Біографічні нариси «Особистості Новобаварського району» присвячено видатним людям, які народилися, жили або працювали в нашому районі:

Випуск №11 (2019р.)

/Files/images/vyistavki/Татлин2.jpg

ВОЛОДИМИР ЄВГРАФОВИЧ ТАТЛІН

(1885 - 1953)

“Природа будує краще за нас. Вона створює мудру і надійну конструкцію ”,- вважав Володимир Євграфович Татлін, український живописець, графік, дизайнер й художник театру. Один з найбільших представників українського авангарду, родоначальник конструктивізму. Все своє життя і творчість присвятив виробленню концепції формоутворення.

Харків

Володимир Татлін народився у Москві 16 (ст.ст), 28 (н.ст.) грудня 1885 року в сім'ї залізничника. Його батько пройшов надзвичайно рідкісний тоді трудовий шлях від робітника до інженера-технолога, їздив вивчати досвід залізничної справи в США. Євграф Никифорович Татлін був орловським дворянином, у 1874 році закінчив Орловський Бахтіна кадетський корпус (середній військовий навчальний заклад для юнаків дворянського походження, відкритий в Орлі у 1843р.), але замість військової кар'єри обрав інженерну, вступивши до Санкт-Петербурзького технологічного інституту. Після його закінчення батько майбутнього знаменитого авангардиста надійшов на службу у залізничне відомство. У Харкові він служив інженером-технологом Курсько-Харківської залізниці. У своій професії Євграф Татлін був непересічною людиною, тому в 1892 році був відряджений з Харкова до США для освоєння закордонного досвіду. По поверненні у 1893р. він видав книгу «Звіт про поїздку для вивчення системи змінних бригад на паровозних американських залізницях», яку у 1893р. в журналі міністерства шляхів сполучення було опубліковано. Ймовірно, саме від батька Володимир Татлін успадкував інтерес до техніки, який пізніше проявився в його творчості. Він сприяв виникненню у свого сина інтересу до техніки, виробничим навичкам й винахідництву.
У Державному архіві Харківської області зазначено, що інженер-технолог Татлін Євграф Никифорович у другій половині XIXст. мав 93 десятини в хуторі Саржана Криниця під слободою Хорошеве, Харківського повіту (А.Ф. Парамонов «Энциклопедия фамилий Харьковской губернии, том 1»). Успішний інженер неодноразово обирався гласним Харківської міської думи. Помер у Ніцці 18 лютого 1904 року у віці 50 років, похований 1 березня на Харківському міському кладовищі (повідомлення про смерть та поховання Є.Н. Татліна було надруковано у газеті «Южный край» від 2 березня 1904 року). Слухачка вищих жіночих Бестужівських курсів, Надія Миколаївна Барт, мати Володимира Татліна, була поетом. Її вірші друкувалися у передових журналах того часу. Її творчість була близькою до Некрасова, Полонського. “Она была украинка, поэтесса, народоволка, и очень добрый человек. У Хлебникова мать тоже украинка. Мы с ним наполовину отсюда», - згадував В.Є. Татлін. Померла Н.М. Барт у 1889 році, залишивши під опікою батька трьох дітей. Старшому, Володимиру, було всього 4 роки.
Після смерті матері незабаром батько одружився знову. Його новою дружиною стала дочка харківського купця Миколи Петренка, Наталія. Сім'я переїхала до Харкова. Євграф Никифорович Татлін став директором-розпорядником вовномийного заводу і парфумно-миловарної фабрики, що діє при ньому, які належали його тещі, Євдокії Матвіївні Петренко (уроджена Карталова). Уся сім’я купців Петренка мешкала на Москалівці по вул. Газовій (нині Світло Шахтаря) №6, ближче до річки. Будинок не зберігся.
На вул. Газовій (зараз вул.Світло шахтаря) №45 (будівля не збереглася) з 1860 року працювали вовномийний завод і миловарна фабрика. «Одна з найстаріших мийок, Рижова, була куплена в 1872 р. купцем Н.П. Петренко, а в 1881 р. перероблена в парову. Вовномийний заклад Петренка розташовувався на Москлівці, де одна з вулиць досі називається Мийна... Мийка Петренка була не такою великою, однак при ній діяла ще й парфумно-миловарна фабрика. Загальний річний оборот - до 140 тис. руб. Кількість що працює - 214 осіб… Після встановлення Радянської влади у Харкові обидві мийки були націоналізовані. Колишня мийка Алексєєва при ст. Червона Баварія стала 1-им Державним вовномийним заводом імені тов Мануїльського, а мийка Петренка - 2-им Державним вовномийним заводом” (Сойма Р. «Как в Харькове шерсть мыли”).
Художник Ткаченко М.С. любив бувати в гостях у своєї рідної тітки і хрещеної - купчихи Євдокії Матвіївни Петренко. На мийці і в її околицях Михайло Ткаченко досить багато малював олівцем і писав фарбами (ймовірно, і фотографував). Про це свідчать назви його робіт («Етюд будиночка Петренка», «Річка близько Основи») і репродукції малюнків із серії «Околиці Харкова». Останні були виконані для Всеросійської сільськогосподарської виставки в м. Харкові 1887 році і поміщені в журналі «Всесвітня ілюстрація».
Малювати Володимир Татлін почав з 7 років. У1896р. від вступив до Харківського реального училища, де отримав перші професійні навички малюнку та живопису у викладача училища, відомого харківського маляра і педагога Дмитра Безперчого. Три роки юний Татлін навчався у Харківському реальному училищі. Коли Володимиру Татліну виповнилося 15, за іншими джерелами 13 років, він втік з дому від деспотичного батька і мачухи. “Батько в люті за обідом жбурнув в нього виделкою за неповагу до мачухи. Вилка встромилася в повіку, пронизав очне яблуко. На щастя, зберігся зір. Закривавлену дитину не тільки ніхто не пожалів, але батько погрожував ще вигнати його з дому… Уже тоді хлопчик зрозумів, що він чужий в родині, і пішов сам, - втік через вікно”.

