентльменскому отношению к жизни и к людям.


Випуск №3 (2011р.)

/Files/images/vyistavki/Васильковский Сергей.jpg

ВАСИЛЬКОВСКИЙ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

(1854 – 1917)

Выдающийся художник-пейзажист, автор исторических картин

«Суть искусства заключается в его очаровании. Все недостатки можно простить художнику, если его создание очаровывает»,- считал Илья Ефимович Репин.
В истории мирового искусства одно из почетных мест принадлежит выдающемуся художнику-реалисту, нашему земляку, С.И. Васильковскому. Он был истинным певцом Украины и ее людей, одним из наиболее известных украинских живописцев того времени, жившим и работавшим в Харькове, ведущим деятелем Харьковского общества художников.
Пейзажи Васильковского были безумно популярны в конце ХIХ века. Да, и сейчас пользуются неизменным успехом. Художник ставил целью создавать лирические пейзажи, где в пространстве, заключенном в рамку «вечерело», «холодало» или «рассветало»… Пейзажи Васильковского узнать можно всегда, они особенные, многое в них присуще только ему. За сочетание щемящей грусти с чрезвычайно светлой колоритностью, умением передать теплый свет, Васильковского называли «грустным художником, любившем солнце». В пейзажах отсутствует ветер, но они наполнены воздухом таким густым, обволакивающим, что вызывает покой, умиротворение и уверенность. И это не случайно, ибо художник стремился передать сочетание лирического отношения к природе с ее эпическим ощущением. Живопись Васильковского – поэзия. Увидев один раз творения великого художника, человек остается очарованным ими навсегда.
Живительную силу давала художнику харьковская земля. Заграничные командировки и стажировки были лишь эпизодами. Жизнь Сергея Ивановича тесно связана с нашим городом, с Москалевкой. С 1861 года и до конца дней он жил в доме на углу ул. Примакова и Краснодонского переулка (раньше они имели названия ул. Катерининская и ул. Единоверческая). Сейчас на месте дома Харьковский лакокрасочный завод.
Сергей Иванович с детства вобрал в себя много из того, что потом стало определяющими признаками его характера как человека и творца. Тонкая поэтичная натура мальчика формировалась среди прекрасной слобожанской природы.
А родился великий живописец 7/19 октября 1854 года в г. Изюме. От отца, Ивана Федоровича, виртуоза-чертежника и писаря с чрезвычайно красивым каллиграфическим почерком, заразился рисованием, от него, вероятно, получил в наследство способность живописца. А мать, Прасковья Васильевна, навсегда заронила в душу сына любовь к украинской песне.
Первые шаги на пути к великому искусству были сделаны Сергеем Васильковским в Харькове. Начальное образование он получил в 1-й городской гимназии, а затем во 2-й юноше посчастливилось встретиться с замечательным педагогом, художником Дмитрием Безперчим. Он (ученик К. Брюллова и друг Т.Г. Шевченко). Безперчий – это был человек «без которого бы не было Васильковского». Он заметил одаренного мальчика, дал первые серьезные уроки художественной грамоты и помог поступить в частную школу Марии Раевской-Ивановой. Здание частной школы в годы Великой Отечественной войны было разрушено. Васильковский мечтал об академии и консерватории. Он имел чудесный голос и играл на многих инструментах, в частности на скрипке и бандуре.
Против воли отца Сергей Васильковский в 1876 году с успехом сдав экзамены, поступает в натурный класс Академии Искусств, где с ним на одном курсе учились Врубель и В. Серов. Васильковский пришел в Академию не новичком, а художником со своими взглядами на жизнь и искусство. Академия открыла ему новый опыт. Для небогатых провинциалов учеба в тогдашнем столичном вузе – продолжительная нищета, полуголодное существование. Лишенный материальной поддержки из дома, он был вынужден подрабатывать ретушером или копировать картины на продажу. Сначала он поступает в класс портретистов, это в дальнейшем давало бы большие и стабильные доходы, но Васильковский понял, что это не его. Переломным в творчестве художника стал январь 1879 года, когда он перешел в пейзажный класс. Его талант крепнул и развивался под руководством известных мастеров М.К. Клодта и В.Д. Орловского. Во время обучения, С. Васильковский ощутил значительное влияние своих учителей-пейзажистов, которые в своих работах не обходили украинские мотивы. Особенно опекал талантливого ученика Орловский, родившийся и получивший начальное художественное образование в Киеве. Именно Владимир Орловский был наставником выходцев из Украины, развивал в них желание обращаться к национальной тематике. Он настойчиво советовал Сергею писать яркую и самобытную украинскую природу.
В этот период, отмеченный подъемом демократического движения, украинская тематика получает широкую популярность. Это они, Орловский и Клодт, заинтересовали Васильковского темой украинских пейзажей. Уже в первый год обучения в пейзажном классе Васильковский получил премии за два этюда. За время пребывания в Академии он был удостоен 11 серебряных и двух золотых медалей и нескольких денежных премий.
Как известно, малую золотую медаль Академии Васильковский получил за пейзаж «Утро. Отара в cтепи» (1884г.), а большой золотой медалью был отмечен за картину «По Донцу» (1885г.).
Присуждение большой золотой медали было заветной мечтой академистов, так как сопровождалось предоставлением четырехлетней пенсионерской поездки за границу для продолжения образования. Обе работы принесли С. Васильковскому первое серьезное признание. Картина «По Донцу» была итогом творческих достижений Сергея Васильковского в Академии. Картина не сохранилась. Академия искусств отметила картину большой золотой медалью, а Васильковскому «за отличные знания живописи», присвоила звание классного художника первой ступени и дала ему право на путешествие по Европе в течение четырех лет на средства Академии для совершенствования мастерства.
За два года путешествия по Европе художником было создано около 50 картин. Васильковский получил европейское признание. Франция была признанным центром европейской художественной жизни. В 1887 году в художественной жизни Парижа произошел беспрецедентный случай – знаменитый Салон разрешил молодому живописцу выставлять свои работы в любом количестве, минуя жюри – редчайшая привилегия, которой удостаивались немногие признанные мэтры живописи. Столь успешное начало творческой карьеры удел немногих. Сергей Васильковский и всем своим дальнейшим творчеством подтвердил, что парижский успех не был для него счастливой случайностью.
Кроме поэтических пейзажей Васильковский написал целый ряд произведений на историческую тематику и по мотивам народных песен. На его полотнах воссоздается облик украинских казаков, эпизоды давно минувших событий.
В отдельную группу специалисты выделяют его архитектурные пейзажи, в них художник воссоздал типы старинных украинских церквей, городских сооружений, детально передав их формы, пропорции, очертания.
Он много и неутомимо писал с натуры. Его маленькие пейзажи справедливо называют миниатюрными шедеврами. Основной темой его творчества всегда была природа и история Украины. Воспевал художник «рідну» Украину и малую родину – Слобожанщину. Немало картин посвящено и Москалевке. По названиям его работ и авторским подписям можно представить целую «географию» Слобожанщины. Историческая живопись С.И. Васильковского также принадлежит к местному культурному наследию, имеет реальную натурную основу, выполненную на слобожанских пленерах.
С.И Васильковский открыл украинскую живопись Европе. И не только живопись. Собранный Васильковским украинский орнамент в 1911 году был показан на выставке в Риме и удивил мир своим высоким самобытным искусством.
Он был одним из основателей харьковской пейзажной школы и традиционно новой украинской пейзажной живописи. Один из инициаторов поиска украинского стиля в городской архитектуре. Известен и как талантливый график, карикатурист. Был одним из основателей местного литературно-художественного кружка, а затем и первого в Украине общедоступного художественного музея, которому Сергей Иванович завещал 1340 своих произведений и большую сумму денег. Много бесценных картин погибло в огне Великой Отечественной войны, но все же наш музей располагает наибольшей коллекцией работ мастера. Васильковский самая выгодная валюта в Украине, считают многие специалисты.
Хотя педагогической работой художник не занимался, он считал необходимым развивать художественную жизнь Харькова. Отдельным важным общественным вкладом художника стала деятельность в составе инициативной группы по организации Харьковского художественного училища вместе с Раевской-Ивановой и Бекетовым.
Пребывая членом городской музейной комиссии, принимал участие в подготовке выставки к ХІІ археологическому съезду, который имел чрезвычайно важное значение не только для развития науки, но и для расширения общего интереса к истории и древностям Украины.
Дочь Безперчего Д.И., Соню, и Васильковского связывало взаимное чувство. Соня 10 лет ждала своего жениха. Но быть вместе, им было не суждено, девушка умерла от чахотки за несколько дней до его возвращения из командировки. Только через восемь лет Васильковский женился на Татьяне Тимофеевне, бывшей послушнице Куряжского монастыря. С ней он познакомился в фотосалоне друга детства Иваницкого, где она работала ретушером. Они поселились на Москалевке в маленьком отцовском доме, где художник жил постоянно, здесь же была и его мастерская.
Харьковский период был самым плодотворным в творчестве Васильковского. Он отдавал предпочтение небольшому масштабу. Позднее его назовут «мастером малых форм», что не совсем правильно. Композиции Васильковского, как большого, так и маленького размера, отличаются эпическим настроем. В 1900 г. С.И. Васильковский организовал первую персональную выставку, которая прошла с большим успехом.
Даже характер Сергея Ивановича, по словам мемуаристов, был типичный слободской, казацкий, чумацкий. Кстати, дед живописца действительно был чумаком, возил соль и рыбу из Приазовья и Причерноморья древними степными дорогами. Васильковский любил жизнь, знал ей цену, на жизнь и людей смотрел острым, а подчас веселым ироничным взглядом. Даже в последние годы, страдая от тяжелых болезней, творческая активность художника не ослабевала.
Прекрасный украинский художник Сергей Иванович Васильковский прожил большую творческую жизнь, умер 8 октября 1917 года и был похоронен на Харьковском городском кладбище рядом с его семьей – отцом и матерью. За гробом шли, кроме друзей и близких знакомых, представители правительства и военные, несли флаги, государственный и г. Харькова.
В наши дни картины мастера с незамысловатым сюжетом, экспонирующиеся в музеях и картинных галереях многих стран, вызывают неизменный интерес зрителей, помогая им лучше понять историю Украины, душу украинского народа, почувствовать неповторимую красоту ее природы,
«Простые сюжеты указывают на большую творческую силу и всегда таят в себе неисчислимые богатства». Слова Бальзака как нельзя лучше подходят к творчеству С.И. Васильковского.


/Files/images/vyistavki/Кричевский Василий.jpg

КРИЧЕВСКИЙ ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

(1872 – 1952)

Живописец, график, сценограф, архитектор, художник декоративно-прикладного искусства, создатель Малого герба Украины

«Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении»,- считал Салтыков-Щедрин.
В истории Украины есть знаковые фигуры, чье наследие сыграло значительную роль в судьбе нации, развитии государства. Среди них - Василий Григорьевич Кричевский – основатель украинского стиля в архитектуре и первый художник отечественного кино, самобытный живописец и график-новатор, сценограф и мастер декоративно-прикладного искусства, автор дизайна национального герба Украины «Тризуб», искусствовед и педагог, старейшина мощного семейного клана художников Кричевских – яркая фигура всего национального искусства ХХ века. Василий Григорьевич в творчестве был многогранен. По масштабности и многогранности его сравнивают с художниками эпохи Возрождения.
С именем художника связана целая эпоха украинского культурного возрождения. Кричевский положил начало национальному течению – оригинальному, самобытному, опирающемуся на глубокое знание и изучение украинского народного искусства. Среди его достижений – создание украинского стиля строительства и искусства оформления украинской книги. По его проектам делали ковры, мебель, вышивку, посуду.
Кричевский украинизировал и кинематографию в Украине, оформив шедевры Александра Довженко «Звенигора» и «Земля». Работал художником в фильме режиссера Тасина «Назар Стодоля» (1937г.), в котором роль бандуриста, кстати, играл Гнат Хоткевич. Натурные съемки этого фильма (со слов жителей Ледного, участников массовок в этом фильме) осуществляли в пос. Ледное г.Харькова. Оформил 12 фильмов на Одесской и Киевской киностудиях. Внес ощутимый вклад в отечественную сценографию и театральный дизайн. Работал театральным художником в театре М. Садовского.
Василий Григорьевич Кричевский родился 31 декабря 1872 года по старому стилю в с.Ворожбе Лебединского уезда Харьковской губернии. Он был самым старшим из 8 детей. Отец, уездный земский фельдшер, Григорий Акимович Кричевский. Мать, Прасковья Григорьевна из рода Тоцких.
Сначала Василий учился в начальной школе в с.Большой Сыроватке, потом в уездной школе в Лебедине. В 1885 году Василия Кричевского приняли в Харьковское техническое железнодорожное училище. Обучение в училище дало юному Кричевскому хорошие навыки в черчении и рисовании. Он с удовольствием перерисовывал и вычерчивал альбомные образцы фасадов, архитектурных деталей, скульптурных украшений, пытаясь точно воспроизвести оригиналы.
Его работами заинтересовались служащие Харьковской Городской управы. Один из них, техник-чертежник, сразу начал заказывать 15-летнему Василию чертить планы и проекты мелких мещанских домов, которые тогда интенсивно строили в предместьях Харькова: Москалевке, Заиковке… Так он зарабатывал себе на жизнь, а брату – будущему известному художнику Федору Кричевскому – на учебу в Петербургской академии художеств. Сначала Кричевский поселился у служащего Управы Михаила Бабкина, который взял его к себе жить на полное содержание, взамен выполнения Кричевским его чертежных работ. За каждый проект Бабкин платил ему по 20 рублей.
В 1889 году архитектор, профессор Сергей Загоскин обратил внимание на талантливого юношу. Он взял его в свою семью, где Кричевский сразу окунулся в атмосферу культурных и творческих интересов. Здесь Кричевский не только получил у Загоскина образование по архитектурной специальности, с приближением к программе Академии художеств. Сергей Загоскин обучил его и технике акварели.
В доме Загоскина Кричевский встречался с известными людьми того времени: художниками, писателями, философами. Общение с этими людьми открывали юноше новые духовные горизонты. Василий Кричевский потом часто говорил, что Загоскин был для него вторым отцом, и вообще считал Сергея Загоскина своим творческим учителем.
В 1892 году Сергей Загоскин решил, что его воспитанник уже достаточно подготовлен к самостоятельной архитектурной карьере и помог ему устроиться в Городскую управу помощником харьковского городского архитектора Альфреда Шпигеля, с правом подписывать свои проекты. С тех пор окраины и центральные харьковские улицы хранят память о Кричевском: во многих домах чувствуется его излюбленный псевдоготический стиль. У него появились собственные заказчики. Со временем Кричевский стал работать у популярного в Харькове архитектора Алексея Бекетова. Через 10 лет ушел от Бекетова только потому, что должен был переехать в Полтаву, чтобы наблюдать за строительством дома Полтавского Земства по своему оригинальному проекту.
Знакомые художники Сергей Васильковский, Михаил Беркас уговорили его снова взяться за рисование. Начиная с 1894 года Василий Кричевский снова стал интенсивно заниматься акварельной живописью – рисовал пейзажи околиц Харькова, село Ворожбу, Лебедин и др.
В 1894 году Василий Кричевский женился на своей дальней родственнице Варваре Марченко. От этого брака у него было четверо детей – двое старших умерли в детстве, два младших – сыновья Николай (1898-1961) и Василий (1901-1985) стали хорошими художниками.
Женившись, Кричевский построил себе одноэтажный добротный каменный дом (угол ул. Котляревского,13 и ул. Владимирской, 60). На строительство дома он откладывал деньги на протяжении 5 лет. Дом сохранился.
С 1899 по 1902 гг. Василий Кричевский выставлял свои художественные произведения на ежегодных выставках «Общество русских акварелистов» в Петербурге, где прием экспонатов был жестко ограничен, особенно это касалось не членов Общества.
Интересуясь прошлым Украины и пытаясь найти ее место в мировой истории, а также место украинского искусства и его взаимоотношения с искусством других народов, Василий Кричевский начал посещать в Харьковском университете как вольнослушатель лекции Багалея Д.И., Сумцова Н.Ф. и Редина Е.
Учитывая знания Василия Кричевского в области этнографии и народного искусства, ему поручили создать как экспонат для этнографической выставки ХІІ Всероссийского археологического съезда в большом зале библиотеки университета, типовую украинскую хату Слобожанщины со всеми внутренними и внешними деталями.
В 1903г. в Полтаве был объявлен конкурс на строительство здания Губернского Земства. Проект Кричевского был назван «в стиле южнорусского ренессанса», основанный на традициях народной архитектуры и занял первое место. 24-летний архитектор-самоучка становится создателем украинского народного стиля в архитектуре.
Текущая работа над деталями проекта дома Полтавского Земства (теперь там располагается Полтавский краеведческий музей) и творческое сопровождение его строительства требовали присутствия Василия Григорьевича на месте строительства, и ему пришлось оставить работу в студии Бекетова и переехать в Полтаву.
Тем не менее, в течение 1903-1906 гг. он часто наведывался в Харьков, где у него оставалась семья, и где он имел собственный дом.
В один из приездов В. Кричевский построил единственный дом в стиле модерн по собственному проекту и по заказу соседки, вдовы коллежского асессора, О.И. Книтчер, которая жила напротив. Дом ассиметричен, а фасад дома украшают рельефные лягушечьи головки. Этот дом сохранился и относится к памятникам архитектуры. Сегодня это жилой дом по адресу ул. Котляревского № 14.
Интересно, что во всех домах, построенных Кричевским самостоятельно, нет ничего общего с бекетовскими зданиями. Проект Полтавского земства положил начало украинскому стилю в архитектуре. Более маститые коллеги вынуждены были придерживаться моды, установленной самоучкой без архитектурного образования.
В 1906г., закончив работу над проектом для Полтавы, вдохновленный успехами, Василий Кричевский окончательно покинул Харьков и вместе с семьей переехал в Киев. Украинский стиль пользуется успехом, он строит здание за зданием.
В 1917 году он выступил одним из основателей Украинской Академии искусств (с 1924г. – Киевский художественный институт), в 1917-1941 гг. преподавал архитектуру и композицию, профессор, доктор искусствоведения. Собрал значительную коллекцию произведений народного искусства. Работал над альбомом крестьянских домов Украины. Был одним из инициаторов создания в Киеве музея Т.Г. Шевченко. Один из авторов архитектурного комплекса «Тарасова Могила» в Каневе.
Василия Кричевского можно назвать автором первой украинской гривны: он разрабатывал эскизы для банкнот по заказу правительства УНР и президента М.Грушевского.
Михаил Грушевский именно Кричевскому поручил разработать национальную символику, считая, что тот сумеет найти лаконичные символы, передающие суть молодого государства. В 1918 году Кричевский предложил на утверждение «переработанный» трезубец киевского князя Владимира, который и стал официальным гербом Украины. В дальнейшем это обстоятельство не могло сработать в пользу художника.
Еще одно увлечение Кричевского – книги, оформлению которых отдано полвека. Первой работой была обложка альбома рисунков Мартыновича к «Энеиде» Котляревского (1903г.).
Грушевский также заказывал Василию Григорьевичу художественное оформление своего научного труда «Иллюстрированная история Украины», пообещав заплатить хороший гонорар, а Василий Григорьевич попросил всего 15 рублей (ежемесячное жалованье учителя составляло тогда 30 рублей).
В советское время значение В. Кричевского для художественной культуры и истории Украины всячески преуменьшалось – только из-за того, что ход исторических событий - Вторая мировая война, заставила старого Мастера осенью 1943 года эмигрировать в Венесуэлу, опасаясь гонений за пребывание на оккупированной территории и связь с лидерами УНР М. Грушевским и С.Петлюрой. В дороге погибли почти все работы Кричевского.
В. Кричевский в эмиграции, в чужом краю часто по памяти писал преимущественно украинские виды… отчий дом в Ворожбе на Сумщине, усадьбу деда в Лебедине, крестьянские дома Украины… в поздние годы – горные пейзажи Венесуэлы.
Родной брат Василия Кричевского – Федор – тоже живописец. Сыновья Василия Григорьевича Николай и Василий, а также дочь Екатерина Кричевская-Росандич, которая сейчас проживает в США - художники.
Умер великий художник в 1952 году 15 ноября за месяц до 80-летия в Каракасе (Венесуэла), похоронен в Нью-Джерси (США). В 1975 году его останки были перенесены на кладбище в Бавнд-Брук (США). Жена Евгения Щербакивская-Кричевская умерла в 1964г. Более полувека семья мастера не имела никаких контактов с Украиной.
Произведения В. Кричевского в основном находятся в зарубежных коллекциях: в ряде музейных собраний, в том числе в Украинском музее в Нью-Йорке, Музее культурного наследия в Киеве. Семья художника в 2003 году передала в дар украинским музеям более 300 работ, через год – еще 148 произведений.
Творческое наследие Василия Григорьевича Кричевского – это сотни полотен, эскизов, переплетов, десятки эскизов для помещений и декораций для кино.
В Харькове, в архитектуру которого Кричевский В.Г. внес немалый вклад, установлена мемориальная доска на здании радиотехникума (ул.Сумская,18). Инициаторами выступили сотрудники Харьковского художественного музея. Место выбрано не случайно. В помещении радиотехнического техникума раньше собирался съезд горнопромышленников России, в котором Василий Кричевский брал активное участие.
Мы помним и гордимся нашим великим земляком Василием Григорьевичем Кричевским. И как сказал Вольтер: «Великими людьми я называю только тех, кто оказал великие услуги человечеству».


Випуск №2 (2010р.)