Москва

Хлопчик жив випадковими заробітками, плавав юнгою. Об'їздив Татлін весь Близький Схід. Був в Індії, Туреччині, Єгипті, Індонезії (на Яві) ... Освоїв різні ремесла. Писав ікони в артілі, працював в театрі помічником декоратора... У вересні 1902 року вступив до Московського училища живопису, скульптури й архітектури, але вже у квітні 1903 був відрахований «за неуспішність і несхвальну поведінку». Батько, в дім якого повернувся Володимир, подавав клопотання про відновлення його в училищі, але воно було відхилене. Після смерті батька влітку 1904 року, Володимир вступив до Одеського училища торгового мореплавання і вже 19 серпня на навчальному вітрильному судні”Великая княжна Мария Николаевна» пішов у плавання.
Професія моряка приваблювала Татліна, та бажання продовжити художню освіту все ж переважило. Між морем і творчістю він обирає останнє. У вересні 1905 року він став студентом Пензенського художнього училища імені Сілеверстова.
Слід зазначити, що створене генерал-лейтенантом Селіверстовим училище в Пензі на початку XX століття було одним з кращих в Російській імперії, в ньому викладали такі відомі художники, як П. Коровін, К. Клодт та інші, а директором був академік живопису К. Савицький. Саме там початківець художник познайомився з основами стилістики іконопису, що значно вплинуло на формування тієї самої творчої манери Татліна.
Після закінчення училища Володимир Татлін отримує диплом художника, має право викладати малювання, креслення і чистописання. У той час Володимир познайомився з російськими авангардистами. Вони ж «заразили» його імпресіоністським настроєм, яке потім переросло в пристрасть до традицій неопримітівізма. Духом цього напрямку були оповиті ранні твори Татліна В.Є.: «Квіти пижма», «Нігтики» і «Гвоздика».
До Московського училища живопису, скульптури й архітектури Татліна вдруге було зараховано у 1909-1910рр., де викладали В.А. Сєров та К.А. Коровін.
В той самий час відбулося його знайомство з українськими художниками та поетами футуристичного напрямку — братами Давидом та Володимиром Бурлюками, Михайлом Ларіоновим, Велимиром Хлєбніковим, Олексієм Кручоних. Володимир Татлін стає активним учасником студентського руху за оновлення мистецтва. Потім був одним з організаторів мистецького товариства «Союз молоді», в рамках якого викладав малюнок і живопис в студії при «Союзі», а також організував ряд програмних виставок «лівих» художників. Якщо у Московському й Пензенському художніх училищах він отримав основи професійних знань, то в авангардних студіях Москви й Петербурга (у І.І. Машкова, Я.Ф. Ціонглінського, М.Д. Бернштейна, М.Ф. Ларіонова – (у нього особливо) набрав майстерності.
Найважливішою подією в ранній біографії Татліна є знайомство з М.Ф. Ларіоновим у 1910р. Михайло Федорович Ларіонов - російський художник, живописець, графік сценограф, теоретик мистецтва, один з лідерів російського авангарду. Про цей час нагадує портрет Татліна В. в морській тільняшці кисті М.Ф. Ларіонова. Ще один портрет свого товариша написав Ларіонов у 1913 році після розриву дружніх відносин, тому і колірна гамма обрана темна, що давить. “Голова написана жорсткими широкими штрихами, вона ніби вирізана з дерева, риси обличчя деформовані. Так Ларіонов передає стан депресії, яка охопило Татліна після сварки з ним.” «Мой учитель– замечательный потем временам – Ларионов»,- завжди говорив Татлін… І ніколи від нього не відрікався.
Летом 1912 года Татлин организовал в Москве собственную мастерскую на Остоженке, где вокруг него на короткое время сложился кружок художников, увлеченных новаторскими поисками кубизма. Здесь над рисованием обнаженной натуры и композицией работали Л. Попова, Н. Удальцова, А. Веснин, А. Моргунов, А. Грищенко, Р. Фальк, бывал К. Малевич. В обстановке строгой секретности Татлин экспериментировал над созданием синтеза живописи и объемно-пространственных форм.” “Одна из участниц этой мастерской — В.М. Ходасевич, ставшая другом Татлина на многие годы, помогавшая ему осуществлять в 10-е годы некоторые его замыслы и произведения, в своей лишь частично опубликованной книге «Было» пишет, что «…мастерская находилась в старинном флигеле, в то время как в саду в главном особняке была мастерская икон, где Татлин подрабатывал, выполняя иконы по старым плохим образцам и калькам.”
У ці роки свої художні переваги Володимир змінює. Тепер його захоплює конструктивізм, а основним засобом виразності Татлін обрав натягнуту лінію. У наступні кілька років створює найзначніші свої мальовничі твори, такі як «Матрос», «Продавець риб», «Букет», «Натурниця». Написані в характерному для тих років експресивно-узагальненому, близькому до кубофутуризму стилі, ці роботи несли на собі печатку яскраво вираженої творчої індивідуальності. Знайомство Татліна з кубізмом обернулося у нього наполегливим пошуком власного художнього почерку. Початковий інтерес до давньоруської ікони й фрески відіграв значну роль у цьому процесі. Татлін залишався найбільш близьким однодумцем М. Ларіонова, який вважав, що нове мистецтво повинне розвиватися, оновлюватися, повинен бути синтез старої та нової традицій. У картинах Татліна простежується вплив не тільки живопису Ларіонова, але й російського іконопису. Зокрема, використано один з принципів побудови російських ікон: квадратний формат картини поєднується з колом, утвореним основними лініями композиції». Тоді ж художник створив справжній шедевр - серію картин «Натурниця», яка стала чудовим прикладом того, як майстер побутового зображення досяг усвідомлення конструктивного устрою людського тіла.
Одним з центральних і найвідоміших творів цього періоду є «Автопортрет» художника, що має другу назву «Матрос». 1911 - 1913 рр. один з найбільш активних періодів творчості Татліна. Як живописець Татлін дебютував у 1909 році в Москві, на 3-му салоні журналу «Золоте руно» (поза каталогу). Ще до 1914 року художник брав участь у виставках різних об'єднань. “Значение этой мастерской в творческой жизни Татлина и его друзей огромно. Здесь были написаны его первые большие, творчески совершенно зрелые живописные произведения; здесь Татлин прошел в необыкновенно короткий срок путь исканий, исключительно важный как для него самого, так и для всего новаторского русского искусства 10-х годов. Достаточно ясно особенности этого этапа в творческой жизни Татлина проявились не только в живописных работах, но и в нескольких сотнях его рисунков, выполненных в мастерской за четыре года. Эти рисунки с большой убедительностью раскрывают основную линию исканий Татлина и его друзей в те годы. Практически, однако, в 1912—1915 годах татлинская мастерская была занята, среди других проблем, непосредственным выяснением в рисунках с натуры новых принципов пластического построения на плоскости объемной формы, и прежде всего форм человеческого тела ...”.
Володимир Татлін давно цікавився творами Пікассо, які мали тривимірний характер, вводили в живопис різні матеріали і як би містили зародки майбутньої татлінської ідеї «підбору матеріалів».“Личная встреча с Пикассо стала для Татлина сильнейшим психологическим и творческим импульсом”,- стверждує А.А. Стригалев. Зустріч Таліна з Пабло Пікассо у Парижі в 1914 році відіграла важливу роль у становленні художника і послужила поштовхом до переходу від манери живопису, пов'язаної з кубізмом і ларіоновським впливом, до так званих «рельєфів». Татлін був вражений новими методами роботи Пикассо. Вже через 1.5 місяця після повернення з Парижу Татлін починає створювати свої контррельєфи. Різниця методів обох художників була вразлива. Якщо Пікассо геть заперечував старих майстрів, традиції, Татлін навпаки визнаючи високу майстерність Пікассо, стояв за спадкоємність традицій і цілком не заперечував старих майстрів. Усі наступні роки Татлін вважав Пікассо одним зі своїх вчителів. “Татлин, оценивший Пикассо как одного из своих очень немногих учителей, всегда оставался подчеркнуто самостоятельным художником. Он, обучаясь искусству у своих великих современников, по словам Ларионова, «боролся с Сезанном и Пикассо», как «боролся» с Ларионовым”,- стверджував А.А. Стригалев. Після візиту до Пікассо Татлін принципово перестав писати картини, сконцентрувавшись на творенні тривимірних конструкцій рельєфів).
Крім живопису і графіки Татлін і раніш любив працювати з різними матеріалами, особливо з деревом. У передреволюційні роки він захопився проблемою матеріалу в мистецтві. Татлін стверджував, що тільки математично розраховані пропорції форм, а також - правильне застосування матеріалів з максимальною економією, інакше кажучи - повна відсутність примх, емоційних польотів і «дратує непотрібності» художників - є основою і критерієм прекрасного. Це знайшло вираження в його «мальовничих рельєфах», «матеріальних підборах» і «контррельєфах». Першими справжніми проривами простору в авангардному мистецтві 1910-х років були “мальовничі рельєфи” Татліна, показані ним вперше широкому загалу “С 10 по 14мая 1914г. Татлин показывает свои опыты в мастерской на Остоженке, 37, квартира 3,– «Первая выставка живописных рельефов» (Энциклопедия русского авангарда). Це були як би рельєфні абсолютні картини. Це були складні побудови на площині з дерева, гіпсу, жерсті, паперу, скла та інших матеріалів.
“Мальовничі рельєфи” були прив'язані до площини, а площина - ще один атрибут традиційного мистецтва. Стратегія справжнього, правильного авангардизму в тому і полягає, щоб якомога менше таке мистецтво нагадувати. Тому Татлін відмовляється від цого атрибуту. Перші “мальовничі рельєфи” змінилися на “контррельєфи”. Татлін визначав нові роботи як кутові і центрові рельєфи підвищеного типу. “Моя задача заключалась в том, чтобы найти формы, которые наиболее полно выражали свои материалы и могли быть прочные соединения. Я исследовал объем в реальных пространственных отношениях — поэтому делал контррельефы “,- пояснював В.Татліін. «Контррельєфи» - найбільш складні в цьому ряду робіт Татліна - відрізнялися від його ж «рельєфів» тим, що були підвішені в просторі на тросах, дроті або шпагаті. Так виникла ідея висячої композиції-конструкції. Роботи над контррельєфами Татлін вважав переломним етапом у своїй творчості. Він прагнув затвердити нові можливості надання відповідної форми. Татліна цікавили такі властивості матеріалів, як фактура і текстура, він виявляв художні можливості поєднання різних матеріалів, вважав за необхідне збіг внутрішніх властивостей матеріалу і конструкції, в якій цей матеріал використовується. Відомий графік і теоретик мистецтва Фаворський після смерті Татліна якось сказав, що "Татлін любив матеріал і матеріал відкривав йому свої таємниці". Сьогодні таку роботу розглядали б як свого роду експериментальне «художнє конструювання». ”Його контррельєфи представляють собою трансформацію кубистической картини в рельєф з використанням таких матеріалів, як штукатурка, скло, метал, дерево...У своїх контррельєфах Татлін, по-перше, зробив крок від зображення до реально що існує в просторі предмету, а по-друге, використовував зіставлення різних матеріалів з метою створення певного естетичного ефекту. ”Это событие стало переворотом в искусстве. Художник разрушил вековые эстетические каноны, создав произведение из фрагментов бывших в употреблении бытовых предметов: обоев, посуды, мебели, столярных инструментов. Целью его было исследование различных фактур и поверхностей, их сочетаний и характера. Лозунг нового творческого сознания гласил: материалом и объектом искусства может быть все без исключения“.
“Кутові контррельєфи» (1915-1925) - парящі форми, закріплені за допомогою тросів і кріпильних деталей. Об'єкти ніби пронизують простір, втративши свою площину. Даного ефекту Татліну вдається досягти в тому числі за допомогою додаткових ефектів тіні, які відкидали троси і кріплення. Деякі з них були доповнені кінетичними елементами. Татлін В.Є. випередив О. Колдера в створенні висячої скульптури.
Олександр Колдер потомствений американський скульптор, який набув всесвітню популярність завдяки своїм унікальним скульптурам, які приводяться в рух силою стихій і законами фізики. Так звані «мобілі». Свої мобілі Олександр Колдер кріпив кронштейнами до стін або ж розміщував на стелі. У 1950-х роках мобілі стали декоративними прикрасами багатьох інтер'єрів Америки і Європи.
Систему декоративних висячих елементів з листового металу Татлін випробував в 1917 році, беручи участь в оформленні московського кафе «Питтореск».
”Еще одной вспышкой литературно-театральной жизни 1918-1919 годов было кафе «Питтореск» на Кузнецком. Слово «питтореск» – означает живописный, красивый, оригинальный, украшенный рисунками. Это было футуристическое кафе. Оно, как и кафе поэтов в Настасьинском, было связано с именем Н.Д. Филиппова... Филиппов был человек творческий, широкий... Так вот, этот самый Филиппов то ли купил, то ли взял в аренду здание пассажа и объявил конкурс на его оформление. Индустриальный интерьер и два одноэтажных каменных строения по улице Кузнецкий мост, соединенные остекленным чугунным сводом должны были превратиться в нечто неповторимое, яркое и незабываемое. В конкурсе участвовало все молодое поколение художников, которые оказались в то время в Москве. По замыслу Филиппова, кафе должно было получиться новаторским, должно было удивлять, поражать... ”Перед самой Октябрьской революцией мы нанялись с Татлиным работать исполнителями в кафе «Питтореск» на Кузнецком мосту. Хозяином этого «Питтореска» был капиталист Филиппов. Филиппов — это почти все булочные в Москве. Он, по-видимому, решил сделать оригинальное кафе, поручив художнику Якулову оформление. В общем, я не знаю, как там было дело, но Якулов пригласил работать меня и Татлина. Работали так: я разрабатывал эскизы для художников и большие рабочие детали по черновым карандашным наброскам Якулова... Татлин, Удальцова и Бруни выполняли эти эскизы уже в самом кафе. Мне отвели комнату, и я начал работать. Татлин принялся расписывать стекла... Денег не жалели... После Октябрьского переворота Татлину оставалось получить с Якулова и администратора какие-то деньги, а они, естественно, ввиду «неясного» положения, не собирались расплачиваться... Человек в кожаной куртке встал, поправил кобуру от маузера и сказал: «Что же это вы, гражданин штабс-капитан, не платите рабочим малярам?» Якулов страшно возмутился... И человек в кожаной куртке приказал заплатить немедленно. Деньги Татлин получил на другой день”,- згадував художник Олександр Родченко.
Місцем зустрічей знаменитих діячів культури післяреволюційної епохи стало унікальне кафе. «В 1917 году он [Якулов] создал интерьер "конструктивного мюзик-холла", "мирового вокзала искусства" - артистического кафе "Питтореск" на Кузнецком Мосту. К числу наиболее известных завсегдатаев кафе принадлежали В. Брюсов, А. Луначарский, В. Маяковский. В "Питтореске" проходили поэтические и музыкальные вечера, собирались лучшие люди художественного сообщества того времени». Якулов створював ескізи, але для їх втілення запрошував митців, в їх числі був Володимир Татлін. Крім висячих елементів з листового заліза, Татлін розписував стелю.
"Татлін був одним з перших, хто свідомо переходив з живопису в область творення елементів матеріального середовища, що оточує людину. У його підході до художньої творчості вже в найперші післяреволюційні роки явно відчувалася тенденція переходу від зображення світу до конструювання предметного середовища... конструктивізм він розглядав як якийсь організуючий початок, як новий кут зору на світ, пластичне його сприйняття. Кінцевою ж метою своїх експериментів Татлін вважав створення нового предметного світу (нового світу відчуття), в якому всі речі будуть конструюватися з використанням методу створення художніх творів”. Татлін не поділяв мистецтво на види і жанри - він займався конструюванням нових форм у всьому відразу, від архітектури до книжкової справи і від дизайну до сценографії. «Не к старому, не к новому, а к нужному! — призывал он. — Вещь должна быть прочной, полезной и красивой». Річ повинна не просто використовуватися, але крім цього подобатися своєму власникові, бути досить економічною. Татлін вважав,що найбільш естетичні форми і є найбільш економічні. Робота над оформленням матеріалу в цьому напрямку і є мистецтво. Татлін багато уваги приділяє раціональності і функціональності форми, її відповідності властивостям матеріалу. Все це важлива частина в його концепції формоутворення. Володимир Татлін стає родоначальником школи образного дизайну в радянській художній культурі. Володимир Татлін отримує популярність серед професіоналів, критиків, колекціонерів, публіки художніх виставок. Загалом, Татлін вже вважався тоді одним з найбільш перспективних молодих художників. У мистецтво Володимир Татлін прийшов як самородок - майже без серйозної школи, бо навчався уривками. «Владимир Евграфович Татлин, конечно, явление особенное. Ни на кого не похож ни внешне, ни внутренне. Излучает талант во всем, за что бы ни брался»,- вважає, художник В.М. Ходасевич.
Він займається живописом, графікой, співпрацює як ілюстратор з літераторами футуристами – Хлєбніковим, братами Бурлюками, Маяковським, займається сценографієй. Знайомство з В. Хлебніковим, одне з важливих подій в житті Татліна. Між Татлінім і Хлєбніковим існувала глибока творча близькість. Цих геніальних людей зближувало багато. Перш за все, погляди на мистецтво, яке повинно вторгатися в життя, бути невіддільне від нього. В.Є. Татлін казав: «Якби я міг, створив би кунсткамеру потворних речей, щоб люди навчаюсь ненавиділи потворне. Адже краса - це велика сила». У житті вони в усьому бачили естетичний початок і розкривали його приховане значення. Татлін і Хлєбніков були авангардистами особливого типу, що не відкидали традиційних цінностей, бажаючи розширити, а не знищити прийняті естетичні поняття. ”Он не признавал авторитетов, но был в плену у Хлебникова, грезил его стихами, смотрел на мир его глазами, но не из подчиненности, а потому, что Хлебников зорче видел то, что открылось ему самому. Татлин формально не входил в группу футуристов, сложившуюся вокруг Давида Бурлюка и Хлебникова, но исповедовал ту же веру, был так же устремлен в будущее”,- писав Ю. Нагибин про В. Татліна. Намалював кращий портрет олівцем свого товариша, Хлебникова, а В. Хлебников присвятив йому свій вірш:
“Татлин, тайновидец лопастей /И винта певец суровый, /Из отряда солнцеловов. /Паутинный дол снастей /Он железною подковой /Рукой мертвой завязал. /В тайновиденье шипцы /Смотрят, что он показал, /Онемевшие слепцы. /Так неслыханны и вещи, /Жестяные кистью вещи.”
"Ни на одном этапе его проектной деятельности татлинскому методу не был свойственен функционализм, а именно он стал основой возникновения конструктивизма как стиля. Для Татлина конструктивизм был не стилем, а творческим методом и стал символом качественных перемен в структуре художественной культуры 20 века. И поэтому Татлин - основоположник конструктивизма как эстетического движения, начавшего сдвиг эстетики в сторону материальной практики производства. Его конструктивизм сыграл важную роль в рождении советской школы дизайна - художественного проектирования предметно-пространственной среды, развитие которого начиналось с архитектуры. Одно из его направлений так и называется конструктивизмом" (Эльконин В. Что я помню о Татлине). Протягом усього свого мистецького життя він звертав увагу на властивості матеріалів й техніку виконання роботи. Логічним результатом його методу був не тільки перехід від мистецтва до матеріалу, а й перетворення звичайних речей в предмети мистецтва. Він відмовляється від зображення предмета і робить об’єктом мистецтва сам предмет. Вважаючи, що художник повинен створювати не даремні картини, а потрібні об'єкти: розробляти моделі одягу, предметів побуту, меблів, літальних апаратів, будівель... Татлін почав проектувати предмети повсякденного користування, включаючи одяг, в 1922 році, через вісім років після того, як зробив свої перші рельєфи.
Татлин В.Є. один з засновників світового дизайна. «Его главное отличие от других дизайнеров в том, что он смог внести творческий вклад не в одну конкретную область дизайна, близкую к основной профессии, а охватил практически весь типологический диапазон сферы дизайна» (М. Щедрина. Владимир Татлин). Ключовим для практики і теорії дизайну є процес формоутворення. «Татлин выдвигает концепцию материальной культуры - концепцию проектирования целостной предметно-пространственной среды, утверждая первородство материалов в формообразовании…(М. Щедрина Владимир Татлин.) Основами його мистецтва були, як він сам проголосив, «матеріал, обсяг і структура». Сформулювавши, таким чином, один із напрямів розвитку проектування в дизайні, своєрідну «інструкцію» для дизайнерів. Знання властивостей матеріалів, відповідність обраних матеріалів якомусь виробу дозволяє мімінізіровать витрати що дуже важливо. Татлін писав: «... найбільш естетичні форми і є найбільш економічні». А поєднання художньої інтуїції з технікою, спрямованої до раціонального використання властивостей матеріалу, дозволить створювати досконалі за формою предмети". Займався проектуванням речей, необхідних у побуті. У цій області він став новатором, заклавши своєю діяльністю основу для розвитку вітчизняної школи дизайнерів Володимир Євграфович сприяв «становлению новой отрасли творчества, которую мы теперь называем дизайн» (М. Щедрина Владимир Татлин.) Татліну однаково цікаво було проектувати будь-яку річ: великі пам'ятники, дитячі санки, посуд, одяг тощо. В проектуванні предметів посуду відмовлявся від ручок, захоплений тільки тим посудом, якого більшою мірою торкалася рука.
«Одежда тоже была для Татлина важной частью проектирования предметов "материальной культуры". Работы Татлина в области костюма немногочисленны, но они заложили основы дизайнерского подхода к конструированию целесообразной одежды… Выразительность костюма строится либо на силуэте, либо на объёме…» (М. Щедрина Владимир Татлин). Проектування одягу було лише періодом в його житті, проте, створені в 1923-25 ​​рр. костюми витримали випробування часом, модою. Роботи Татліна в області костюма нечисленні, але вони заклали основи дизайнерського підходу до конструювання доцільного одягу. У статті «Новий побут» в журналі «Червона панорама» Татлін пояснив принципи побудови чоловічого костюма і пальто в такий спосіб: «Характерные черты данного на рисунке пальто следующие: несколько расширенная в плечах и торсе (корпусе) и суженная книзу форма создает следующие качества: тепло не выдувается снизу, материал не облегает тела и оставляет воздушную прослойку — с одной стороны, удерживая этим тепло (принцип двойной рамы), с другой, создает более гигиеничные условия. Покрой сделан с таким расчетом, чтобы движения человека в нем не были стеснены и давал возможность [сохранять нормальное] положение… Кроме того, пальто имеет две сменных, пристяжных подкладки, фланельную (осенью) и меховую-баранью (зимой), эти прикрепляются к мягкому непромокаемому верху (чехлу) специальным шкертом”.
«Сам Татлін завжди ходив в дуже вільному одязі, не дотримувався моди і цінував в одязі ту розкутість, яку вона дає людині. Він любив светри з широким коміром, робочий одяг. Головну увагу приділяв розробці принципів конструювання нового типу повсякденного чоловічого одягу, експериментуючи на собі. Татлін вів пошуки в області нової форми "повсякденному нормаль - одягу". Їм був розроблений ряд елементів чоловічого одягу, причому головна увага приділялася раціоналізації одягу, як в процесі виготовлення, так і в процесі використання. Наприклад, була розроблена модель чоловічого пальто-куртки з прогумованої тканини» (Творчество Татлина В.). «Эскизы иногда покупали, но замыслов художника в жизнь не воплощали. Все шло «под сукно». Даже проект пальто «на все четыре сезона» не заинтересовал промышленность. Чиновники считали его нерентабельным. Татлин требовал качества, совершенства формы, добросовестности выполнения — а это мешало валу, плану и т.д.»
Будь-який вид художньої діяльності був підвладний Татліну. Він оформляв театральні постановки, писав картини, ілюстрував книги, займався скульптурою, архітектурою проектував меблі. Меблі, посуд, одяг, малюнки тканин, книги, всі речі, що оточують нас, несуть на собі слід руки художника.
Всі його твори не тільки залишаються в музеях, а й входять в повсякденне життя. Татлін заклав основу нової проектної парадигми ХХ століття. Треба сказати, на цьому терені Татлін домігся величезних успіхів. Електроприлади, економічні та з оригінальним дизайном, він випробував насамперед у власній квартирі. Костюми, розроблені ним, художник також не тільки виготовляв своїми руками, але і постійно носив сам.
Знаменитий «стілець Татліна» до сих пір користується успіхом у сучасних дизайнерів; він повторюється з незначними варіаціями, але основа залишається й понині досить практично незмінною. Модель консольного стільця (1927) виконана під керівництвом Татліна студентом Рогожиним на деревообробному факультеті Вхутеина. Збереглися фотографії. Ця модель була реконструйована, але сучасним конструкторам так і не вдалося відновити первісний вигляд моделі - з дерева, тому що секрет її виробництва загублений, і до нас дійшла сучасна модель зі сталевих трубок, яка зберігається в постійній експозиції історії дизайну в Центрі мистецтв ім. Ж.Помпиду. Татлін цілком переглядає конструкцію віденського стільця Тонета, розлучаючись з її основою - вертикальними опорами. Дерев'яні бруски-прути в моделі Татліна зігнуті в s-подібну в профілі структуру, на трьох рівнях утворюють своїми витками і ніжку-опору, і консоль-підтримку для сидіння, і цільну форму спинки-підлокітників. Пластика форми і технічна робота конструкції збігаються і взаємопідсилюють один одного. Складні криві стільця м'яко сприймаються очима, тому що в основі лежить проста геометрична форма усіченого конуса. Віденські стільці в принципі жорсткі, консольна ж конструкція Татліна - м'який стілець без пружин, тому що вигнуті дерев'яні прути виконують їх функцію. Однак, у порівнянні із західними консольними стільцями (Ван дер Рое, Марселя Брейера, Ле Корбюзьє), стілець Татліна менш доведений технологічно, його форма позбавлена ​​чистоти і досконалості механічної обробки. Технологія, розроблена Тонетом, була набагато економніше і вигідніше старих столярних способів. Поєднання дуже простої, але легкої і міцної конструкції і низької ціни (завдяки масовому фабричного виробництва) додало цим виробам величезну популярність.
Обидві революції 1917 року - і лютневу, і жовтневу - Татлін прийняв із захопленням. Громадська діяльність стала основним родом занять художника в революційні роки. Він займався питаннями монументальної пропаганди, охорони пам'ятників “. ...Идея монументальной пропаганды названа «ленинской». Идея принадлежала Татлину, а вождю ее представил тогдашний народный комиссар просвещения Луначарский. С обычной большевистской бесцеремонностью замечательную идею отдали Ленину»,- читаем у Ю. Нагибина. Татлін стверджував, зокрема, що діапазон застосовуваних в архітектурі форм невиправдано звужений, обмежується повторенням найпростіших геометричних фігур. Він одним з найперших запропонував розширити мову сучасної архітектури шляхом криволінійних форм, особливо форм і поверхонь «складної кривини». Татлін був прихильником синтезу архітектури зі скульптурою і живописом, розуміючи такий синтез як об'єднання професійних методів і прийомів архітектора, скульптора і живописця в процесі створення єдиного архітектурного твору. Громадська робота органічно вписувалась в художню діяльність. Апогеєм його діяльності в цей період можна вважати створення самого грандіозного татлінського твору - проекту пам'ятника III Комуністичному інтернаціоналу, іменованому також «вежею Татліна». Бувши у Москві, Татлін отримав замовлення від уряду на пам'ятник III Інтернаціоналу. Татлін представив проект.
Проект Пам'ятника III Інтернаціоналу (1919-1920) Татліна з винесеною назовні опорною конструкцією став одним з найважливіших символів світового авангарду і своєрідною візитною карткою конструктивізму. Величезна споруда в півтора раза перевершувала Ейфелеву вежу, і повинна була виконувати функцію агітаційно-пропагандистського центру Комітету організації, яка готувала людство до світової революції, і демонструвати вселенське оновлення. Крім цього, за всіма правилами Татліна ця споруда носила й утилітарну функцію - в обертових прозорих кубообразних приміщеннях повинні були розміститися і здійснювати свою діяльність комісії Комінтерну та інформаційні служби. Висота вежі 400 м. кратна земному меридіану (1/100000). «За ідеєю автора, 400-метрова металева стрижнева похила вежа, що спірально звужується догори, укладала у внутрішньому просторі, за наскрізними гратами «тіла» основного обсягу чотири розташованих один над одним обсягу, що обертаються з різною швидкістю: нижній кубічний обсяг, в якому розміщувалися законодавчі органи Комінтерну, повинен був обертатися зі швидкістю одного обороту в рік; другий обсяг у вигляді усіченої піраміди, де розташовувалися виконавчі органи, обертався зі швидкістю одного обороту в місяць; третій обсяг у вигляді циліндра, де знаходився секретаріат, обертався зі швидкістю одного обороту в тиждень і четвертий, у вигляді півкулі, завершував всю композицію».
Верхівкою, якаб завершувала цей пам'ятник, був би величезний екран, що передавав новини культурного і політичного життя світу. Однак креслення мали самий загальний характер і не супроводжувалися розрахунками. Ідея Вежі несла в собі свідомо міфологічне навантаження, насичене ідеалістичним змістом. В.Е. Татлін: "Все в башне будет необыкновенно! Высота. Этажей двадцать. Потом она будет вертящейся. Затем, в ней будут жить и мыслить, и работать сливки народа. Его мыслители, ученые, изобретатели, инженеры, художники, скульпторы.” “Башня Татлина стала одним из самых знаменитых архитектурных проектов XX в. Влияние этого проекта на современную архитектуру более значительно, чем влияние Эйфелевой башни на архитектуру XIX в. Татлин помог многим архитекторам преодолеть определенный психологический барьер при оценке роли новых конструкций в создании архитектурного образа современного сооружения” (Селим Хан-Магомедов). Але не всі зрозуміли і оцінили задум митця. А.В. Луначарскокий, 1922, «Известияя ВЦИК»: «Тов. Татлин создал парадоксальное сооружение, которое сейчас еще можно видеть в одном из залов помещения профсоюза. Я, может быть, допускаю субъективную ошибку в оценке этого произведения, но если Ги де Мопассан писал, что готов был бежать из Парижа, чтобы не видеть чудовища — Эйфелевой башни, то, на мой взгляд, Эйфелева башня — настоящая красавица по сравнению с кривым сооружением т. Татлина». ”Ведь именно с Татлина, после создания проекта «Башни III Интернационала» вошла в жизнь эстетизация инженерной конструкции (именуемая в последнее время «технической эстетикой»). Татлину подражали на Западе, вводя в строительство по его примеру новые материалы, невиданные формы и необычные конструкции. Голландцы первые строили по принципу Татлина“ (Наталия Курчанова). На одній з перших міжнародних виставок декоративного мистецтва в Парижі Башта Татліна отримала золоту медаль.
Дружина Олексія Толстого в 1907-1914 рр., супутниця Володимира Татліна в перші пореволюційні роки (1917-1921), має право на те, щоб увійти в історію російської культури - як адресат, натхненниця і прототип багатьох першокласних літературних текстів і модель багатьох портретів видатних російських художників 1900-1910-х рр. У 1919 році доля звела Софію з одним з лідерів авангарду Володимиром Татліним. Софія стає його секретарем і помічником в роки створення «Пам'ятника III Інтернаціоналу». Спільно з Татліним вона становить «Доповідь про музей сучасного мистецтва». У цей час загальна революційна концепція Вежі Татліна помітно вплинула на реформу принципів архітектоніки у всіх сферах модерністського мистецтва XX століття. Відносини з В.Е. Татліним у Софії були недовгими.
Як зазначав Микола Пунін, найбільший дослідник творчості Володимира Татліна: "основная идея памятника сложилась на основе органического синтеза принципов архитектурных, скульптурных и живописных и должна была положить начало новому типу монументальных сооружений, соединяющих в себе чисто творческую форму с формой утилитарной". Будівництво вежі планувалося здійснити в Ленінграді. Однак зведення монумента не було здійснено в результаті негативного ставлення влади до авангарду в кінці 20-х років. “Татлин проектировал свою башню не ради модели, а чтобы ее построили... Отказ от строительства явился тяжелейшим разочарованием для Татлина, крушением самых заветных надежд, одним из тех ударов, от которых человек не может оправиться».
Татлін робив принципово нові речі, які не претендують на прикрашення. «Я хочу сделать машину искусством, а не механизировать искусство, вот в чем разность понимания», — казав Татлин. Останнім великим авангардним твором Татліна став макет літального апарату «орнітоптера», який увійшов в історію як Летатлін - дерев'яна літюча птиця, яка повинна була пересуватись по повітрю силою людських м'язів, що керує крилами. Це ще один знаменитий конструктивістський об'єкт Татліна. Річ, гідна Леонардо да Вінчі. “Работа над летательным аппаратом была искусством. Необходимые части машины в его руках становились прекрасными. Без всяких теорий — на деле — Татлин внедрял в жизнь так называемую «техническую эстетику». Он говорил: «Эстетика эта издревле бытовала в народной жизни. Не теперь ее изобрели... «Летатлин» был красив. Художник весь светился надеждой. Деревянная восьмерка для крыла была его возлюбленной Венерой». Людина в «Летатлін» буде лежати в позі плавця. І керувати польотом, він буде працювати руками і ногами, як уже працює при плаванні. Це і буде повітряне плавання. І сили на це плавання потрібно буде витрачати не більше, ніж на звичайне. Розмах крил 8 м.; їх площа - 12 кв. м.; довжина - 3 м. 93 см. Навантаження на 1 кв. м. площі крила, з урахуванням ваги людини, дорівнювала 8 кг. Льотчик розташовувався в фюзеляжі, який був зроблений з лози, обтягнутої шовком. Опорою для пілота служила прикріплена до бортів фюзеляжу плетінка з тростини. Льотні випробування «Летатлін» проводились восени 1933 року в районі Звенигорода. Тут були синтезовані дослідження Татліна в області властивостей матеріалів і вивчення механізму польоту птахів. Такім чином, Татлін використовував в конструюванні метод, який в наші дні отримав назву бионического. «Летать птицы учатся с детства, и люди также должны этому учиться. Когда у нас будут делать столько же «Летатлинов», сколько сейчас делают венских стульев, тогда ребятам придется учиться летать лет с восьми. Этот человеческий возраст примерно соответствует птичьим двум неделям. Во всех школах будут уроки летания, потому что летать человеку тогда будет так же необходимо, как сейчас ходить”, - стверджував Татлін. Татлін хотів побудувати орнітоптер разом з інженерами, але ніхто не захотів робити ні робочих креслень, ні документації. Через відсутність підтримки конструкторів, справа нікуди не рушила. Летатлин” не літав.
Назва Летатлін ("Літючий Татлін") придумав В. Хлєбніков. Татлін представив його широкій публіці в 1932 році у Державному музеї образотворчих мистецтв «Виставці заслуженого діяча мистецтв В.Е. Татліна». Після його смерті виметеним домоуправлінням «Венера» валялася на подвір'ї на Масловке.
Його моделі «Пам'ятника III Інтернаціоналу» і «Летатлін» за розмірами і матеріалами не були розраховані на зберігання в майстерні. Вони потрапляли до музеїв і там не збереглися. «Летатлін» - безмоторний індивідуальний літальний апарат, орнітоптер. Концептуальний твір мистецтва Володимира Татліна, здійснений ним з бригадою помічників в 1929-1932 роках. «Летатлін» був зроблений в трьох майже ідентичних примірниках, з яких, з деякими втраченими деталями, зберігся один. Зараз "Летатлін №3" - експонат Центрального музею ВПС Росії.

Театр

У 1911 році Татлін вперше звернувся до сценографії, створивши ескізи костюмів і декорації до народної драми «Цар Максемьян» в Московському літературно-художньому гуртку. Захопившись роботою з театральними постановками, Татлін за власною ініціативою і без будь-якого замовлення оформив ескізи костюмів і декорацій до опер "Летючий Голландець" (1913) і "Життя за царя" (1913). Як сценограф Татлін працює над оформленням опери Глінки «Життя за царя», в якому він поєднує свій давній інтерес до давньоруської ікони і фрески з модним тоді кубізмом. Театр взагалі дуже захоплював артистичного Татліна, який наполегливо повторював, що театр - не стільки місце для виховання характеру, але і смаку. У 1923 році Татлін оформив, поставив і виконав головну роль у виставі за драмою В. Хлебникова "Зангези". Працюючи над цією виставою, присвяченою Вєліміру Хлєбнікову, він започаткував принципи сценічного конструктивізму. Він створив експериментальну синтетичну виставу, яка була задумана як “вистава + лекція + виставка матеріальних конструкцій”. Татлін відмовився від акторів-професіоналів і ввів до вистави паралельно дії лекцію мистецтвознавця М. Пуніна про “закони часу”, Хлєбникова, а також лекцію лінгвіста Л. Якубинського — про словотворчість поета. Татлін мав чітку концепцію оформлення сценічного простору. Він викоритстовував невластиві театру натуральні матеріали: дерево, метал, скло, а також складні сценічні конструкції. У різний час Татлін відмінно оформив «Комік 17 століття» у 2-му МХАТі, «Зангези» у Ленінграді, «Дело» в театрі Радянської армії, «Глибоку розвідку» у МХАТі, «Далекий край» в Центральному дитячому, «Пушкін» в Свердловському театрі і багато інших. За радянських часів він особливо багато працював в театрі і, оформивши спектаклі для тридцяти різних п'єс, в 1931 році отримав звання заслуженого діяча мистецтв РРФСР.
У 1925 - 1928 рр. Володимир Татлін жив і працював у Києві, де він став професором Художнього інституту. В українській столиці у 1925-1927-х роках він працював професором Київського художнього інституту – керував відділом, який готував художників театру, кіно і фото. Жив на Дикому провулку, 5, – нині вулиця Василя Дончука.
Варто відзначити, що Татлін перебирається до Києва в розпал украінізіаціі, від якої багато діячів культури Одеси, Харкова, Києва та інших міст змушені їхати в Москву.”Татлін в цей період співпрацював з такими представниками української радянської культури 1920-х років, як поет-футурист Микола Бажан і театральний режіссер Лесь Курбас. «Приїзд Татліна до Києва (1926р.) збігся із зародженням нового театру. Наприкінці 1924 року молоді ентузіасти організували ТЮГ. Вони намагалися знайти свій напрям, розробити й розширити тематику і створити новий театр із сучасним репертуаром. Татлін, маючи досвід роботи в театрі і працюючи в інституті на педагогічному факультеті з театральною молоддю, одразу ж включився в це починання і власне став одним із зачинателів українського дитячого театру» (Київські епізоди театральної біографії Татліна). «Невдовзі В. Татлін приніс у театр макет оформлення вистави “По зорі” (режисер Олександр Соломарській). Карпатські гори були зроблені в нього з чорного листового заліза. “Тільки така фактура за відповідного освітлення може дати яскраву картину прекрасних Карпатських гір”. Бучма макет прийняв: “Карпатські гори із заліза — даваймо спробуємо, в цьому щось є, це добре! ...Те, що Татлін в основу свого оформлення поклав “залізні” конструкції, свідчить, що він будував виставу за тими ж принципами сценічного конструктивізму, які він здійснив три роки тому, у 1923-у році, у своїй постановці “Зангезі”. “Другою виставою, яку Татлін поставив у ТЮГу і яка, як він згадував, дала йому “велику творчу втіху”, була не “гофманівська казка”, а п`єса драматурга М.Г. Шкляра “Бум і Юла”, написана за мотивами казок Г.Х. Андерсена”. Дві київські вистави, оформлені Татліним, стали, як справедливо писав О. Соломарський, “яскравими сторінками” в житті українського дитячого театру, а також знаменними подіями у творчості художника…» (О. Парніс). За свідченням Бегічевої, Татлін у листопаді 1926 року брав участь в постановці “Гайдамаків” (за поемою Т. Шевченка) в Київській артилерійській школі і виконував у пролозі та епілозі козацькі думи.

Ілюстратор книг

Крім театральної діяльності, київський період ознаменувався також роботою Володимира Євграфовича в області книжкової графіки так оформлювання журналів.
Він вже мав досвід ілюстрації книг. Татлін був першим ілюстратором Хлєбнікова, Маяковського і Хармса. Татлін був першим ілюстратором Хлєбнікова (в футуристичному збірнику «Мирсконца») і Маяковського (вірш «Вывескам» в збірнику «Требник троих»).
У тому ж році Татлін для київського журналу "Кіно" підготував колаж до нарису Юрія Яновського "Історія майстра", присвяченого фільму Олександра Довженка "Сумка дипкур'єра", і ілюстрацію до фільму "Борислав сміється" (за повістю Івана Франка). Взагалі, українські мотиви і раніше грали значну роль в житті художника. У 1927 році він оформив обкладинку до збірки віршів українських поетів «Зустріч на перехресній станції». Обкладинку та ілюстрації до розповіді «По-перше і по-друге» (1929).

Бандурист

“Володимир Євграфович мав ще один талант: грав на бандурі приголомшливо, знав багато українських пісен і дум. Володимир Татлін завжди підкреслював своє українство, грав на бандурі, яку майже завжди носив із собою. Любив виконувати козацькі думи під акомпанемент бандури власного виготовлення. Татлін добре майстрував українські народні інструменти, насамперед — бандури. “Я делал их из разных пород благородного дерева. По 20 лет выдерживал его”, - казав Татлін. Радянський художник Віктор Льконін згадував: «несмотря на то что Татлин больше молчал, не теоретизировал и не участво­вал в спорах, он являлся душой общества. Этим он был обязан очень ориги­нальному, можно сказать, единственно­му в своем роде музыкальному дарова­нию.
Он играл на бандуре и пел под свой аккомпанемент. Бандура эта, кажется, находится теперь в Музее музыкальной культуры. Она того заслуживает. Он сде­лал ее своими руками, и бандура эта сама по себе представляла произведение искусства.
Сорта дерева были подобраны не только с учетом музыкальных качеств инструмента, но и с тонким художест­венным чутьем, все поверхности были обработаны необыкновенно красиво.”Удивительна его эстетика: в дереве скрыта громадная энергия, тепло». Из полосок разнообразного дерева — по разному звучащего и поющего — хотел создать невиданной звучности инструмент. И действительно, оно по-разному звучало. Дубовые пластинки пели басом, липа — тенором, груша — почти дискант. Каждая высушенная пластиночка имела свой звук, свой голос. Татлин особенно любил таинственность звука орехового дерева”,- згадувала А. Бегичева. Татлин играл на своей бандуре потрясающе. Все, кто его слышал, никогда не могли об этом забыть. Он играл и пел. Пел он украинские думы, исполнял их артистически, в соответствии со стилем пения слепцов-бандуристов, и при этом еще как-то закатывал глаза, так что зрач­ков почти не было видно. В сочетании с его худобой и рубленым лицом — создавалось впечатление, что это слепец, играющий и поющий на ярмарке. Я сам в детстве видел и слышал таких слеп­цов в Полтаве, на Ильинской ярмарке. Интонации его были безупречно точны. После украинских дум он пел духов­ные стихи, такие, например, как «Гора Афон, гора святая, мне не забыть тво­их чудес…», и в заключение обычно — мещанские романсы, из которых наи­больший успех имела «Андалузская ночь». Татлін на Берлінському фестивалі отримав приз і зміг на ці гроші з'їздити в художній центр світу - Париж і познайомитися з Пікассо. Париж «божеволів», слухаючи Татліна, який співав там під бандуру. Він був такий артистичний, вмів так перевтілюватися, що обдурив навіть прославленого Пікассо, який прихистив його як співака-бандуриста. А в Берліні його величність Вільгельм II прийняв його за сліпця - каліку переходжу. "Напряжению слова учился у ведунов. В молитвах и заклятиях наибольшая сила выражения. Пению — у кобзарей, у народных певцов. Непревзойденные мастера! У них учились Шевченко, Хлебников, Шаляпин, Виардо, повергшая в экстаз великих композиторов. “,- говорив Татлин.

Викладач, громадська діяльність

Обидві революції 1917 року - і лютневу, і жовтневу - Татлін прийняв із захопленням. "Татлін вхопив основне філософське зерно революційної епохи, відгукуючись на заклик Горького, практично прагнув об'єднати мистецтво з винахідництвом, з наукою, з побутом. Прагнув повернути мистецтву його початкову гармонію і доцільність. Відродити втрачені за останні роки національні традиції... У пошуках нових форм в мистецтві, здатних виразити велич свого часу, його ритм, Татлін не мав прикладів для наслідування - він першовідкривач. Громадська діяльність стала основним родом занять художника в революційні роки. Луначарский увидел широкий размах художника, оценил его талант, кипучую деятельность, привел в Наркомпрос и сказал: «Вот вам комиссар ИЗО». Татлин начал «комиссарить». Его приказ №1 требовал: «Изъять из своей среды людей, декларирующих лозунги, не подтвержденные вещами». Художник не любил болтунов. Изо-отдел находился в доме на Кропоткинской, где бывали коммунисты Федор Петров, Глеб Кржижановский, Константин Федин, куда заходил Ленин… Татлин встречался с Владимиром Ильичем Лениным. Работу начал с перестройки устаревшего метода обучения в художественных школах в сторону утилитаризма и целесообразности. Он же впоследствии привлек во ВХУТЕМАС священника Павла Флоренского, прочитавшего там курс лекций «Обратная перспектива” (мемуари А. Бегичевой). “Религиозный мыслитель и ученый-энциклопедист, он оставил заметный след в самых разных областях... главной задачей лекционного курса «Анализ пространственности в художественно-изобразительных произведениях» была забота о непосредственности и подлинности художественного восприятия, о чистоте основополагающего понимания пространственности, об условиях, по которым жизнь «построяется в художество». Татлін в 1918-1919 керував московським відділом образотворчого мистецтва (Колегія у справах образотворчих мистецтв) Наркомосу. В 1923-1924 роках - Відділом матеріальної культури Інституту художньої культури. Паралельно з творчістю та громадською діяльністю Татлін викладав в навчальних закладах Москви, Петрограда, Києва та Харкова. Він вчив художній обробці металу, дерева, кераміки, завідував театрокінофотоотделеніем. В 1927-1930 роках - на виробничих факультетах ВХУТЕІНа (Вищий художньо-технічний інститут) у Москві. ВХУТЕІН готував художників нового типу, - художників, які обслуговують промисловість, які організовують побут і що обсдуговують культурно-політичну боротьбу робітничого класу. У 1927р. Вхутемас перейменували у ВХУТЕІН - Вищий художньо-технічний інститут, який був розформований в 1930 р.
У 1922 році розпорядженням Губернського відділу професійної освіти при Наркоматі освіти Українську академію мистецтва реорганізували в Київський інститут пластичних мистецтв. У 1924 році до нього на правах факультету приєднали Український архітектурний інститут, що існував з 1918 року Новостворений виш назвали Київський художній інститут. Інститут розмістився в будівлі колишньої Київської духовної семінарії, де розташовується і понині. Ректором його призначили Івана Івановича Врона. У 1925-у році мистецтвознавець і ректор Київського художнього інституту І. Врона запросив Володимира Татліна на посаду професора і завідувача теа-кіно-фотовідділом, який той очолював близько двох років (1925-1927). “Татлин прибыл в Киев в расцвете творческих сил, 40-летним человеком, окруженный легендой. К тому времени «кривобокая слава его», как он сам говорил, облетела Европу. Он был известен «Башней III Интернационала» sic — проект, который был награжден в Париже золотой медалью. Его почитали как новатора, заложившего основы изучения материальной культуры... ”Татлін В.Є. прекрасно говорив українською... Студентам він завжди казав: «Навчити неможливо, навчитися можна». У процесі його педагогічної діяльності закладалися основи «виробничого мистецтва», покликаного, як це було спочатку задано в контррельєфах, створювати не образи речей, а самі речі, що формують новий побут. Шуканнєм, творчістю заражав він і своїх учнів. З його київського «гнізда» вилетіло багато серйозних, розумних, талановитих художників: Федір Федорович Нірод - головний художник київського оперного театру; Злочевський - головний художник одеської опери; Єрмілов - з харківської опери "Єрмілова називали« українським Татліним».
Результати роботи Володимира Татліна в інституті показували на Всеукраїнській ювілейній виставці в листопаді 1927 року. Його учні й асистент Микола Тряскін (який після від’їзду художника обійняв його посаду) експонували макети та ескізи до театральних та кінопостановок. Майже всі студенти стали згодом відомими художниками театру і кіно, мали своїх учнів. Мова про Валентина Борисовця, Петра Злочевського, Моріца Уманського, Семена Манделя, Володимира Каплуновського, Володимира Московченка. Таким чином, школа Татліна зберегла свою тяглість від 1920-х років і до наших днів, на відміну від Малевича, який не встиг створити коло учнів та послідовників у Києві. Не лише робота Татліна була дуже помітною та важливою для культурного життя міста, а й для художника київський період мав велике значення. Пізніше, вже після війни, Татлін кілька разів приїздив до Києва. Нібито дивитися славнозвісну «Інфанту» Веласкеса до Київського музею західного мистецтва. До речі, єдина відома зараз фотографія Татліна в Києві зроблена 1926-го саме в цьому музеї під час зустрічі тутешніх митців з Анатолієм Луначарським. У 1928 р. він повернувся до Москви. Допоміг започаткувати там Українську театральну студію імені Леся Курбаса, яка проіснувала два з половиною роки. ”Цельный, честный человек во всем — во взглядах на искусство, жизнь, товарищество. Помнится, как помог мне в организации театра-студии. За руку привел к наркому Бубнову. Так красноречиво доказывал, что в Москве необходим Украинский театр, что Бубнов увлекся этой идеей. Нарком утвердил 20000 руб. дотаций в год для украинской студии и выхлопотал особняк (на Пятницкой улице) для общежития студийцев… Студия жила два с половиной года, пока перестраховщики не разрушили это замечательное дитя культуры, опасаясь национализма…”,- згадувала у мемуарах А. Бегичева. В кінці життя Татлін В.Є для заробітку консультував студентів Московського архітектурного інституту і робив наочні посібники для Московського університету.

Друзі, знайомі

«Татлин никогда не вступал ни в какие организации. Он не отличался общительностью и всегда был как будто сам по себе. Молчаливый и замкнутый, на самом деле он был великим мечтателем». Водночас: “Татлин любил людей. Шел к ним искренно, с открытой душой. Даже те, кто не воспламенялся его искусством, дружили с Татлиным из любопытства — уж очень чудной он был для них человек.”,- згадувала Бегичева. Татлін був вірним і відданим другом.
Відносини між титанами авангарду (Володимиром Татліним і Казимиром Малевичем) найкраще характеризує вираз «закляті друзі». Протистояння між ними почалося в 13-х-14-х роках ХХ століття, коли обидва творці працювали разом в лабораторії для радикальних художників. «Они боролись за первенство в авангарде, за доступ к ресурсам, к медиа-платформам, к талантливым студентам. Это было обусловлено выживанием... А еще это было обусловлено переходом от искусства, которое базировалась на технике и профессиональных умениях, к мастерству, которое основывалось на концептуальности. Если мастерство можно только имитировать, то концепцию можно украсть и присвоить. Поэтому художники так ревностно оберегали свои идеи». Залишився також іронічний, але дуже виразний портрет Казимира Севериновича Малевича, створений Володимиром Євграовичем Татліним.
У 1927 році в СРСР вперше приїхав Дієго Рівера, запрошений радянським урядом на святкування 10-ї річниці Жовтневої революції. Він придбав безліч знайомств і тісних дружніх зв'язків: В.Є. Татлін, Д.П. Штеренберг (з цим художником доля зводила його ще в Парижі), С.Т. Коньонков, С.В. Герасимов, П.Д. Корін, С.М. Ейзенштейн ...
“Особенно ценил и любил Татлин Голубкину, рассказывал, что с нею делился своими замыслами, что с другими допускал весьма редко”,- згадувала Бегичева. “В жизни бывают неизгладимые встречи, которые часто незаметно для нас самих оказывают влияние на формирование мироощущения, на выработку вкуса, содействуют творческому росту художника. К таким значительным встречам я отношу свои встречи с художником и скульптором Голубкиной Анной Семёновной. Это было в 1912-13 гг. и в последующие революционные годы. Я был молодым художником, только что начинающим выставляться – когда меня одной из первых заметила Голубкина. Она приходила ко мне в мастерскую на Остоженке, внимательно следя за мои ростом и развитием /творческим/. Тогда у меня были другие взгляды на искусство, которые я защищал с молодой горячностью резко отмежовываясь от всех инакомыслящих. Анна Семёновна ощущала моё отталкивание от её принципов в искусстве, но не взирая на это продолжала общаться со мною, угадывая во мне проникновенность своего таланта – возможности художника”,- згадував Татлін. Її порівнювали з Роденом - який був, втім, її вчителем.