/Files/images/vyistavki/Мечников.jpg


МЕЧНИКОВ ИЛЬЯ ИЛЬИЧ

(1845 – 1916)

Выдающийся ученый-энциклопедист, лауреат Нобелевской премии

«Короткую жизнь мы не получаем, а делаем ее такою; не бедны мы жизнью, а пользуемся ею расточительно. Жизнь длинна, если ею умело пользоваться»,- считал Сенека.
Этого мнения придерживался и наш знаменитый земляк Илья Ильич Мечников. Он утверждал, что человек может и должен жить не менее 120 лет, в течение которых сможет достичь полного цикла жизни, заканчивающегося естественной смертью.
Желание определить, что же отвечает в человеческом организме за процесс старения, найти, так сказать, «эликсир молодости» и послужило направлением научной деятельности ученого. Илья Ильич ставил цель выработать целостный взгляд на человеческое существование и поэтому в противоположность многим ученым, о которых можно сказать, что они шли как бы вдоль одной науки, не отходя в сторону и не уклоняясь, Мечников шел поперек многих наук: биологии, патологии, зоологии, эмбриологии, бактериологии, иммунологии, геронтологии. Переходя от одной научной дисциплины к другой, создавая новые отрасли и направления науки. Он был одним из последних энциклопедистов ХХ века. Илья Ильич Мечников относится к той категории ученых, которые на многие годы опередили свое время и чьи труды актуальны и сегодня. Мечникову все же удалось найти и доказать существование в организме человека таких систем, деятельность которых направлена на защиту организма и процесс его старения.
И.И.Мечников возглавляет список украинцев Нобелевских лауреатов. Хотя ни один из удостоенных Нобелевской премии не объявлял себя украинцем, да и государства такого на карте мира долгое время не существовало. Однако, Мечникова И.И. мы вправе считать гражданином Украины, ибо «малой родиной» его является Харьковщина.
Родился великий ученый в семье офицера царской охраны 3(15) мая 1845 года в селе Панасовка Купянского уезда Харьковской губернии (ныне с. Мечниково Двуречанского района Харьковской области). Семья Мечниковых по линии отца имела молдавские корни. Предок старинного дворянского рода Мечниковых имел фамилию Спотару, что означало «несущий меч», а переселившись в Москву, взял фамилию Мечников.
Мать, Эмилия Львовна, происходила из купеческого сословия. Ее отец – богатый еврей был табачным откупщиком в Варшаве, когда отошел от дел и переехал в Петербург, то занялся философией и литературой, был знаком с Пушкиным А.С. и И.А.Крыловым. Юная Эмилия часто танцевала на балах с Пушкиным А.С., о чем не раз с радостью вспоминала. Она была очень красивой женщиной, «очаровательная Эмилия Невахович – «Милочка», так называли ее и в старости. Всегда помнила, как однажды на балу Пушкин сказал ей: «Как Вам идет Ваше имя».
В семье Мечниковых было пять детей, и именно матери они обязаны своим образованием. Она материнским чутьем чувствовала, какие способности нужно развивать у каждого из них. Илья был самым младшим в семье, он то и прославил род Мечниковых. Но и братья его были не без таланта: просто в них были другие интересы.
Лев стал выдающимся географом, профессором, владел десятью языками, преподавал предмет в Швейцарии, был политэмигрантом, т.к воевал за освобождение Италии под руководством Гарибальди. Социолог, автор трудов «Японская империя» и «Цивилизация и великие исторические реки». Знаком был с Чернышевским и Герценым. Два других брата работали в судах. Преждевременная смерть одного из них послужила Льву Толстому (его другу) сюжетом для повести «Смерть Ивана Ильича». Сестра была талантливой пианисткой.
Зимой Мечниковы жили в Харькове, а летом в родовом имении. В отличие от взрослых, которые жили мечтой вернуться в Петербург, к прежней светской жизни, которой лишились из-за любви отца к азартным играм, самого младшего Мечникова вполне устраивала жизнь в деревне. Он часами мог наблюдать за букашками, бабочками и растениями. Призвание Ильи к науке проявилось очень рано. «Господин Ртуть», а именно такое прозвище в детстве получил мальчик от родных и было за что. Он был не только любознательным, но очень подвижным и активным. Илюша в раннем возрасте определился с выбором жизненного пути. Он не только любил наблюдать, ему очень хотелось делиться своими открытиями и с другими детьми. Чтобы слушатели не разбежались с лекции, Илюша платил им по 2 копейки.
Когда Илье было 11 лет, семья переезжает в Харьков на постоянное место жительство и селится на ул. Рождественской в двухэтажном особнячке (ныне ул. Энгельса №1, дом сохранился), в котором Илья Ильич проживал с 1856 по 1864 год. В 2002 году на доме установлена мемориальная доска.
Интерес к природе Илье привил и укрепил репетитор старшего брата, студент Ходунов. Мечников сразу поступил во второй класс 2-й Харьковской гимназии. Учась в гимназии, Илья организовал «Союз науки», где ребята читали серьезные книги, устраивали диспуты.
Естествознание влекло Мечникова. Гимназические программы не могли удовлетворить пытливый ум, ему было скучно. Учась в шестом классе гимназии, юный натуралист в качестве вольного слушателя начал дополнительно посещать лекции университетских профессоров по основам физиологии и сравнительной анатомии. С разрешения профессора Т. Щелкова он начинает работать в его лаборатории и изучать науку о тканях организмов человека и животных – гистологию.
В оригинале читал труды европейских светил в области философии и природоведения. Будучи 12-летним подростком, увлекается серьезной книгой как «История цивилизации Англии». Ее автор был сторонником изучения природоведения и расширения человеческого мировоззрения. Кроме ботаники и зоологии он с великим наслаждением изучает геологию. Результатом стала первая публикация в солидном московском журнале шестнадцатилетнего Мечникова критической статьи на учебник по геологии харьковского профессора И. Леваковского.
Закончив с золотой медалью 2-ю мужскую харьковскую гимназию, Илья решает продолжить учебу в Германии. Но задуманному не суждено было осуществиться, из поездки Илья привез только книгу Ч. Дарвина «Происхождение видов», оказавшую впоследствии большое влияние на формирование его взглядов. Мечников стал убежденным Дарвинистом. Уступив просьбам матери, которая не хотела, чтобы ее впечатлительный сын получил профессию врача, он становится студентом естественного отделения физико-математического факультета Харьковского университета.
Друг семьи, профессор Щелков, поняв склонность своего ученика к исследовательской работе, увлек его к изучению в своей лаборатории ресничной инфузории сувойки. И вскоре в солидном немецком журнале Илья публикует свою первую самостоятельную научную работу про одноклеточные организмы. Эта работа и сегодня актуальна: наличие этих организмов свидетельствует о качестве пресной воды.
Он торопился заняться «настоящей» наукой. Юноша словно был рожден для науки. Он отчисляется из университета и, подготовившись самостоятельно, экстерном за два года с отличием прошел четырехлетний университетский курс. По правилам тех лет, заканчивающие университет должны выполнить научную работу на звание кандидата наук. Мечников едет на остров Гельголанд, в восточной части Северного моря. Здесь находилась знаменитая биологическая станция молодых зоологов «Мекка и Медина». Эта поездка молодого ученого – пример бескорыстного научного подвига. Несмотря на серьезную материальную нужду он все же план научных занятий выполнил. В 19 лет выступил на первом в жизни научном собрании: Общенемецком съезде биологов и врачей с двумя интересными сообщениями. Именитые ученые аплодировали Мечникову. О слобожанском вундеркинде узнали не только в Петербурге, Москве, но и за границей. Он продолжает удивлять научные круги своими нестандартными возможностями.
О материальном положении Ильи Мечникова узнал Н.И. Пирогов, знаменитый русский хирург, который опекал молодых русских ученых за границей. Годовая стипендия 1600 рублей в год, назначенная юноше по ходатайству Пирогова, позволила молодому человеку посвятить себя научной деятельности и уехать на 3 года в Неаполь на зоологическую станцию.
Здесь Мечников знакомиться с зоологом Ковалевским А.О. и они начинают совместную научную работу. Эволюционное учение Дарвина требовало все новых и новых доказательств. Они доказали на основе эволюции единство происхождения животного мира. Таким образом, заложили основы новой науки – сравнительной эмбриологии, давшей теории Дарвина нужные факты. Ч. Дарвин высоко оценил достижения наших ученых
Профессиональный, научный и духовный рост молодого Мечникова проходил на удивление стремительно. Уже в 19 лет у него был диплом о высшем образовании, в 22 года, когда его однокурсники только оканчивали университет – Илья Ильич был уже признанным ученым, доктором зоологии. А в 25 лет основал новую отрасль в биологии – эволюционную эмбриологию и стал профессором.
Илья не по годам был серьезным человеком. Многие тогда подшучивали над ним, говорили, что женщинам он предпочитает личинок и червей. Нужно сказать, что Мечников был действительно не очень лестного мнения о женщинах. Казалось, что он совсем не интересуется женским полом, но это было не так. Он считал, что жену себе нужно «воспитать». Выбор пал на Людмилу Васильевну Федорович. Даже болезнь невесты (скоротечная чахотка) уже не могли изменить намерений влюбленного Ильи. Ему в голову пришла шальная мысль, что его чувство способно победить тяжелую болезнь. Вскоре после венчания в 1869 году Лю (так он нежно ее называл) скончалась.
Имя женщины, которая вернула к жизни И.И. Мечникова – Ольга Николаевна Белокопытова. Тяжело пережив горе, через два года, в 1875 году, он снова женился на своей соседке 15-летней Ольге Белокопытовой, с которой прожил больше 40 лет счастливо. Она оказалась такой женой, о которой он мечтал всю жизнь – трудолюбивой помощницей, верным другом и талантливым научным ассистентом.
Со своей стороны Илья Ильич помог Ольге Николаевне достигнуть того, о чем она мечтала в юности. Несмотря на то, что она принимала активное участие в научных работах своего мужа, основной ее специальностью стала живопись и скульптура. Ее мастерская в Севре (около Парижа) пользовалась большой известностью в среде живописцев и скульпторов.
Отношение к жене у Мечникова было очень трогательное и нежное. Гимном любви можно по праву назвать 400 писем Ильи Мечникова к «ненаглядной голубке Оленьке». Она пережила мужа на 28 лет. Детей у них не было. По воспоминаниям Ольги Белокопытовой «он считал преступным для сознательного человека производить на свет другие жизни». Однако с удовольствием принимал участие в воспитании братьев и сестер Ольги, когда они остались без родителей. И вообще Илья Ильич любил детей и всегда у него в карманах были конфеты для них. Любил посидеть у колыбели новорожденного ребенка.
Илья Ильич страстно любил жизнь, никогда не сидел без дела, везде и всегда находил себе занятия. В годы реакции 36-летний профессор вынужден оставить университет и поселиться в имении жены - с. Поповке. Здесь он сделал открытие, которое спасло не одно поколение людей от голода. Ему впервые в мире удалось найти биологический способ уничтожения грозного врага колосовых, хлебного жука - «кузьки», свекловичного долгоносика. Он вывел специальный грибок, т.е. распространил искусственную эпидемию.
Илья Ильич в свободное время любил послушать музыку, часто посещал оперу. Особенно любил Моцарта, Бетховена, Глюка. Из писателей предпочитал Гете, Шекспира, Тургенева, Л.Толстого, Золя, Мопассана, отрицательно относился к Достоевскому. Не любил стихов.
Стремительная карьера, признание в наивысших научных кругах дают Мечникову силы и вдохновение. Он имел огромную популярность среди коллег, студентов.
Строгий и беспристрастный судья в вопросах науки и общественного долга, с людьми ученый был полон исключительной мягкости, теплоты, внимательности. Друзья дали ему шутливое прозвище «мамаша». Учитель по природе, умел найти подход к молодым ученым и студентам, которые называли между собой ласково «мама Мечников».
Поскольку научные занятия прерывались политическими и социальными беспорядками в российской империи, сторонившийся политики ученый переехал в 1883 году в Италию. Именно там, на приморской даче, Мечников сделал открытие, которое прославило его имя на весь мир: создал фагоцитарную теорию иммунитета и доказал, что организм имеет способность защитить свою целостность и биологическую индивидуальность собственными силами, т.е. имеет иммунную систему. Только после открытия Мечниковым теории иммунитета этой проблемой всерьез занялись ученые разных стран. Без этой теории невозможно представить развитие биологии и медицины ХХІ века.
Очень разочарованный отношением в России к науке, Илья Ильич принимает предложение Луи Пастера и навсегда уезжает во Францию.
Илья Ильич Мечников был первым, кого Луи Пастер пригласил работать в свой институт. С 1888 года ученый работает в Париже. Здесь Мечников начал, наконец, работать в таких условиях, о которых мечтал. Пастер приветствовал каждое новое завоевание ученого в области науки. В 1905 году Мечников был назначен заместителем директора института. В организованной в институте лаборатории Мечников в течение 28 лет со своими учениками провел десятки тысяч опытов, развивая фагоцитарную теорию иммунитета, за что в 1908 году вместе с немецким ученым Паулем Эрлихом получил Нобелевскую премию
Илья Ильич по этому поводу иронизировал: «Нобелевская премия, подобно волшебному жезлу, впервые открыла миру значение моих скромных работ».
Он всегда защищал науку, которая «…без колебаний сохраняет слабых наперекор законам естественного отбора» и твердо был уверен, что «только наука может дать ответ на все «проклятые вопросы», дать человечеству счастье». Лишь наука определяет и указывает человечеству путь к правильной и рациональной жизни. «Науки не просто граничат одна с другой, а внедряются и проникают друг в друга»,- часто любил повторять слова Пирогова Илья Ильич. И не так уж важно какой из наук открытие принадлежит больше. Главное, что оно приносит пользу людям.
Мечников говорил про себя, что: «…я зоолог, который заблудился в медицине». Любовь к медицине, увлечение этой областью науки с годами не прошла. Не имея медицинского образования, Илья Ильич обогатил медицину многими открытиями, без которых не было бы ни антибиотиков, ни противоэпидемических вакцин.
Еще ранее он начал изучать заразные болезни человека и домашних животных вместе со своим учеником Н.Ф. Гамалеей. И с ним Мечников в Одессе создал первую русскую и вторую в мире бактериологическую пастеровскую станцию, где население могло прививаться от бешенства и сибирской язвы. Более того, ученый на себе ставил героические научные эксперименты, например, вводил в себя бактерии тифа, чтобы проверить эффективность вакцины.
Илья Ильич никогда не отрывал своих научных интересов от нужд и запросов практики. Изучая свойства бактерий чумы, и в частности длительность сохранения их живыми в трупах, погибших от чумы, Мечников преследовал чисто практические задачи. Результаты, полученные экспедициями, сослужили большую службу микробиологии и практической эпидемиологии. В том, что человечество преодолевает болезни и голод – бессмертная заслуга нашего знаменитого земляка.
Мечникова по праву считают основателем геронтологии – науки о продлении человеческой жизни. Старость – это тоже недуг, с которым можно и нужно бороться. В «Этюдах о природе человека» ученый не без основания утверждал, что долголетие во многом зависит от правильного образа жизни. В этой работе ученый развивает теорию правильного образа жизни, который победит дисгармонию человеческой природы и восстановит нормальный цикл жизни, ведущий к душевному равновесию. Велика заслуга Мечникова в том, что он был инициатором научного подхода в изучении таких важных явлений как жизнь и смерть.
Ученый предложил способ борьбы с гнилостными бактериями, которые также способствуют ускорению процесса старения – кефир. Этот продукт, изобретенный ученым, оказывает оздоравливающее воздействие на человеческий организм, но панацеей от всех болезней и средством продления жизни человека так и не стал. За свое изобретение ученый не получил ни копейки.
Исследования Мечникова заинтересовали Карассо, фармацевта из Барселоны. Он выписал из Пастеровского института штаммы молочнокислых йогуртовых культур – болгарской палочки и термофильного стрептококка. 1919 – Карассо начинает производство йогуртов и производит 400 горшочков йогурта в день. Продукцию он называет DANONE – уменьшительным именем своего сына Даниэля.
Связь с Родиной Мечников не прерывал. Помощь русской науке со стороны Мечникова была щедрой и разносторонней. Всегда следил внимательно за всем, что могло способствовать развитию науки в России. Он создал первую русскую крупнейшую школу микробиологов, иммунологов и патологов. В Пастеровском институте воспитал большую армию учеников. Среди них Недригайлов В.И. – один из создателей Бактериологического института в Харькове (ныне Институт микробиологии, вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова).
Ученый систематически переписывался с К.А.Тимирязевым, И.М.Сеченовым, И.П. Павловым, Н.А. Умовым, а также с Д.И.Менделеевым, Л.Толстым и многими другими передовыми людьми России.
Мечников всегда помнил свою «малую родину» - Харьков, в котором Илья Ильич вырос, выучился и получил путевку в жизнь, именно здесь проросли первые ростки его могучего дарования. Задолго до присуждения Нобелевской премии, Мечников был избран почетным членом Харьковского медицинского общества. Благодаря личным усилиям Мечникова члены данного общества знакомились с новинками биологической и медицинской литературы, ученый присылал в библиотеку общества и свои труды. Так, усилиями И.И. Мечникова и его учеников в Харькове в 1887 году был создан Пастеровский прививной институт – ныне Институт микробиологии и иммунологии его имени. Одно из старейших в мире научных учреждений противоэпидемического профиля хранит и развивает традиции ученых с мировым именем.
Илья Ильич активно помогал в приобретении оборудования для Пушкинского училища, торжественно заложенного харьковчанами в день 100-летия со дня рождения А.С.Пушкина.
Но и харьковчане хранят память о знаменитом земляке. В Харькове его имя носят переулок и научно-исследовательский институт микробиологии и иммунологии АМН Украины. 28 ноября 2005 года на перекрестке ул. Пушкинской и переулка Мечникова выдающемуся ученому поставили гранитный памятник работы скульптора С. Гурбанова.
Мечников Илья Ильич относится к тем ученым, открытия которого интересны и понятны людям далеким от науки. Его труды оказывали и оказывают огромное влияние на развитие науки. До сих пор разрабатывают вопросы, впервые поднятые Мечниковым. Его идеи и сегодня способствуют развитию многих отраслей биологии и медицины. Мечников писал: «Я очень хорошо знаю, что многое у меня гипотетично, но так как положительные данные добываются именно при помощи гипотез, то я нисколько не колебался в опубликовании их. Более молодые силы займутся их проверкой и дальнейшим развитием…».
Высоко человечество оценило титанический труд ученого. Кроме Нобелевской премии среди многочисленных наград и знаков отличия Мечникова – медаль Копли Лондонского королевского общества, степень почетного доктора Кембриджского университета. Он был членом Французской академии медицины и Шведского медицинского общества…
Умер великий ученый 2(15) июля 1916 года в Париже от простуды, которая переросла в бронхиальную астму и закончилась инфарктом. Похороны, согласно воле покойного состоялись без речей и без почестей. Урна с прахом, согласно его завещанию, хранится в библиотеке Пастеровского института.
Ушел из жизни великий ученый, положивший блестящее начало делу борьбы за здоровье человека, за продление его века. Клятву, данную в юности на верность науке, Илья Ильич свято выполнял всем великим трудом своей большой жизни. Имя Мечникова вошло в историю как имя одного из основателей современной биологии и научной медицины. Именем Мечникова названы улицы и площади, высшие учебные заведения, НИИ и больницы. Издано 16 томов его Академического собрания сочинений.
«Народы любят ставить памятники своим великим людям, но дела великого человека – это памятник, поставленный им своему народу». (С.Соловьев).


/Files/images/vyistavki/Сумцов_Микола.jpg


СУМЦОВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

(1854 – 1922)

Фольклорист, этнограф, литературовед, академик, один из наиболее известных ученых и общественных деятелей г. Харькова