Сім’я

“Владимир Татлин (1885-1953) не был легким и приятным в быту человеком. С раннего детства отягощенный обузой в виде эдипова комплекса в средне-тяжелой степени тяжести, он был истеричен, обидчив, паранойялен, необуздан, эгоистичен и, естественно, не любил папу и всех, кто его символически замещал”,- пише М. Пунин.
На Старій Басманній є шестиповерховий однопід'їздний цегляний житловий будинок, відомий як прибутковий будинок М.Є. Башкірова. Адреса: Стара Басманна, 33. Будинок побудовано у 1912 році за проектом архітектора В.С. Масленникова. В цьому будинку з 1915 року жив В.Є. Татлін, влаштувавши на горищі майстерню, де він працював.
Громадянська дружина Татліна, Марія Олександрівна Гейнц, у 1923р. народила сина Володимира. В 1928 році у Татліна з'явилася нова сім'я - Марія Петрівна Холодна зі своїм сином Петрусем. Приїхав і син Татліна Володя. Мати Володі в боротьбі з епідемією тифу заразилася і померла під Горьким. М.П. Холодна, радянський скульптор, майстер декоративно-прикладного мистецтва, член Спілки художників СРСР, народилася в Києві в родині відомого педагога, директора комерційного училища, вченого і художника П.І. Холодного- міністра в уряді УНР. Вона вчилася в Київському інституту, Татлін В.Є. викладав. «М.П. Холодна вийшла заміж ймовірно в другій половині 1923 р. за Є.Я. Сагайдачного — декана факультету скульптури Української академії мистецтв (шлюб тривав недовго). Невдовзі у Марії Холодної народився син Петрусь. Але спільного життя із Євгеном Сагайдачним не вийшло. ”1928 року Марія Холодна захистила дипломну роботу «Материнство» та «Портрет Татліна» і перебралася до Москви. Творчість Марії Петрівни Холодної стало великим етапом у розвитку художньої культури Конановского фаянсу, а також розвитку радянської малої пластики.
В 1930 році на Верхній Масловці побудували перший виробничий будинок художників - будинок №9 (корпус «Ж» по генплану). Він і зараз височіє шестиповерховою скелею - кубатура двадцять тисяч метрів.
У 1939 році Татлін з вулиці Кірова (б.Мясницкая) №21, з сином Володимиром, переїхав на Верхню Маслівку в Будинок художників. Отримав квартиру і домігся маленької майстерні. Примітно - майстерня йому дісталася останнім номером, в кутку на 7-му поверсі. У році 1939 і 1940 Татлін потроху став повертатися до живопису. І творче життя якось налагоджувалося.
Друга дружина Татліна, Корсакова (Рудовіч) Олександра Миколаївна. В принципі біографії цієї жінки досить, щоб привернути до неї увагу. Корсакова танцювала в школі Дункан, вчилася у Ейзенштейна і Пудовкіна, працювала з Маяковським в «Вікнах ЗРОСТАННЯ». У 1944 році разом з чоловіком, В. Татліним, працювала як художник декорацій і костюмів для постановок Товстоногова в Центральному дитячому театрі і Театрі «Моссовета». Зробила цикли робіт до творів Достоєвського, Булгакова, Цвєтаєвої, Бодлера, Хлєбнікова, Татліна, Клюєва, Висоцького та інших. У 1933р. доля звела її з В. Татліним. Чверть століття Володимир Татлін був в загоні... Саме універсальність стала однією з причин опали Татліна", - стверджував Нагібін"... Корсаковій довелося розділити з Татліним аж ніяк не найкращі роки його життя - з початку 30-х років починається цькування знаменитих авангардистів, колишні «голови земної кулі "перетворюються в справжніх аутсайдерів, забутих і обпльованих. В 1953р. він помер у неї на руках. Бути дружиною генія не завжди завидна доля. Ще був син від Ніни Гнатовни Бам — Анатолій Сергійович Ромов (1935) радянський прозаїк, сценарист, переважно в детективному жанрі. Ніна Гнатівна Бам письменник, драматург, журналіст, автор літературних записів, які вийшли окремими книгами в 1947-1948 рр. в Госполітіздат спогадів сестри дружини Сталіна, Анни Сергіївни Аллілуєвої, і батька дружини Сталіна Сергія Яковича Аллілуєва. За книгу «Спогади» (літзапісь Н. Бам) А.С. Аллілуєва в 1947 році була, за вказівкою Сталіна, засуджена до 10 років ув'язнення в одиночній камері, і цей термін відбула повністю. На початку 1930-х років Ніна Бам познайомилася з Володимиром Татліним, з яким у неї зав'язався роман. У 1934 році Татлін познайомив її з Сергієм Ромовим, який через рік, після народження спільного сина Татліна і Бам, Анатолія, став чоловіком Ніни Бам. Припускаючи, що Татліна чекає арешт, батьком своєї дитини Ніна Бам записала Сергія Ромова. Через рік, у 1936 році Ромова було заарештовано і в 1939 році розстріляно. Татлін, на відміну від Ромова, ніколи не піддавався арештам і помер в рік смерті Сталіна. У 1949 році Ніна Бам привела сина в комунальну квартиру Володимира Татліна, і це була єдина зустріч батька й сина. Однак про те, що він син Татліна, Анатолій Ромов дізнався тільки після смерті матері від її молодшої сестри Марії Бек; незадовго до смерті Ніна Бам сказала синові лише про те, що він не син Сергія Ромова. “В 1949 году мама привела меня к нему, в коммуналку так называемого «Дома художников» на Верхней Масловке. Он лежал на кровати, уже тяжело больной, брошенный всеми, забытый, нищенствующий – он, всемирно прославленный грандиозный художник. О том, что это мой отец, мама мне тогда не сказала, и только сейчас я понимаю, что она привела меня к Татлину потому, что хотела, чтобы мой настоящий отец увидел перед смертью своего сына. Страх мамы перед Большим террором был так велик, что она ничего не говорила мне об отцовстве Татлина до самой смерти. Лишь в 70-х годах, незадолго до своей смерти, мама сообщила мне, что Сергей Ромов – не мой отец. Но и только. Про Татлина она так ничего и не сказала. Подтверждение моей догадки о том, что я сын Татлина, я уже после смерти мамы услышал от ее сестры, моей тети, Марии Игнатьевны Бек. А совсем недавно моя жена Наталья Игоревна Пушкина, живущая уже более 30-ти лет в Нью-Йорке, съездив в Москву, узнала от моих дальних родственников о том, о чем я до этого лишь догадывался – что Татлин точно был моим отцом. ..“,- згадував син Татліна Ромов А.С.

30-50 роки

Татлін багато і зі смаком експериментував з матеріалами, змішуючи дерево з металом, розробляючи меблі та одяг, будуючи в Камерному театрі скляні прикраси. Але все це було в період розквіту російського авангарду, до 1930-х років. «Летатлін» виявився його останнім експериментом - настав інший час, і більше йому не дозволяли нічого винаходити.
В середині 30-х років переміг соц. реалізм і почалося цькування всіх тих хто представляв інші течії в культурі, мистецтві. Чим далі, тим менше було можливостей для роботи. Такі особистості, як Володимир Татлін, ставали персонажами минулого. “Татлин был в расцвете сил и дарования, когда его услуги как художника стали не нужны стране победившего социалистического реализма. Он напрочь исчез с выставок, из залов музеев его картины перекочевали в запасники; в последний раз главное его искусство могло проявить себя, когда он оформлял книгу друга своего, поэта Велимира Хлебникова, главы футуристов; он сделал лучший из всех существующих карандашный портрет «Председателя земного шара». После этого оставался лишь театральный художник Татлин.“,- читаємо у Ю. Нагибина. Татліна позбавляють викладання, він практично не виставляється. Панно Татліна для Всесоюзної сільськогосподарської виставки в 1938 р. було знищено як "політично шкідливе". 1930-х до начала 1950-х годов художник создает сценографию к более чем двадцати спектаклям. Тогда же он возобновляет прерванную почти на двадцать лет работу над станковыми произведениями - его творческий архив пополняется шестью десятками живописных полотен и сотней графических листов. Среди них - портреты, пейзажи, натюрморты, долгое время не покидавшие мастерской художника. Он возвращается к живописи и делает небольшие картинки, которые нигде не выставляет. Он пишет цветы, напоминающие самые первые его работы. Татлін, відкидаючи образи, наполегливо йшов вперед. А його забували. Відтирали. Роки 1936-37-38 були матеріально важкими. “Попав в обойму формалистов, заказов на живопись Татлин не получал. А жить надо. Татлин вновь пошел в легкую промышленность... Художник делал эскизы типовых оформлений магазинов, хлебопекарен, задумал построить модернизованную русскую избу с полатями, приспособленную для спорта, охоты, рыбной ловли. Предложил художественному фонду чертежи автомобиля-мастерской для художников (задолго до Америки). Создал проект нового города размеренного, спокойного образа жизни — город-спутник... Его архитектурные проекты, технические изобретения, бытовые вещи, живопись, рисунки — все складывалось в единый поток творчества художника. В 1932 году состоялась первая персональная выставка Татлина, она же стала и последней. Под руководством Иосифа Сталина советское искусство пошло по пути соцреализма, и Татлин остался не у дел. «Это художник, умерший за 20 лет до своей смерти», — позже писали о нем.
“Татлин – тонкий, оригинальный живописец со своим колоритом. Он писал портреты, полевые цветы, пейзажи, натюрморты, часто незатейливые – стол, хлеб, нож, лук, кружка и т.д. В них он достиг скупыми средствами исключительной выразительности. ...Он все любил делать сам, был первоклассным столяром и слесарем, имел прекрасный набор инструментов, прекрасно чувствовал материал».
”Війна розтрощила Татліна. Загинув на фронті його син Володя: 19-річний доброволець. Сталося це в 1942 році. Загинув і Петрусь, його товариш - пасинок Татліна. ”После гибели сына и трагической смерти сестры круто повернулась жизнь художника. Сократив до минимума личные бытовые расходы, Татлин закрылся в мастерской, как в келье, и снова взялся за кисти — писал «для себя». Из последних работ сам Татлин считал законченными, почти «совершенными», три букета… Один — садовые цветы в серебристой гамме. Бело-голубые, они дрожали в воздухе. Завораживали. Другой букет — полевых цветов в стеклянной банке. ”В конце 1940-х — начале 1950-х годов Владимир Татлин возглавлял бригаду художников, делавших наглядные пособия для Московского государственного университета. Также в это время он писал натюрморты и пейзажи, иллюстрировал книги и оформлял спектакли для московских театров. За радянських часів він особливо багато працював у театрі, оформив спектаклі для тридцяти різних п'єс. У 1931 році отримав звання заслуженого діяча мистецтв РСФСР. В останні роки Татлін працює над композиціями для театру, камерними полотнами, багато працює також в області книжкової іллюстраціі, консультує студентів архітектурного інституту в Москві. У проміжках між замовленнями і живописом «для перемикання», як говорив, він робив бандури.
Но и по оставшимся его 26-ти живописным работам этого периода с 1942 до 1953 года, если бы их найти, объединить, изучить и выставить, — можно было бы судить о его «школе».
Доля його спадщини склалася парадоксально: його роботи зовсім мало присутні в сучасному житті, багато з них втрачені, інші знищені, але, попри все, за Володимиром Татліним безперечно зберігається місце одного з лідерів авангарду, що зробили колосальний вплив на сучасне мистецтво і архітектуру. «В искусстве Владимир Евграфович Татлин никогда не шел дорогой компромиссов, и поэтому было у него много противников и жилось ему порой очень трудно»,- стверджує Ходасевич. Татлін створив свій погляд на мистецтво. І ніколи, ні за яких найважчих обставин, художник не відступився від своїх принципів. Этому художнику пристало бы появиться под одной обложкой с Леонардо да Винчи, ибо, при всей несоизмеримости их, он, как никто другой, схож с великим тосканцем многообразием дарований, редчайшим сочетанием художественного и научно-технического гения и тем, что нередко отдавал предпочтение изобретательству перед творчеством”,- писав Ю. Нагибин. Це не просто художник, це фантастичний експериментатор в мистецтві XX століття. “Многогранность считалась подозрительной, ее воспринимали как легкомислие, поверхностнотсть, нежелание всерьез трудиться на благо любимой Родины... от Сталина, он вообще не любил талантливых людей, а многосторонне одаренных на дух не выносил... Именно универсальность явилась одной из причин опалы Татлина”,- писав Ю. Нагибин. Татлін став основоположником конструктивізму в образотворчому мистецтві, дизайні та архітектурі. Володимир Татлін отримав світове визнання, як один з лідерів авангардного мистецтва. Погляди художника Володимира Татліна зробили сильний вплив на творчість інших художників, дизайнерів по всьому світ». Його вплив на молоду поросль творців і долі мистецтва в середині 1910-х - 20-х роках було необмежено. Він приніс в той творчий світ стихійну волю до творчості, нові смаки, нове розуміння мистецтва, новий напрямок в мистецтві – конструктивізм. Роботи В. Татліна надихнули німецьких художників-дадаїстів, які зрозуміли їх як революцію в мистецтві. Відома фотографія Георга Гросса і Джона Хертфілда, що тримають плакат з написом «Искусство умерло— Да здравствует машинное искусство Татлина!»(1920).
В останні роки життя Татлін був неймовірно самотній. Забутий усіма, він продовжував працювати. Смерть застала Татліна за виконанням карт для кафедри фізико-географічного кабінету нового університету. Але і цю роботу він прагнув зробити не по стандарту, а як художник на високому рівні: В рельєфи хотів внести не звичайні, а більш виразні матеріали. Річки робив, наприклад, зі сталі. Татлін помер у своїй майстерні 31 травня 1953 року у Москві у віці 67 років. На його похороні були присутні не більше восьми осіб. Урна з його прахом замурована в стіні Новодівичого кладовища у Москві.
Микола Миколайович Пунін - російський і радянський історик мистецтва, відомий художній критик. Репресований в 1949-1953 роках. Загинув в ув'язненні (Абезьскій табір). Посмертно реабілітований в 1957 році. Перший критик звернув увагу на Татліна і його творчість. У двадцяті зблизився з Володимиром Татліна, яскравим представником конструктивізму. Дуже хвалив його амбітний проект - пам'ятник Третьому інтернаціоналу, вирішене у вигляді монументальної вежі. Її креслення прикрасило монографію Пунина 1920 року, присвячену цьому проекту. «Я считаю Татлина единственной творческой силой, способной выдвинуть искусство за окопы старых позиционных линий. В чем его сила? — в простоте, совершенно чистой и органической. Мастер с ног до головы, от самого непроизвольного рефлекса до самого сознательного акта. Поражающее, совершенно невиданное мастерство!». «Для меня Татлин – гордость; горжусь его именем, тем, что присутствую на земле в то время, когда ему суждено жить».
Нове відкриття його творчості відбулося лише у 1970-х. роках, тоді ж стало ясно, наскільки багато в сучасному мистецтві він передбачив. “В 1977 году была организована выставка рисунков Татлина в Московском доме Литераторов. Устройство выставки оказалось возможным только благодаря колоссальному авторитету писателя Константина Симонова, мужа Ларисы Жадовой, ее организатора. Сама выставка и высказывания Симонова вызвали бурю протестов со стороны художников-соцреалистов. Результатом выставки стал заказ издательством «Корвина» монографии о Татлине, вышедшей спустя семь лет, в 1984 году, на венгерском языке. С тех пор она переведена на все европейские языки, кроме русского”,- пише К. Головко (Туча стрел в будущее). Татлін завжди був прихильником незалежного від влади мистецтва, що не збігалося з офіційною політикою у галузі культури, тому жоден свій проект художник не мав можливості довести до кінця. Багато його задумів залишилися на папері у вигляді креслень і начерків. “Почему работы Татлина были сданы в архив, а не в музей? ...Все дело в том, что музеи отказались от Татлина, которого нельзя было выставлять... Татлин лишь полувернулся из небытия. Он вроде тех эмигрантов, которые могут приезжать в бывший Советский Союз, но гражданства им еще не восстановили»,- робить висновок Ю. Нагибин.
“Художественное наследие Татлина оказалось актуальным для искусства и архитектуры ХХ века. К нему возвращались в 50-годы в условиях хрущевской оттепели и позднее, в 90-е годы, после распада СССР, когда искусство авангарда постсоветского пространства влилось в художественную культуру Европы, и наследие татлина стало его символом. Произведения Татлина цитировались, проекты реконструировались. Ныне работы В. Татлина находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве, в Государственном русском музее в Санкт-Петербурге». “Татлин не пользовался заслуженным успехом, но он неутомимо, до последнего вздоха, трудился для будущего: “Я не имею надежды быть понятым сейчас. Но вижу мою Родину сокровищницей великих традиций. В них частица и моего труда… ”На его памятнике напишут: «Я был. Мое имя высоко!»,- сподівається А. Бегичева

Література:

Васильев А. День в истории. 28 декабря: родился самый знаменитый украинский бандурист и отец русского авангарда [Электронный ресурс] /А.Васильев.- Режим доступа:

День в истории. 28 декабря: родился самый знаменитый...-Режим доступа: https://ukraina.ru/history/20181228/1022233275.html.-Загл. с экрана.-Дата 05.06.2019.

Взрослая дата детского театра - Интересный Киев.-Режим чтения:https://www.interesniy.kiev.ua › vzroslaya-data-detskogo-teatra.- Загл. с экрана.-Дата 05.06.2019.

Владимир Евграфович Татлин [Электронный ресурс].-Режим доступа:Художник Владимир Татлин. Биография. Картины.-Режим доступа: www.avangardism.ru/tatlin.html.-Загл. с экрана.- Дата05.06.2019

Владимир Татлин. Проект 1917-1917. Свободная история.-Режим доступа: https://project1917.ru › heroes › vladimir-tatlin.-Загл. С экрана.- Дата(06.11.2019)

Владимир Евграфович Татлин.- Режим доступа:www.philol.msu.ru/~rki/advance-guard/tatlin.html-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

День в истории. 28 декабря: родился самый знаменитый ...-Режим доступа:https://ukraina.ru/history/20181228/1022233275.html-Загл.с экорана.-Дата 05.06.2019.

Дом последнего мариниста Российской империи на Москалевке ...Режим доступа:https://kharkovgo.com/.../dom-poslednego-marinista-rossijskoj-imperii-na-moskalevk..-Загл с экрана.- Дата 24 июня2019г.

Досье. Владимир Татлин: романтика полета – SibDESIGN.ru.-Режим доступа:www.sibdesign.ru › statyi.-Загл.с экрана.-Дата 05.06.2019.

Интимный дневник жены Татлина- Газета Коммерсантъ...-Режим доступа:(https://www.kommersant.ru › doc).-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Кафе "Питтореск" на Кузнецком.: neglinka_msk — LiveJourna.-Режим доступа:lhttps://neglinka-msk.livejournal.com › ..-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Колумбы новых материков. Татлин и Хлебников.: kul_cher.-Режим доступа:https://kul-cher.livejournal.com/1491.html.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Локотко А.И. Архитектура: авангард, абсурд , фантастика [Электронный ресурс]/ А.И.Локотко.-Режим доступа: https://books.google.com.ua › books.-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Люди Басманного района. Маяковский и Татлин. Некрасовка.-Режим доступа:nekrasovkalibrary.blogspot.com › 2018/07 › blog-post.-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Малевич и Татлин: подробности противостояния – Артхивhttps.- Режим доступа://artchive.ru › 3909~Malevich_i_Tatlin_podrobnosti_protivostojanija.-Загл.с экрана.-Дата 05.06.2019.

Модели одежды В.Е. Татлина как антимодa.-Режим доступа:https://www.nlobooks.ru › magazines › teoriya_mody › article).-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Можейко І. Грудень ювілейний: Дедал ХХ століття/І.Можейко// Слобідський край.-2015.- 8 грудня.-С.8.

Музейный пикник "Кафе "Питтореск"" - Музеи России.-Режим доступа:www.museum.ru › -.Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Мыловарни г. Харькова и Харьковской губернии [Электронный ресурс].-Режим доступа:Мыловарни г. Харькова и Харьковской губернии Откуда Родом //www.otkudarodom.ua/ru/mylovarni-g-harkova-i-harkovskoy-gubernii.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Юрий Нагибин - Владимир Татлин читать онлайн.-Режим чтения:https://libking.ru › ... › Документальные книги › Биографии и Мемуары.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Памятник III Интернационалу. «Башня Татлина» | Архитектура и ...Режим доступа:arx.novosibdom.ru › Советская архитектура.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Парамонов А.Сказ о доме купца Петренко по ул. Рыбной, где был постоялый двор/ А.Парамонов//Харьковская неделя.- 11 июля (Прогулки по городу с Андреем Парамоновым)

Парніс О. Київські епізоди театральної біографії Татліна – Бібліотека ...Режим доступа: Київські епізоди театральної біографії Татліна – Бібліотека ...- Режим доступа:uartlib.org/kiyivski-epizodi-teatralnoyi-biografiyi-tatlina/.-Загл.с єкрана.-Дата 05.06.2029.

Педагогическая деятельность п. флоренского во вхутемасе.- Режим доступа:elib.altstu.ru › journals › Files › pdf › 049_Tatarchuk-Загл.с єкрана.-Дата 05.06.2019.

Портрет вдовы Татлина. Ближнее море – ВикиЧтение.-Режим доступа:https://document.wikireading.ru/44131.-загл.с экрана.-Дата05.06.2019.

Район улицы Москалевской | История улиц и площадей Харькова [Электронный ресурс].- Режим доступа: https//www.goldenpages.ua/history/raion-ulitcy-moskalevskoi.- Загл.с экрана.-Дата 05.06.2019

Воспоминания о скульпторе А. С. Голубкиной (Евгений ...-Режим чтенияhttps://www.proza.ru › 2016/05/24.-Загл.с экрана.-Дата 05.06.2019

Рисунки Татлина :: Артпоиск - русские художники.-Режим чтения:artpoisk.info › article › risunki_tatlina.-Загл.с экрана.-Дата 05.06.2019.

Романтика и конспирация времен Большого террора Опубликовано в журнале СловоWord,Анатолий Ромов.- Режим доступа:https://magazines.gorky.media › slovo › romantika-i-konspiracziya-vreme...-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Русские футуристы. Проекты будущего.Владимир Татлин. Александр Родченко.Павел Филонов.- Режим доступа:https://ppt-online.org › ...-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019)

Селим Хан-Магомедов Архитектура советского авангарда Кн.1.Проблемы формообразования. Мастера и течения.-Режим доступа:www.alyoshin.ru › Files › publika › khan_archi › khan_archi_1_000.-Загл. С экрана.-Дата(06.11.2019).

«Сладкий Мир» купцов Карталовых | Статьи Романа Соймы...Режим доступа:https://sojma.wordpress.com/kartalovy/.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Стригалев А.А. «Татлин и Пикассо - Пабло Пикассо/А.А.Стригалев.-Режим доступа:www.picasso-pablo.ru/library/picasso-i-okrestnosti9.htm.-Загл. С экрана.-Дата05.06.2029.

Таким помню Татлина. Мемуары Анны Бегичевой.- Режим доступа:https://www.nlobooks.ru › magazines › teoriya_mody › article.-Загл с экрана.-Дата 05.06.2019.

Татлин Владимир Евграфович (1885–1953) - Мастера авангарда [Электронный ресурс].-Режим доступа:https://www.e-reading.club/chapter.php/.../58/Ostanina_-_Mastera_avangarda.html.-Загл. с экрана.-Дата 05.06.2019.

Татлин Владимир Евграфович.-Режим доступа:school-collection.edu.ru › catalog › res › view.- Загл. с экрана.-Дата 05.06.2019

Татлин Владимир Евграфович.-Режим доступа:

files.school-collection.edu.ru/dlrstore/ddb68019-97e2-43d3-be64.../Tatlin_biogr.htm.-Загл с экрана.-Дата 05.06.2019.

Татлин: русский Леонардо да Винчи - Эстеты — EstetGid.-Режим доступа:эми.рф/estetweek/87/Загл. с экрана.-Дата 05.06.2019

Творчество В.Е. Татлина - Учебные материалы онлайн.-Режим доступа: https://studwood.ru/564331/kulturologiya/tvorchestvo_ve_tatlina.-Загл с экрана.-Дата 05.06.2019.

Щедрина М. Владимир Татлин [Электронный ресурс]/М.Щедрина.- Режим доступа:

Владимир Татлин (Vladimir Tatlin) - Peoples.ruwww.peoples.ru/art/designer/tatlin/.-Загл. С экрана.-Дата 05.06.2019.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №10 (2018р.)

/Files/images/vyistavki/Бугримова.jpeg

БУГРИМОВА ІРИНА МИКОЛАЇВНА

(1910 –2001)

Радянська артистка цирку, перша в СРСР жінка-дресирувальник левів. Народна артистка СРСР (1969), Герой Соціалістичної Праці (1979)