«Культура – это память человечества о самом себе» (А. Тегин). Нужно беречь свидетельства народной культуры: обычаи, традиции, обряды, календарные праздники – это наше национальное лицо. Только государство, которое базируется на традиционных национальных ценностях, может обеспечить будущее своему народу.
Сохранению богатой украинской культуры посвятил свою многогранную научную и общественную деятельность фольклорист, этнограф, историк культуры, музеевед, искусствовед, академик Николай Федорович Сумцов. В конце ХІХ – начале ХХ века он был наиболее заметным ученым и общественным деятелем не только в Российской империи, но и далеко за ее пределами. Его знала вся научная общественность Европы. Среди тех ученых, которые на высоком профессиональном уровне представляли украинское народоведение в Европе, главное место занимает наш земляк Н.Ф. Сумцов.
Николай Федорович Сумцов очень любил Украину. Во всех своих научных работах, особенно по истории Украины и украинской культуре выступал последовательным украинским патриотом, приверженцем идеи украинского национально-культурного возрождения.
Родился ученый 6(18) апреля 1854 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного дворянина, Федора Ивановича, родословная которого корнями уходила в старинный казацкий род с фамилией Сумец. Четверть века Федор Иванович служил в Министерстве финансов в северной столице, все это время его не покидало заветное желание вернуться на родину в Украину.
Когда маленькому Коле исполнилось 2 года, семья переехала в Харьков и поселилась на Гончаровке по адресу: ул. Малая Гончаровка (у И. Шишова дом №32, а потом №38, и не известно дома или нумерация менялись), сейчас здесь проходит ж.д. линия. Николай Федорович любил Харьков, особенно его окраины, и никогда не думал променять свою любимую улицу на центр города. Здесь прошло его детство, юность. В последние годы жизни Сумцов преподавал в школе Червонных Старшин (ныне ул. Володарского, Апеляционный суд).
В 1856 году отец умер и мать, Анна Ивановна, на долгие годы стала верным другом, наставником Николая Федоровича. Она знала много народных песен, сказок, заговоров, прекрасно знала народную медицину и часто прибегала к ее помощи. Не случайно, в зрелые годы Н.Ф. Сумцов составит первую библиографию записей и исследований заговоров.
Харьков в то время называли «уголком Москвы», семья Сумцовых не была исключением и общалась на русском языке. Глубокие знания, интерес, уважение к русской и украинской культурам у Николая будут от мамы.
Решающую роль наш город сыграл в воспитании и образовании, а также в выборе жизненного пути будущего ученого. Среднее образование дала Харьковская 2-я мужская гимназия, которая воспитала плеяду выдающихся деятелей науки и культуры: Мечников И.И., Васильковский С.И., Потебня А.А., Семирадский Г.И., Лысенко Н.В. Закончил Николай Сумцов это уникальное в Российской империи среднее учебное заведение с серебряной медалью. Эту же гимназию впоследствии закончат его сыновья: Сергей, Дмитрий и Петр. Украинскую же словесность и язык, которые не входили в учебный курс гимназии, Сумцов изучал самостоятельно – читал произведения Г. Квитки-Основьяненко, И. Котляревского, Т. Шевченко…, интересовался украинским песенным творчеством.
Высшее образование дал Императорский Харьковский университет. Николай Сумцов избрал свою будущую профессию – историю литературы, этнографию, фольклористику в значительной степени под влиянием преподавателей гимназии: П.Б. Лукьянова, И.О. Мандельштама и др.
В университете на Николая Сумцова оказал значительное влияние его учитель и старший друг профессор А.А. Потебня, который был наиболее видной научной силой на историко-филологическом факультете за все столетие университета. Он читал лекции по русскому языку и в последние годы лекции по теории словесности, заведовал музеем изящных искусств и возглавлял Харьковское историко-филологическое общество, которое объединяло все творческие силы исследователей Слобожанщины. Александр Потебня был великим знатоком украинского языка. Ему принадлежат многочисленные основополагающие труды по истории старой украинской письменности и украинской этнографии. Вместе с языком он затрагивал общие вопросы об украинском национализме и защищал его с чисто научных взглядов. Николай Сумцов стал первым биографом и библиографом А. Потебни.
Ряд студенческих работ Сумцова получают одобрительные отзывы профессорского состава. За разработку темы «Исторический очерк христианской демонологии» удостаивается золотой медали факультета. При содействии своего учителя А. Потебни после окончания университета Сумцов продолжает учебу за границей – в Гейдельбергском университете (Германия). По возвращению в родной город, вся научная и педагогическая деятельность Сумцова была связана с Харьковским университетом. Первой темой докторской диссертации было исследование старинной украинской литературы и она была посвящена «Лазарю Барановичу». Защита не состоится по политическим мотивам. А сам Сумцов навсегда останется в глазах начальства на подозрении в «украинофильстве». В 1885 за диссертацию: «Хлеб в обрядах и песнях» получит докторскую степень.
Лекции профессора кафедры русского языка и словесности Николая Федоровича Сумцова всегда были на уровне современного ему академического литературоведения и отмечались широтой научных интересов, которые выходили за пределы собственно литературы и распространялись на искусство в широком понимании слова, этнографию, археологию, историю, фольклор.
Профессор Сумцов был первым, который посвятил ряд работ дорогому университету, которые содержат ценные воспоминания об этом высшем учебном заведении 70-80- годов ХІХ века, о порядке в нем, об организации учебно-воспитательного процесса, о настроениях студентов. Несколько очерков посвятил Василию Каразину и был инициатором открытия ему памятника. Памятник В. Каразину в начале ХХ века располагался в Университетском саду на месте нынешнего памятника Т.Г. Шевченко.
С Д.И. Багалеем опубликовал «Краткий очерк истории Харьковского университета за первые сто лет его существования».
Харьков в то время считался духовной столицей украинского национально-освободительного движения. Ячейкой сохранения национальной самобытности и духовности Слободской Украины на протяжении десятилетий оставался Харьковский университет. Сумцов принадлежал к числу самых активных деятелей движения за украинское национальное возрождение, в частности, Слободской Украины, он настойчивый и последовательный пропагандист украинского языка и литературы, украинского народного творчества. В то время, когда язык украинского народа официально был лишен права на существование, Николай Федорович Сумцов, понимая, что язык – основа культуры, стремился поднять украинский язык на государственный уровень. Он возглавил созданный им при университете Комитет защиты прав украинского языка. А перед этим в 1905 году в газете «Русские ведомости» опубликовал статью «Малороссийская цензура». Публикация имела широкий резонанс и обратила внимание мировой общественности на национально-культурное угнетение, которое испытывал один из многочисленных и старейших народов Европы. Благодаря этой статье царь был вынужден разрешить украиноязычную театральную и издательскую деятельность. Некоторые гражданские поступки ученого представляли собой незаурядное явление в общественной жизни, расценивались как политическая акция. Так, в 1904 году на ХІІІ археологическом съезде в Екатеринославле Сумцов с трибуны произнес речь на украинском языке. В 1907 году первым из харьковской профессуры впервые в Российской империи Сумцов начал читать лекции на украинском языке курс назывался «История малороссийской словесности». Понятно, что этот почин в тогдашних условиях не мог долго продолжаться. Но уже после февральских событий 1917 года ученый окончательно перешел на преподавание лекций и написание научных работ на украинском языке. В 1919 году Николай Федорович подписал письмо от имени Харьковского университета, где был сделан вывод, что Валуевский указ 1863 года нужно остановить, а значит остановить дискриминацию украинского языка.
В 1917 году в Харькове под давлением общественности Городская Дума открывает несколько украинских гимназий. Отдельные дисциплины в них преподавали Д.И. Багалей, Г.М. Хоткевич, Н.Ф. Сумцов. При городском коммерческом институте открываются постоянно действующие курсы украинского языка для учителей. Профессор читал лекции по украиноведению в Харькове и за его пределами.
Сумцов Н.Ф. первым из университетских ученых поставил вопрос о необходимости введения в учебные программы украинского языка и литературы, предметов, связанных с историей и этнографией родного края, Украины. В последние годы жизни писал учебники по украинскому языку, составлял хрестоматии, разнообразные пособия по украинскому языку. В 1922 году из-под его пера вышла «Хрестоматія з української літератури».
Главным направлением исследований профессора Сумцова была этнография, особенно фольклор. Его фольклорно-этнографические труды насыщены богатым фактическим и иллюстративным материалом.
С 1898 года - Сумцов председатель Харьковского историко-филологического общества при Харьковском университете, которое объединяло исследователей Слобожанщины. Сумцов работал в нем 17 лет секретарем и 22 года председателем (архив общества размещался по ул.Университетской № 13). Результатом работы общества были научные сборники – это бесценные краеведческие источники, редактируемые Сумцовым (из 12 изданных обществом томов «Сборника» 11 редактированы ученым). В 1892 г. по его инициативе возник педагогический отдел при историко-филологическом обществе и начато издание «Трудов» этого отдела.
Сумцов Н.Ф. в 1902г. занимался подготовкой очередного ХІІ Археологического съезда. На его плечи легли организационные, хозяйственные и научно-редакционные дела. Им была организована также выставка, которая произвела сенсацию: впервые на базе этнографического материала можно было получить комплексное представление о культуре Слобожанщины. После окончания съезда выставка стала основой для создания Этнографического музея при Харьковском университете (после революции это Музей Слободской Украины), который профессор Сумцов не только возглавил, но и фонды которого часто пополнял за свой счет.
Николай Федорович собрал уникальную коллекцию слобожанских писанок, эта коллекция хранится сейчас в Харьковском историческом музее. Он не только собирал писанки, но и сам умел их превосходно расписывать. Результатом исследований явилась работа «Пиcанки» (1891г.).
Историей и этнографией Слобожанщины Сумцов занимался всю жизнь. «Малую родину» ученый исследовал и изучал всю жизнь, объездив ее самые глухие уголки. Собранный им этнографический и фольклорный материал стал основой современного Исторического музея. Слобожанщину Сумцов изучал в комплексе, детально описывал, чтобы местные жители свободно могли ориентироваться в пространстве и времени. К обобщающей работе по этнографии «Слобожане» (1918 г.) ученый шел всю жизнь, скрупулезно собирая материал. Это энциклопедия народной жизни нашего края. Сумцов писал: "На цю розвідку я дивлюсь як на мій заповіт живим і ненародженим моїм землякам, слобожанам на Україні і не на Україні сущим".
Профессор Сумцов был первым историком, и одним из первых библиографов этнографической науки в Украине. Именно Сумцов одним из первых в Украине в 1895 г. опубликовал в журнале «Киевская старина» статью «Современная малорусская этнография», в которой выделил работы Ивана Франко-этнографа. Первым назвал нашего знаменитого земляка Г.Ф. Квитку-Основьяненко этнографом и не только обозначил, но и высоко оценил его вклад в этнографию.
Не ведя специальных украиноведческих курсов, профессор Сумцов фактически занимался со своими учениками украиноведением. Он со своим учителем А. Потебней поощряли Дмитрия Яворницкого, впоследствии летописца Запорожской Сечи, к штудированию украинского фольклора и этнографии, к работе сначала в студенческом кружке, а со временем и в Историко-филологическом обществе при Харьковском университете.
Особенно Николай Федорович уделял внимание местной этнографии. Он поддерживал слобожанских краеведов, привлекал к работе в Харьковском историко-филологическом обществе, рецензировал и помогал публиковать собранный ими материал.
Ученый в течение более 40 лет еженедельно печатал статьи краеведческого характера на страницах газет и журналов: «Киевская старина», «Харьков», «Южный край»…, стремясь пробудить у людей интерес к «малой родине», увлечь историей и этнографией родного края, сбором фольклорно-этнографического материала.
Николай Федорович считал необходимым привлекать к украинской тематике не только ученых, которые жили и работали в Харькове, но и передовых ученых России и Европы.
С конца 80-х годов ХІХ века имя Сумцова стало широко известно за пределами Украины. С ним переписывались и поддерживали связь болгарские, польские, чешские ученые, обращались за помощью и всегда ее находили начинающие этнографы. Он стал признанным авторитетом в области этнографии. О чем говорит тот факт, что именно Сумцову, ученому из провинциального университета редакция наилучшей российской энциклопедии Брокгауза и Эфрона предложила написать все статьи по «малорусской и юго-славянской этнографии и словесности». Ученый впервые в отечественной науке в этом издании создал малую энциклопедию этнографических понятий и предметов. Подобных статей советские энциклопедии не имели.
Профессор Сумцов продолжал заниматься краеведением даже в опасные для такой деятельности годы: революция 1917 года, Гражданская война.
Н.Ф. Сумцов при жизни был признанным ученым. За блестящие рецензии работ этнографического содержания Н.Ф. Сумцов награждался золотыми уваровскими медалями РАН. А в 1916 г. за значительные заслуги в развитии этнографии как науки (и, в особенности, украинской) ему была присуждена высочайшая награда Императорского Российского географического общества – Большая золотая медаль.
Н.Ф. Сумцов – ученый с широким кругом интересов оставил богатейшее творческое наследие. Его перу принадлежат сотни научных работ по проблемам украинского фольклора и этнографии, народного искусства, истории украинской и русской литературы, изобразительного искусства, славяноведения, педагогики, насчитывающее свыше 800 опубликованных статей, монографий, рецензий и около 70 печатных листов неопубликованных работ. Н.Ф. Сумцов самый плодовитый за всю историю существования университета ученый (его библиография 1544). Многие недоброжелатели, да и доброжелатели, удивляясь такой трудоспособности, говорили, что ученый идет только вширь, а не вглубь. Николай Федорович сумел доказать обратное.
Интересы профессора лежали не только в плоскости этнографии, он занимался созданием систематизированной истории украинской литературы 17 века, 18-20 веков, кстати, Сумцов одним из первых украинских ученых, который заинтересовался творчеством Г.С. Сковороды. Посвятил ряд работ исследованию жизни и творчества украинских писателей: Г.Ф. Квитке-Основьяненко, И. Котляревскому, П. Кулишу, М. Старицкому, И. Манжуре, Б. Гринченко, А. Олесю, И. Франко, а Т.Г. Шевченко ученый посвятил более двадцати научных работ. Сумцов раскрыл богатство русской литературы ХІХ века. В особенности он склонялся перед фигурой А.С. Пушкина, издав две фундаментальные монографии о нем - «Этюды об А.С.Пушкине», которые построены на сопоставлении стихов поэта с малороссийской поэзией. Для ученого с детства были одинаково дороги украинская и русская культуры. Одна из его работ так и называется «Пушкин и Шевченко».
Сумцов прекрасно разбирался в мировом искусстве и посвятил ряд работ этой теме. Из мирового изобразительного искусства Николай Федорович выделял пору итальянского Возрождения и в особенности Леонардо да Винчи, написав основательную монографию (1900 г.). Лучшей книги о великом флорентинце в Украине еще не было.
Одной из интересных работ ученого является работа, посвященная специфическим особенностям театрального искусства – статья «Два слова о малорусской драме (газета «Южный край, 1907 г.), в которой автор подчеркивает решающую роль украинского театра в возврате к своим корням, языку, национальному менталитету.
Наряду с интенсивной научной деятельностью профессор Сумцов вел активную общественную и научно-просветительскую деятельность. Он был авторитетным общественным деятелем и, будучи в течение четырех столетий гласным Харьковской городской думы, много сделал для нашего города.
Для детей городской бедноты по его инициативе было создано Пушкинское народное сложное училище, где сам же состоял попечителем (сейчас это ПТУ-41 в Мало-Панасовском переулке, №1.) При создании училища Сумцов также взял на себя все хлопоты, связанные со строительством здания этого учебного заведения.
Ученый состоял членом уездного и городского училищных советов. Инициировал учреждение школы в приюте Дмитриевского приходского попечительства. Благодаря Сумцову впервые в Харькове учреждено Общество пособия нуждающимся учащимся при 14 городском приходском училище и Харьковской 2-й мужской гимназии. Он написал ряд работ по педагогике, а для детского чтения профессором издавались маленькие сборники стихотворений Жуковского, Пушкина, Полонского…
Сумцов Н.Ф. считал необходимым просвещать народ, знакомить его с лучшими образцами мировой культуры. Талантливый популяризатор читал публичные лекции с неизменным успехом в различных учреждениях Харькова, Москвы, Полтавы, Ростова. На них даже приходили люди далекие от науки. Деятельно участвовал в работе издательского комитета Харьковского общества грамотности. Постоянно помогал просветительским кружкам в городе и на селе. Предавал огромное значение проведению народных чтений. В помощь их проведению составлял брошюры «Пособие для устройства общедоступных научных и литературных чтений». Много сделал, будучи во главе комиссии по устройству публичных чтений для женщин. Да, и сам активно участвовал в чтениях общества грамотности и библиотечных.
Что касается участия в местных общественных делах, то профессор Сумцов был одним из учредителей общественной библиотеки (ныне Харьковская государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко). Содействовал организации передвижных народных библиотек и музеев на селе. Для улучшения и развития библиотечного дела посвятил ряд статей.
В 1920 году по инициативе губернского комитета по искусству и под управлением Николая Сумцова был основан Музей Слободской Украины им. Г. Сковороды. Сумцовский музей в отличие от музейной практики того времени ориентировался не только на комплектование памяток народного искусства, но широко представлял направления материальной и духовной культуры Украины. Сейчас это Харьковский исторический музей, который имеет наибольшее в Украине собрание экспонатов.
Сумцов был генератором идей. Конечно же, он не мог физически сам воплотить их все в жизнь. Но он умел увлечь единомышленников, которые с успехом его идеи реализовывали, как в случае с идеей создания «Истории города Харькова за 250 лет его существования». Д. Багалею и Д. Миллеру ученый даже передал часть материалов для работы над монографией.
Как гласный Думы интересовался санитарным состоянием города, экологической ситуацией, развитием сети охраны здоровья и народного образования, проблемами культурной жизни города. Сумцов занимал видное место в обществе, что помогало, безусловно, решать разные важные проблемы. Так, на заседании Городской думы 19 октября 1906 года профессор Н.Ф. Сумцов доложил о необходимости создания в Харькове глазного лечебного учреждения, ввиду огромной потребности населения в специализированной помощи. На Москалевке, в арендованном помещении в 1908 г. была открыта лечебница имени Л.Л. Гиршмана на 10 коек, а Гиршман избран Почетным гражданином Харькова.
Много полезного сделал ученый для родного города. Благодаря Сумцову здание Художественного училища (сегодня Академия дизайна и искусств) было оформлено молодым художником Жуковым в стиле «украинского модерна». Николай Федорович - одним из организаторов художественно-промышленного музея, Народного Дома. По инициативе ученого приступили к облагораживанию Карповского сада, озеленению города. Его интересовала судьба малолетних бесприютных сирот, разнообразные вопросы приходилось решать такие как канализация Благовещенского базара…
Никто не сделал для русской культуры в Харькове больше, чем Сумцов: памятники Пушкину и Гоголю, улицы названы в честь выдающихся русских писателей…
Подчеркивая мировое значение кобзарства, которое есть исторической памятью украинского народа, Сумцов немало сделал для возрождения, развития, защиты этого вида искусства.
Сумцов был человеком необыкновенно популярным в Харькове. Будучи членом многих комиссий, комитетов, Сумцов работал с полной отдачей. Недаром харьковчане выдвигали его кандидатуру на пост городского головы, но он отказался в пользу своего коллеги А. Погорелко, который действительно оказался хорошим мэром.
Еще при жизни Сумцов стал классиком отечественной и мировой этнографии, и к нему пришла мировая слава и признание. Положил начало научного украиноведения, был талантливым исследователем народной поэзии.
Об авторитете Сумцова говорит тот факт, что он был членом-корреспондентом Петербуржской академии наук, академиком Всеукраинской академии наук, членом Чешской академии наук и искусства, действительным членом Научного общества имени Т.Г. Шевченко. Ему посвящали научные сборники, заказывали статьи и рецензии, награждали золотыми медалями. Он общался с выдающимися учеными своего времени. Лучшие университеты считали за честь иметь в фондах своих библиотек его работы. Значительный интерес для современной науки составляет научное наследие Сумцова по проблемам истории Украины, ее культуры и языка.
Николай Федорович Сумцов объездил пол-Европы, владел десятью языками, но всегда был душой и сердцем с Харьковом.
Профессор Н.Ф. Сумцов умер в ночь с 13 на 14 сентября 1922 года в своем кабинете с книгой в руках. Николай Федорович похоронен на Усекновенском (1 городском) кладбище, а потом могилу перенесли на 13 кладбище. На надгробии нет креста и неправильно указана дата смерти: 1921 год.
Четкая и последовательная гражданская (даже не политическая) позиция, любовь ко всему украинскому привели к тому, что при царе к нему был приклеен ярлык «украинофила», а в советское время «буржуазного националиста». Поэтому на имя Сумцова долгое время было наложено негласное табу, его работы находились в спецфондах, не переиздавались, и даже запрещено было ссылаться на них. Ученый считал, что наука должна развиваться вне партий. В своих публикациях он не посвятил ни строчки марксистско-ленинскому учению, но украинскую национальную идею отстаивал последовательно и непримиримо. Он понимал, что научными выводами можно сделать не меньше, чем открытыми протестами. Но в то же время Сумцов не был пассивным наблюдателем.
Фактическое возвращение имени Николая Сумцова широкой культурной и научной общественности произошло только в начале 90-х годов ХХ века.
Сейчас уже можно познакомиться с некоторыми работами ученого. С 1995 года на базе Харьковского исторического музея проводятся Сумцовские чтения, одна из улиц Харькова носит его имя, есть мемориальная доска на здании городского архива.
Н. Сумцов принадлежит к выдающимся деятелям в истории украинского народа. Такие люди как Николай Федорович Сумцов не дают нам забыть свои корни, свою культуру. Именно глубокие знания украинской традиционной культуры привели Николая Сумцова к выводу, что «жизнь на Украине должна пойти другим путем. В первую очередь, нужно обратиться к возрождению и распространению национального украинского чувства и сознания». Прошло столетие, но эти слова исследователя, к сожалению, и до сих пор остаются актуальными. Немало идей великого ученого-народоведа важны и сегодня, когда заданием каждой нации становится сохранение собственной идентичности, а этому способствует не изоляция и консерватизм, а глубокое изучение генетического культурного кода, пропаганда своего родного. Мы, потомки, присоединяемся к словам Х.Д. Алчевской, сказанные в адрес Н.Ф. Сумцова: «…Вас навіки не забудуть в історії перших кроків нашої народності!».


Випуск №1, частина друга (2009р.)

/Files/images/vyistavki/Попандопуло1.jpg

ПОПАНДОПУЛО ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

(12.11.1882 - 15.02 1938)

Профессор, основатель первого государственного родильного дома в Украине, основатель новой отрасли в медицине – женской урологии

„...Яке велике торжество в світі – народження людини. Яка краса і диво!”, - считал Александр Довженко. Условия, в которых появляется на свет ребенок должны соответствовать необходимым требованиям. И это возможно лишь в условиях государственной акушерско-гинекологической больницы, или просто - роддома.
Ситуация в стране в послереволюционные годы была тяжелая. Больниц и родильных домов катастрофически не хватало. О какой системе цивилизованного родовспоможения можно было говорить?! В то время 98% родов проходили без современной медицинской помощи. Обходились, в основном, помощью бабок-повитух (не следует путать с повивальными бабками – людьми, имеющими специальное медицинское образование).
Отсюда рост смертности среди рожениц и масса послеродовых осложнений. «Когда рождается ребенок, жизнь матери в опасности»,- утверждали мудрецы. И часто после тяжелых родов у женщин возникали страшные патологии. Лечить таких больных было не престижно, невыгодно и, если смотреть правде в глаза, в то время просто безнадежно.
Взяться за подобное дело мог лишь такой бессребреник как Попандопуло Иван Васильевич. Вернувшись в 1921 году тяжело контуженым с фронта на костылях, молодой врач, повидавший столько крови, страданий, горя и смертей, решил для себя: «Хватит! Хочу давать людям жизнь!».
На личные средства И.В. Попандопуло, с помощью сестры, жены и брата-студента, пожертвовавших собственную мебель, посуду, постельное белье, был открыт в Украине первый родильный дом №47 (позже 15-й) на Москалевке по ул. Сирохинской №7 (ул. Черепановых №7). Главным врачом назначен И.В. Попандопуло. Вскоре роддом был признан лучшим медицинским учреждением своего профиля. Интересуясь передовыми достижениями мировой медицины, И.В. Попандопуло внедрял многие из них в повседневную работу, занимался вопросом обезболивания родов, изучая его историю, начиная от Гиппократа и считал что за ним будущее.
Им заложены основы развития новой отрасли - женской урологии, а точнее, он работал над особо актуальным ее вопросом – лечение свищей мочевого пузыря. Они возникали преимущественно после трудных родов при отсутствии квалифицированной акушерской помощи. Поэтапно разработал методику оперативного лечения свищей мочеполовой сферы у женщин. Операции эти считались очень трудными, кропотливыми, требующими значительного времени и усилий и заканчивались чаще всего неудачно… Десять лет кропотливого труда, напряженного поиска, раздумий. Не стремясь к сиюминутному результату, ученый скрупулезно, до мелочей, отрабатывал каждый этап операции, после которых наступает стопроцентное излечение. Попандопуло разработал методику и написал уникальный труд всей своей жизни на эту тему, но при аресте этот уникальный труд был уничтожен работником НКВД, несмотря на мольбы жены.
Чтобы жить поближе к больнице профессор отказался от квартиры в центре города (жил на ул. Октябрьской революции № 21). "Больница – это моя жизнь… Каждую минуту я могу быть нужен там…",- говорил Иван Васильевич.
Семья Попандопуло таскала воду, колола дрова, в то время как он спасал жизни тысяч женщин и писал уникальные научные труды. Характерной особенностью больницы было то, что на такое количество пациентов не было ни одного смертного случая. В этом важную роль играло внимательное и заботливое отношение медперсонала к своему делу.
Везде была видна заботливая рука и больные производили приятное впечатление. Больница перебивалась своими средствами, очень туго, но все же сводила концы с концами. Единственный ресурс – это платные больные, но их всего 40 человек. Больше всего больных бесплатных. Деньги тратились экономно и шли на улучшение питания больных.
Ивана Васильевича часто можно было встретить во время рабочего перерыва на заводе «Свет шахтера». Он беседовал с молодыми работницами о важности личной гигиены, о необходимости регулярных обследований у врача, о недопустимости абортов. Харьковские газеты помещали его публикации на эти темы. Время Ивана Васильевича всегда было рассчитано буквально по минутам. А успевал он очень много: бесплатно консультировал маленьких пациентов «Капли молока», больных 1-й поликлиники общества «Допомога» и 12 больницы санчасти ГПУ, членов Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Активно и деятельно участвует в работе комиссии Наркомпроса по заразным болезням, научного совета Охмадета. Его усилиями при 15-й больнице открываются курсы повышения квалификации акушерок, т. к. хорошо обученный медперсонал для него значил очень много. Его называли «кудесником из Москалевки». Еще в 1928 году его имя было внесено в сборник «Ученые СССР». Иван Васильевич занимался преподавательской деятельностью.
Его усилиями была открыта первая в Харьковской области « хата-родилка» в с. Гавриловка. Понимая необходимость повышения квалификации сельских врачей, выступал на научно-учебных конференциях по обмену опытом. Его знал и уважал весь довоенный Харьков. И ныне во многих семьях живет благодарная память о профессоре. С благоговением произносили его имя простые крестьянки Сумщины, Полтавщины, Донетчины, Луганщины и, конечно, ставшей ему родной Харьковщины, по праву читая своим спасителем. Ни в каком деле мелочей для него не существовало.
В его доме (ул. Октябрьской революции №21) все было подчинено его работе, хотя у каждого были свои увлечения и заботы. Первой помощницей мужа была, конечно, Юлия Николаевна. Они всегда кому-то помогали, потому что не могли пройти мимо чужого горя. После смерти от дифтерита пятилетней дочери у супругов Попандопуло детей не было.
Сын простого крестьянина с Кубани (в семье он был вторым ребенком и подавал большие надежды) сумел, несмотря на безденежье, закончить медицинский факультет Харьковского университета. Добывал деньги для учебы как только мог: пел в церковном хоре, зарабатывал сеансами массажа, служил на «скорой помощи». Долгие годы в доме ученого среди прочих реликвий хранилась благодарность, полученная Иваном Васильевичем от правления Общества скорой медицинской помощи за подписью его председателя, заслуженного профессора И.А. Оболенского. В ней выражалась глубокая признательность молодому доктору за добросовестное и корректное исполнение своих обязанностей.
Революцию 1917 года принял с восторгом. «Это – моя власть», - говорил Попандопуло. И пошел добровольцем на фронт защищать «свою» власть. Спустя двадцать лет «Те злые дни, когда ломали крылья, когда никто не знал своей вины,…» - охарактеризует кровавое тоталитарное лихолетье поэт О.Э. Мандельштам. 30 декабря 1937 года выдающегося ученого, непререкаемый авторитет в медицинском мире, автора около сорока научных работ объявили врагом народа, греческим шпионом и арестовали, но не подвели ни родные, ни верные друзья. Не боясь никаких последствий, направил в органы НКВД блестящую характеристику на Ивана Васильевича Попандопуло главврач 9-й больницы профессор Александр Иванович Мещанинов. Не раздумывая, приняла жену опального ученого на работу в свою больницу профессор Евгения Григорьевна Щербина. Через месяц после ареста Ивана Васильевича Попандопуло расстреляли. Лишь в 1955 году родные получили справку о посмертной реабилитации.
Через много лет на фасаде дома №7 по ул. Черепановых была открыта мемориальная доска в честь первого главврача этого лечебного учреждения. Так была увековечена память ученого. Его научное наследие становится достоянием новых и новых поколений ученых, а будущие врачи овладевают знаниями по учебникам, в которых есть ссылки на труды И.В. Попандопуло… Над такими людьми время не властно.


/Files/images/vyistavki/Рубинштейн.jpg

РУБИНШТЕЙН ИДА

(ЛИДИЯ ЛЕОНТЬЕВНА РУБИНШТЕЙН)
(1885 – 20.09.1960)

Знаменитая танцовщица, актриса, режиссер, меценат.

В 16 веке Иду Рубинштейн сожгли бы на костре как еретичку и блудницу. Сегодня она была бы триумфаторшей-супермоделью. Ей платили бы сказочные гонорары и кляли на чем свет стоит. Толпа не любит тех, кто не похож на нее.
Яркая индивидуальность, «отличность» от других проявлялась во всем, начиная с внешности. «Богиня. Гордый тюльпан», - так охарактеризовал ее известный художник Л. Бакст. Более точного сравнения трудно придумать. Оно соответствовало не только внешности Иды, но и ее жизни.
Лидия Рубинштейн, по-домашнему – Ида, принадлежала к богатой торговой династии, семье потомственных почетных граждан г. Харькова. Она была внучкой основателя первого в Харькове банкирского дома «Роман Рубинштейн и сыновья». Отец и дядя Адольф - основатели и владельцы пивзавода на Баварии. После смерти главы банкирского дома его капиталы унаследовали сыновья Леон и Адольф, которые продолжили дело отца. Коммерческое дело их разрасталось, так что у них появилась возможность завязывать коммерческие отношения с главными торговыми пунктами и столицами Западной Европы. Дела шли хорошо. Они владели в Харькове многими участками, домами. Им также принадлежали земли на Григоровке и в Ясной Поляне. Ида получала все самое лучшее. Она освоила несколько языков, прекрасно знала античную историю, была начитана.
Семья Рубинштейнов внесла огромный вклад не только в развитие экономики города Харькова, но и культуры. Леон и Адольф стояли у истоков Русского музыкального общества во главе со Слатиным И.И. Благодаря финансовой поддержке известных меценатов Рубинштейнов, которые захотели иметь в заведении (Харьковское музыкальное училище) собственных стипендиатов, удалось открыть класс духовых инструментов. Этот класс был гордостью харьковских музыкальных классов. До этого в российские оркестры для игры на деревянных духовых приглашали, как правило, иностранцев. В Ясной Поляне действовал летний домашний театр («Зеленый театр»), выступать на сцене которого считали за честь многие именитые артисты Харькова, Москвы, Петербурга. Приезжали иностранные знаменитости.
Творческая атмосфера царившая в доме повлияла на выбор Иды Рубинштейн. Увлечение театром переросло в дело всей ее жизни. Неожиданный визит в провинциальный Харьков блистательной Сары Бернар только укрепил сознание правильности выбора: «Я буду актрисой. Я буду Сарой Бернар».
Сдавшись под волевым напором Иды, родственники разрешили ей поступить в московское Императорское театральное училище. Там от знаменитого педагога Ленского она заслужила лестный отзыв: «Вы – вторая Сара Бернар!».
Сам К.С. Станиславский (имение его брата Алексеева было по–соседству с имением Рубинштейн) тотчас позвал ее в труппу и был неприятно удивлен отказом: не в меру начитанная девица сочла его методику… устаревшей.
Люди, способные почувствовать и оценить незаурядный талант актрисы, принимали ее на «ура». Профессионалы говорили о ней с величайшим уважением. Для таких как Ида пишут роли, потому что самое их движение, их способ передачи ощущения – это есть искусство. Она представляла интересный материал, из которого можно слепить особенный сценический образ. Большой силы впечатления Ида Рубинштейн добивалась самыми экономными средствами. Каждая линия продумана и прочувствована. «Она прекрасна чересчур, словно настойка ядовитых благовоний», - придумал для будущей рецензии поэт и художник Ж. Кокто.
Едва появившись в обществе, она заставила говорить о себе не просто как о красивой женщине – как о фантоме. Ее внимание старались привлечь многие великие того времени. Ради нее финансировал «Русские сезоны» в Париже румынский князь.
С 1909 года Ида работает у Дягилева. Он решил ее показать в новом балете «Клеопатра» на парижских подмостках. Неожиданно она затмила саму Анну Павлову.
Мечта великого балетмейстера М. Фокина в лице Иды осуществилась. Он нашел танцовщицу, которая будет танцевать «Всем своим телом». Только подумать, в 25 лет начала брать уроки хореографии у великого балетмейстера, новатора, и благодаря фантастическому упорству добилась успеха и триумфа. Ее карьера началась с роли Саломеи (балетмейстер Фокин). «Танец семи покрывал» стал ее звездным билетом. Станиславский дал высокую оценку ее выступлению. Успех был ошеломляющим. Зрители на ее спектаклях были полностью под гипнозом ее таланта.
В арабских сказках «Тысяча и одна ночь» тюльпан говорит кубку: «Я опьяняю не касаясь губ!». Это про Иду Рубинштейн. Успех был огромный и скандальный. Необычной была ее внешность и необычной была ее слава.
Знаменитый театральный художник Л. Бакст придумывает потрясающие костюмы для все новых и новых ролей. По заказу известного итальянского писателя Д`Аннунцио написал картину «Мученичество святого Себастьяна».
В. Серов восхищался острыми очертаниями полумальчишеского тела. Он находил, что рот у Иды «рот раненой львицы». Портрет «Обнаженная женщина, сидящая на голубой постели» был написан быстро, без малейших переделок. Удачно соединив воедино древность и авангард. Библейская красота Иды Рубинштейн никого не могла оставить равнодушным.
Граф Роббер де Монтескье преподнес Иде свой поэтический сборник «Красный жемчуг». Посвящали свои произведения и писали по ее просьбе известные и знаменитые писатели, драматурги: Д`Аннунцио, Кокто, А. Жид, композиторы: Дебюсси, Стравинский, Равель.
Морис Равель в 1928 г. по просьбе И. Рубинштейн сочинил шедевр ХХ века «Болеро». Почти в 50 лет Ида впервые в жизни примерила пуанты. Ее ужасно ругали, но она не смущалась и упорствовала. И родился шедевр «Болеро» Равеля, которое она станцевала на столе…
Великая Сара Бернар сама захотела познакомиться с Лидой из Харькова. Написала, что под ее руководством «изумительная артистка станет гениальной». Рубинштейн не пыталась подражать своему кумиру, но достигла вершин.
«Я горю, но не сгораю!», - говорил тюльпан пылающему очагу в сказках «Тысяча и одна ночь». Ида Рубинштейн была очень активным человеком, стремилась полней реализовать себя. Она играла на сцене, в кино, создала собственную труппу. Организовала вокруг себя самых талантливых, артистов, композиторов, режиссеров. Ида была неравнодушна к людям. Сколько звезд зажглось в ее труппе и сколько первоклассных партитур увидело свет. Прекрасной Иде не отказывали, а деньги ее «мужа» Гиннеса позволяли не скупиться на гонорары.
Чисто купеческая жилка не позволяла бросать деньги на ветер, а вкладывать в дело. В груди эксцентричной Иды билось большое доброе сердце. Она умела быть благодарной, благородной, внимательной, чуткой к близким, друзьям и вообще к людям.
Добровольно оставалась в тени вдохновительница «Болеро». Задумала смертельно больному другу Равелю доставить редкостное удовольствие: поездку в страну его грез, Испанию, а вслед за тем – путешествие по Марокко.
Продлила на сколько могла жизнь Сары Бернар. Ухаживала и кормила из ложечки тяжело больную актрису. Во вторую мировую войну открыла частный госпиталь. И до конца жизни переписывалась с солдатами, которых выходила.
У нее и отдых был необычный и очень активный. Любила путешествовать по самым диким и опасным уголкам планеты. От Африки до Заполярья.
На старости лет ту, которую звали лицом эпохи волнует проблема бедности. Это ее-то, чьим манифестом была кричащая роскошь. Газеты писали, что Рубинштейн пожелала, чтобы цветовая гамма сада вокруг ее дома могла меняться в зависимости от ее туалета. Все растения были высажены в специальные лотки. Местные бедняки ее боготворили. Последние годы жизни посвятила благотворительности без суеты и выставления напоказ.
Смерть Иды Рубинштейн от сердечного приступа наступила неожиданно 20 сентября 1960 года. В ее завещании очень строго оговаривались похороны и все, что с ними связано. Та, что так желала славы и ажиотажа вокруг себя, отказывалась от прежних притязаний. Запрет на извещение о смерти, полная тайна времени кремации и захоронения, на памятнике – никаких надписей, ни имени, ни дат. Только две буквы: «I.R.». Ида Рубинштейн ушла также неподражаемо, как и жила. К ее имени всегда будут искать особенное прилагательное. Таинственная, легендарная, неповторимая… И это будет правдой.
По легенде бокаловидные цветки тюльпанов в плотно сомкнутых лепестках несут счастье и радость людям. Ида Рубинштейн посвятила себя всю без остатка служению людям. Она подарила нам пламенную жизнь. Взамен мы подарили ей фактически полное забвение. Мы должны выражать признательность свободным личностям, жившим для того, чтобы выразить себя. Подобно тому, как ботанический сад украшают диковинные растения, так нашу жизнь – уникальные люди.


/Files/images/vyistavki/Синельников2.jpg

CИНЕЛЬНИКОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

(17.02.1855– 19.04.1939)

Актер, режиссер, антрепренер, педагог, народный артист РСФСР, народный артист УССР, реформатор провинциального театра

„Ум человеческий никогда и ничего благороднее и полезнее театральных зрелищ не изобретал, как для усовершенствования, так и для очищения нравов”,- утверждал Вольтер. Синельников Н.Н. прожил долгую жизнь, и шестьдесят пять лет из нее отдал театру. Великий режиссер верил в воспитательную миссию, в высокое предназначение театрального искусства в жизни общества, поэтому считал, что театр должен быть общедоступен и высокого качества.
В те далекие годы жизнь провинциальных театров всецело ориентировалась и зависела от кассы (для городской казны театры были статьей дохода). Поэтому работали они в авральном режиме. Это влекло за собой бесконечные премьеры и удовлетворение вкусов невзыскательной публики низкопробными мелодрамами и водевилями. В таких условиях талант задыхался, актеры уродовали свои дарования, делаясь равнодушными к вопросам искусства и превращаясь в ремесленников. О каком высококачественном репертуаре, игре актеров могла идти речь? Эти недостатки театрального процесса на себе испытал сам Николай Николаевич Синельников.
Харьковский театр – первый, с которым познакомился Н.Н. Синельников. Ему суждено было попасть в театр, который и стал делом всей его жизни, его судьбой. Н.Н. Синельников родился 17 февраля 1855 года в семье небогатого уездного учителя, под Харьковом. Вскоре после того как он был определен в гимназию, отец его умер. Малолетний Николай оказался основным работником в семье. У мальчика был красивый голос (вначале альт, позднее тенор), хороший музыкальный слух и его с первого класса зачислили в церковный хор и как солисту назначили жалованье – двадцать рублей в месяц.
В 1873 году, по окончании гимназии, Синельников поступил в студенческий хор, пользовавшийся большой популярностью в Харькове. Это обстоятельство привело его в театр, но уже не в зрительный зал, а за кулисы. В хоре Синельников обратил на себя внимание осмысленным поведением на сцене, и ему стали поручать бессловесные рольки в драмах и комедиях. И как это часто бывает, Николаю 1 января 1874 года пришлось срочно заменить заболевшего актера в водевиле „Простушка и воспитанная”. Уже в первом своем выступлении Синельников проявил творческую инициативу и обнаружил комедийный характер дарования. Вскоре был зачислен в труппу харьковского театра (ныне театр им. Т.Г. Шевченко).
Николай Николаевич вспоминал, что в то время никто молодыми актерами не руководил, в выборе правильного пути они были, в сущности, предоставлены самим себе, учились на опыте старших товарищей. Синельников через два года решил попробовать свои силы в более ответственных ролях, но в театральном деле меньшем по масштабу, чем в Харькове. Он был приглашен в Житомир. Здесь у него были судьбоносные встречи: с актером П.А. Никитиным, который сам играл и ставил спектакли, как тогда было принято. Новаторство Никитина заключалось в постановках массовых сцен. Удачно срежессированные, они становились украшением спектакля. Впоследствии Синельникову в его режиссерской работе очень помог опыт Никитина.
Уроки учителя пения Деккер-Шенка благоприятно отразились на голосе Синельникова и в оперетте „Дочь мадам Анго” он великолепно справился с центральной ролью. Эта роль принесла первый успех и симпатию публики. В этом же театре работал Магазари - крупный талант и прирожденный театральный художник. Целыми часами иной раз просиживал Синельников в его мастерской, наблюдая как тот делал декорации - подлинные произведения искусства. Впоследствии часы, проведенные в мастерской Магазари, принесли ему немалую пользу.
Николай Николаевич играл и в трагедиях, и в комедиях, и в драмах, и в водевилях, и в опереттах. Коронной его ролью стала роль Пикильо в оперетте Ж. Оффенбаха „Птички певчие”. Синельников писал в своих мемуарах: „К концу пятилетия моей деятельности я познал успех артиста. Роль Пикильо дала мне это счастье...”. Николай Николаевич был, по отзывам современников, идеальным исполнителем оперетточных ролей . Переходя молниеносно из одного состояния в другое, он был правдив в каждом переживании. Артист отлично двигался, с виртуозной легкостью меняя ритм. Виртуозно владел своим голосом, хорошо поставленное дыхание давало возможность петь без напряжения. Музыкальность позволяла мягко переходить от разговорной речи к пению, как будто желание петь рождалось потребностью наиболее полно выразить свои чувства.
Режиссера в современном понимании этого слова как объединяющего и руководящего начала в театрах в те годы не было. Их подменяли либо актеры, либо антрепренеры. Несмотря на актерскую славу, Синельникова влекла роль режиссера. Он понимал, что без твердого режиссерского руководства, без четкого осознания идеи пьесы, спектакль создать невозможно. Все больше и больше времени уделял режиссерской педагогической работе.
Николаю Николаевичу не раз приходилось вести изнуряющую борьбу с боязнью актеров отойти от установившихся в театре шаблонов, не прогонять в одну репетицию пьесу, а продлевать репетиционный период, тщательней готовиться к роли. И часто достигал неожиданного эффекта: зрителю спектакли нравились, сборы поднимались, а у актеров поразительно часты стали удачи. Синельников боролся против халтуры, за подлинное высокоидейное искусство. «Актеры производят впечатление на публику не тогда, когда они неистовствуют, а когда хорошо играют неистовство» - считал великий Дидро.
«…пьеса – подвижное целое, которое проходит через вас…» - это главное в театральном искусстве. Затронуть струны души каждого зрителя, разбудить все лучшие чувства и качества его, воспитать прекрасный вкус, а это возможно только с тщательно подобранным репертуаром, а не пошлыми пьесками, где нетребовательные к себе актеры будут развлекать зрителя глупыми отсебятинами. Синельников открыл доступ к бессмертным пьесам Островского, к великим творениям гениального Шекспира. Режиссер также внимательно относился и к молодым авторам, - его привлекала хорошая пьеса, а не громкая фамилия.
Кстати сказать, к достижениям режиссера можно отнести спектакли: «Горе от ума» А. Грибоедова и «Плоды просвещения» Л. Толстого. В провинции эти спектакли впервые были поставлены именно Н. Синельниковым.
Можно удивляться энергии Синельникова, он сумел многого добиться: для пьесы готовились специальные декорации, которые помогали актерам вжиться в образ. Он уводил актера от привычных штампованных приемов, и на сцене рождалась подлинная жизнь. Возможно, что не изучай Синельников в свое время работы житомирского декоратора, он не смог бы добиться выполнения своего замысла. Но он не только умел объяснить декораторам, что от них требовалось, но и показывал практически, как надо выполнить ту или иную деталь, какую в каждом случае лучше применить фактуру.
Синельников уделял большое внимание оформлению спектакля, но никогда не увлекался постановочными эффектами в ущерб смысловому звучанию произведения. Первым на сцене для него всегда был актер. Постановкой спектакля «Дикарка» по Островскому Н.Н.Синельников завоевал признание как режиссер.
Воспитывая зрителя, воспитывались и сами актеры. „Я поставил задачей всей своей жизни культивировать, растить, чеканить актерское дарование”,- писал режиссер в книге воспоминаний „ Шестьдесят лет на сцене”. На великолепном материале пьес росло их мастерство. Большое внимание уделял Синельников повышению техники актера: четкости речи, выразительности фразировки, ясному и насыщенному произнесению слова. Звучный язык пьес Островского совершенствовал актерскую речь. Синельников немедленно пресекал попытки отхода от установленного решения и, наоборот, малейшее проявление инициативы актера, если она вела к развитию и углублению образа, им поддерживалось.
Метод работы Синельникова - исходить в сценическом поведении от жизни, от характера действующего лица, от конкретных обстоятельств пьесы, а не пользоваться удавшимися некогда приемами, - приводил к лучшим результатам.
Он не боялся поручать начинающим актерам ответственные роли. Режиссер умел добиваться, чтобы тот глубоко овладел ролью, создал указанный автором характер. Синельников принимал в труппу талантливую молодежь, работал с ней и создавал из нее сильных актеров. Когда к Синельникову приходил неопытный, но даровитый молодой актер-самородок, Николай Николаевич почти всегда безошибочно определял истинную его ценность и через короткий срок, умело обработав богатый материал, превращал его в подлинную драгоценность. Это относится к К.Шульженко, И. Дунаевскому, М.Бернесу, Е. Полевицкой, Н. Барабанову... Смело выдвигая молодежь на ведущие роли (как в случае с К. Шульженко после вступительных экзаменов предложил сразу же приступить к репитиции в оперетте „Перикола”). Заслуга Синельникова в том, что он распознал дарование Комиссаржевской и повел артистку по правильному пути. Целая плеяда актеров обязана Синельникову своим расцветом: М.М. Блюменталь-Тамарина, О.И. Жизнева, В.Л. Юренева, М.М. Тарханов, А.А. Остужев, В. Белокуров...
Подготовке молодых актерских кадров режиссер придавал большое значение. Можно сказать , что театр Синельникова был буквально питомником, где бережно выращивались молодые дарования. Опытными, маститыми мастерами уезжали в другие театры актеры „из плеяды Синельникова". В императорском училище – школа, у Синельникова – университет» сложился афоризм в театральной среде. Н.Н. Синельников на самом деле создал театральный университет. Не только молодые актеры, но и даже прославленные мастера мечтали попасть к Синельникову.
Пройти школу Синельникова – означало сдать блестящий экзамен на звание артиста. Кто работал под его руководством, - тому была открыта дальнейшая дорога в большое искусство. Имя Синельникова, работа под его руководством, роли, сыгранные в его театре,- все это считалось своеобразной фирмой, маркой высокого качества, придающей уверенность в собственных силах, завтрашнем дне (что при постоянной кочевой жизни провинциального актера, угрозе оказаться на бирже в числе безработных было далеко не маловажным фактом).
Синельникову не был присущ режиссерский эгоизм и артисты отвечали Николаю Николаевичу полным признанием его авторитета, каждое его указание на репетиции обязательно выполнялось. Он давал простор творческой инициативе актера. Синельников в исключительных случаях прерывал репетицию, обычно он делал замечания в перерыве или на индивидуальных занятиях у себя в кабинете.
Харьковская театральная школа, которая стояла на позициях сценичного реализма, воспитала целую плеяду артистов в начале ХХ века. И смогла заявить о себе и быть оцененной далеко за ее пределами.
Руководя делом, Синельников равнялся на лучшие столичные театры России. Каждое прогрессивное явление в театральной жизни привлекало его внимание. За постановку 27 октября 1895 года в Таганроге пьесы Л.Н. Толстого „Власть тьмы” без купюр, установленных цензурой, режиссер был привлечен к судебной ответственности, ему пришлось уплатить штраф.
Он менял города и театральные подмостки в поисках места, где можно было бы продуктивно работать. Ясное представление Синельникова о своих обязательствах как художника, высокие требования к себе и делу, которое он возглавил, вкус, артистизм и умение энергично бороться принесли ему творческую победу. Слава и авторитет его росли. Он получил возможность не идти на поводу мещанских вкусов и, найдя поддержку в демократических кругах, добился полных сборов, ставя подлинно художественные пьесы: «Отелло», «Макбета», «Эдипа» и, как только трагедия «Царь Федор Иоаннович» была освобождена из-под тридцатилетнего запрета, трилогию А.К.Толстого поставил полностью. Сам Николай Николаевич играл Федора. Эта роль была одна из его последних актерских работ. С 1900 года он в качестве актера уже почти не выступал.
Неверно думать, что Синельников был беспомощен в практических делах. Он обладал крупными административными способностями и изобретательностью. В стремлении удержать дело на высоком художественном уровне он с упорством и энергией изобретал новые формы: параллельные спектакли, гастрольные поездки, повышение цен на премьеры и бенефисные спектакли,- все использовал Синельников.
Театр для Синельникова был стихией. Он его чувствовал каждой клеточкой своего организма. Чуткое ухо мастера точно могло определить секунду, когда актеры уже включены в действие, а зритель затих, готовый к восприятию спектакля. Занавес открывался так, что ход его не противоречил ритму начальной сцены. Он был одержим желанием создать театр, который был необходим обществу, и где он построил бы работу по-иному.
Николай Николаевич получал приглашения от Малого и Александрийского театров, но предложения отклонил, т.к. не хотел работать по указке чиновников.
Когда он в 1909 году подал заявку на аренду театра в Харькове, городская управа отдала ему предпочтение. В жизни Николая Николаевича Синельникова начинался новый этап. На 55 году, после десяти лет изнурительного труда, он ощущал высокий творческий подъем.
Своего апогея театральное искусство в дореволюционном Харькове достигло в 1910–е годы, когда труппой руководил Н.Н. Синельников. При нем Харьков становится театральной столицей провинциальной России.
Организуя театр в Харькове (ныне театр им. Т.Г. Шевченко на ул. Сумской, его называли «синельниковским театром») ввел целый ряд революционных преобразований: удлинил репитиционные сроки, отменил музыкальные антракты, упорядочил рекламу. Синельников умело подобрал людей, обеспечив все цехи квалифицированными специалистами. В обслуживающих цехах были строго распределены обязанности. К этому времени он обладал богатейшим опытом и знал в совершенстве театральное дело.
О Синельникове многие актеры отзывались как о режиссере взыскательном, но указывали, что работать с ним было легко. Артисты служили у него подолгу, а работники цехов не расставались с ним десятилетиями. Вся бригада рабочих сцены коршевского театра в количестве 14 человек, узнав, что Синельников ушел от Корша, сказала: «Мы с тобой, Николай Николаевич»,- и приехала потом работать к нему в Харьков из Москвы.
Стремясь вызвать интерес у публики к истории театра, он провел большую работу по созданию выставки в фойе театра. Вышла афиша, непохожая на зазывные рекламы прошлых лет, фамилии актеров стали перечислять по алфавиту, а не по рангу. Что немаловажно, Синельников пытался дисциплинировать и публику: опоздавшие не имели права входить в зал во время спектакля. Зритель шел в театр уже не развлекаться, а учиться. Его уже интересовали высокохудожественные произведения и умение артиста раскрыть внутренний мир человека.
Синельников стремился к стабильности коллектива, старался создать творческую атмосферу на репетициях, регулярно организовывал бесплатные представления для учащихся. Режиссер ввел в своем театре, так называемые, «понедельники», в эти дни билеты продавались по сниженным ценам, что давало возможность сделать спектакли доступнее широкой массе населения.
Организация театрального процесса, которую мы можем наблюдать сегодня, которая для нас норма и правило - заслуга Синельникова. Вообще, своим репертуаром и демократичной направленностью театр Синельникова сближается с МХАТом, и это негласное соревнование не могли не заметить современники. В то время это был один из интереснейших театральных коллективов периферии. Своеобразный «МХАТ Юга». «Станиславским провинции» называли Синельникова в театральном мире. Он один из тех, кто своей практической деятельностью подготовил и осуществил коренное переустройство русской сцены.
Спектакль «Мария Стюарт» открывал сезон в харьковском театре. Главную роль, от которой зависела судьба театра и его личная судьба, режиссер вручил начинающей актрисе Е. А. Полевицкой. Синельникову очень помогло то, что ведущую роль исполняла «нетронутая рутиной актриса». По-новому зазвучали слова, фразы, сцены», - вспоминал он. После роли Марии Стюарт Полевицкая завоевала славу и любовь Синельникова.
«Мечты о хорошем театре,- писал Синельников,- осуществились…Театр стал насущной потребностью общества». Успех труппы Н.Н. Синельникова в Харькове – одно из наиболее ярких явлений театральной жизни того времени.
Он понимал, что в своем стремлении поднять театр он может опереться только на демократические слои населения, и в расчете на них как на основного зрителя он решается на смелый шаг. Как только финансовое положение театра упрочилось – открывает в 1912, кроме городского театра, «Общедоступный театр» в здании цирка - театра Г. Грикке на Гончаровке, Жандармской площади (ныне пл. Красного Милиционера).
«Общедоступный театр» Синельникова был по сути дела молодежным театром. Синельников стремился к тому, о чем мечтали лучшие представители русского театрального искусства. К. Станиславский и В. Немирович-Данченко в течение ряда лет не оставляли мысли о создании общедоступного театра; А.Ленский отдал годы труда на создание молодого Нового театра.
Синельников, организуя «Общедоступный театр», попытался объединить эти две задачи. Молодежный театр работал параллельно с основным коллективом. Учитывая желание зрителей видеть в спектакле и зрелых мастеров, Николай Николаевич сделал следующий опыт: после того, как спектакли «Общедоступного театра» проходили некоторое число раз, Синельников вводил в них ведущих актеров городского театра, где они выступали в центральных ролях, исполнявшихся ранее молодыми актерами. Не каждый мог посещать городскую драму из-за стоимости билетов, а в «Общедоступном театре» стоимость билетов была намного ниже. Каждая премьера становилась праздником не только для интеллигенции, но и для рабочих, служащих города. У «Общедоступного театра» оказались слишком сильные конкуренты: опера, городской театр самого Синельникова с первоклассной труппой и «Театр миниатюр». Синельников не смог продержать «Общедоступный театр» более года. Он погиб, не успев расцвести.
В 1925 году за самоотверженный труд, за выдающиеся заслуги в области театрального искусства Н.Н. Синельникову, одному из первых деятелей театра, Советским правительством было присвоено звание заслуженного артиста республики. В этом же году труппа «синельниковского театра» была расформирована. После этого он работал в разных городах.
В 1933 году Синельникова пригласили принять участие в организации русского театра в Харькове, создаваемого по указанию правительства и быть режиссером в нем. Последние годы Синельников жил полнокровной, радостной творческой жизнью. Войдя в состав вновь организованного театра, он поставил спектакль «Горе от ума». В 1934 году Синельникову Н.Н. было присвоено звание народного артиста УССР.
Плодотворной творческой работе Синельникова во многом способствовал уклад его семейной жизни. Жена режиссера, Татьяна Федоровна, никогда не вмешивалась в театральные дела мужа и была во всем ему поддержкой и опорой.
Не находя у своих детей актерских способностей, Синельниковы-родители не толкали их на сцену. Старший сын работал администратором в театре отца, младший стал врачом, затем профессором, дочь Синельниковых стала хорошей женой и матерью.
В Харьковском русском драматическом театре Синельников проработал до последнего дня своей жизни. Умер 19 апреля 1939 года. Именем режиссера назван переулок между улицами Красина и Дарвина. Ныне прах его покоится на городском кладбище в конце Пушкинской улицы рядом с захоронениями историка Д.И. Багалея, архитектора А.Н. Бекетова и других деятелей культуры, создавших славу нашего города.
Преобразования театрального зала, проведенные режиссером, нельзя считать столь всеобъемлющими, как реформа, осуществленная великими основателями Художественного театра К.С. Станиславским и В.Н. Немировичем-Данченко. Однако можно с уверенностью говорить о Синельникове, как об одном из тех, кто своей практической деятельностью подготовил и осуществил коренное переустройство русской сцены. Н.Н. Синельников был убежден также как и Томас Манн, что „Театр превращает толпу в народ”.