«Виховання тварин - це не тільки наполегливі заняття, тренування, але й постійне зіткнення характерів дресирувальника і царя звірів» (Л. Спектор).
Ірина Бугримова - перша у Радянському Союзі жінка - приборкувач левів, символ успіху радянського цирку, якій аплодував увесь світ. За своє артистичне життя вона виховала більше вісімдесяти левів.
Народилася приборкувачка 13 березня 1910 року у Харкові в сім'ї відомого ветеринара. По материнській лінії Ірина Миколаївна належала до древнього потомственого дворянського роду Федоровичей. Її предки служили ще у Великого князя Литовського Ягайлы - це XIV повік. Мабуть, найзнаменитіший носій прізвища Федорович - Тарас Трясило, гетьман запорізьких нереєстрових козаків з 1629 року. За його ініціативи у козацьких військах з'явилася козацька кавалерія, яка разом з пішими військами починає відігравати важливу роль. Змінилася навіть офіційна назва війська Трясила, яке звалося «козацька кавалерія і інфантерія». Він очолив народне повстання проти шляхетського гніту в Україні.
Дідусь Ірини Миколаївни по материнській лінії - Осип Осипович Федоро́вич контр-адмірал Російського імператорського флоту, герой Кримської війни (1853-1856 років), дружив з Айвазовським. У його будинку висіли картини художника. У грудні 1874 року в чинах і заслугах О.О. Федорович вийшов у відставку, маючи нагороди за участь у першій обороні Севастополя. За Синопську битву отримав золоту шаблю "За хоробрість". Для кожного офіцера російської армії отримання в нагороду за військову доблесть і мужність іменної зброї завжди було бажаним і почесним. І хоча воно не передбачало вишуканих дорогоцінних прикрас, що було привілеєм вищих військових чинів, офіцерська шпага з лаконічним написом "За хоробрість" була не менш гідною нагородою. Золота зброя була однією з найпочесніших бойових відзнак, отримати яке мріяв чи не кожен командир. Сино́пська битва - розгром турецької ескадри російським Чорноморським флотом під керівництвом адмірала П.С. Нахімова 18 (30) листопада 1853 року. Остання битва в історії вітрильного флоту й одна з найвизначніших битв Кримської війни. Значною мірою прискорила оголошення війни Росії Великою Британією і Францією. Портрет О.О.Федоровича, написаний його товаришем, Іваном Айвазовським (1876р.), зберігається у Севастополі.
Контр-адмірал мав шестеро дітей: синів - Михайла і Осипа; дочок - Тетяну, Варвару, Олександру, Марію. Дочка, Олександра Осипівна, і була матір'ю Ірини Бугримовой. Дочка адмірала отримала музичну освіту, добре грала на фортепіано, малювала, захоплювалася мистецтвом фотографії. Вона вийшла заміж за професора, одного з кращих ветеринарів в Харкові, Миколу Бугримова. Бугримови жили у Харкові. У місті у них були два особняки, і ще пару маєтків отримала мама майбутньої дресирувальниці левів в якості посагу... Це вважалося "скромним посагом" - в покарання за те, що дівчина, стовпова дворянка, зважилася на мезальянс й вийшла заміж за небагату людину, хоча свого стану. Ірина Бугримова виросла у будинку на розі Петрівського (Бассейной) й Мироносицький. Велика сім'я жила у 2-х поверховому будинку на вул. Мироносицькій, який купила бабуся, Варвара Григорівна Федорович (будинок не зберігся, у роки Другої світової війни його розбомбили). Раніше усе велике сімейство Федоровичей мешкало у м. Миколаїві, де адмірал закінчував службу і де помер у 1898 році. На той час діти Варвари Григорівни вже визначилися у своїй долі: три дочки - Тетяна, Варвара й Олександра - жили з сім'ями у Харкові, син Михайло, морський офіцер, служив у Севастополі, другий син - Осип, гірський інженер, працював у Донбасі, і тільки молодша дочка Марія ще вчилася у Полтавському інституті шляхетних дівчат. А, коли у 1902 році Марія поїхала до Санкт-Петербургу - на медичні курси, матері стало самотнє у великому, але порожньому, будинку. Оскільки велика частина її сімейства опинилася у Харкові, Варвара Григорівна вирішила переїхати до дочок, що й зробила, купивши двоповерховий будинок на вулиці Мироносицькій.
А у 1916 році приїхала до матері з сім'єю і Марія, у якої вже було три дочки. У квартирі Бугримових збиралася уся харківська інтелігенція: музиканти, художники, лікарі. Після революції сім'ю "розкуркулили", забрали маєтки й особняки. Багато що довелося продати, щоб виростити дітей. До 1919 року у сім'ї сталися сумні події. Коли голову сім'ї, Варвару Григорівну, якій йшов вже восьмий десяток, заарештували як "адміральшу" й протримали декілька днів у ЧК, сімейство вирішило бігти з "червоного", тоді, Харкова у Севастополь, до сина Михайла, морського офіцера. У будинку Михайла жінок зустріла тільки стара няня Федоровичей. Будинком влада вже розпорядилася: речі хазяїв були перенесені на горище, в кімнатах жили різні сім'ї. Добре, що няня визнала матір хазяїна, тих що приїхали пустили до кімнати біля горища. Сім'я виявилася без коштів для існування. Про це детально написала зі слів своєї матері у своїй статті "Доля адміральської сім'ї" Тетяна Кочергина, літератор, правнучка Варвари Григорівни Федорович. Тільки за долю сім'ї Олександри можна було не турбуватися: її чоловік - відомий ветеринарний лікар М. Бугримов - потрібний був будь-якій владі, оскільки кожна влада мала коней.
У Севастополі Ірина бувала неодноразово і дуже любила його. Тут жила її рідна тітка Марія Федорович і три дочки Марії. У дитинстві і ранній юності Ірина часто гостювала у них влітку. Часто дівчатка ходили купатися у бухту Піщану. Туди запливали іноді дельфіни, і усі купалися разом - ні дельфіни дівчаток, ні дівчатка дельфінів не боялися.
Микола Бугримов - батько трьох дочок - усе життя мріяв про сина. Тому, четверту дитину, Ірину, з дитинства виховував як хлопця. Її одягали у штани й сорочки, вчили їздити верхи. "У мене рано проявився твердий, рішучий характер, - згадувала Ірина Миколаївна Бугримова. - Я була смілива і спритна, верховодила у компанії хлопців. Як й хлопченя, тримала на горищі голубів. Свистіла і ганяла зграю". Ірина Бугримова звикла завжди бути у центрі уваги. Від діда вона успадкувала таку рису як патріотизм, а від батька, професора ветеринарії, - любов до тварин й "кураж" ("безстрашність") при спілкуванні з ними. Розчарування батьків Ірини Бугримової, що чекали народження хлопчика, було недовгим. Ірина з дитинства уміла дивувати рідних. У ній дивовижним чином змішувалося те, що прийнято вважати чисто пані, і те, що вважають чоловічим. У юності вона була кокетка і любила добре одягатися. Щоб все було модно, красиво й елегантно. Це у Бугримової від мами. До революції та щороку їздила у Париж і одягалася тільки у Франції.
Батько, будучи професором ветеринарії, завідуючим кафедрою хірургії ветеринарного інституту, лікував тварин; нерідко лікував тварин на іподромі і в цирку. Микола Іванович пророкував дівчинці кар'єру хірурга, адже вже з 12 років дочка упевнено асистувала йому на операціях. Він був переконаний, що ростить з дівчинки хірурга - настільки сміливо його четверта дочка поводилася з чотириногими пацієнтами, не боячись ні іклів, ні кігтів, ні крові. Мати ж, витончена дворянка і адміральська дочка, була захоплена мистецтвом, прищеплювала Ірині інтерес до витонченого. Дивилася на виховання дочки трохи інакше.
Вона намагалася залучити дочку до мистецтва. Саме вона наполягла на тому, щоб Ірина з 7 років вчилася в музичній школі і у балетній студії при Харківському оперному театрі. Ніхто тоді не смів припустити, що через багато років Ірина Бугримова стане перлиною радянського цирку. Вулиця Краснооктябрьска (Конторська), будинок № 7 (будинок до невпізнання перебудований). З 1914 по 1923 рік там розташовувалася балетна школа Наталії Олександрівни Дудинской-Тальори.
Студія на Конторській, або студія Тальори, як її називали харків'яни, користувалася широкою популярністю. У ній займалися більше ста учнів. "Це була єдина у Харкові балетна студія. Революція і Громадянська війна вже закінчилися, почалося мирне життя, і у мами буквально не було відбою від учнів. У студії працювало декілька груп - молодші, середні й старші. Коли в оперних спектаклях були потрібні танцювальні номери, запрошували тільки вихованців студії Тальорі. Не випадково перші балетні трупи в Україні (у Києві і Харкові) були сформовані з учнів моїй мами - Наталії Олександрівни Дудинской-Тальори", - згадувала народна артистка СРСР, її дочка, Наталія Михайлівна Дудинська. У цій студії отримали перші уроки майстерності три майбутні Народні артистки СРСР. Дудинска-Тальорі стояла у витоків українського класичного балету, була засновницею професійного балету в Україні. "Серед маминих учениць такі відомі артистки, як Валентина Дуленко, одна з провідних танцівниць Харкова, Зінаїда Лурье, київська балерина. У ті далекі двадцяті роки ХХ століття вчилися у студії Тальорі: Клавдія Шульженко й Ірина Бугримова",- згадувала Н. Дудинська. Педагоги-репетитори пророкували здібній вихованці, Бугримовій, блискуче майбутнє класичної балерини.
У 1926-1928 роках Ірина Бугримова вчилася в Харківській торгово-промисловій школі.
Окрім балету й музики прийшло нове захоплення - спорт. Бугримова стала поєднувати балет зі спортом. З ранніх років дівчинка вчилася у музичній школі й балетній студії при Харківській опері, але швидко зрозуміла, що для її невгамовного темпераменту цього замало. З 15 років Ірина неподільно віддає себе спорту. У її житті з'явилися ковзани, біг, стрибки у довжину, у висоту і з вишки у воду, а потім і таке чоловіче зайняття, як штовхання ядра, метання списа й диска, російський хокей й мотоцикл. Бігала, стрибала, штовхала ядро, грала у російський хокей, розкочувала по Харкову на мотоциклі не гірше за американських кіногероїв єдина з дівчат Харкова.
Спритна, сильна і безстрашна, Бугримова через 2 роки стає чемпіонкою України відразу у декількох видах спорту, маючи добрі результати по ковзанах, стрибках у воду, легкоатлетичному п'ятиборству. 1927 - стає чемпіонкою України в штовханні ядра, через рік - в метанні диска, а в 1928 році Ірина Бугримова як одна з кращих спортсменок України була послана в Москву на першу літню, а потім й зимову, Спартакіади. На цих змаганнях вона зайняла призові місця. Проте доля розпорядилася інакше. На відміну від більшості спортсменок, які присвятили себе таким "ваговитим" видам спорту, Ірина Миколаївна Бугримова не стала ні мужоподібною, ні занадто мускулистою. До цього часу бути балериною їй вже розхотілося, з'явилися мрії стати каскадером. Проте доля привела її в цирк. Мотоспорт звів її з мотогонщиком А.Н. Буслаевим, згодом її чоловіком (1929р.). (Олександр Миколайович Буслаев (1894-1976), радянський цирковий артист, мотогонщик, дресирувальник левів, Народний артист РРФСР. Ірина Бугримова у цирк потрапила зовсім юною: її батька часто запрошували лікувати циркових тварин, собі в допомогу чоловік брав дочку. У цирку вона не лише знайшла визнання, але і зустріла перше кохання. Вийти із-за куліс під світло софітів її підштовхнув чоловік Олександр Буслаев.
Артистичну діяльність у цирку вона почала у 1929 році в номері "Політ на санях з-під куполу цирку". Спільно з чоловіком, артистом Олександром Буслаевим, Ірина у 1931р. придумала й утілила в життя свій перший номер, механічний атракціон, який був першим у СРСР, на який не наважувався ніхто. Це було соцзмагання з іноземцями. "Смертельний" номер циркачів Лейнард і "Політ на санях" радянських артистів. Зарубіжні гастролери наробили тоді багато шуму і справили на радянську публіку досить сильне враження, а у Бугримової й Буслаева збудили сильне бажання створити ще ризикованіший по складності виконання цирковий номер. Непереборний порив вступити у змагання зі всесвітньо відомими іноземцями породив зухвалу мрію і спонукав невідкладно взятися за справу, практично все починаючи з нуля. До роботи над оригінальним цирковим апаратом притягуються кращі конструктори й інженери Харківського авіаційного заводу. По їх кресленнях створюється складна металева установка, яку ночами збирали на манежі цирку, що іменується нині харків'янами "старий". Після монтажу по спеціальних закруглених вгору рейках з-під куполу нестримно скачувалися сани, які підкидаясь дугою-трампліном, пролітали через кільце, що оберталося, приземляючись на спеціальному майданчику. Правильну траєкторію польоту саней розрахувати було дуже складно. Сотні разів спускалися вони з прив'язаними мішками піску, що відповідають вазі майбутніх акробатів, то не долітаючи, то перелітаючи приймальний майданчик. Впродовж двох років удосконалювався складний апарат, відточувалася робота виконавців. Нарешті у 1931 році на арені Київського цирку з сенсаційним успіхом відбулася прем'єра єдиного в країні механічного атракціону. По спогадах очевидців, виглядало це так. Манеж декорувався під лісову засніжену поляну. З форгангу у супроводі танцюючих дівчат виходила ефектна пара. Вмить, немов підхоплені вихором життєрадісного танцю, Він і Вона спрямовувалися на невидимих лонжах під купол цирку, щоб зірватися звідти на казкових санях. Спеціальні сани "вистрілювали" по крутому трампліну з-під самого куполу цирку, описували круту дугу, пролітали крізь кільце і приземлялися на страхову сітку, з'їжджали вниз, витворяли в повітрі божевільні речі - мертві петлі, неймовірні віражі. Підкинуті трампліном, один за іншим пролітали через кільце, що оберталося, приземляючись на позначене килимом місце. Через деякий час виконання цього небезпечного трюка здасться артистам занадто простим. На деякий час, перервавши показ, вони після короткого репетиційного періоду, вражаючи глядачів, пролітали не через одно, а відразу через два кільця, що обертаються. Знаменитий номер "Політ на санях з-під куполу цирку", справжні американські гірки у безрейковому просторі. Потрапити на виставу за участю цього атракціону було украй складно. Місто, у цирковій програмі якого працював цей атракціон, стрясалося від стогонів натовпу, що бере нападом квиткові каси.
Директор Харківського цирку дозволив їм тренуватися на манежі вночі. Видав аванс на устаткування, а костюми і музику подружжя організували самі. Робота над номером тривала півтора роки. У грудні 1931-го відбулася прем'єра в Києві. Номер мав неймовірний успіх. Ризикували життям щодня. Доводилося вибирати високі цирки - вони скидалися з гранично можливої висоти, щоб ефектніше було. З великим успіхом номер демонструвався до 1937 року, але сама Бугримова не любила його.
Ірині цього було мало. Паралельно з виступами готувала номер "Вища школа верхової їзди". Ірина Миколаївна дуже любила коней, і з ними не розлучалася. Спеціально для маленької Ариши удома тримали поні. Бугримова була блискучою наїзницею.
Ірина Миколаївна створює новий оригінальний номер. Причиною його появи стало відвідування Харківського іподрому, де вона не могла відірвати око від вподобаного коня, живо представляючи себе в манежі верхи на красивому скакунові.
Саме тоді у цирку з'явився номер вищої школи циркової їзди, представлений витонченою вершницею в амазонці, білому парику і циліндрі кольору воронячого крила. Вона купила коня і зробила новий дуже хороший атракціон "Вища школа верхової їзди". Там вона була то амазонкою, то пані в кабріолеті. Через деякий час до номера увійшов Олександр Буслаев і вже дуетом вони демонстрували складні синхронні трюки. На жаль, цьому номеру було призначено недовге життя, оскільки наїзники прийняли рішення зайнятися дресурою молодих леопардів, щоб в перспективі створити великий атракціон з хижими тваринами. Бугримова освоїла роботу з кіньми, але по-справжньому знаменитою стала виступаючи з левами. З 1946 по 1976 рік вона дресирувала левів.
У передвоєнні роки в цирку з'явився цікавий чоловік - Олександр Морисович Данкман, творчий керівник цирку, що уперше наважився зробити з цирку справжній театр. Зазвичай з його ім'ям зв'язують золоту епоху радянського цирку. Вважається, що поштовхом до творчого пошуку тоді стали фільм "Цирк" Григорія Александрова і бажання перевершити зарубіжних циркачів. Батьком і засновником усієї системи "Союзгосцирка" була людина на ім'я Олександр Морисович Данкман. Ардов стверджував, що у будь-якій нормальній країні Данкман був би видатним антрепренером і, зрозуміло, багачем. При Данкмане відкрили Училище циркового мистецтва, почав виходити перший цирковий журнал, був створений цирковий музей, відкриті студії для підготовки нових циркових номерів. При ньому на наші арени були притягнені кращі майстри світового цирку, затвердилися видатні номери вітчизняних артистів, пішли на манежі циркові тематичні спектаклі. Він уперше ввів у практику цирку інститут режисури, при ньому вітчизняні арени побачили багато оригінальних номерів, що не мали прецедентів у світі. По неправдивих наклепах Данкмана заарештували, і він помер в тюремній лікарні (1951р.). Реабілітація прийшла вже після смерті.
Більше шести років подружжя показували свій атракціон "Політ на санях" глядачам, але в якийсь момент Бугримова вирішила - необхідно розвиватися далі. Наступною метою дівчини стала дресура тварин. До дресури левів Ірина Бугримова прийшла не випадково. Ще у 1937 році на гастролях у Москві у неї відбулася розмова з керівником Всеросійського гастрольно-концертного об'єднання (ВГКО).
А.М. Данкманом, який хотів бачити на арені цирку жінку-дресирувальницю. Керівник їй сказав: "Ірина Миколаївна, подивіться, з хижими звірами працюють в основному чоловіки або чоловік й жінка разом. Ми купили групу леопардів з прицілом на вас, я хочу, щоб ви попрацювали з ними у клітині. Жінка і леопарди - це красиво й романтично. Ви в усіх відношеннях людина відповідна". Ірина Миколаївна дуже хотіла спробувати себе у дресурі хижаків, але в номері не було місця А. Буслаеву. Вибираючи тоді між чоловіком і кар'єрою, вона зробила вибір на користь чоловіка.
Попрацювавши трохи з леопардами, які були куплені спеціально для неї, чота Бугримова-Буслаев, зрозуміла, що краще робити номер з левами. "Я подумала, подумала... Маленькі плямисті тварини... Олександр Борисович, - відповіла І..Бугримова, - вже якщо приборкувати, вже якщо зазіхати, то давайте царя звірів, давайте мені левів". Вона пояснювала свій вибір: "Якось у дитинстві я побачила на столі у батька книгу з силуетом лева на обкладинці. Папа пояснив, що книга про римського полководця, державного діяча Гая Юлія Цезаря, він був хоробрим, сміливим і гордим, як лев. "Аут Цезар, аут нихиль"! (Або цезар, або ніхто!) - любив повторювати папа. Лев не живе у зграї. Лев звик до простору. У цирку ж усіх тварин доводиться сполучати в одну групу і виводити на одну арену, тому робота з левами особливо складна. Мені хотілося довести самій собі і усьому світу, що я зможу підкорити гордих і незалежних левів". Річ у тому, що за роботу з левами жінки до Бугримової не бралися. Та і далеко не кожен дресирувальник-чоловік погоджувався мати справу з царями звірів. На той час на світовій арені вже працювала американська приборкувачка Мейбл Старк, яка виступала з тиграми. Мейбл Старк, легендарна американська приборкувачка хижаків. По суті, вона була першою жінкою, що прославилася у цьому складному й небезпечному цирковому мистецтві.
Тому на пропозицію циркового керівництва Бугримова відповіла, що має сенс виступати тільки з царями звірів - левами. Бугримова у керівництва зажадала маленьких левенят, пояснивши, що їх треба самій вивчити й готувати. Їй пішли назустріч і подарували трьох левенят, яких назвала Гай, Юлій і Цезар. Один з них пропрацював з Бугримовою більше 20 років. Цезар став її улюбленцем. Коли її мама дізналася про це, вона закричала: "Ти божевільна! Коля, не дозволяй їй"! А батько підтримав: "Чом би ні"? "І він довго зі мною розмовляв, пояснював, що це таке, як потрібно вивчити тварин, дізнатися все про їх характер, про їх внутрішнє життя. Треба розуміти, що кожна порода тварин, диких, живе за своїми законами. Тигри - як кішки, бігають, гуляють, ніжаться. А леви - живуть кланами. Один лев і біля нього декілька левиць. Такий свого роду гарем. Він нікого не підпускає чужого. Бійки нескінченні. Тому я працювала в основному тільки з самцями. Лев не любить підкорятися, характер його складний й суперечливий. Дресирувати лева найважче", - згадувала дресирувальниця.
Оскільки розроблених методів дресури левів не було відомо, молода дресирувальниця вимушена була рухатися вперед на дотик, методом проб й помилок, довіряючи власній інтуїції. Бугримова перша навчила левів стрибати в обруч, що горів, й балансувати на дроті, пересуватися по канату і здійматися у повітря на гойдалках. Але передусім вони з чоловіком навчили своїх вихованців тому, що уміли блискуче робити самі: їздити на конях й кататися на мотоциклі. Живого й залізного коня леви освоїли уперше в історії цирку. Так народилися унікальні номери - "Леви-наїзники", "Леви на конях" й "Леви на мотоциклах". Разом з чоловіком артистка придумала неймовірний номер "Лев на мотоциклі". Почалася наполеглива робота, треба було привчити хижака до шуму, швидкості і подружити його з Олександром Буслаевим, який управляв залізним конем. Все вийшло! Цар звірів спокійно сидів на задньому сидінні мотоцикла, а його паща лежала на плечі водія. З цієї миті пара стала працювати тільки з левами, залишивши усі колишні номери у минулому. У 1940 році підготував номер "Круг сміливості" в якому брав участь лев, що сидить на багажнику мотоцикла.
Ця історія лягла в основу радянської мелодрами з Людмилою Касаткіною й Павлом Кадочниковим у головних ролях про приборкувачку тигрів Леночку Воронцову, що змусила закохатися у циркове мистецтво мотогонщика Федора Ермолаева. Герої фільму, як і їх реальні прототипи, ставлять новаторський атракціон "Мотогонка під куполом цирку", але пара не може їхати разом на гастролі, оскільки героїні запропонували стати дресирувальницею тигрів. Картина вийшла на екрани у 1955 році, коли Бугримова й Буслаєв були вже не разом.
Навіть Друга світова війна не змогла перервати роботу дресирувальниці. Виступи перед воїнами, що вирушали на фронт, починалися у будь-який час доби: як рано вранці, так і пізно вночі. З військової пори пам'ятними для артистів залишилися численні шефські виступи перед воїнами, що вирушають на фронт. У 1942 р. Бугримова і Буслаев за атракціон "Круг сміливості", а також за самовіддану працю і мужність були удостоєні звань заслужених артистів РРФСР.
Після війни Ірина з Буслаевим розлучилися, він одружився, а вона стала працювати одна. Її запросили у Московський цирк на «Цветном бульваре».
Ірина Миколаївна прийняла пропозицію. Рідну домівку у Харкові розбомбили, повертатися було нікуди. І з того часу почався сольний переможний хід народної улюбленки. Бугримова - перша жінка приборкувач у нас в країні й одна з перших у світі, що увійшла у клітину без партнерів. Партнерами стали леви. Трюки, яскраві, ефектні, унікальні, придумані самою Іриною Бугримовою. Вона була суто оригінальна. До неї ніхто такого не робив ні в радянському цирку, ні у світі. На манеж Бугримова виводила одночасно до десяти левів. Унікальні і дуже небезпечні трюки. На величезній висоті разом з хижаком вона вилітала за межі клітини. Засовувала голову в пащу до лева, лягала на хижаків, як на килим, і саджала лева верхи на коня. Розгойдувалися на гойдалках мало не під куполом цирку (це притому, що леви не виносять висоти).
Дресирувальниця вважала себе строгим і непохитним "начальником", але признавалася, що в першу чергу намагалася бути другом своїх тварин. Усі методи дресури їй довелося розробляти самій, але вона ніколи не піднімала руки на своїх підопічних: "Якщо вони починали між собою битися або кидатися на мене, я просто йшла з клітини, а потім, коли вони видихалися, заходила знову і робила свою справу", - згадувала Ірина Миколаївна. За своє довге творче життя Ірина Миколаївна працювала майже з сотнею левів. Але лише один був її вірним другом, захисником і улюбленчиком - Цезар.
Хижак не раз рятував свою циркову маму з лап родичів, він розумів її без слів, допомагав "учити" молодь. Лев виходив на арену 23 роки, це досить переконливий термін для царя звірів. У дикій природі особини лева живуть в середньому 14 років. Цезар прожив довге левове життя, пройшовши важкий шлях циркового артиста. У старості у нього розвинувся важкий ревматизм, внаслідок чого лев став помітно накульгувати. Перед одним з представлень він сильно простудився, і Бугримова вирішила відпрацювати програму без нього. Ймовірно, подумавши, що його забули, він, бажаючи вирватися на манеж, став битися об лозини металевої клітини, поки не перестало битися його левове серце. Повернувшись, Бугримова знайшла свого улюбленця що бездиханно лежить на скривавленій підлозі". Бугримова важко переживала смерть Цезаря й поховала його з почестями - як близьку людину. Ірина Миколаївна вважала левів майже людьми. "Тварини, на жаль, благородніше, ніж людина. Людина здатна завдати шкоди, болю із-за своїх якихось особистих якостей, а тварини ні. Вони цим не користуються. Якщо до них відноситися добре, вони ніколи не мститимуть, вони не злопам'ятні",- стверджувала дресирувальниця.
Метод роботи І. Бугримовой завжди гуманний, вона любить своїх звірів, піклується про них, не піддає їх непотрібним, неприємним для них експериментам. Під час поїздки в Польську Народну Республіку Ірина Бугримова завоювала визнання і любов польського глядача. Навіть строгі члени Суспільства заступництва тваринам відмітили гуманний стиль її дресирування. Ірина Миколаївна стверджувала: вона ніколи не била своїх звірів. Її, правда, ще запитували, чи не морила вона левів голодом, так би мовити, в педагогічних цілях. У відповідь циркова артистка завжди із сміхом говорила: «…дресирування голодного лева-самогубство. Найосновніше і важче в дресируванні - уміло розсадити звірів на їх основні місця, підібрати кожному відповідного "сусіда" і змусити їх не покидати своїх місць без дозволу дресирувальників. Якщо це досягнуто - основа дресирування закладена». Найбільша група, яку дресирувальниця брала в клітину, - 12. Це багато для манежу в 13 м. Дресирувальниця створила номери, які вражають навіть сучасного глядача.
Зі своїми захоплюючими уяву номерами І. Бугримова об'їздила дуже багато країн, гастролювала на найвідоміших аренах світу й скрізь її виступи приймалися із захватом і здивуванням. Близькі Ірини Миколаївни згадували, що вона абсолютно не була амбітною. Ніколи не відмовлялася виступати навіть у маленьких сільських шапіто. А про своїх левів ніколи не говорила, як про тварин. Вона могла про них розповідати нескінченно й називала їх партнерами. Відповідно, саме так до них і відносилася. Вона говорила, що у її левів дуже цікаве життя, що вони трудяги і не менше її чекають виступи перед глядачем.
Друзі розповідають, що вона дуже любила своїх левів, і ті відповідали їй такою ж любов'ю. Одного разу Ірина призналася, що більше усіх вона все ж любила Цезаря, який її жодного разу не підводив і разом з яким вона виступала в цирку 23 роки. Він завжди захищав Ірину і, як тільки помічав, що серед левів назрівав бунт, гасив ситуацію. Їй першій з майстрів цирку присвоєно звання народної артистки СРСР (1969р.) і вручена Зірка Героя Соціалістичної Праці (1979р.). Останню свою нагороду - Орден "За заслуги перед Вітчизною" III міри - вона отримала у 2000 році. Бугримова була єдиною жінкою-дресирувальником, такою, що вільно входила в манежну клітину з дюжиною хижаків. "Вона була суто оригінальна. До неї ніхто такого не робив ні в радянському цирку, ні у світі. Хтось їй, можливо, щось і підказував. Але ті трюки, які вона сама створила, - сьогодні багато дресирувальниць виконують на гойдалках політ з левом під куполом - так, як вона робила, ніхто не робив" (А. Житницький, директор Харківського цирку). "Я пішла з клітини в 67 років. Такого не було ніколи і ніде. Але я жодного разу за усі сорок років не пошкодувала про свій вибір. Мене ж ніхто не повторював, не могли", - говорила І .Бугримова.
Виступи на манежі закінчилися, але відпочивати Бугримова не вміла. Ірина Миколаївна страшенно не любила слово "пенсіонер". Її обрали головою Ради ветеранів цирку, а також членом колегії Союзгосцирка, режисерській колегії, членом художньої ради. Багато років вона приймала держіспити у Державному училищі циркового та естрадного мистецтва імені М.Н. Румянцева. Консультувала Російську державну циркову компанію. Ірина Миколаївна Бугримова відвідувала наше місто Харків, щоб консультувати молодих колег, і про ці візити пам'ятають у нашому цирку. Відійшовши від виконавської діяльності, Ірина Миколаївна входила до складу художньої ради Союзгосцирка і часто приїжджала в Харків приймати нові номери і програми, оскільки велика їх частина готувалася на базі старого харківського цирку, там, де вона уперше вийшла на арену. -«Ірина Бугримова приїжджала до нас приблизно до 2000 року, - згадує заступник директора Харківського цирку, шпрехшталмейстер, заслужений артист України Леонід Спектор. - Під час візитів вона була присутньою і на представленнях. Ірина Бугримова знаходилася в директорській ложі, і я завжди представляв глядачам знамениту дресирувальницю. Освітлювальні гармати осявали її потужним світлом, публіка завжди реагувала на її присутність оваціями, і на очах у Ірини Миколаївни виступали сльози».
Ірина Бугримова була живою легендою в Союзі - фарфорові статуетки тому підтвердження.
За свою циркову кар'єру Бугримова видресирувала близько 80 левів, а також 8 коней і 12 собак. На пенсії Ірина Миколаївна жила разом з котом Нероном. Вона виховала його таким же гордим і незалежним, якими були її колишні вихованці, але не дресирувала. "Мені дуже хотілося подивитися, як поводяться представники сімейства котячих самі по собі, без дресирування", - пояснювала Ірина Миколаївна.
Разом із званням Народної артистки СРСР (з 1969 року) Ірина Бугримова отримувала і найвищу ставку за роботу на манежі. Оклад – 1000 руб. в місяць. Окрім фешенебельної квартири в знаменитій висотці на Котельніческій набережній, їй належала дача, куплена за нечувані 30 тисяч рублів.
Вона могла дозволити собі кращі нові автомобілі і мотоцикли, які з'являлися в країні: "Харлей Дэвидсон", "Москвич", "ЗИМ" і "Волга". Завжди дорого і ексклюзивно одягалася. Пенсія 1500 руб + "єльцинська" - десять мінімальних зарплат. А після гучної квартирної крадіжки країна дізналася про викрадені у Бугримової діаманти і унікальне зібранні фамільних коштовностей, вартість яких багаторазово перевершувала обивательські уявлення про дамські прикраси. При цьому власниця "незлічених скарбів" ніколи не наймала хатніх робітниць, пояснюючи це тим, що їй "важко догодити". Сама ж дресирувальниця готувати не любила, вважаючи це марною тратою часу. У вільну хвилину вона вважала за краще кравцювати - багато речей шила собі сама, включаючи сценічні наряди. А після перелому шийки стегна у 86-річному віці Ірина Миколаївна не затрималася в інвалідній колясці - швидко встала на ноги і навіть наділа каблуки. У останній період життя на неї продовжували сипатися нещастя: дача згоріла. У кінці життя велику частину своїх заощаджень вклала у банк, який лопнув. Багато що з того, що залишалося у дресирувальниці від кращих часів, їй доводилося витрачати на оплату праці тих, хто за нею доглядав.
Ірина Бугримова була удостоєна численних нагород. Їй першій з майстрів цирку присвоєно звання народної артистки СРСР (1969р.) і вручена Зірка Героя Соціалістичної Праці (1979р). Останню свою нагороду - Орден "За заслуги перед Вітчизною" III міри - вона отримала у 2000 році.
20 лютого 2001 року 90-річна Ірина Бугримова не прокинулася. Вона померла уві сні від серцевого нападу. "У мене немає на серці осаду, що чогось не зробила або зробила не так, - підсумувала своє життя Герой соціалістичної праці і кавалер шести орденів Ірина Бугримова. - І отримала я від життя все, про що можна було б мріяти".
Похована І.М. Бугримова на Троєкуровському кладовище у Москві.
У Харкові ім'ям Бугримової названа площа перед новим цирком, колишня Воскресенська. У 2010 році на площі планувалася установка комплексу бронзових фігур, серед яких має бути і І. Бугримова з тваринами. Мільйона гривен для його створення не знайшлося ні в міській, ні у державній казні.
"Дресирувальник - це спеціальність від Бога, - упевнений Леонід Спектор. - Якщо, наприклад, еквілібрист може відрепетирувати якийсь трюк, то дресирувальникові, щоб навчити тварину, передати йому свої думки - потрібний божий дар". Такий дар мала наша землячка, перша в СРСР жінка-дресирувальниця хижаків, якій аплодував весь світ -Ірина Миколаївна Бугримова.