/Files/images/vyistavki/сковорода.jpg

СКОВОРОДА ГРИГОРИЙ САВВИЧ

(1722 – 1794)

Выдающийся украинский мыслитель, литератор, педагог. Считается отцом и ярчайшим представителем украинской философии, отцом украинской басни, основателем педагогики в Украине, символом украинской духовности

Великий слобожанин, Григорий Саввич Сковорода, хотел видеть украинский народ счастливым. И всю свою жизнь и талант посвятил поиску формулы счастья, разработке философского учения о счастье, как главной сути человеческого существования.
Г.С. Сковорода относится к тем личностям, осмысление которых приближает нас к пониманию не только мира, а прежде всего, самих себя. Недаром именно его считают символом украинской духовности.
Он понимал, что обогащение и совершенствование внутреннего мира неизбежно ведет к раскрепощению человека, внутренней свободе, сознательного руководства собой и к счастью. И главным законом его философии был закон «спорідненої праці”, родственного труда. Свобода и любимое дело - вот составляющие счастья личности. Человек творец своего счастья. Нужно начинать с себя „Копай криницю в своєму городі, вона зросить і сусідську оселю!”. Мыслитель считал, что только сообщество индивидуальностей способно изменить общество к лучшему.
Творческое наследие философа, поэта, мыслителя, педагога Г.С. Сковороды, дошедшее до нас, небольшое. При жизни автор не увидел ни одного опубликованного произведения. Только через 100 лет после его смерти в Харькове впервые вышел первый том произведений, а второй запретила цензура. Немало рукописей ученого утрачено навсегда. Обычно Григорий Саввич оставлял свои произведения в том доме, где они были завершены. Современниками, конечно, тщательно собирались и переписывались рукописи, но это не спасло от значительных потерь его творческого и эпистолярного наследия.
Философия Сковороды – не умозрительное теоретическое строение, а руководство к действию. Он хотел просветить народ, распространить свое учение среди широких слоев населения. И потому выбрал доступную форму изложения трактатов, басен, песен - форму диалога.
Он был выдающимся писателем, мастером образного языка. В своих сочинениях Сковорода осуществил принцип единства философского содержания и блестящей литературной формы изложения. Наибольшую ценность представляют басни и песни.
Г. Сковорода лучше других понял библейскую истину о том, что все в этом мире суета. Не в званиях, богатстве счастье, счастье в творчестве. Чтобы жить в гармонии с собой и окружающим миром, человек должен и может постичь истины Библии, которая учит как облагородствовать сердце.
Для популяризации Святого Письма, Сковорода пишет 30 знаменитых песен, объединив в поэтический сборник с многозначительным названием – «Сад божественных песен». А песни-стихотворения из этого сборника уже при жизни поэта завоевали огромную признательность и стали народными: «Ой ты, птичка жолтобока», «Всякому городу нрав и права». Кстати сказать, музыку к ним написал автор. Через басни народный философ стремился донести до широких масс основные идеи своей философии счастья. Григория Саввича с полным правом можно считать родоначальником украинской литературной басни. В селе Бабаи, где он гостил у своего приятеля Петра Щербинина, любимым местом отдыха и раздумий мыслителя был бабаевский лес. Земли Ледного принадлежали П. Щербинину и, конечно Сковорода любил гулять в этих живописных местах.
Здесь были созданы знаменитые диалоги, которые легли в основу его философско-поэтического сборника «Басни харьковские». ”Багато хто, потоптавши природу, вибирає для себе ремесло наймодніше і найприбутковіше, але сим лише ошукує себе”. Несоответствие выбранного способа жизни способностям, причиняет вред не только себе, но и государству. Делай то, к чему рожден, призывал философ.
Природным призванием Г.С. Сковороды, его „Сродною працею” была педагогика. Великий педагог стремился через своих учеников нести в массы просвещение, учить людей быть творцами своего счастья.
В духовном образовательном заведении, коим был Харьковский коллегиум, Сковорода был „белой вороной” в монашеском преподавательском коллективе не только из-за светской одежды, но из-за вольнолюбивых идей. Даже сегодня не перестает удивлять подвиг мыслителя, который в глухое крепостное время осмелился утверждать, что материя первична, а сознание вторично.
Он был самобытным педагогом и воспитал прекрасных учеников. Из них со временем вышли такие деятели науки как русский клинист Е. Мухин – организатор и пропагандист оспопрививания в Российской империи, Н. Гнедич, сделавший лучший перевод „Илиады” Гомера и многие другие.
Сковороду обвиняли в пагубном влиянии на молодежь, а также в подрыве устоев церкви и государства. За этим следовали отставки. Преподавание в Харьковском Коллегиуме было последней попыткой идти обычной дорогой в жизни.
Однажды генерал-губернатор Харьковской губернии Евдоким Щербинин, любитель талантов, наук и музыки, предложил Сковороде состояние, чтобы тот смог где-то осесть и иметь свой угол, Сковорода ответил: „мир подобен театру и, выбрав себе роль по своим способностям, я хочу ее успешно доиграть”. Выслушав ответ, генерал-губернатор воскликнул: ”Вот умный человек! Если бы все мыслили, как он, меньше было бы неудачников и недовольных”.
Поняв, что ему уже не работать в официальных заведениях, Сковорода в 47 лет выбирает тернистую тропу странствующего философа. Начался почти 30-летний период путешествий и аскетической отрешенности. Он собственноручно обрек себя на одиночество, отказавшись от семейной жизни. Но это не значит что он пытался себя изолировать от реалий жизни, от народа. Наоборот, народный философ шел в народ, был в гуще событий и оказывал влияние на их развитие.
Любовь к народу и желание видеть его радостным и счастливым побуджало этого человека идти пыльными степными дорогами, вдыхать запах чебреца и полыни, нести в перекинутой через плечо торбе свое сокровище – Библию и флейту. Ведь Григорий Сковорода мог жить безбедно. Первый студент, человек энциклопедических знаний, знаток многих языков. Его знали в Европе. Он учился в университетах Мюнхена, Вены, Бреслау. Одаренный музыкант и певец, не искал славы, чинов и денег. Не принял приглашения Екатерины Второй приехать в Петербург: ”Мені сопілка і вівця дорожче царського вінця”, - был ответ философа.
Свою философию Сковорода подобно Сократу излагал устно, учил людей в процессе диалогов, споров, пел песни, читал басни. От села до села, от хаты к хате, от поместья к поместью пролегал путь мыслителя. Часто он вступал в острые философские споры с разными людьми. Основой бесед был поиск ответа на вопрос „Что нужно сделать, чтобы человек был счастлив?”.
Люди с радостью встречали Григория Сковороду, с большим вниманием слушали и передавали из уст в уста его басни, стихи, советы, высказывания. Песни с удовольствием включали в свой репертуар лирники и кобзари.
Вторая половина жизни выдающегося мыслителя неразрывно связана с историей нашего края, нашего города, района. Харьковчане справедливо считают его своим земляком, поскольку большая часть его жизни связана с Харьковщиной. Здесь он учил своих последователей, здесь нашел верных друзей, создал философские и литературные шедевры.
Сковорода появлялся, а то и подолгу гостил во многих домах в Харькове. На Москалевке у купца Артемия Карпова, любил бывать у своего друга Федора Квитки, где его маленький сын Гриша (Квитка-Основьяненко) с интересом слушал захватывающие рассказы Григория Саввича.
На ул. Екатеринославской стояли дома друзей философа. Снимал он жилье на Лысой Горе по улицам ныне, Сковородиновской и Чистоклетовской. Сохранился дом по ул. Рымарской №4, где жил большой друг Григория Савича Г.Г. Урюпин.
Любил бродить густыми лесами, полями с. Ледное, которые принадлежали Петру Щербинину.
Странствуя по Слобожанщине, Сковорода учил детей своих друзей. У сыновей (Василия и Ивана) Назара Каразина был воспитателем и оказал на них огромное влияние.
Сковорода всю жизнь подводил общественность Харькова к мысли создания храма науки. Его мечту воплотил в жизнь Василий Каразин, который сумел в 1805 году в заштатном городке каким был тогда Харьков, с населением меньше чем в Ахтырке, основать университет. Первыми из подписавшихся на пожертвование были друзья, знакомые и ученики Г.С. Сковороды.
Г.С. Сковорода всю жизнь сохранял верность своему кредо: „А мій жребій з голяками”. Он как бы сохранял иммунитет против роскоши. Он жил в панских усадьбах не по-пански, а по-простому, спал на пасеках, ел простую пищу. Он не поддался ни соблазнам, ни комплиментам. Это для него было не пустяком, а принципиально. ”Мир ловил меня, но не поймал”, будет завещать написать на своем надгробном камне философ.
В отличие от места рождения, человек может выбрать место вечного покоя. Украинский философ называл Левобережную Украину родной матерью т.к. он там родился, а Слободскую Украину родной тетей, т.к. здесь он прожил большую часть жизни и очень любил этот край.
Предание гласит, что Сковорода точно знал день своей смерти и сам накануне выкопал себе могилу в парке в с. Ивановке (Сковородиновке) у Ковалевских. Эти места напоминали философу его малую родину. Великий народный философ 9 ноября (26 октября) 1794 года заснул вечным сном. Камень вечности с надписью «Мир ловил меня, но не поймал» на могиле Г. Сковороды в селе Сковородиновке.
Справедливими есть слова Н. Костомарова: „Небагато можна вказати таких народних осіб, як то був Сковорода, та яких пам”ятає і поважає народ”. Г.С. Сковороду прекрасно знают английские студенты, в Германии даже существуют клубы имени Сковороды. А на его родине в Украине о жизни и его удивительной жизненной философии знают немногие.
Нам необходимо возрождать духовность, т.к. уже просто невозможно наблюдать моральное обнищание нашего общества, особенно молодежи. Они знают только одно: деньги решают все. Но есть вещи намного ценнее и интереснее.
Нужно помнить, а не только вспоминать к юбилейным датам жизненный подвиг и философское учение Г.С. Сковороды.
Философия счастья Г.С. Сковороды будет актуальна всегда, на каком бы этапе развития не находилось общество, ибо стремление человека к счастью вечно. Тому подтверждение прекрасные слова Лины Костенко:
Він твердо ставить кам`яну стопу
Йдемо крізь ніч, крізь бурю у степу.
Крізь дощ і сніг, дебати і дебюти.
Ми є тому, що нас не може бути.


/Files/images/vyistavki/Троицкий.jpg

ТРОИЦКИЙ ИВАН ВИССАРИОНОВИЧ

(1856 - 1923)

Один из первых педиатров Украины, организатор общества детских врачей в Киеве, Харькове, создания отдела Союза борьбы с детской смертностью в Харькове, созыва первого Международного съезда педиатров

Притча гласит: «… и вот когда попросили принести самое прекрасное из того, что есть на всем белом свете, ворона принесла свое дитя…». Уберечь ребенка от болезней а, если уж все-таки заболел, то имел возможность сопротивляться болезням и выздоравливать с минимальными потерями. Вот здесь и становится понятной роль педиатра – врача, занимающегося оказанием лечебной и профилактической помощи детям. Но он нужен не столько ребенку, сколько родителям ребенка, как консультант прежде всего.
В старом Харькове болезненность и смертность среди детей достигала громадного процента. Ежегодно вымирала половина рождавшихся детей, а в необеспеченных классах – даже и больше.
В истории педиатрии конца ХІХ и начала ХХ века одно из ведущих мест принадлежало крупному ученому-педиатру, профессору Ивану Виссарионовичу Троицкому. Он был одним из первых педиатров в Украине. В его научных трудах (свыше 150) были подняты многие проблемы педиатрии, которые актуальны не только для того периода, но и для нашего времени. Научные работы И.В.Троицкого, его общественная работа имели большое значение не только для развития отечественной, но и мировой педиатрии.
Значительную часть исследований он посвятил вопросам профилактики и выяснению сущности ряда детских заболеваний, гигиене детей раннего и старшего возраста, детской фармакологии и др. Ивана Виссарионовича Троицкого считают основоположником учения об эпидемическом паротите («свинке») в нашей стране. Он описал свойства возбудителя эпидемического паротита и рассматривал это заболевание как «несомненно заразительную болезнь», хотя большинство ученых было противоположного мнения.
Первой работой является его диссертация на степень доктора медицины – «Материалы к учению об эпидемическом перипаротите» (1883). Диссертация, кроме собственных наблюдений четырех эпидемий в Черниговской губернии, содержит обзор развития данного вопроса за 23 столетия. Если обычно считали, что «свинка» опасна осложнениями только для мальчиков, то И.В. Троицкий посвятил ряд работ о заболеваниях яичников при эпидемическом паротите у девочек. К этим работам относятся «Эпидемический перипаротит» (1886 г.), «К вопросу о заболевании яичников при эпидемической свинке у девочек» (1902г.). Особенностью терапии И.В. Троицкого было преобладание в ней элементов гигиены, диетики, физиотерапии над медикаментозными средствами. «Предупреждающая терапия должна играть первостепенную роль в практике детского врача…»,- утверждал И.В. Троицкий. О широком научно-теоретическом и клиническом кругозоре Троицкого свидетельствуют также его работы, посвященные изучению деятельности сердца у детей в нормальном и патологическом состоянии. Таким образом, основная мысль И.В. Троицкого в его трудах – предупреждать болезни, устранять нарушения в физическом развитии детей, а в отдельных случаях и лечить их, используя весь арсенал оздоравливающих средств, - остается актуальной и в настоящее время.
И.В.Троицкий пересмотрел принцип дозировок лекарственных веществ детям; предложенные им специальные схемы для вычисления доз медикаментов длительное время использовались в отечественной и советской медицине. Троицкий показал, что дозировать лекарства для детей следует на основании анатомо-физиологических особенностей растущего организма. Такой метод в достаточной степени может служить руководством при назначении медикаментов детям разных возрастов.
В отличие от многих своих современников И.В. Троицкий придавал большое значение социальным факторам в изучении причин и условий возникновения болезней и детской смертности. Он хорошо понимал влияние социальных факторов на здоровье детей и смело ставил вопросы о необходимости проведения государственных мероприятий, направленных на охрану здоровья матери и ребенка. Троицкий считал, что профилактические мероприятия должны играть первостепенную роль в практике детского врача. В своей деятельности он осуществлял тесную связь педиатрии с гигиеной, изучал гигиену раннего и старшего детского возраста. Его высказывания об улучшении гигиенического режима школьников, правильной организации учебного процесса в школах, физического воспитания… получили полное научное обоснование в науке школьной гигиены и педагогики сегодня. Он также указывал на необходимость заботиться о здоровье матери.
И.В.Троицкий добился открытия в 1907 году в Харькове пункта «Капля молока». На собранные деньги были куплены коровы, построены молочные кухни. Содержание и тех и других велось по всем правилам тогдашней санитарии и гигиены. В «Капле молока» выдавали стерилизованное молоко и несколько видов пищевых смесей для детей искусственников, амбулаторное лечение грудничков (незаразных), выдача пособий нуждающимся матерям, поощрение женщин, вскармливающих грудью. При этом было установлено правило, согласно которому детей, получающих молочные продукты, надо было приносить к врачу не реже одного раза в неделю. В здании было стационарное отделение на 20 коек. Молочные продукты для кормления наиболее нуждающихся слоев населения шли бесплатно, здесь же давались советы по вскармливанию и уходу за младенцами. «Капля молока» - это многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение. Позднее его стали называть «институтом помощи материнству и младенчеству», в ней работало 72 врача. До начала Первой мировой войны харьковская «Капля молока» оказала помощь больше чем 6 тыс. детей (40 тыс. посещений); было роздано около 1млн. бутылочек молока и смесей. Большое место в деятельности «Капли молока» отводилось санитарно-просветительской работе. Троицкий И.В. начал заниматься санитарным просвещением среди матерей. Он был одним из выдающихся популяризаторов общемедицинских и гигиенических знаний. При «Капле молока» для врачей были организованы специальные лекции и клинические обходы, подготавливались грамотные работники в области охраны детства – медсестры, лаборанты молочных лабораторий…
15.06.1907г. в наемном помещении была открыта «Капля молока». Ее заведующим избрали педиатра С.М. Ямпольского. И когда помещение перестало удовлетворять все возрастающим потребностям, по инициативе врача А.Н. Салтыковой в Харькове в мае 1911 г. был устроен праздник «День Ромашки». Собранные в небольшом количестве денежные средства пошли на закладку дома для «Капли молока» и больницы для грудных детей. Сначала «Капля молока» работала на ул. Конторской (ул. Краснооктябрьская, 13/2), а с 1914 г. – в собственном помещении на Мороховецкой набережной (теперь Набережная Чапаева) на Москалевке. Это было рядом с Дмитриевским мостом, ныне несуществующим, который находился восточнее современной плотины. И все время существования этого учреждения городское самоуправление поддерживало его материально. «Капля молока» стала прообразом будущих молочных кухонь и детских консультаций и играло значительную роль в жизни города. Она служила школой для молодого поколения врачей, заимствовавших передовой опыт своих предшественников. Редко можно было встретить человека, жившего до Великой Отечественной войны в Харькове, который хотя бы не слышал о «Капле молока», так это учреждение было популярно среди населения. В годы Великой Отечественной войны здание «Капли молока» было разрушено и не восстановлено.
Троицкий стремился объединить и мобилизовать силы педиатров всех времен и народов в таком благородном деле как спасение жизни и здоровья ребенка. Ему принадлежит инициатива создания первых в Украине обществ детских врачей. Он являлся инициатором созыва І Международного съезда педиатров, инициатором и одним из организаторов І Всероссийского съезда педиатров, являлся активным участником многих Пироговских съездов, проводил большую общественную работу среди врачей и населения, имел обширные международные связи с медицинской общественностью.
Развитие педиатрической научной школы в Харькове началось в начале ХХ ст. и выдающийся ее представитель – Троицкий И.В. Ему принадлежит заслуга создания при Харьковском университете клиники детских болезней, создание Общества детских врачей г. Харькова, где он был выбран председателем. По его инициативе был организован Харьковский отдел «Союза борьбы с детской смертностью в России».
Большое значение в развитии педиатрии и роста квалификации врачей имели организованные в 1903 году по инициативе Троицкого И.В. совещания при поликлинике детских болезней Харьковского университета. По его же инициативе на общих заседаниях было организовано чтение рефератов и рецензий из всех детских журналов мира. Он считал, что каждый врач должен быть знаком с новинками теоретической и практической медицины, появляющимися как в отечественной, так и в иностранной печати.
Троицкий проводил не только клинико-экспериментальные работы, но и осуществлял глубокие историко-медицинские исследования, в основном в области педиатрии. Он считал, что научные работники и врачи обязаны знать историю своей специальности. Троицкий впервые изучил и описал взгляды Гиппократа, Сорана Эфесского и других врачей прошлых веков на детские болезни, их лечение и предупреждение, а также сопоставил их учение с достижениями педиатрии к началу ХХ века.
Родом Иван Виссарионович Троицкий с Черниговщины из семьи бедного священника (родился 23 мая 1856 года), но сумел получить прекрасное образование (он закончил медицинский факультет Киевского университета); стать известным ученым, который внес бесценный вклад в развитие педиатрии. Желание специализироваться в области детских болезней было огромное, считал это направление медицины своим делом, родственным трудом. И, как мы видим, достиг в этом значительных успехов. Троицкий детским врачом был от Бога. При сдаче докторанских экзаменов, экзамен принимал талантливый русский педиатр Н.И. Быстров, который имел привычку подводить докторантов к постели неизвестного им больного ребенка, а затем требовал, чтобы они поставили «диагноз на расстоянии», т.е. не прибегая к медицинскому опросу и обследованию. И.В.Троицкий блестяще выдержал это испытание. Н.И Быстров был поражен правильным и точным ответом. «Вам быть педиатром - и вы будете им»,- сказал он молодому Троицкому. Вклад Ивана Виссарионовича в науку о детских болезнях бесценен, благодаря чему была спасена и спасается не одна жизнь маленьких представителей общества.
Где бы не работал Иван Виссарионович Троицкий в Киеве, Харькове или Днепропетровске, он всюду служил единственной благородной цели -спасению жизни, здоровья и счастья самого драгоценного и прекрасного во всем мире – ребенка. Как известно, счастливый ребенок – здоровый ребенок.


Випуск №1, частина перша (2009р.)

/Files/images/vyistavki/Бернес.jpeg


БЕРНЕС МАРК НАУМОВИЧ

(НЕЙМАН МАРК НАУМОВИЧ)
(08.10.1911 - 17.08.1969)

Киноартист, эстрадный певец, Народный артист РСФСР

Высказывание английского писателя Олдоса Хаксли о том, что «В искусстве искренность – это синоним одаренности» как нельзя лучше подходят к творчеству Марка Наумовича Бернеса. Он не обладал выдающимся голосом, и не так уж много сыграл ролей в театре и кино. Но не каждый артист может похвастать такой феноменальной популярностью у многих поколений зрителей, какую имел и имеет Марк Бернес.
Песни в исполнении Марка Наумовича и те немногочисленные киногерои, им сыгранные, прочно вошли в нашу жизнь. Кто не знает «Шаланды полные кефали», «Я люблю тебя жизнь»… А «Темная ночь» разве у нас, живущих в третьем тысячелетии, не такие вызывает чувства, как у людей в далекие 40- годы ХХ века? Песни и кинороли в исполнении Бернеса запоминаются. Их знает и любит вся страна, потому что он в них удивительно пронзительно человечен, искренен, обаятелен и благодаря этому всенародно любим, и считается истинно народным артистом.
Песни сделали его кумиром публики. Они ложатся на душу и проникают в самое сердце. Каждая его песня (а у него в репертуаре их было 50) - «театр песни», моноспектакль. Репертуар его был безупречен. У него, как ни у кого было развито чувство отбора. Сорок песен написаны по заказу артиста или с его прямым участием. Значительная их доля составляет и сегодня золотой фонд советского песенного искусства. Бернес сам был и режиссером своих маленьких спектаклей. Готовился к ним долго, работал не наскоро. Главным считал воспитательную роль песни. Бернес был не только основателем нового направления в исполнительстве, но и реальным организатором новой песни. Знаменитый шансонье пел душой, выражал не только мысли, но и эмоции, настроения современников.
Заметьте, мы ведь не всегда помним даже мелодии его песен, а портреты людей, их характеры, их психологию мы запомнили на всю жизнь. Бернес мало ценил выпевание слов и мелодии. Он был собеседником. Театр его рождался из страстей радостей, надежд самой жизни. Вот почему и сейчас, через столько лет живы и полны подлинной человеческой радости его песни. Песни-спектакли.
Его стихия – съемочная площадка и эстрада. Снимался ли в кино, выступал ли на эстраде Бернес всегда считал для себя наисущественнейшим: «…Актеру, как и всякому художнику, нужно в малом искать и находить большое!». Личностные качества всегда будут поражать в бернесовском искусстве. Даже в раннем. Марк Наумович был глубоким и образованным человеком. Он считал, что актер должен быть богаче того, что показывает.
Вершиной творческой кинокарьеры Бернеса стал фильм «Два бойца», в котором он исполнил роль одессита, Аркадия Дзюбина, за которую получил боевой орден Красной Звезды. Одесситы же были свято уверены, что Марк Бернес их земляк, и он стал почетным гражданином города Одессы. Говорят, на одном из концертов, где Марк Наумович сказал, что родился в Нежине, а рос в Харькове, жители Одессы, обидевшись, говорили: «Вот как человек может забыть и стесняться своих корней, сделавшись знаменитым».
Но, действительно, Марк Наумович Бернес родился в маленьком городке Нежине, что на Черниговщине 8 октября 1911 года в семье бедного еврея Наума Неймана. У Наума было еще двое детей - сын Нюма и дочь Анна. А также жена-домохозяйка. Дело, которым занимался папа Наум, было не очень престижным: он был старьевщиком. Поэтому он хотел другой доли своему сыну.
В поисках лучшей судьбы семья в 1914 году переехала в Харьков и поселилась в доме №4 по ул. Карповской. Дома-бараки не сохранились. Но дворы помнят подростка Марка. В Харькове он по окончании профтехшколы получил диплом бухгалтера. А игре на фортепиано обучался у знаменитого шведского пианиста Германа Юхана Бернеса и позже взял его фамилию в качестве своего псевдонима. Мечты папы сбывались.
Но Марка увлекал театр. Познакомившись с расклейщиком афиш, Марк Нейман стал помогать ему, работал человеком-афишей, нося на себе все объявления. За это юный помощник бесплатно попадал на спектакли. В 15 лет Марка взяли в статисты в театр музыкальной комедии Николая Синельникова. Марк Нейман стал посещать театральные курсы, которые закончил в 1929 году. К этому времени он успел сыграть в эпизодах и его заметил сам Синельников, который отметил, что из него может выйти толк. Это окончательно убедило Марка в том, что его жизнь должна быть связана с театром. Харьков 20-х с его бурной музыкально-театральной жизнью сыграл важную роль в жизни артиста.
Он уезжает в Москву. На съемочную площадку Бернес пришел с приличным опытом работы в театре. Настоящее народное признание принес Бернесу кинематограф. Где он много пел. Но пел так , что многие фильмы ассоциировались с песнями в его исполнении. ”Тучи над городом встали...” и сразу вспоминается фильм „Человек с ружьем”, несмотря на ряд прекрасных ролей в исполнении замечательных артистов. Красноармеец Костя Жигулев в исполнении Бернеса покорил зрителя. За эту роль Бернес был награжден орденом „Знак Почета”. Марк Наумович регулярно принимал участие в „правительственных концертах”, хорошо зарабатывал, имел машину и большую квартиру.
Марк Наумович Бернес скончался 17 августва 1969 года. Завещание певца и артиста было исполнено, во время прощания с ним из динамиков звучали его хорошо знакомые песни: „Три года ты мне снилась”, „Я люблю тебя, жизнь”, „Романс Рощина” и, конечно же „Журавли” – последняя, записанная им, смертельно больным человеком. Похоронен на Новодевичьем кладбище, хотя там хоронили лишь народных артистов СССР, да и то не всех. Но, во-первых, слишком велика была народная любовь к Бернесу, а во-вторых, указ о присвоении артисту почетного звания был уже практически готов, Марк Наумович не дожил до этого события лишь несколько дней.
Как бы там ни было, биография артиста Марка Бернеса началась в нашем городе. И мы, харьковчане, всегда будем помнить его. Марк Бернес олицетворял советскую песню мягкую, лирическую, глубокую и человечную.
Большой путь пройден им в кино. Он сыграл гораздо меньше, чем хотел и мог бы, но по праву можно сказать, что никогда он не был равнодушным в творчестве, всегда был искренен в своем искусстве. „Искренность – дело трудное и очень тонкое, она требует мудрости и большого душевного такта”,- утверждал В. Вересаев. И тем и другим в полной мере обладал выдающийся артист Марк Бернес.