Література:

Дрессировщица львов Ирина Бугримова -В мире цирка и эстрады [Электронный ресурс].- Режим доступа:www.ruscircus.ru/sc1958/bugrimova583.-Загд из интернета.-16.12.-2018.

Ее называли царицей львов. В Харькове отмечают юбилей со дня ...[Электронный ресурс ]-Режим доступа:archive.objectiv.tv/150310/38636.html.-Загл.из интернета.-16.12.-2018.

Ефанова М. Знаменитая укротительница Ирина Бугримова в юности толкала ядро/М.Ефанова, О.Столбецов.//Вечерний Харьков.-2010.-12 марта[Электронный ресурс].-Режим доступа: https://vecherniy.kharkov.ua/news/37794.-Загл.из интернета.-16.12.2018.

«Зверская» работа Ирины Бугримовой Радиус города[Электронный ресурс].-Режим доступа:http://radiuscity.ru/zverskaia-rabota-iriny-bugrimovoi/#ixzz5YRaSFbfH.-Загл.из интернета.-16.12.2018.

Знаменитые харьковчане. Повелительница львов - харьковские ... [Электронный ресурс].-Режим доступа:www.sq.com.ua/rus/news/teksty/18.../znamenitye_harkovchanki_povelitelnitsa_lvov.-Загл. из интернета.-16.12.2018.

Ирина Бугримова среди людей и хищников// Время[Электронный ресурс ].-Режим доступа:http://timeua.info/120310/16493.html.-Загл.из интернета.-16.12.2018.

Ирина Бугримова: Я шла на манеж, как в психическую атаку ...// «Совершенно секретно» [Электронный ресурс].- Режим доступа: https://www.sovsekretno.ru/articles/id/231/.-Загл.из интернета.-16.12.2018.

«Как в кино»: царский путь Ирины Бугримовой : Daily Culture [Электронный ресурс].-Режим доступа:dailyculture.ru/stati/teatr/kak_v_kino_tsarskiy_put_iriny_bugrimovoy_/.- Загл.из интернета.-16.12.2018.

Кочергина Т.Судьба адмиральской семьи - Графская пристань, Севастополь [Электронный ресурс]/ Т.Кочергина.- Режим доступа: grafskaya.com/?p=4661.-Загд.из интернета.-16.12.2018.

Кочергина Т.Укротительница львов из рода Федоровичей - Графская пристань .../Т.Кочергина [Электронный ресурс].-Режим доступа:grafskaya.com/?p=4685.-Загл. Из интернета.-16.12.2028.

Легенда цирка – Ирина Бугримова [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.peoples.ru/art/circus/trainer/bugrimova/.-Загл. из интернета.-16.12.2018.

Легенды Харьковского цирка: здесь пел Шаляпин и делали колбасу…

[Электронный ресурс].-Режим доступа: https://kp.ua › Общество › История.-Заглавие из интернета.-16.12.2018.

Наталия Дудинская. Жизнь в искусстве: - Воспоминания ...[Электронный ресурс].-Режим доступа: https://docplayer.ru/62977799-Nataliya-dudinskaya-zhizn-v-iskusstve-vospominaniya...-Загл. из интернета.-16.12.2028.

Олешко А. Ирина Бугримова -/А.Олешко[Электронный ресурс].-Режим доступа:oleshko.info/userfiles/d_bugrimova.pdf.-Загл.из интернета.-16.12.-2018.

«Тайна бриллиантовой коллекции Ирины Бугримовой» [Электронный ресурс].-Режим доступа: www.pogost.info/dokumentalnye.../tayna-brilliantovoy-kollektsii-iriny-bugrimovoy.h...-Загл.из интернета.-16.12.2028.

Укротительница царей [Электронный ресурс].-Режим доступа: slavikap https://slavikap.livejournal.com/20325277.html.-Загл.из интернета.-16.12.2018.

Царица зверей - "А живу я, огромную цену за жизнь заломив...[Электронный ресурс].-Режим доступа:"//https://maksina.livejournal.com/662182.html.-Загл.из интернета.-16.12.-2018.

Укладач, комп'ютерний набір, верстання головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №9 (2017р.)

/Files/images/vyistavki/Фон Дитмар.jpg


МИКОЛА ФЕДОРОВИЧ ФОН ДІТМАР

(1865 - 1919)

Видатний вчений, гірничий інженер, промисловець, громадський і політичний діяч

Френсіс Бекон, відомий англійський політик, філософ, історик стверджував, що: «Три речі роблять націю великою і процвітаючою: родючий грунт, діяльна промисловість й легкість пересування людей й товарів». Три складові є запорукою величчі й могутності держави - наявність корисних копалин, рівень освіченості населення та добре розвинена транспортна мережа. Розвитку цих складових присвятив своє життя видатний вчений, великий промисловець Російської імперії, гірничий інженер, статський радник, член Державної ради, Голова Ради З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії (ССГПЮР), громадський і політичний діяч, видатний харків'янин Микола Федорович фон Дітмар. Саме М.Ф. фон Дітмару Харків і весь Донбас зобов'язані існуванням маси підприємств, фабрик й шахт.

Родовід

Микола Федорович фон Дітмар народився у Москві у сім'ї зросійщених німців 10 (22) травня 1865 р. У виписці з метричної книги Московської Іоанно-Предтеченської церкви відзначається, що хлопчика хрестили через місяць після народження - 10 червень 1865 року. Його хресними батьками стали штаб-ротмістр Московського губернського наказу Володимир Федорович фон Дітмар, який доводився рідним братом Федора Федоровича, й княгиня Наталія Дмитрівна Шаховська.
Генеалогічне древо Миколи Федоровича дозволяє стверджувати, що він був вихідцем відомої сім'ї потомствених дворян - фон Дітмар Езельскої гілки. Те, що він дворянського походження свідчить й частка «фон», яка є складовою його прізвища. Прізвище «Дітмар» має німецьке походження й в дослівному перекладі означає «відома людина». У XVIII ст. рід Дітмар розгалужується на дві гілки: Естляндську й Езельску. Родоначальником езельскоі гілки, до якої належав Микола Федорович, був пастор Йоганн Людвіг фон Дітмар (1713-1763 рр.), предки якого потрапили на острів Езель (нині Сааремаа) в Балтійському морі під час німецької колонізації Прибалтики. Пізніше ця територія увійшла до складу Російської імперії й стала називатися Люфляндская губернія. Вона розташовувалася на березі Ризької затоки Балтійського моря, на території колишньої Шведської Лівонії.
У даний час територія розділена між Латвією, у складі якої знаходиться велика її частина, включаючи колишнє губернське місто, і Естонією. Острів Езель (нині Сааремаа) - найбільший острів Естонії і Моонзундского архіпелагу. Площа - 2673 км². Його півострів Сирвесяар є північною межею Ризької затоки. Четвертий за величиною острів Балтійського моря після островів Зеландія, Фюн і Готланд. Серед представників езельских фон Дітмарів в основному були військові, вчені, інженери, юристи й підприємці. Сини й онуки Йоггана Людвіга постійно перебували на військовій службі. Дід, Федір Леонтійович, був капітаном Кексгольмського піхотного полку, належав до дворян Естляндської й Московської губерній. Прийняв підданство Росії у 1845 році. Батько М. Ф. фон Дітмара - Федір Федорович (1835-1870) був унтер-офіцером Московського піхотного полку, підпоручиком, брав участь у обороні Севастополя 1854-1855 рр. У 1852 р. Федір Федорович прийняв православне хрещення. Важким ударом стала для Миколи Федоровича раптова смерть батька в 1870р. Ця непоправна втрата глибоко вкоренилася у дитячому серці. Після смерті батька вихованням трьох синів (Миколи, Олексія та Сергія) самостійно займалася мати - Ольга Іванівна (1841-1901).

Освіта

Виховання Миколи Федоровича було типовим для дворянських родин того часу. Спочатку він отримав домашню освіту, якою займалася мати - Ольга Іванівна. Батько Миколи, Федір Федорович, як учасник Кримської війни 1853-1856 рр., з самого дитинства націлював сина на військову кар'єру, мріяв про продовження багаторічної родинної офіцерської традиції, тим більше, що військова служба була справою, гідною справжнього дворянина. Його захоплеві розповіді про севастопольські бої сприяли патріотичному вихованню хлопчика. Специфіка дворянського виховання була пов’язана з дотриманням ідеалів честі й порядності, які повинні були стати орієнтирами у подальшому житті Миколи.
Саме батько зіграв важливу роль у формуванні світогляду Миколи Федоровича. Тому перша освіта була військова. У 1877 році він вступив у Перший Московський кадетський корпус, в якому навчався 7 років. У 1882 році Микола Федорович успішно закінчив кадетський корпус, отримав звання підпоручика. Там були закладені основи майбутнього світогляду, моральних цінностей, поглядів і переконань М. Ф. фон Дітмара, які полягали в дотриманні трьох основних для майбутнього військового постулатів - служіння царю, Російській імперії й православній вірі. Після закінчення кадетського корпусу Микола фон Дітмар вирішив не продовжувати військову кар'єру. У атмосфері науково-технічного буму другої половини XIX століття, коли в Російській імперії стрімкими темпами розвивалася промисловість, державі не вистачало кваліфікованих інженерних кадрів, які професійно могли б удосконалювати економіку країни. Вибір Миколи фон Дітмара зупинився саме на Санкт-Петербурзькому гірничому інституті.
На початку 80-х рр. XIX ст. він був мало не єдиним в імперії вишом, який вважався справжньою «кузнею» інженерно-технічних фахівців. Цей заклад славився високим рівнем професіоналізму професорсько-викладацького складу і відкрив перед випускниками широкі можливості перспективного майбутнього, а тому і користувався великою популярністю серед молоді в отриманні вищої освіти. Випускники гірничого інституту високо цінувалися й мали великий попит на ринку праці, були бажаними співробітниками у будь-якій сфері, перш за все у промисловості. Микола фон Дітмар, з огляду на великий конкурс у гірничому інституті, не зміг у 1883р вступити з першої спроби. Вступив до Петербурзького університету вільним слухачем фізико-математичного та юридичного факультетів. Його навчання тривало до 1885 року. Згадуючи ці роки, Микола Федорович говорив: «великим щастям в моєму житті було те, що я став вільним слухачем Петербурзького університету, назву якого вимовляю з щирою вдячністю і глибокою побожністю».
У Петербурзькому університеті одним з викладачів М.Ф. фон Дітмара був видатний вчений і громадський діяч Д.І. Менделєєв, який у той час працював професором кафедри неорганічної хімії. Великий вчений зі світовим ім'ям вніс неоціненний вклад у становлення і розвиток промисловості Донбасу. Менделєєв Д.І., виконуючи держзамовлення, досконально вивчив можливості донецького краю і науково обґрунтував доцільність вкладення капіталу у розвиток унікального регіону Російської імперії.
Правильне їх освоєння, вкладання капіталу принесуть велику вигоду гірничій промисловості, а державі - економічне процвітання. Д.І. Менделєєв влучно зауважив, що запасів вугілля в Донбасі стільки, що вистачить опалити всю Західну Європу, зв'язати її металом й засипати кам'яною сіллю. Поїздка Менделєєва у Донбас докорінно змінила долю краю. Саме Менделєєв відіграв важливу роль у формуванні світоглядних орієнтирів й визначення життєвих пріоритетів Миколи фон Дітмара. Відомий вчений зосередив увагу юнака на ґрунтовному дослідженні багатих мінеральних ресурсів Донецького басейну, пророкуючи небачені перспективи розвитку цього важливого регіону імперії. Його поради спонукали Миколу Федоровича серйозно задуматися над сферою майбутніх професійних інтересів. Він почав посилену підготовку до вступних іспитів у Петербурзький гірничий інститут для того, щоб досягти поставленої мети та реалізувати побажання свого наставника. У 1885р. він вступає до Петербурзького гірничого інституту. Вибрав професію гірничого інженера, яка на той час була однією з найпрестижніших у російському суспільстві у другій половині XIX ст і початку ХХ ст. У студентські роки Микола Федорович демонстрував високу ерудицію, величезне бажання підвищити свій інтелектуальний рівень, виявляв тягу до наукової роботи. Поглиблено вивчав профільні дисципліни. Щорічне проходження практики під керівництвом досвідчених фахівців, давало йому значний досвід. В одному з випусків «Гірського журналу» за 1923 рік був опублікований список випускників Петербурзького гірничого інституту за 1773-1923 рр. з урахуванням чинів й успішності. У переліку випускників 1889 р. перебувало ім'я М. Ф. фон Дітмара, який з 67 осіб у рейтингу успішності займав 22 місце.
Це свідчить про високий рівень його навчальних досягнень. Серед випускників, які отримали дипломи гірського інженера по першому розряду й звання колезького секретаря, був Микола фон Дітмар. Службова кар'єра Миколи фон Дітмара почалася на початку 90-х рр. XIX ст. Випускники Санкт-Петербурзького гірничого інституту, у порівнянні з іноземними інженерами значно краще розуміли у регіональній індустріальній специфіці, тому мали перевагу перед іноземними фахівцями й власники віддавали перевагу вітчизняним фахівцям. Після закінчення інституту як більшість його колег - гірських інженерів, кілька місяців служив без зарплати у південному регіоні країни. Потім протягом двох років (1889-1891рр.) працював на Путіловськом заводі в Петербурзі.
На початку 90-х рр. XIX ст. Путіловський завод був одним з найбільших промислових підприємств імперії з виробництва паровозів й вагонів для приватних залізниць. На заводі налічувалося 12 цехів й працювало близько 3 тис. робочих.