/Files/images/vyistavki/Вертейм2.jpg

ВЕРТЕЙМ САВЕЛИЙ МОИСЕЕВИЧ

(1930 - )

Артист цирка и эстрады высшей категории. Ветеран труда. Заслуженный работник культуры Украины. Отличник просвещения УССР и СССР. Первый в Украине кавалер ордена Улыбки. Создатель и бессменный руководитель первого в СССР детского цирка «УЛЫБКА».

„Морщины должны только обозначать места, где раньше были улыбки”,-считал М. Твен. Вся жизнь харьковчанина Савелия Моисеевича Вертейма ( дом его по ул.Полтавский шлях № 51) напрямую связана с улыбками. Он улыбается сам, его работа приносит людям радость и вызывает у них улыбки и, наконец, его организация называется именно так: „Улыбка”. С. Вертейм – основатель и бессменный руководитель первого в Харькове и в СССР детского цирка, при Харьковском областном дворце детского и юношеского творчества (1962г.) и народного цирка „Велозаводец”.
Биография Савелия Моисеевича Вертейма вплотную связана с историей и становлением Харьковского цирка. Родился он в 1930 году в Харькове , в семье работников цирка. Родители отработали в Харьковском цирке 50 лет. Отца принимал на работу в свой цирк его владелец, Г. Грикке, в качестве помощника дрессировщика. Цирк его жизнь. Уже в шестилетнем возрасте выпустили на манеж в роли Ч. Чаплина, потом показывал номер на велосипеде, жонглировал.
Как известно, жонглера называют цирковым снайпером за реакцию, глазомер, точность движения. А если еще учесть, что жонглировать приходилось без устойчивой опоры, балансируя на моноцикле с одним колесом, то становится понятным каким нужно обладать талантом и мастерством, чтобы все это совместить.
В 16 лет Савелий Моисеевич был награжден медалью „За доблестный труд в годы войны”.
После окончания Харьковского института культуры, школы журналистов при областной газете „Красное знамя” выступал на цирковых аренах и эстраде многих городов бывшего Советского Союза и за рубежом.
Цирк любят все. Еще в детстве он ошеломлял нас, поражал воображение. Любовь к нестареющему радостному и жизнеутверждающему искусству цирка не проходит с годами. Испокон веков у нас почитались сила, ловкость, шутка „Любить цирк, значит любить жизнь”,- утверждал Ю. Завадский. Всем известны воспоминания детства о цирке как о чуде, дразнящей мечте, об ощущении волшебства, яркого праздника и желания приобщиться ко всему этому, сделать что-нибудь такое, как артисты цирка.. Вертейм С.М. помог осуществится детским мечтам.
Сильная любовь к детям и желание сделать что-то для обогащения их духовного мира, эстетического воспитания сподвигла его на создание детского цирка „Улыбка” (1962 год). Он старается объяснить своим подопечным, что цирковое искусство не просто развлекает, оно заставляет думать, искать разгадку, восхищаться изобретательностью человека. Важно, чтобы оно дало понять, как это здорово, когда человек умеет дарить людям радость, этой высокой цели он и служит. Несметным сокровищем обладает человек, способный смеяться, но и еще большим сокровищем является способность вызывать улыбку и смех. В репертуаре „Улыбки” почти все жанры любого взрослого коллектива. Вместе с женой, Верой Васильевной, ставят номера, придумывают костюмы, вместе работают.
А после того, как Харьков впервые вышел на Интервидение и программу о цирковой студии впервые увидели в Европе, в первую столицу Украины из Москвы приехали 15 операторов снимать хроникально-документальный фильм об „Улыбке”. Тогда в Москве ничего подобного не было.
Савелию Моисеевичу судилось создать еще один уникальный коллектив. Создал цирковую студию „Велозаводец” прямо на предприятии, чтобы молодые специалисты впоследствии могли рекламировать „свои” велосипеды.
Из-под пера С.М. Вертейма вышли десятки методических рекомендаций в помощь руководителям детских кружков и студий.
На творческие отчеты „Улыбки” и „Велозаводца”, которые были известны и популярны, обязательно приезжал Юрий Никулин. Он выступал для харьковских детей, смотрел номера в их исполнении, вручал дипломы.
Многочисленные воспитанники С.М. Вертейма неоднократно становились лауреатами многих престижных смотров, конкурсов, областных, республиканских, всесоюзных и международных фестивалей. Многие связали свою судьбу с цирком навсегда. Среди учеников и его единственный сын – тоже артист цирка.
Труд Савелия Моисеевича по заслугам оценен. Награжден медалями „За доблестный труд в годы Великой Отечественнгой войны„ , имени А.С. Макаренко, „За достижения в самодеятельном искусстве”. Неоднократно награждался дипломами, Почетными грамотами , в т.ч. облгосадминистрации (700). Стал первым в Украине обладателем международного детского ордена „Улыбки”. И первым в Украине эту награду получал трижды. Это необычная награда. Единственный в мире орден, которым дети награждают взрослых за подаренное им счастье и радость. Орден ”Улыбка” не связан ни с одним государством, ни с одной общественной организацией. Его придумали и оформили сами дети.
Пока мир стоит, будут на земле и горе и печаль, а человечество будет искать избавления от них в радости. Жизнеутверждающее искусство цирка будет пробуждать в людях лучшие чувства, дарить смех, радость и вызывать добрую улыбку.


/Files/images/vyistavki/досекин.jpg


ДОСЕКИН ВАСИЛИЙ СЕРГЕЕВИЧ

(1829 – 1900)

Один из первых харьковских фотографов

«Музыка жизни умолкнет, если оборвать струны воспоминаний», - утверждал Джером К. Джером. Появление фотографии помогло материализовать воспоминания. Фотографии – летопись нашей жизни. Они могут рассказать о многом, заставить задуматься о главном. Первым харьковским документалистом, фотолетописцем был Василий Сергеевич Досекин.
В самом начале 50-х годов ХIХ века в Харькове появились непривычные для городского обывателя заведения, приглашавшие публику «сделать портрет без кисти и красок». Первыми в нашем городе были «Фотография Я.П. Данилевского» и «Фотография В. С. Досекина».
Конечно, в Харькове и до Досекина были фотографы, но первым высокопрофессиональным летописцем Харькова был все же В.С. Досекин, создавший в 1856 – 58 годах серию превосходных фотографий улиц и площадей, соборов, церквей, домов. Василий Сергеевич занимает особое место среди харьковских фотографов. Именно он стал первым, кто донес до наших дней облик старого Харькова.
Начало фотографической деятельности Досекина относится к 1856-1857 годам. В это время в Харькове находилось на излечении большое количество солдат и офицеров участников Крымской войны. В их числе был и подпоручик В. С. Досекин.
Увлекшись фотографией, новым в то время видом искусства, досконально изучив фототехнологию, в ноябре 1858 года, к огорчению родственников – купцов, открывает собственный небольшой фотосалон на ул. Екатеринославской №3 (ныне – ул. Полтавский Шлях №3), в доме купца К.Н. Кузина. «Фотография В.С. Досекина» уже с первых дней своей работы стала пользоваться популярностью. Секрет успеха ателье скрывался в изготовлении небольшого формата фотоснимков, что значительно уменьшало их стоимость, давало возможность фотографироваться не только зажиточной части населения. Примерно к этому времени можно отнести создание Досекиным первой серии фотоснимков, запечатлевших Харьков.
С ростом популярности растут и доходы предприятия. Василий Сергеевич переводит свой салон в более приличное помещение в доме напротив. Этот дом сохранился до настоящего времени – правда, изменилась нумерация и сегодня это дом №6 по ул. Полтавский Шлях, а не №4 по ул. Екатеринославской. Кроме того, на небольшом земельном участке напротив бывшего кинотеатра «Спорт» Досекин строит фотокопировальню и оснащает ее самым современным оборудованием.
Многие его фотографии были использованы Д.И. Багалеем и Д.П. Миллером в их фундаментальном историческом труде «История города Харькова за 250 лет его существования».
Виды Харькова, его улиц и площадей, отдельных зданий до середины ХIХ века были выполнены художниками: рисунки, акварели, гравюры. В начале ХХ века эти рисунки были пересняты Досекиным, и книга вышла не только с фотографиями города, сделанными во второй половине ХIХ века, но и включала работы, созданные ранее художниками.
Большое количество фотографий В.С. Досекина с видами Харькова использовал А.Н. Гусев в своей книге «Историко-справочный путеводитель».
Кроме видов города, до нас дошел портрет популярной в то время харьковской актрисы, «любимицы харьковской публики» - оперной и драматической актрисы Е.П. Кадминой, сделанный фотографом по ее заказу. Так началась их дружба. Василий Сергеевич считал его одной из самых удачных своих работ – долгое время портрет украшал кабинет мастера. Она жила в гостинице «Моне», в доме напротив досекинского ателье, работала неподалеку в театре Пащенко, который размещался у Лопанского моста. На глазах Василия Сергеевича разворачивался ее короткий трагический роман и произошла ее внезапная и оттого еще более страшная смерть в неполных 28 лет. Вскоре после этого Досекин оставил карьеру фотографа, передав дело сыну. Но фотографии Евлампии Кадминой так и остались на стенах его кабинета – до самой смерти.
В 1886 году В.С. Досекин открыл фотомастерскую в Москве. Фотография была не единственным источником доходов В.С. Досекина. В начале 1873 года он вместе со своим армейским приятелем, капитаном Аркадием Ивановичем Иониным открывает кирпичный завод в пригороде Харькова, возле Саржина Яра. Завод работал довольно успешно, а В.С. Досекин становится Харьковским купцом 2-й гильдии. Любое дело, за которое брался Василий Сергеевич, приводило к успеху.
Работал В.С. Досекин в нашем районе, а жил на ул. Сумской (сейчас в этом доме находится 23-я детская больница). У В.С. Досекина было четверо детей: два сына – Николай (1863-1935) и Алексей (1865- ) и две дочери – Мария (1871-1942) и Анна (1873-1875), которая умерла в младенчестве.
Частым гостем был художник В.А. Серов, друг его сына Николая, тоже художника. Сын Николай был пейзажистом и маринистом, членом Товарищества передвижных художественных выставок в 1888 – 1900 гг., затем членом „Мира искусств” и „Союза русских художников” , был в 90-х и девятисотых годах довольно заметной фигурой в среде художников Москвы и Харькова.
Досекин был хорошо знаком с академиком архитектуры А.Н. Бекетовым, с декабристом А.Е. Розеном. Сохранился его фотопортрет, выполненный Досекиным в 60-е годы ХІХ века. Досекин был в дружеских отношениях с Алчевскими. Сохранились фотографии Х.Д. Алчевской и А. Бекетова.
На протяжении многих лет в доме Досекина предоставлялось жилье студентам-медикам, с которых большей частью плата не бралась Одним из таких студентов был П.И. Шатилов, известный в Харькове врач. Когда дочь Досекина Мария выходила замуж за Петра Шатилова, ее приданым стал большой участок загородной земли от Клочковской и примерно до нынешней Авиационной вместе с домом неподалеку от кирпичного завода. Мария Васильевна активно впоследствии распродавала свои участки земли, которые называли „ участки Шатиловой”. Так возникло название района – Шатиловка. Имя первого хозяина этих земель – Василия Сергеевича Досекина – тоже когда-то было на карте Шатиловки: улица Ленина называлась Досекинская.
Успеху его фотографической деятельности содействовало серьезное отношение к фотоделу. Досекин почти никогда не пользовался ретушью, чем грешили многие фотографы, прикрывая недостатки печати. Использование самой современной техники и доскональное знание технологии позволяли Василию Досекину получать негативы высокого качества. Вот что писал о нем «учено-технический» журнал «Фотограф» в 1864 году: «…работы г-на Досекина выходят из ряда обыкновенных, и было бы непростительно не заявить публично о таком художнике, который смело, без преувеличения, может поспорить с лучшими фотографами в Европе».
На различных фотовыставках работам Досекина неоднократно присуждались почетные медали. На последующих видовых фотографиях Харькова обратная сторона их украшается изображением этих медалей.
В начале 80-х годов прошлого века Досекин оставляет занятие фотографией. Его дело продолжил средний сын Алексей в городе Новозыбкове. С этого времени сведения о В.С. Досекине теряются.
Современники В.С. Досекина хорошо понимали и ценили его вклад в развитие художественной жизни и предпринимательства г. Харькова. Сразу после его смерти одна из улиц была названа в честь его имени: ул. Досекинская (теперь ул. Ленина). А потом его имя было предано забвению. Помнили только старожилы и краеведы.
Жаль, что в городе, который В.С. Досекин полюбил, подарил ему свой талант и мастерство, не сохранили улицу с его именем, его надгробие на Усекновенском кладбище. Он жив только в памяти немногих посвященных в его творчество людей.
Сегодня о Василии Сергеевиче Досекине напоминают фотоснимки, на которых он смог запечатлеть красоту Харькова того времени и его жителей.
За полтора века существования фотографии технический прогресс изменился до неузнаваемости, а исторические и художественные задачи остались почти такими же. Фотографии - беспристрастные свидетели ушедшего времени, удачно названные кем-то «зеркалом памяти». Важно для нас понять: «Прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего», - как утверждал польский философ Тадеуш Котарбиньский.


ДРЕНТЕЛЬН ЕЛИЗАВЕТА СЕРГЕЕВНА

Одна из первых харьковских профессиональных женщин-врачей

Будущее каждого народа в его детях. Потому что каждая культура - это дух и душа этноса, а душа человека – микрокосмос, сложный и неповторимый, и благодаря детям – вечный. Воспитание ребенка издавна было осознанной обязанностью каждого члена семьи, считалось обязанностью жизни. И, прежде всего, это касалось матери, которая первая помогала своему ребенку познавать окружающий мир и закладывала нравственные нормы. Женщина должна понимать свое высокое предназначение в жизни. Она закладывает краеугольный камень в духовном и физическом воспитании подрастающего поколения. Всем известно, что в здоровом теле - здоровый дух. От здоровья матери и зависит здоровье будущего ее ребенка. А о здоровье женщины необходимо заботиться с ее раннего возраста, так считала Елизавета Сергеевна Дрентельн.
На Москалевке (ул. Октябрьской революции, 47 ) в 1875 году крестьянин Е.К. Журавлев построил каменный двухэтажный дом. С 1901 года, когда дом уже принадлежал крестьянину П.С. Силакову, здесь находилась амбулаторная лечебница одной из самых первых харьковских женщин-врачей Елизаветы Сергеевны Дрентельн, которая называлась «Женская лечебница женщины-врача Е.С. Дрентельн». Она имела стационар для рожениц и больных женщин. Но долго не просуществовала.
Вскоре Е.С. Дрентельн возглавила «Частную женскую лечебницу «Женская помощь». Устроена она была небольшим кружком частных лиц, объединенных идеей помощи женщине во время ее болезни и материнства. Задачи новой лечебницы сводились к предоставлению беременным, роженицам и женщинам, страдающим женскими болезнями, доступного по цене помещения и лечения, удовлетворяющего современным требованиям науки, как стационарным, так и амбулаторным больным женщинам, к оказанию роженицам и больным женщинам помощи на дому, устройству переносных ванн на дому и т.п. В лечебнице размещались и постоянные кровати для рожениц. В стационаре женщины снабжались постелями, предметами необходимыми для лечения и ухода. Начинающим женщинам-врачам и повивальным бабкам предоставлялась возможность практического совершенствования по акушерству и женским болезням, а равно и подготовка практически опытных сиделок для ухода за больными женскими болезнями, роженицами. Медицинский персонал составляли только женщины. Во главе попечительного совета новой лечебницы стал известный благотворитель, промышленник М.Х. Гельферих, пожертвовавший для лечебницы участок земли в конце Старо-Московской улицы (Московский проспект) и 40 тыс. руб. наличными деньгами. Нашлись и другие благотворители, дал кое-что и художественно-музыкальный вечер в оперном театре. На эти деньги была сооружена и оборудована лечебница.
Административные функции исполняли врач-директор и один - два врача-ассистенты. 27.09 1898 года женщина-врач Е.С. Дрентельн была утверждена пожизненным директором и врачом-распорядителем харьковской городской амбулатории детской и гинекологической больницы с правами государственной служащей. Дело в том, что Высочайшим повелением от 02.05.1898 года женщинам-врачам впервые была предоставлена возможность пользоваться правами государственной службы по чинопроизводству, но без права получения чинов, орденов, ношения мундира и прочее. Добиться женщине-врачу прав государственного служащего было крайне трудно. Эта лечебница существовала несколько лет на добровольные пожертвования. Но идеи и опыт этой лечебницы годится не одному поколению педиатров и гинекологов.
В 1917 году городская амбулатория детской и гинекологической лечебницы была переведена в дом на углу Колодезной улицы,18 и Колодезного переулка,1. Дом на Москалевке (ул. Октябрьской революции,47) сохранился в почти неизменном виде.
Елизавета Сергеевна Дрентельн считала, что причина такого количества женщин, нуждающихся в медицинской помощи, кроется в отсутствии должного внимания к их здоровью, медицинского надзора и профилактики женских заболеваний в раннем возрасте. Все девочки должны находиться под наблюдением врача, «Главной задачей его является наблюдение за здоровыми с целью предупреждения возможных заболеваний и уклонений от нормы».
Это касается, прежде всего, врачей женских учебных заведений которым более подобает вести надзор за подрастающим женским поколением, будущими мамами. Елизавета Сергеевна этой теме посвятила брошюру «О необходимости женскаго медицинскаго надзора въ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ».
«И как говорили мудрецы: «Мальчики – настоящее нации, девочки – ее будущее».


/Files/images/vyistavki/дудинская.jpg


ДУДИНСКАЯ НАТАЛИЯ МИХАЙЛОВНА

(08.08.1912 - 29.01.2003)

Знаменитая балерина, одна из самых крупных классических танцовщиц ХХ века, народная артистка СССР, выдающийся педагог

«Творить искусство может лишь избранник…»,- утверждал немецкий писатель Грюн. Есть актеры, блистающие на сцене, а есть такие, что формируют искусство и взгляды на искусство своего времени. И то и другое относится к Дудинской Н.М. Она, как ученица А. Вагановой, демонстрировала наследие классической школы как непреходящую ценность. Ее искусство утверждало лучшие традиции классического балета. Именно классический танец соответствовал самой природе таланта Дудинской. Какой - бы крутой поворот ни делал советский балет за годы его истории, творческому тяготению к классике она не изменяла никогда. «Вся моя творческая жизнь посвящена верному служению высоким традициям русского балета»,- написала однажды Наталия Михайловна Дудинская.
И она верно служит любимому искусству всю жизнь - с того самого дня, как крошечной Талочкой Тальери вышла впервые на сцену, чтобы танцевать перед своими земляками – харьковчанами.
Старожилы-харьковчане помнят о существовании частной балетной студии на ул. Краснооктябрьской № 7 (ул. Конторской). Ее создала Наталия Александровна Дудинская. Дудинская - старшая танцевала под псевдонимом Тальери. Дудинская-Тальери была не только одаренной танцовщицей. Она писала стихи и прекрасно играла на рояле. Переход ее в сферу балетного искусства вызвал серьезные возражения Глазунова, считавшего ее способной скрипачкой. И хотя карьера танцовщицы, начатая слишком поздно, не принесла желанных результатов, танец навсегда завладел ее интересами.
Вскоре Наталия Александровна целиком отдалась педагогической деятельности. Она давала уроки классического танца. В ее студии получили начальное образование известные впоследствии балерины: И.Герман, В. Дуленко… И надо думать, своей артистичной манерой исполнения немало обязана харьковской студии Клавдия Ивановна Шульженко.
Билеты на спектакли студии не залеживались в кассе. Маленькая Таля чувствует себя в студии как дома. Она давно знала все танцевальные номера, поставленные для старших. Девочка была очень музыкальна, она с удивительной легкостью схватывала танцевальные комбинации, изобретательно подражала старшим. Уже можно было заметить ее легкий прыжок, в ней чувствовался врожденный артистизм. И скоро в концертах студии стала выступать самая маленькая танцовщица Талочка Тальери. Она исполняла маленькие танцевальные сценки, веселые полечки и уже в семь лет даже главные роли в балетах. Она имела успех. Харьковские любители балета пророчили ей известность.
Но, может быть, именно этот успех, пришедший так легко и неожиданно, тревожил душу матери.
Весной 1923 года Наталия Александровна уехала с дочерью в Петроград. Ей хотелось услышать мнение специалистов-хореографов. Им доверить будущее своей девочки. Осенью этого же года студия на Конторской №7 была закрыта. Мать, дочь и преданная им Анастасия Михайловна Кручинова, воспитавшая Талю, уехали в Петроград.
Талю Дудинскую приняли в хореографическое училище сразу во второй класс. По знаниям она подходила для третьего и даже четвертого классов, но мешал возраст. Определили в класс педагога Агриппины Яковлевны Вагановой. Порог школы она перешагнула легко. Но жизнь в школе оказалась совсем не такой простой и радостной, как ожидалось. Она считалась старательной и внимательной ученицей. И только. Любопытен один штрих биографии Дудинской в годы, когда она была еще ученицей: в классе она показывалась менее ярко, чем на экзаменах или на сцене.
Зато каждый публичный экзамен в конце учебного года приносил ей высший балл. Наталия Михайловна любила петь и превосходно знала математику.
Фанатично преданная своей профессии, Ваганова очень холодно относилась к ленивым ученицам, но любовно оберегала тех, кто исповедовал ее самозабвенную любовь к искусству. Девиз Вагановой - «повседневное превращение повседневной работы в творчество».
В Дудинской она нашла свою единомышленницу. Дудинской Н.М. был особенный стиль, почерк танца, присущий лишь «школе Вагановой», а выражался он в «…гармоничной пластике и выразительности рук, в послушной гибкости и в то же время в стальном апломбе корпуса, в благородной и естественной посадке головы, ...» Вагановская школа – эталон, основа.
Училась Дудинская у Вагановой 23 года: три года в школе и двадцать лет в театре, классе усовершенствования. Именно Ваганова определила путь Дудинской в искусстве, всю ее дальнейшую судьбу, стала единственным педагогом, другом, наставником.
С тех пор пролетели годы длиною в целую жизнь, но Наталия Дудинская неизменно была в самом центре советского хореографического театра все годы своего творчества. Блистала она, прежде всего, в классике, где мог свободно развернуться ее дар. «Жизель», «Раймонда» или «Спящая красавица» стали жемчужинами советского репертуара, она была одной из лучших исполнительниц их главных партий.
Но что бы не делала Дудинская как артистка, владеющая мастерством, она оставалась танцовщицей, в чьем творчестве именно классическая школа проявляла свои лучшие черты.
Руки, плечи, ноги вплоть до кончиков пальцев, все тело танцовщицы говорило, выражало человеческие чувства и страсть. Ее с первых шагов творчества постоянно называли «эффектной классичкой», «техничкой». О совершенстве танцевальной техники, виртуозности, мастерстве балерины начали писать после первых же ее выступлений. У нее каждое па было редкой отшлифованности. Танцы потрясали зрителя. Она принадлежала к избранникам балетного искусства, если можно так сказать – к «жрецам» танца.
Как-то просто и естественно она стала артисткой «большой литературы» и «большой музыки» - образы Пушкина, Гоголя, Чайковского, Глазунова, Прокофьева стали шедеврами. Она создала множество женских образов, но никогда не уходила от своей темы и индивидуальности.
Однажды на Урале в одной из газетных рецензий Дудинскую сравнивали со скрипкой Гварнери, Уланову – со скрипкой Страдивариуса. Тонкое и любопытное наблюдение, если вспомнить, что мастер Гварнери добился от своего знаменитого инструмента увеличенной силы звука, разнообразия тембра, предназначая его для больших концертных помещений.
Партнерами Наталии Дудинской были прославленные артисты балета: К.Сергеев, Чабукиани. Первым балетом Р.Нуриева в Кировском театре была «Лауренсия» и партнершей 19-летнего Нуриева была прима-балерина труппы 49-летняя Наталия Дудинская.
Служение русскому балету продолжается. Любимая ученица Вагановой, Наталия Дудинская, стала не только гениальной танцовщицей, но и великолепным педагогом, продолжателем вагановских традиций.
Более 50 лет занимается педагогической деятельностью. Она всегда фанатично работала и сейчас фанатично работает со своими учениками в Санкт-Петербургской Академии имени А.Я. Вагановой. Передает молодым свой опыт, знания, свое преклонение перед прекрасным искусством классического танца. Если свойствами школы Вагановой считали «стальной ампломб» и послушную гибкость корпуса, то приметами танца Дудинской – одной из крупнейших артисток среди блестящего созвездия вагановских учениц – называли легкость полета и силу вращений, невесомость парений… О ее танце писали, что он «словно соткан из тонких сверкающих нитей», что поражая своим блеском он строг и чеканен, точен в своей выверенности. Среди учеников великой балерины – У.Лопаткина, М. Куллик, А. Волочкова, В. Десницкий, Л. Галинская, В. Ганнибалова…Ее искусство было торжеством профессионализма, точности, технической виртуозности, декларацией целесообразности системы классического танца, которую раскрывала своим воспитанницам Ваганова.
Законы классического танца, так великолепно постигнутые Дудинской и обогащенные ею, находят свое выражение в исполнительском мастерстве современного русского балета. Наталия Михайловна работает также над возобновлением классических балетов во всем мире.
Наталия Дудинская, как ее называют еще «богиня танца» - это целая эпоха русского балета, который она прославила и подняла на недосягаемую высоту. Глядя на ее фантастический танец, пропадало ощущение реальности бытия. Н.М. Дудинская подарила нам великое искусство классического танца. «Искусство – это сотрудничество Бога и художника, и чем меньше участие художника, тем лучше», - утверждал Андре Жид. Она была балериной от Бога.


/Files/images/vyistavki/еромецкий.jpg

ЕРОМЕЦКИЙ СЕМЕН АЛЕКСАНДРОВИЧ

(23.12. 1940 - )

Председатель Октябрьского районного в г. Харькове совета (1991-2010). Академик Международной академии жилищно-коммунального хозяйства. Отличник просвещения Украины. Заслуженный работник сферы услуг Украины. Рыцарь Украины 2007 года. Лауреат конкурса «Деловой человек» 2002, 2003, 2004 гг.

«Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья»,- так думал Антон Павлович Чехов. Дать возможность людям жить нормально – определяющая деятельности Семена Александровича Еромецкого. Для нас уже норма круглосуточное и бесперебойное водо-, газо-, и электроснабжение, другие блага цивилизации, рабочие места, зарплата… И это в тяжелейшие кризисные годы для нашего государства. Часто ли мы задумываемся над тем, какой титанический труд стоит за всем этим. Мы только вспоминаем районное руководство, когда наблюдаются сбои в его работе.
Почти двадцать лет возглавляет Октябрьский район Семен Александрович Еромецкий. Всю свою жизнь он посвятил благородному делу – улучшению условий жизни людей.
Далекий сибирский город Омск – это мама, незабываемое впечатление детства: долгожданная встреча с отцом в 1947 году. К этому времени Александр Александрович Еромецкий успел пройти три войны: финскую, Великую Отечественную и японскую, но не успел увидеть первые шаги и услышать первые слова сына Семы. В Омске прошли детство и юность. Первые ошибки, удачи и опыт, формирование характера, личности.
Харьков – это судьба. Любовь, семья, выбор дела всей жизни. Карьерный рост и заслуженное признание заслуг и профессионализма. После окончания Харьковского института инженеров коммунального строительства им пройден путь от рядового инженера до руководителя района.
С. А. Еромецкий занимался благоустройством всегда и везде: оказывал помощь братскому монгольскому народу (будучи студентом), в армии прослужил в звании лейтенанта в Харькове на Холодной горе в военно-строительной школе. Так что сферу коммунально-жилищного хозяйства он знает изнутри. Богатейший опыт дает ему возможность предвидеть многие ситуации и умело руководить сложным районным механизмом.
Правление Семена Александровича пришлось на очень непростое время. Развал и неразбериха в экономике и политике. Менялись люди, ориентиры, было от чего растеряться. Но глава района проявил истинное мужество «… в спокойном самообладании и невозмутимом исполнении своего долга, не взирая ни на какие бедствия или опасности». А сложных ситуаций, когда опускались руки, ставились под удар карьера и благополучие семьи в жизни Семена Александровича было предостаточно. «Прорвемся!»- одно из его любимых выражений.
«Управлять – это предвидеть»,- утверждал Наполеон. Как мудрый человек Еромецкий понимал, что по старинке нельзя уже руководить районом. Рыночные отношения выдвигают новые требования и ставят новые цели Еромецкий С.А. – руководитель нового типа, который мыслит стратегически. Идет по пути обеспечения гармоничного развития района на основе таких ценностей, как ответственность за экологическую и техногенную безопасность, культуру и духовность….
Прежняя административно-командная система оказалась не в состоянии эффективно управлять в условиях рыночной экономики. Нельзя управлять предприятиями и обществом, что называется, по наитию и исходя из складывающейся обстановки, методами пожаротушения.
Семен Александрович создал в единственном районе города надежную и гибкую систему управления на уровне района, постоянно совершенствуя ее. Эта система позволяет планово, методично выявлять и решать глубинные вопросы и проблемы, возникающие в различных сферах и на различных уровнях.
Такой насыщенности промышленными предприятиями нет ни в одном районе города. Октябрьский район – флагман промышленности Харькова. На сегодняшний день экономический потенциал района представляют 56 промышленных предприятий. Их работа – залог стабильности и процветания района.
Впервые в городе в Октябрьском районе был создан Совет директоров промышленных предприятий. Раз в месяц в Октябрьском райисполкоме совет проводит встречи с депутатами районного совета, где обсуждается положение дел на производстве и рассматриваются конструктивные предложения по решению возникающих проблем.
Без внимания и поддержки не остается и частный бизнес в районе. С каждым годом все больше открывается частных предприятий, в основном, в сфере обслуживания и оказания услуг, предприятий торговли, зафиксирован рост объема прямых иностранных инвестиций в экономику района. Как следствие - в районе создано 2196 рабочих мест. А это уже победа. В начале 90-х Октябрьский район был единственным районом в городе, где руководство сделало первые шаги в создании условий для развития малого бизнеса. Упростило предпринимателям оформление документов. Вся процедура тогда занимала полдня. В районе и сегодня для развития малого бизнеса продумываются и внедряются различные варианты успешного развития.
Постоянно на повестке дня вопрос привлечения инвестиций в район. Т.к. инвестиции играют важную роль в развитии жилищно-коммунальной сферы.
В районе создан первый в Харькове офис городского экономического развития, выигран грант американской фирмы GILLETTE по содействию международного корпуса экспертов-добровольцев. Впервые в Харькове Еромецкий С.А. предложил и создал систему самоорганизации населения, которая включает в себя домовые и уличные комитеты, советы микрорайонов, территориальные советы домовых комитетов и районный совет самоорганизации населения. Такая организация населения района позволяет знать интересы, проблемы каждого человека и оперативно их решать на разных уровнях.
Снята часть проблем, связанных с вывозом мусора. Санитарное состояние территории района находится в пределах нормы. Есть значительные сдвиги в капитальном ремонте, ремонте лифтов. Ведется работа в направлении улучшения освещения улиц района, текущего ремонта дорог. «Жить нормально гражданам – это в интересах государства», - считает Семен Александрович. Подобных эпизодов в жизни Еромецкого С.А. не мало.
Великое искусство управления требует веры руководителя в то, что все делается для людей и через людей. Семен Александрович в своей многогранной деятельности опирается на коллектив – команду единомышленников. Сегодня в его команду входят депутаты всех уровней, совет директоров предприятий, руководители отделов исполкома, общественные организации.
Способность влиять на людей, организаторское чутье в сочетании с чутьем практика позволили создать сильный своим профессионализмом и жизненным опытом, спаянный единством цели коллектив, способный решать сложнейшие задачи. «Часть сотрудников считает меня строгим руководителем. Но те, с кем я давно работаю, знают, что в большинстве случаев я придерживаюсь … правила – каждому по труду. Со мной остаются работать люди, которые выполняют поставленные задания…»,- говорит С.А. Еромецкий. И таких много. Мало кто уходит.
Семен Александрович удивительно чувствует дух времени, идет в ногу с ним и даже немного впереди него. Понимая как важно двигаться вперед, не стоять на месте, им приветствуются и поддерживаются смелые инициативы и начинания. Люди с творческой жилкой в районе себя чувствуют комфортно. Руководство района делает все, чтобы люди могли раскрыть свои творческие способности и таланты. Ведь в единственном районе города прошла персональная выставка профессионального художника Валентины Куксо.
Сегодня жителям района доступна квалифицированная медицинская и лечебно-диагностическая помощь. Для ее улучшения проведено переоснащение новым медицинским оборудованием женских консультаций. А для полноценного обследования детей и подростков в детской поликлинике установлены новые аппараты ультразвуковой диагностики, электрокардиографии, реографии.
В 2008 году был создан централизованный компьютерный банк данных инвалидов в сети Интернет, в котором хранится информация об индивидуальных программах реабилитации свыше 1000 человек.
Окружены вниманием и заботой ветераны Великой Отечественной войны и труда. В районе создана и работает очень большая ветеранская организация. И как стимул для новых свершений в первом районе города – Октябрьском было учреждено звание «Почетный гражданин Октябрьского района». В единственном районе Харькова утверждена «стипендия председателя» школьникам «Лучший ученик» ( ежемесячно 100 грн.).
Работа и семья для Семена Александровича - смысл жизни. Вот те два крыла его птицы счастья. Только занимаясь любимым делом и имея надежный тыл, человек может иметь столько энтузиазма, энергии, сил и творческого вдохновения.
Октябрьский район считается одним из самых стабильных в городе. При Семене Александровиче удалось многое сохранить из того, что оставили нам предыдущие поколения: спортивные и общеобразовательные школы, садики, в трудной борьбе отстаиваются интересы крупных заводов, составлявших в прошлом гордость не только района… Под руководством Еромецкого С.А. Октябрьский район по основным показателям социально-экономического развития занимает одно из ведущих мест в городе Харькове. Октябрьский район чисто географически считается окраиной города, на самом, благодаря мощному потенциалу он всегда был и остается на передовых позициях в городе.
Труд и вклад Семена Александровича Еромецкого замечен и оценен по достоинству. Он награжден Почетными грамотами Президента Украины, председателя Харьковской областной государственной администрации, знаком отличия «Святая София» Академии бизнеса Украины, именными часами от Верховной Рады Украины по случаю 350-летия основания города Харькова и Почетным знаком отличия Харьковского городского головы «За старание»… По итогам рейтинга С.А. Еромецкий признан «Харьковчанином года» в 2002-2004 гг.
Для развития Октябрьского района и достижения достойного уровня жизни важно не только объединить усилия органов самоуправления и людей, живущих в районе, но, прежде всего, четко определить общие ориентиры и цели. В этом заключается смысл управления. Семен Александрович Еромецкий вполне постиг секреты руководства.
Управлять – это не повелевать, а как указывал К.Вебер: «Самое трудное искусство – это искусство управлять».


/Files/images/vyistavki/Квитка-Основьяненко.jpeg

КВИТКА-ОСНОВЬЯНЕНКО ГРИГОРИЙ ФЕДОРОВИЧ

(29.11.1778 -08.08.1843)

Писатель, драматург, общественный деятель, основатель Харьковского театра, театральной критики, патриарх украинского возрождения.

Сохранение и развитие родного языка имеет колоссальное значение, т.к. язык есть основным отличием нации, формирует национальное самосознание, является первоосновой культуры народа. „Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое историческое живое целое”,- считал Ушинский. С исчезновением языка исчезнут нация и государство.
Велика заслуга плеяды выдающихся украинцев, участвовавших в процессе защиты и развития родного украинского языка, в процессе национального возрождения в Украине. Среди них наш великий земляк Григорий Федорович Квитка-Основьяненко, сделавший для укрепления государственности Украины не меньше чем любой другой политик, а то, может быть, и больше.
„Случайности не случайны”,- утверждали мудрецы. Судьбой было предопределено Квитке внести вклад в сохранение и развитие украинского языка. Любовь, интерес и знания украинской культуры были ему привиты в семье.
Родился Г.Ф. Квитка-Основьяненко в поместье своих родителей 29 ноября 1778 года – Основе (ныне Москалевка). Древнему дворянскому роду Квиток, чуть ли не первым поселенцам на харьковской земле, принадлежали южные земли Москалевки. Потомки казаков Запорожской Сечи были людьми образованными, свободолюбивыми и патриотично настроенными. По заслугам семья Квиток была внесена в дворянские родословные книги Харьковской, Полтавской и Херсонской губерний. За счет собственных средств благоустраивали Москалевку: построили церковь, школу, домашний театр, разбили парк, который стал любимым местом отдыха харьковчан (сохранившийся парк носит имя Квитки-Основьяненко). Любовь к родной земле, народным обычаям и традициям вдохновляла и питала творчество и энтузиазм исследователей родного края. Дядя Квитки посвятил жизнь исследованию южнорусской старины. До 16 лет посчастливилось общаться юному Грише с народным философом, другом его отца, Г.С. Сковородой, что не могло не сказаться на его мировоззрении. Впоследствии Квитка гордился знакомством с Сковородой и часто любил об этом вспоминать.
Российская империя, чтобы полностью денационализировать украинский народ, всеми способами старалась уничтожить украинский язык. Запрещали обучение на украинском языке, преследовались песни, обычаи, народное творчество. Еще при Квитке-Основьяненко Харьков оставался украиноязычным городом.
Его семья, как и многие другие семьи, жила просто, по-старосветски, по-казачьи, в ней всегда почитались и придерживались народных обычаев и традиций. Григорий с ранних лет слышал в отчем доме украинскую речь. Он имел глубокие знания по истории, помнил много украинских песен, пословиц, дум, сказок... и, конечно же, не хотел, чтобы привычный с детства уклад жизни канул в вечность.
Поэтому, когда в начале ХІХ века начинается подъем украинского национального возрождения и проблема языка становится ключевой, именно Г.Ф. Квитка-Основьяненко открывает дискуссию, основной идеей которой становится украинский язык есть и должен обслуживать все сферы не только словесности, но и науки, и общественной жизни. Великим достижением украинской культуры ХІХ века было введение нового украинского литературного языка на народной основе, фундатором которого являлся Квитка-Основьяненко.
По времени своего появления и по значению своей деятельности Квитка-Основьяненко принадлежит к историческим явлениям крупного значения. Когда начиналась его литературная деятельность на украинском языке существовала тогда только поэма „Енеїда” Котляревского, две бытовые пьесы его, еще не изданные. Об Украине писал гениальный Гоголь, но писал на русском языке и народной жизни касался издалека. На тот момент „... Украина, которая для обороны своей души только и имела красоту языка и песни”.- писал Олесь Гончар. И пока это еще возможно, писатель начинает собирать этнографический материал.
Григорий Федорович Квитка-Основьяненко – отец украинской этнографии и фольклористики, ему принадлежит роль первого собирателя и публикатора народных произведений повествовательных жанров (анекдотов, сказок, перессказов, легенд). Он записывал традиции и обычаи украинцев, слобожан, особенно ему нравились свадебные. В 1834 году был издан первый сборник „Малороссийские пословицы и поговорки”. В сборник вошло около 600 произведений этого жанра. Черпал Квитка бесценный материал, сюжеты, образы тесно общаясь с народом, руководствуясь при этом принципом: записывать материал от народа, не изменяя его.
Квитка-Основьяненко был одним из самых крупных украинских этнографов 30-40 годов ХIХ в. Специальные этнографические записи, сделанные им нам не известны, кроме очерка „Украинцы”, который включает краткую характеристику быта, особенности жизни и характера харьковчан, в основном, жителей Москалевки.
Квитка-Основьяненко был одним из первых историков и краеведов Слобожанщины. Его перу принадлежит ряд произведений по истории города Харькова. Работы писателя по изучению старины были высоко оценены. Ему было присвоено почетное литературное звание члена королевского Общества антикваров Севера (этот диплом пришел из Копенгагена в Харьков через два года после смерти Квитки).
В годы реакции невозможно было издавать чисто этнографические материалы: статьи, труды, сборники... Квитка вынужден облекать этнографические находки, исследования в литературную форму в виде повестей, рассказов, драматических произведений. Он заговорил об украинском народе, его буднях. Не имея предшественников, кроме народных сказочников, он создал украинскую прозу.
К составлению малороссийских повестей с сюжетами из народной жизни Квитка приступил уже в зрелом возрасте с громадным запасом личных наблюдений и житейского опыта. На этом настояла его жена Анна Григорьевна, урожденная Вульф.
Престиж украинского языка, веру в его возможности утверждала новая украинская литература. „Давно кто-то сказал, что на малороссийском языке можно писать только одно комическое...” (Гребинка Е. Т.5 .-С.304), что это язык анекдотов. „Защищая как-то достоинство языка малороссийского, я вызвался заставить рассказом своим плакать – не поверили, я написал „Марусю” (Т.6.-С.534). Она была первой из „Малороссийских повестей” и самой популярной. Произведение было написано как аргумент того, что на украинском языке можно творить не только комедии и басни, на нем можно раскрыть глубокий и сложный мир человеческих чувств и философских убеждений. Знаменитую „Марусю” Квитка посвятил своей жене, именно ей он обязан уважительным отношением к литературному труду.
Квитка был идейным наставником „харьковских романтиков”. Их произведения будили желание к самостоятельной национальной жизни, способствовали усилению интереса к национальному прошлому, национальному языку...
Квитка свободно владел русским и украинским. И первые свои произведения писал на русском языке и, если бы продолжал писать по-русски, наверное, остался бы в истории литературы в длинной череде писателей второй, а то и третьей руки. То, что сделало Квитку действительно неповторимым, были его украинские повести. Значение украинских повестей трудно переоценить. Квитка-Основьяненко открыл Европе Украину, рассказал об украинцах, а именно о харьковчанах, жителях Москалевки, Гончаровки, т.е. об Октябрьском районе. Квитка-Основьяненко на целое десятилетие, а то и больше опередил произведения писателей-натуралистов. С Основьяненко в мировую литературу вступил мужик, масса простолюдинов.
Произведения Квитки-Основьяненко охотно печатали популярные столичные журналы: „Отечественные записки”, „Современник”, „Литературная газета”... Желая подчеркнуть самостоятельность украинской литературы, украинского языка и их значение, Квитка предлагал издателю „Отечественных записок” Краевскому издавать обзор новинок украинской литературы отдельно от обзора русской литературы, т.е признать украинскую литературу отдельной отраслью европейской литературы.
Немалая заслуга нашего земляка в том, что Харьков стал колыбелью журналистики в Украине. Григорий Федорович начинал литературную деятельность с фельетонов, статей на страницах периодики: ”Украинский вестник”, „Украинский Демокрит”, альманахов „Утренняя звезда”, „Молодик”. Благодаря этим изданиям об Украине заговорили в полный голос, давалась предпосылка развития украинской литературы и украинского языка. На страницах периодики была опубликована программная статья Квитки „Супліка до пана издателя», где автор уже теоретически обосновывает право украинского народа на свою литературу, а значит и язык.
Однако роль Квитки-Основьяненко в развитии украинской культуры, ее возрождении не исчерпывается литературным творчеством. Он был причастен ко всем культурным начинаниям, которые имели большое значение для пробуждения самосознания украинцев.
Квитка был не только фундатором и первым директором профессионального украинского театра, но и первым украинским драматургом, основателем новой украинской драмы. ”Сватання на Гончарівці”, „Шельменко-денщик” до сих пор украшают репертуар любого театра и идут с неизменным успехом. Как выдающийся организатор театральной жизни в Харькове, Квитка отводил решающую роль театральной критике, основы которой были заложены им самим же. Помогал артистам найти свое амплуа.Так, великому Щепкину помог раскрыть мощный талант комика.
Запомнив на всю жизнь учение Сковороды, что образование раскрепощает дух человека, Квитка создает первое в Украине в ХІХ веке женское учебное заведение - Институт благородных девиц, кстати сказать, в свое время его окончила Марко Вовчок, одним из первых дал пожертвования на строительство Харьковского университета.
Всю жизнь прожил Квитка-Основьяненко на Москалеве в Харькове, но его знали и уважали известные современники. Не случайно он взял псевдоним „Основьяненко”, подчеркнув тем самым любовь к своей „малой родине”. Он оставил богатое наследие (80 произведений на русском и украинском языках) и результаты активной деятельности. Он создал информационный простор, в котором формируется национальное самосознание украинцев, развил и защитил украинский язык.
Квитка-Основьяненко одним из первых представлял украинскую литературу русским и европейским читателям. Начиная с 1837 года ряд его произведений были переведены на русский, пьесы ставились за пределами Украины. В 1854 году в Париже на французском языке была опубликована „Сердешна Оксана”. Ряд произведений переведено на польский, болгарский, чешский и другие языки.
Его произведения вдохновляли многих писателей, например, Федьковича, написать о галычанах, Т.Г.Шевченка „Сердешна Оксана” сподвигла к написанию знаменитой „Катерины”. Его произведения не только зажигали любовь к родному слову у украинцев, но и вызывали уважение у других народов.
8 августа 1843 года Г.Ф. Квитки-Основьяненко не стало. На траурную церемонию сошлись горожане, крестьяне из близлежащих сел. В последний путь писателя провожали герои его произведений. Церемония была торжественной и богатой. Вся Екатеринославская от Дмитриевской церкви (прихожанином которой он был) до холодногорского кладбища была запружена людьми. „Пам”ятай, Україно, цю могилу, тут похований той, хто окрилений любов`ю до тебе, до твого благоденствія і слави, захищав твій звичай та мову і вчив тебе твоєю мовою”,- призывал выдающийся славист Срезневский.


/Files/images/vyistavki/Кокошкин.jpg


КОКОШКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

(1785 - 1861)

Последний Харьковский генерал-губернатор

«…Для человеческой мысли главная цель есть стремление к человеческому благополучию», - считал Д.И. Писарев. Составной которого является городское благоустройство. При Черниговском, Полтавском и Харьковском генерал-губернаторе Сергее Александровиче Кокошкине (с 1847 по 1856) дело городского благоустройства сильно шагнуло вперед. Он один из самых ревностных поклонников порядка и процветания в Харькове. Полицейский в душе и инженер по образованию, Кокошкин ставил внешнее благоустройство Харькова едва ли не главнейшей задачей своей деятельности. «Чтобы цель осуществить свою, нужны дела, а не мечты…»,- гласит индийская мудрость, а Сергей Александрович Кокошкин был человеком дела.
25 февраля 1856 года из Сената получен указ об упразднении генерал-губернаторства. Последним Харьковским генерал-губернатором был генерал-лейтенант, петербургский обер-полицмейстер С. А. Кокошкин. Жил он на ул. Екатеринославской № 30. За 9 лет пребывания на посту сумел сделать очень много. При нем осушались болота, строились дороги, возводились общественные здания.
Мини-революция в деле освещения Харькова связана с именем главного харьковского реформатора первой половины ХIХ века – Кокошкина. В своем стремлении благоустроить город он не мог пройти мимо проблемы освещения. В Харькове на улицах фонари зажглись через 60 лет после основания города. В 1850 году было предложено перейти от масляных фонарей к спиртовым. Первые светильники харьковчане прозвали «кокошкинскими спиртовками». Дело продвигалось медленно: за два года было установлено только 142 спиртовых фонаря – и то в центре.
Всем известно, что наш город расположен на болотистой местности. Поэтому вопросами осушения и замощения города занимались и предшественники Сергея Александровича. Он продолжил. Усердно занялся осушкой залопанской части города. На ул. Екатеринославской во время весны, осени и сильных дождей вода, выходя из озера, заполняла дворы и улицу и на долгое время застаивалась во дворах, заливала кухни, сараи. Со временем впитывалась в землю. Домовладельцы испытывали непрестанную сырость даже в верхних этажах домов. В 1852 году, по просьбе жителей, Кокошкин занялся осушкой этой местности. На месте озера построили красивый бассейн с парой плавающих в нем лебедей. Вокруг бассейна были устроены скверы. Для спуска лишней воды от бассейна прорыли канал до реки Лопань.
Жители Панасовки жили под страхом постоянных наводнений. Но они страдали не от болотных вод, а от горных. Во время таяния снегов и дождей на Панасовку и прилегающую к ней местность неслись бурные потоки с Лысой и Кладбищенской гор. По распоряжению Кокошкина строительная комиссия предложила архитектору Данилову представить проект осушения Панасовки и 27 апреля 1853 года приступили к работам.
Крупным делом Кокошкинского времени было укрепление берегов Харькова и Лопани и устройство набережных. Было выстроено несколько новых мостов. На реке Лопань – Лопанский и Благовещенский. Возле Лопанского моста Кокошкин приказал для украшения площади насадить тополей, купленных в университетском ботаническом саду. На Москалевке Квиткинская гребля (причина постоянных подтопов усадеб) была уничтожена.
Много возился Кокошкин и с улицами, желая привести их в благообразный вид. На ул. Екатеринославской была срезана возвышенность у Дмитриевской церкви, и вся улица была выровнена.
Большую услугу оказал Кокошкин Харькову и приведением в удобный вид спуска с Холодной горы. Кокошкин сделал в горе широкую вырезку, по которой провел покатую дорогу, вымостив ее булыжником, сделал шоссе. Приведена в благоустроенное состояние и ул. Сумская. Началось строительство Курско-Харьковского шоссе, соединившего Харьков с северными центрами промышленной жизни. Кокошкину обязана приведением в благообразный вид и Университетская горка. Он приказал обложить ее ребра дерном и устроить для нее каменную лестницу. Проектировал ее архитектор Тон.
По приказу губернатора начали высаживать на городских улицах вдоль линий домов и заборов деревья. Находя, что в Харькове успешнее всего растут тополи, он приказал устроить школу тополей на Дунинской леваде. Заботы по устройству улиц и скверов обходились очень чувствительно для городской казны, но все же сравнительно дешево, так как генерал-губернатор производил все эти работы с помощью арестантов.
Кокошкиным значительно подвинуто вперед и дело замощения города. В центре города при нем активно уничтожались соломенные крыши, что способствовало профилактике пожаров. Благодаря Кокошкину Харьков, по отзыву одного из современников: ”совершенно преобразился и сделался одним из лучших губернских городов”.
Самый строгий, пусть не всегда справедливый, расторопный, иногда вспыльчивый, не очень удобный для своих современников, настоящий хозяин, умница и красавец-мужчина. Он был патриотом своего города, и так боролся как никто из его предшественников за чистоту, порядок и благосостояние города.
Но все эти работы велись жесткими административно-полицейскими мерами, которые тяжким бременем ложились на городское общество. Ему приписывали замашки солдафона, насилие над обывателями, удушение самостоятельности городской думы... Но что же сама дума не позаботилась о повышении городских доходов, заключением грамотных контрактов на строительство казенных зданий, мощением улиц, изысканием средств по борьбе с пожарами, просто им за своими торговыми интересами это некогда было делать.
Такие грандиозные, просто революционные преобразования Сергей Александрович сумел совершить в очень сжатые сроки (9 лет). Да, он очень был неудобен многим своим современникам, с ним было, конечно, тяжело. Однако,”Всякого человека должно судить по его делам”,- утверждал Сервантес. И с ним нельзя не согласиться. Как говорят : ”Большое видно на расстоянии”. Но нашлись и в его время люди, сумевшие оценить великие дела Кокошкина. В честь губернатора Сергея Кокошкина в середине ХІХ века построили здание Сергиевского ряда (между лестницей на Университетскую горку и бывшим Купеческим спуском (теперь спуск С. Халтурина). Сергиевский ряд, однако, вскоре был разрушен пожаром, и на его месте построили Ново-Сергиевский ряд, на втором этаже которого по решению Городской Думы разместили Городской художественно-промышленный музей.
Жаль, что человек вложивший всю свою энергию, знания, опыт в развитие Харькова, в том числе торговли и образования незаслуженно забыт. Он заботился прежде всего о людях, о грядущих поколениях, которым жить и работать в родном городе. Трудно представить в каких бы мы условиях жили, если бы не свершения С.А. Кокошкина. «От человека остаются только одни дела»,- писал М. Горький и это правда.


КРИЧЕВСКАЯ ЛЮБОВЬ ЯКОВЛЕВНА

Первая украинская профессиональная писательница, поэтесса, драматург

В первой половине ХІХ века приобрела широкую известность и популярность в Харькове и далеко за его пределами Любовь Яковлевна Кричевская, которая писательским трудом зарабатывала на жизнь своей семье. ”А мне кажется, что участь матери в сем отношении очень завидна: получать хлеб из рук дочери, не втайне трудами приобретенный, не вытанцованный, не выигранный!”,- считал Г.Ф. Квитка-Основьяненко. В то время это бесспорно был подвиг. ”Звание писательницы пока еще контрабанда не у одних нас. Лживый взгляд на женщину осуждает ее на молчание”,- писал В.Г. Белинский. Считалось, что только мужчины способны к писательскому труду. Кричевская всегда имела сильное стремление к творчеству, потребность ответить на важнейшие вопросы бытия.
Даты жизни Любови Яковлевны Кричевской не установлены. Известно, что она родилась в Змиевском районе на Харьковщине в небольшом хуторе Кричевка в конце XVIII века. Отец служил мелким чиновником и после его смерти все заботы о семье легли на плечи Любови Яковлевны. На жизнь постоянно не хватало. Очевидно через отсутствие приданого четыре сестры и она сама не вышли замуж. Заботы по хозяйству отнимали много времени, но все-таки в свободные минуты удавалось писать стихи и рисовать. Домашнее образование, полученное ею, Л.Я. Кричевская считала недостаточным для писательского труда „Сокращенный катехизис, преподанный мне нежною, доброю матерью, составлял все мои науки”. Чтение художественной литературы будило воображение и развивало духовные интересы.
Талант поэтессы открыл Квитка-Основьяненко Г.Ф., напечатав в апреле 1816 года на страницах журнала „Украинский вестник” ее стихи. Дебют был удачным. С тех пор они печатались почти в каждом выпуске журнала. О них заговорили не только на Харьковщине. Квитка всячески старался обратить внимание на начинающую поэтессу. Несмотря на занятость, он решил закрепить успех, издать сборник произведений Л. Кричевской. Во многом взгляды их совпадали. В духе сентиментализма поэтесса осуждала современное общество, за потерю моральных ценностей. И это мировосприятие не могло не волновать читателей. Читатели были очарованы богатством и красотой духовной жизни молодой поэтессы, ее гражданской позицией.
Кто счастье лишь во сне встречает,
Кто в нем покоен может быть,
Тот день скорее убивает,
Чтоб больше хоть во сне пожить.
(стихотворение Л.Я. Кричевской „ На вопрос: отчего я много сплю?”)
Издание сборника поэзий „Мои свободные минуты” стало событием, свидетельствующим о пробуждении творческих сил женщин.
Спустя некоторое время Любовь Яковлевна постепенно отходит от поэзии и начинает выступать как прозаик и драматург. В 1826 году, в годы реакции, последовавшие после восстания декабристов, в Харькове выходит новая книга Кричевской „Исторические анекдоты и избранные афоризмы известных людей”. Писательница так подобрала исторические факты, что заставила вспомнить аналогичные явления из жизни современного общества.
Таким образом, литературная судьба Л. Кричевской была тесно связана с общественной и редакторской деятельностью Г.Ф. Квитки-Основьяненко, который с 1816 по 1836 год выступал наставником писательницы, редактором и издателем ее книг.
Не только общие эстетические взгляды соединяли двух писателей. Известно, что Г.Ф. Квитка-Основьяненко и Л. Кричевская - двоюродные брат и сестра. Однако, не из-за родственных отношений помогал писатель коллеге по перу, а потому, что верил в ее талант и хотел, чтобы ее произведения нашли своего читателя и были признаны. Квитка горячо приветствовал каждое стремление женщин проявить себя творчески и оказывал помощь женщинам-писательницам развивать литературные способности и публиковать свои произведения. Квитка-Основьяненко сыграл очень важную роль в становлении таланта и в творческой судьбе своей сестры. И за это Любов Яковлевна платила верной дружбой и нежной любовью, и признательностью своему брату.
В Харькове она часто жила в доме Григория Федоровича и его брата Андрея Федоровича. Можно предположить, что дом Андрея Федоровича Квитки находился там, где с 1869 по 1876 годы находились домовладения номерами №85-87, принадлежавшие Валериану Квитке. Возможно, что в связи с этим улица Муровская была переименована в ул. Валериановскую. В 1840 году в №87 открыт плиточный завод. В это время Л.Я. Кричевская часто проведывает своего больного брата и его семью, морально поддерживает. О чем Квитка тепло вспоминает в письмах к Плетневу.
Поэтессой-самоучкой привел в литературу Квитка-Основьяненко, помог поверить в призвание, популиризовать ее творчество, чем высоко поднял труд женщины-писательницы как новое явление в духовной жизни общества. Она была одной из наиболее известных и популярных женщин-писательниц 20-х годов XIX века. Любовь Яковлевна Кричевская стояла у истоков женского литературного движения. Она проложила путь, которым пошли другие писательницы и поэтому заслуживает нашу память и благодарность.


/Files/images/vyistavki/оболенский.jpg

ОБОЛЕНСКИЙ ИВАН НИКОЛАЕВИЧ

(1841 – 1920)

Профессор, вдохновитель и организатор создания «Cкорой помощи» в Харькове

«Лучшая помощь – скорая», - утверждал Публилий. Сейчас трудно представить наше здравоохранение без скорой помощи, которая предполагает появление врача в экстренных случаях в вашем доме в течение каких-нибудь 10 – 15 минут, так необходимых, чтобы спасти жизнь и здоровье. Врач скорой в любой ситуации собран, оперативен, находчив и не теряет выдержки. Человек не имеет права быть плохим врачом, особенно на скорой помощи, ибо врачу доверяют самое ценное – жизнь и здоровье.
После Киева и Одессы в Харькове «Скорая помощь» была организована в 1910 году. Вдохновителем и организатором ее стал заведующий кафедрой общей патологии и клиники факультетской терапии Харьковского университета, Действительный Статский Советник – сын тульского священника Иван Николаевич Оболенский.
В мае 1871 года он был избран ординарным профессором кафедры «Общей патологии» Харьковского университета и уже через 5 лет принял кафедру и клинику факультетской терапии.
Будучи председателем городского правления Красного Креста, он нередко бывал в столицах Западной Европы, где только начала зарождаться служба скорой помощи. И.Н. Оболенский решил внедрить европейский и российский опыт в этом деле в родном Харькове. Для осуществления идеи организации скорой помощи он путем личных контактов увлек группу влиятельных людей своего времени. И перед этой группой энтузиастов, прежде всего, встал денежный вопрос. Местное руководство отказалось полностью финансировать проект, только согласилось субсидировать деятельность скорой помощи в размере 5-7 тысяч в год. Безуспешная попытка Оболенского организовать скорую помощь за счет государственных субсидий и средств местных промышленников привела к возникновению идеи о создании общества скорой помощи на паях. Члены общества вносили взносы и делали пожертвования.
25 апреля 1910 года была торжественно открыта харьковская служба скорой помощи. В этом же году в штате скорой помощи насчитывалось 4 постоянных врача и 21 «врач-соревнователь», т.е. кандидат на постоянную работу. Бригада выезжала на вызов через 17 секунд. Выезды осуществлялись бесплатно. В среднем по 5- 6 выездов в день.
Здание на ул. Краснооктябрьской № 41 (ул. Конторской) построили специально для «Скорой» еще в 1910 году. Оборудовано и благоустроено благодаря Оболенскому. Здесь жили первые главврач и главный фельдшер, располагалась диспетчерская и конюшня, а сегодня здесь обосновалось управление станции «Скорой медицинской помощи» и музей.
«Работа нашей скорой помощи организована так же, как и работа Венской скорой помощи, которая в отличие от Берлинской, не только перевозит пострадавших и больных в больницы, но и оказывает им всю необходимую медицинскую помощь на месте происшествия»,- говорил на открытии станции Иван Николаевич Оболенский. Открытие городской станции скорой помощи, по свидетельству прессы тех лет, «… отмечалось широко и радостно было встречено жителями города». Почетное право открытия станции скорой помощи в Харькове было предоставлено инициатору ее создания – Оболенскому Ивану Николаевичу.
Торжественное празднество продолжалось не долго, ибо в 12 часов 53 минуты пришла первая весть о необходимости оказания помощи. Все вызовы тщательно записывались в специальную книгу: «Главную книгу для записывания случаев подачи помощи».
Оболенский подарил станции карету со всем имуществом и несколько карет для перевозки больных, заказанных им в Вене. Жена профессора Оболенского Дарья Деевна также активно помогала благому делу: возглавляемый ею женский комитет проводил так называемые «дни лиловых цветков». Девушки ездили на карете по улицам и продавали специально изготовленные искусственные цветы. Люди жертвовали на скорую помощь кто сколько мог.
Харьковская служба скорой медицинской помощи была одной из первых в Российской империи. Ее создание, очень необходимое городу, дает представление об уровне охраны здоровья в Харькове в то время, и оно отвечало полностью европейским нормам.
Иван Николаевич - выдающаяся личность. Воспитанник медико-хирургической академии, ученик профессора Руднева, человек выдающихся способностей, продолживший обучение в лучших заграничных университетах Тюбингена, Вюрцбурга, Берлина, Гейдельберга, Бонна, Лейпцига - все это резко выделяло профессора и невольно привлекало к нему сердца и умы студентов, его слушателей и коллег.
Выдающийся ученый, просветитель – Иван Николаевич Оболенский написал 23 научные работы, под его руководством изданы 11 работ.


/Files/images/vyistavki/петросов.jpg

ПЕТРОСОВ ВАЛЕРИЙ АЛЬБЕРТОВИЧ

(16.11.1939 – 12.04.2009)

Руководитель харьковского КП «ПТП «Вода», доктор технических наук, профессор. Академик, действительный член Международной академии экологической реконструкции ООН, академик Украинской экологической академии наук, Инженерной академии Украины, Жилищно- коммунальной академии России. Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства Украины. Народный депутат Украины V созыва. Полный кавалер ордена «За заслуги», лауреат Государственной премии Украины. Почетный гражданин Октябрьского района.

«Мы не унаследовали Землю от своих предков. Мы берем ее в долг у наших детей», - считали мудрецы. Такое положение дел обязывает нас к природным богатствам относиться очень и очень осторожно и бережно. Грамотно использовать их, чтобы последующие поколения вспоминали своих предков с благодарностью.
Издревле вода считалась источником жизни, опорой, на которой покоится Земля. Ее важность такова, что она может означать жизнь или смерть, процветание или нищету. Вода даже может стать причиной международных конфликтов. Дефицит пресной воды на Земле ежегодно возрастает, и тянет за собой цепь проблем, которые необходимо решать уже сегодня.
Большой ценой сухопутному Харькову всегда доставалась живительная влага. Чтобы напоить Харьков, занимающий по обеспеченности водными ресурсами 24-е место в Украине, надо было совершать невозможное.
Водоснабжение было делом жизни Валерия Альбертовича Петросова. Он буквально боролся за воду. Петросову важно было не только отсутствие дефицита воды в нашем городе, но и ее качество. Ученые доказали: чистая вода продлевает жизнь человека на 5 – 7 лет. Прекрасная идея: сделать питьевую воду для харьковчан лучшей в мире - как горная вода иранских ледников, вдохновляла и питала энергией ученого.
Уроженец Кисловодска, где «самый лучший Нарзан», Валерий Альбертович тогда еще не знал, что место рождения носит судьбоносный характер. Он мечтал покорять небо, а пришлось воду. Готовился стать летчиком-истребителем в летной спецшколе ВВС. Искал мужественную, связанную с риском профессию. Один неудачный прыжок с парашютом смог перечеркнуть все.
Но эти качества характера пригодились Валерию Альбертовичу в другой, на первый взгляд, очень мирной и спокойной работе. После окончания ХИСИ в 1963 году пришел работать в Харьковский водотрест и стал уверенно покорять высоту на новом поприще. 45 лет отдал любимому делу, из них 34 года на руководящем посту. Автор 200 научных работ и 8 монографий посвященных теме пресной воды. Не только в тиши кабинета Валерий Альбертович обдумывал идеи улучшения водообеспечения города. При непосредственном его участии эти идеи воплощались на практике в жизнь. Где трудно, опасно, сложно первым и лично – такова жизненная позиция ученого.
Сегодня уже и забыли, наверное, что до 1972 года Харьков был на жестком графике подачи воды (утром и вечером по 1.5 – 2 часа). При Петросове с 1972 года началось активное строительство водопроводных сооружений на базе рек Северский Донец и Днепр. Валерий Альбертович лично участвовал в строительстве большинства из них, в создании необходимой инфраструктуры.
Многие годы он провел в открытом поле, в грязи и бездорожье, в резиновых сапогах и телогрейке, вдали от дома и директорского кабинета. И лишь в 1984 году, после ввода пускового комплекса первой очереди магистрального водовода из канала «Днепр- Донбасс», цель была достигнута: город избежал судьбы многих областных центров Украины, где вода до сих пор подается по графику. Харьков стал обеспечиваться водой круглосуточно.
Валерий Альбертович сумел из рядовой водокачки создать передовое предприятие страны, где впервые в СССР в 70-х годах ХХ века была внедрена автоматическая система управления (АСУВ), обеспечившая бесперебойное водоснабжение города и сэкономившая миллионы кубометров воды и киловатт электроэнергии. Не зря эта система была неоднократно отмечена государственными наградами, грамотами и медалями ВДНХ.
Впервые в Украине осуществлено бурение скважин на глубину 800 м. для получения воды высокого качества. В 2004 году на предприятии впервые в Украине созданы условия для контроля качества питьевой воды в соответствии с современными европейскими требованиями. В практике водообеспечения городов в странах, которые мы называем развитыми, вода из открытых источников проходит 7-9 ступеней очищения, в то время как на Украине только 4.
Введена в эксплуатацию центральная лаборатория санитарно-эпидемиологического контроля качества вод, оснащенная на уровне высших мировых стандартов. Она проводит контроль качества природных, питьевых и минеральных вод по 86 показателям. Пока что такая лаборатория есть только в Харькове. Опыт Харькова в этом контроле планируют взять на вооружение все украинские города, которые претендуют на прием матчей Евро – 2012.
Впервые в мировой практике Петросовым создана экономико-математическая модель прогнозирования водообеспечения промышленных центров и городов мира.
Стратегия предприятия, возглавляемого В.А. Петросовым заключается в опережающем развитии водосистем с учетом перспективы развития города.
Желая поставить водоснабжение города на научный уровень, более 30 лет В.А. Петросов плодотворно совмещал производственную и научно-педагогическую деятельность. Защитив в 1971 году кандидатскую диссертацию, стал первым кандидатом технических наук по профессии среди своих коллег – руководителей водоснабжения и водоотведения в бывшем СССР. На протяжении многих лет Валерий Альбертович активно занимался научно-педагогической деятельностью. Преподавал в Харьковском государственном техническом университете строительства и архитектуры.
Впоследствии, будучи уже доктором технических наук, профессором, В.А. Петросов создал собственную научную школу. Три доктора наук и 11 кандидатов, воспитанники Валерия Альбертовича.
По личной инициативе и при непосредственном участии В.А. Петросова в 1979 году впервые в СССР было создано специальное проектно-конструкторское бюро для разработок и внедрения на предприятиях водоснабжения и водоотведения автоматизированной системы управления, ресурсосберегающих технологий. Разработки бюро под руководством Петросова успешно внедрены не только в Украине, но и в странах СНГ: России, Казахстане, Узбекистане, Молдове. В.А. Петросов награжден орденом Крылатого льва Лиги возрождения науки России.
Валерий Альбертович Петросов – ученый с мировым именем. Его знали в научном мире. Ему часто приходилось представлять Украину на международных конгрессах по проблемам водоснабжения.
«Природа не способна защищаться. Но она в силах мстить»,- утверждали мудрецы. Мудрый человек и дальновидный ученый он видел путь избежать мести природы и обеспечить благополучную жизнь будущим поколениям только в правильном финансировании этой отрасли хозяйства. Петросову удалось добиться адекватного инвестирования водоснабжения Харькова. Его финансирование могло сравниться разве только, что с финансированием военных программ в СССР.
Не раз приходилось Валерию Альбертовичу рисковать здоровьем, жизнью исправляя ошибки, которые могли обернуться трагедией не только для природы, но и человека. Вся жизнь Валерия Альбертовича - подвиг.
Для принятия технического решения Петросову необходимо лично увидеть и оценить ситуацию. Поэтому он не задумываясь в костюме водолаза погружался на 12-метровую глубину при ликвидации разрушений Печенежской плотины в 1975 году, спасая жизни 120 тысяч жителей Чугуевского района. Во время весеннего паводка 1987 года без колебаний взял на себя ответственность, не допустив опорожнения Печенежского водохранилища, чем предотвратил гибель рыбы и сохранил запасы воды для трех областей Украины – Харьковской, Донецкой, Луганской.
С первых дней В.А. Петросов непосредственно участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Он руководил и координировал работу научных, проектных, строительных организаций. А также химвойск по созданию системы дезактивации воды. Был облучен, инвалид ІІІгруппы. Награжден орденом «Чернобыльский Крест: Мужество. Честь. Гуманность».
После аварии на Чернобыльской АЭС проблема качества воды рек Днепр, Днестр и других растет. В.А Петросов принимал участие в разработке концепции Национальной программы улучшения качества питьевой воды в Украине в сложившейся экологической обстановке.
В 1995 году во время аварии на Диканевских очистных сооружениях более двух месяцев он провел без сна и отдыха, чтобы уберечь наш город от жажды и эпидемии холеры. И таких фактов в жизни В.А. Петросова много.
Современная схема циркуляции и очистки воды существенно отличается от первых гидротехнических сооружений, как плуг от комбайна. По инициативе и, конечно же, при активном участии Петросова были созданы на Харьковщине два музея воды: в водотресте (за 2 месяца) и в поселке Кочеток. Экспозиции музеев наглядно показывают какими темпами развивалось водное хозяйство на Харьковщине. Вода, по мнению Валерия Альбертовича, может и должна приносить эстетическое наслаждение. По его инициативе и непосредственном участии создано 18 фонтанов, в том числе и цветомузыкальные, ставшие визитной карточкой Харькова, восстановлен в саду имени Т.Г. Шевченко каскадный фонтан.
Сегодня объединение «Харьковкоммунпромвод» работает четко и стабильно благодаря Валерию Альбертовичу Петросову, его неуемной энергии, профессионализму, мужеству, смелости в принятии неординарных решений и внедрении новаций. Аристотель был уверен: «Мужество - добродетель, в силу которой люди в опасностях совершают прекрасные дела».
З біографічними нарисами, які містять багатий ілюстративний матеріал, Ви можете ознайомитися у читальному залі Центральної бібліотеки імені І.Я. Франка та у бібліотеках-філіях ЦБС Новобаварського району.
Кiлькiсть переглядiв: 40

Коментарi

Для того, щоб залишити коментар на сайті, залогіньтеся або зареєструйтеся, будь ласка.