Підприємництво

У кінці XIX ст. початку ХХ ст. центром виробничого машинобудування й справжньою діловою «столицею» гірничозаводського Півдня був Харків, де склалися сприятливі умови для підприємницької діяльності інженерно-технічної інтелігенції. У липні 1893 року у наше місто прибуває М.Ф. фон Дітмар. Потенціал нашого міста з'явився широким полем діяльності для молодого талановитого й енергійного інженера. Саме у «харківський» період відбувається становлення Миколи Федоровича фон Дітмара як одного з найуспішніших і авторитетних підприємців у середовищі ділової еліти Півдня України. У цей час мають місце його злети у науковому світі, відбувається дебют й утвердження на політичній арені у якості суспільно-політичного діяча. Першим досвідом Миколи фон Дітмара на цьому терені став одноосібний приватний бізнес. Микола Федорович вирішив створити у Харкові технічну контору і слюсарно-механічну майстерню, які з'явилися зачатком заводу «Світло шахтаря». Спрямованість бізнесу була тісно пов'язана з його науково-практичною діяльністю у галузі геології, зокрема технічна контора займалася дослідженнями, проектуванням і облаштуванням водопостачання міст, залізничних станцій, фабрик й заводів, а слюсарно-механічна майстерня доповнювала спеціалізацію контори, виготовляючи необхідний інструментарій для проведення зазначених робіт: деталі для буріння свердловин й гірничої справи. У механічної майстерні, виготовлялися три види колодязів (артезіанські, Бруклінські й абиссінські) для забезпечення артезіанського водопостачання. Було розпочато виробництво ковальських й слюсарних виробів, парових котлів і машин, чавунних і сталевих труб, технічних складових частин. Майстерня мала гасовий двигун у дві кінські сили. Загальна кількість працівників двох структурних частин становило 15 осіб.
Технічна контора і майстерня М. Ф. фон Дітмара перебували в промисловій частині Харкова в одноповерховій будівлі по вулиці Петінскій №15, тут знаходилася й квартира молодого інженера. Недалеко від паровозобудівного заводу. У результаті механізації ручної праці, шляхом впровадження механічних верстатів, підвищилася не тільки річна продуктивність, яка у 1899 р. досягла прибутку обсягом 15 тис. руб., але якість продукції. Було встановлено другий новий двигун у чотири кінські сили, у дворі розміщувалася кузня, що має два горна. Ковали вироби молотом вручну. Помітно зріс кількісний склад робочих з 15 до 25. Висока якість продукції слюсарно-механічної майстерні М. Ф. фон Дітмара у 1901р. вперше була відзначена високою нагородою - золотою медаллю на виставці у Слов'янську. Фон Дітмар був інженером з новим баченням шляхів економічного розвитку країни і методів вдосконалення виробничого процесу, бачив перспективу в рекламуванні продукції. У рекламу поміщав такий зміст, з якого було видно характер виробництва його підприємства. Вперше реклама технічної контори та механічної майстерні Миколи Федоровича була опублікована у 1896 р. на сторінках журналу «Горно-заводской листок» двома мовами - російською та французькою (з 1910 року - «Горно-заводское дело»). Галузевий науково-технічний журнал Російської імперії видавався в Харкові з 1880 по 1918 рік. Першим видавцем журналу був відомий інженер Михайло Яшевскій, потім очолив інженер Сергій Сучков. У 1903-1909 рр. - друкований орган Ради з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії. З кінця 1903 журнал видавався під редакцією Миколи фон Дітмара, в ті роки організатора статистичного бюро і його завідувача. Журнал привертав увагу уряду й громадськості до соціальних, виробничих, фінансових проблем галузі. До 1910 року наклад видання становив 1,5 тисячі примірників. А розміщення реклами на сторінках авторитетного суспільно-політичної та соціально-економічної газети Півдня - «Южный край», відкрило перед Миколою Федоровичем нові можливості й дозволило йому рекламувати послуги власної фірми не тільки у середовищі гірських промисловців, як професійної читацької аудиторії, а й серед значно ширшого кола споживачів, інформуючи їх про спеціалізацію і асортимент продукції.
«Южный край» був однією з найбільших провінційних газет у Росії. У кінці 1890-х років його наклад становив від 2 до 5 тисяч примірників, після революції 1905-1907 років - від 12 до 40 тисяч на добу. До половини й більше її обсягу займала реклама та оголошення. У січні 1903 року у майстерні фон Дітмара відбулося чергове технічне переоснащення й заміна техніко-виробничої бази. У свою чергу це стало передумовою для організаційної трансформації механічної майстерні, її перетворення в «Механический завод Н.Ф. фон Дитмара ». Завод в з'єднанні з технічною конторою створювали фірму М.Ф. фон Дітмара. Фон Дітмар завжди йшов у ногу з часом. У 1904 році приєднався до виробництва сільськогосподарської техніки. Він налагодив на своєму заводі виробництво снопов’язальних машин. Перший досвід виробництва сільськогосподарської техніки був успішним, проте виробничі умови механічного заводу по вул. Петінскій не давали можливості Миколі Федоровичу в достатній мірі розвинути цю справу й стали приводом для розширення підприємства. З цією метою він у 1904 році придбав у Харкові по вулиці Тюремній, 10 котельно-механічний завод («Русский слесарь») і чавуноплавильний завод Блуменфельда і Ейнгорна. Після перенесення технічної контори та механічної майстерні з вулиці Петінської (вул.Плеханівська) на Тюремну (вул.Малиновського), фон Дітмар почав створення потужного промислового виробництва, з організаційним становленням і подальшим існуванням якого пов'язана його діяльність у 1904-1914 рр. Не зважаючи на реорганізацію, завод продовжував мати колишню назву «Механический завод Н.Ф. фон Дитмара». Тільки з жовтня 1905 року на сторінках газети «Южный край» з'явилася оновлена назва «Харьковский металлический завод Н.Ф. фон Дитмара». Відтоді ця назва вже стала використовуватися в ділової документації та рекламних оголошеннях до 1913 року. На заводі працювало від 20 до 59 чол. Завод виготовляв сталеві плуги, чавунні й сталеві вироби, бурові інструменти й верстати, але пріоритетним напрямком залишалась сільськогосподарська техніка. Висока якість снопов'язалок системи М.П. Джунковського, випущених на заводі М.Ф. фон Дітмара сприяла поступовому витісненню з ринку Російської імперії імпортованої іноземної техніки. Крім того, снопов’язальні машини цієї системи, на відміну від американських, коштували майже у три рази дешевше. Одночасно фірма фон Дітмара продовжувала проводити технічне обладнання й здійснювати бурові роботи з облаштування свердловин. Продукція металевого заводу Н.Ф. фон Дітмара нерідко отримувала нагороди на різних виставках, позитивні відгуки експертів й компетентних фахівців. У цей період в державі складаються сприятливі умови для розвитку важкої промисловості і фон Дітмар вирішує створити більш потужне за своїми виробничими можливостями підприємство: «Харьковский машиностроительный завод Н.Ф. фон Дитмара», з появою і функціонуванням якого пов'язан промисловий підйом в Російській імперії. Два заводи відрізнялися за своєю спеціалізацією. «Харьковский металлический завод М.Ф. фон Дітмара» (ул.Тюремная №10, нині Малиновського) спеціалізувався на виробництві бурових інструментів й сільськогосподарської техніки разом з кузнею для ручного кування виробів. «Харьковский машиностроительный завод Н.Ф. фон Дитмара» (вул. Газова №4, нині вул. Світло шахтаря) займався чавунним і мідним литтям, випуском візків, вагонеток та інших підйомних механізмів. Якщо ще на початку 1912 р. ці заводи діяли як два окремих підрозділи, то вже потім були об'єднані в єдину цілу - велику промислову фірму «Харьковский машиностроительный завод Н.Ф. фон Дитмара».
У 1913 році основна частка продукції, що вироблялася для потреб важкої промисловості Донецького басейну, була в основному зосереджена саме на заводі фон Дітмара по вулиці Газової (нині ул. Світло шахтаря №4/6). У листопаді 1913 року у офіційній документації остаточно затверджується назва «Харьковский машиностроительный завод Н.Ф. фон Дитмара». Ця назва офіційно використовувалася на підприємстві протягом 1913-1919 рр. Микола Федорович створив потужний завод-гігант з виробництва якісного обладнання для гірничозаводської промисловості (перейменований в завод «Світло шахтаря» з 1922р.). У свою чергу підприємство Миколи Федоровича по вулиці Тюремній поступово втрачає своє значення й після перенесення у 1914р. технічної контори на вулицю Газову остаточно припиняє свою діяльність. Машинобудівний завод став визнаним лідером серед підприємств Донецького басейну з випуску машин, механізмів й шахтного обладнання для металургійних заводів, рудників й копалень гірничозаводського Півдня. Чисельність робітників на підприємстві становила 250 осіб, а виробництво досягло показника 200-260 тис руб. на рік. Асортимент продукції заводу вже був досить різноманітним. Там проводилися бурові інструменти, труби, насоси, вагонетки, баки, підйомні механізми, резервуари, чавунні, мідні і сталеві вироби, бетономішалки, машини для вогнестійкого будівництва, транспортери, парові котли, землеробські машини і плуги «Півник». Переважно більшу кількість продукції було орієнтоване на потреби гірничодобувної галузі, перш за все шахт Донбасу. Брали замовлення на чавунне й мідне лиття, включаючи виливок церковних дзвонів.... Річний прибуток заводу становив понад 200 тис. руб. Завдяки високій якості продукція Харківського машинобудівного заводу М.Ф. фон Дітмара стала затребуваною й конкурентоспроможною на вітчизняному та європейському ринках. Протягом 1901-1914 рр. підприємство М. Ф. фон Дітмара неодноразово зазначалося подяками та високими нагородами на всеросійських та міжнародних виставках. Серед них - п'ять золотих (1907, 1909, 1911, 1913 рр.) й три срібних медалі (1901, 1909, 1913рр.). Важливим досягненням для М.Ф. фон Дітмара стало отримання його заводом престижної нагороди «Grand Premio» на міжнародній виставці у Римі.... У роки Першої світової війни підприємство фон Дітмара переорієнтувалося й стало працювати на державну оборону. Саме тому там почали виготовляти понтонні мости, чавунні бомби для бомбометів і токарні верстати. У цей період важливим досягненням приватного підприємництва М.Ф. фон Дітмара став випуск з 1915 року унікальних бензинових ламп Вольфа, які використовувалися для освітлення шахт при видобутку залізних руд.
У Німеччині частіше інших вживається лампа фірми Вольф у Цвіккау; вона забезпечена затвором, який відкривається тільки за допомогою важкого магніту, вагою понад 10 кілограмів. Шахтарська лампа Вольфа знайшла широке поширення в Росії. Лампу Вольфа шахтарі охрестили «благодійниця». Вона врятувала тисячі життів. Важила така лампа 1 кг, у 1914 році коштувала 2,5 рубля. Витрачала лампа 0,17 фунта бензину в зміну. Ціна пуду бензину тоді була 0,6-1,8 рубля. Лампа Вольфа послужила прототипом запобіжної бензинової лампи «Світло шахтаря», яку застосовували у нас для виміру концентрацій метану аж до 60-х років ХХ століття. Лампа Вольфа цінна для шахт, в яких спостерігається небезпека загазованості й підвищеної концентрації пилу.
Одноосібна підприємницька діяльність М.Ф. фон Дітмара не обмежувалась тільки машинобудуванням, а була пов'язана і з розробкою власного вугільного родовища в Донецькому басейні.
Микола Федорович на початку ХХ ст. орендував Нестеровський кам'яновугільний рудник, який знаходився недалеко від залізничної станції Руднична Бахмутського повіту Катеринославської губернії (зараз входить у Донецьку область). Нестеровський рудник непогано працював, добував 1,2 млн. пудів вугілля.

Акціонерні товариства

Поступово змінюються організаційні форми бізнесу підприємців. Замість одноосібної форми підприємницької діяльності широкого поширення набуває колективна. Фон Дітмар вирішив спробувати свої сили у популярній, але й новій для себе колективно-капіталістичній формі підприємництва за рахунок безпосередньої участі як у акціонерному заснуванні, так і у керівній ланці 84 акціонерних товариств. Першим таким досвідом для М.Ф. фон Дітмара стала участь у створенні Ізюмського гірничопромислового товариства. Наступним досвідом Миколи фон Дітмара у акціонерній формі підприємництва стала участь у Олексіївському гірничопромисловому суспільстві.
У той час найбільшого акціонерного товариства в гірничодобувній галузі Донецько-Придніпровського регіону, засновником товариства був О.К. Алчевський. Фінансовим партнером підприємства виступав заснований Алчевським у 1871р. Харківський земельний банк, перший іпотечний банк Російської імперії. Банк надавав суспільству фінансову допомогу при покупці багатих на корисні копалини земель. Плідна діяльність М.Ф. фон Дітмара у складі ревізійної комісії не залишилася непоміченою й дозволила йому отримати певний авторитет у середовищі акціонерів.
М.Ф. фон Дітмар входив у Донецько-Грушівське акціонерне товариство кам'яновугільних антрацитових копалень (1905р.), був головою правління Новосільцевського кам'яновугільного акціонерного товариства. Завдяки практичному досвіду та грошовим заощадженням Микола Федорович входив у керівну ланку трьох акціонерних товариств, що спеціалізувалися на видобутку вугілля. М.Ф. фон Дітмар, як представник інженерно-технічної інтелігенції й успішна людина, своєю діяльністю зіграв важливу роль у становленні й розвитку ряду акціонерних товариств, що діяли на території гірничозаводського Півдня Росії. Досвід участі у колективному підприємництві став для Миколи Федоровича не менш успішним, ніж одноосібний приватний бізнес.

З'їзд гірничопромисловців Півдня Росії

Індустріалізація країни вплинула на соціальну мобільність інженерів. Технічна інтелігенція зайняла чільне місце не тільки у структурі вітчизняного підприємництва, а й у суспільному житті Російської імперії. Інженери-підприємці лідирували у представницьких організаціях буржуазії, перебували на вітчизняних постах в органах місцевого самоврядування. Технічна інтелігенція брала діяльну участь у Раді з'їздів гірничопромисловців Півдня Росії, яка відігравала провідну роль серед торгово-промислових організацій й була головним об'єднанням великої монополістичної буржуазії. Рада з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії була постійним виконавчим органом, яка функціонувала між з'їздами гірничопромисловців Півдня Росії у період з 1877 до 1918 року. Фактично виконувала функції регіонального представництва гірничопромислових підприємств Півдня імперії, й була першою найбільшою представницькою організацією великого капіталу Російської імперії, і мала регіонально-галузевий характер. Рада з'їздів виступала посередником між державою й приватною промисловістю, відстоювала економічні інтереси промисловців Донецько-Придніпровського й Харківського економічних районів перед урядом Російської імперії й надавала їм консультативну допомогу з різних питань. Серед таких інтересів було планування збуту вугілля й металу, отримання вигідних тарифів на залізничні перевезення, встановлення протекціоністських зборів, отримання державних замовлень, отримання підтримки від держави в експорті продукції та інше. Цей орган відіграв велику роль у синдицированії металургійної й кам'яновугільної промисловості, створенні синдикатів «Продамет» й «Продуголь». У діяльності Ради з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії брали участь видатні представники технічної інтелігенції Харкова, які зробили істотний внесок у розвиток інфраструктури нашого міста. Рада координувала діяльність промислових підприємств Донбасу. Саме у Харкові вирішувалися усі найважливіші питання з розвитку цього унікального регіону. Рада грала провідну роль серед торгово-промислових організацій Російської імперії свого часу. З ініціативи Ради з'їзду наприкінці 1904 року було створено Раду по гірничопромисловим справам при Міністерстві промисловості й торгівлі. Вперше за 200 років була створена структура, у якій представники гірничої промисловості мали повноваження нарівні з представниками уряду. Рада з'їздів розташовувалася у Харкові. З 1902 року у власному будинку - в Будинку Ради З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії (вулиця Сумська, 18/20). Зараз в історичній будівлі функціонує Харківський радіотехнічний коледж.
Микола Федорович фон Дітмар з 1906 року брав активну участь у нарадах власників харківських промислових підприємств, таким чином, поступово вливаючись у ділові кола гірничозаводського Півдня. З'їзди південних гірських промисловців стали найкращим полем для самореалізації М.Ф. фон Дітмара. З 1893 року він спочатку був учасником з'їздів гірничопромисловців Півдня Росії. Потім увійшов до керівництва Ради: з 1896р. - організатор й завідувач Статистичного бюро з'їзду. Обіймав Микола Федорович посади секретаря, керівника справами, й, нарешті, очолив Раду з'їзду гірничопромисловців. З 1906 по 1918 рік - Голова Ради з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії. М.С. Авдаков не полишаючи неформальне лідерство у Раді з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії, зосередився на роботі у Петербурзі, передавши оргроботу у Раді своєму земляку М.Ф. фон Дітмару. Фон Дітмар об'єднав у собі таланти успішного заводчика з талантами філософа, підприємця і філантропа.
М.Ф. фон Дітмар створив статистичний, технічний, юридичний та санітарний відділи у складі Ради з'їздів гірничопромисловців Півдня Росії.
За участю фон Дітмара було скликано Установчий обласний з'їзд постачання Донбасу, головною метою якого було створення єдиного координаційного органу управління економікою Півдня Російської імперії, який координував програми будівництва залізниць у Донецькому й Криворізькому басейнах.
Як голова ССГПЮР він координував дії промислових концернів півдня Росії на внутрішньому й зовнішньому ринках, організував прорив гірничо-металургійної галузі на ринки Південної Європи й Близького Сходу .Саме при фон Дітмарі продукція гірничо-металургійної промисловості зуміла отримати беззаперечний авторитет у торгово-промисловому світі, науковому середовищі й на політичній арені тодішньої Російської імперії. Фон Дітмар зумів піднести авторитет донецького вугілля на світовому ринку. У своїй книзі «Історія російської революції» Лев Давидович Троцький називає Миколу Федоровича фон Дітмара «вождем важкої промисловості Росії».
Фон Дітмар координував розробку програм залізничного будівництва у регіоні, які оформлював у вигляді доповідних записок ССГПЮР міністрам торгівлі і промисловості й шляхів сполучення. У роки Першої світової війни очолював роботу ІТП по створенню імпортозамінних виробництв, брав участь у розробці військово-промислових й мобілізаційних програм. У 1917 році доклав максимум зусиль для реалізації ідеї адміністративного об'єднання Донецького басейна. Завдяки Дітмару та ССГЮР було створено чимало промислових підприємств регіону, іменованого нині Східною Україною, а Харків став великим індустріальним центром.
Будівля З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії відігравала роль ділового центру. З 1909 року в будівлі розмістився Повітроплавний відділ Харківського відділення Імператорського Російського Технічного товариства (Голова М.Ф. фон Дітмар). Метою товариства була популяризація знань про авіацію та об'єднання всіх любителів авіації. В.Є. Мороховец став одним з організаторів, а незабаром і віце-президентом Повітроплавального відділу Харківського відділення Імператорського Технічного Товариства. Ентузіасти задумали відкрити у Харкові льотну школу з підготовки льотчиків й техніків, і почати видання авіаційного журналу. Підтримка з боку влади була незначна, а оголошений серед населення збір грошей йшов повільно. Ось тоді й вирішили організувати Виставку, щоб зібрати кошти й познайомити харків'ян з сучасним станом авіації. Ініціатива у значній мірі належала членам Технічного товариства В.Е. Мороховцю (мешканець Москалівки, архітектор, за його проектом на вул. Конторській №41 споруджено будинок Швидкої допомоги), Г.Л. Окуліч-Козарину. Головою розпорядчого комітету виставки став Мороховец, секретарем Окуліч-Казарін. У 1911 році 23 серпня у конференц-залі Будинку відкрилася перша у Російській імперії виставка авіаційної техніки й працювала до 14 вересня. На виставці демонструвалися літаки різних систем, у тому числі аероплан І.І. Сікорського. Конструктор й пілот, киянин Сікорський був почесним гостем виставки. Поряд з іноземними літаками, були продемонстровані російські зразки літакобудування харків'янина Степана Гризодубова та А.К. Лелье. Загальна кількість експонатів розташовувалася більш ніж на 100 різноманітних стендах. Особливість виставки в тому, що велика частина експонатів була вітчизняною й виготовлена ​​з вітчизняних матеріалів. Виставка мала великий успіх, її відвідали 9000 чоловік. В. Мороховец давав на виставці самі докладні пояснення, можна сказати, забезпечив успіх виставки. Вона мала широкий резонанс, привернула увагу не тільки різних верств населення нашого міста, а й інших населених пунктів Російської імперії та зарубіжних. Та що дуже важливо - увагу держави. Під час проведення виставки розпочалася підготовча й організаційна робота зі створення авіаційної школи у Харкові. Саме в рамках роботи авіаційної виставки вийшов перший номер щомісячного журналу «Тяжелее воздуха». У 1911-1912 роках у цій же будівлі розміщувалася й редакція журналу. До початку Першої світової війни вийшло 23 номери. Мороховець був одним з редакторів журналу. Журнал користувався великою популярністю не тільки у Харкові, та у Російській імперії, а й у зарубіжних країнах. Він зробив своє велику пропагандистську справу: зацікавив авіацією багато людей. Завдяки виставці з'явилася можливість здійснення головного завдання відділу - створення школи авіації. При Технічному суспільстві були організовані перші курси пілотів й перший у Російській імперії аероклуб.
У будівлі ССГЮР функціонував гірничопромисловий музей, який був відкритий у 1911 р. (першим завідувачем музею був Володимир Володимирович Рюмін, випускник ХТІ, відомий популяризатор науки й техніки).
Крім власних друкованих органів, Рада мала у своєму розпорядженні газову й хімічну лабораторії, школу гірських десятників, медико-механічний інститут, консультативно-юридичне бюро. У 1910-1912 роках Рада спільно з Геологічним комітетом проводила роботу по складанню першої загальної геологічної карти Донецького басейну. Рада активно сприяла розвитку гірничої освіти. Рада містила ряд рятувальних станцій у Макіївці, Олександрівці, Грушівці (сучасне місто Шахти Ростовської області) та ряд виставкових павільйонів гірської промисловості на загальноросійських виставках. Йдучи в ногу з часом, Рада гірничопромисловців ставала головним новатором прогресивних ідей у Харкові - саме у його стінах 1914-му році був встановлений перший автоматичний телефон «Сіменс Гальске».
М.Ф. фон Дітмар був переконаним прихильником розвитку промисловості з опорою на власні сили й засоби. У 1912р. виступив з ідеєю «нової великої справи - виходу промисловості й торгівлі на арену активного політичного життя», поліпшення образу підприємця у російській культурі й громадській думці. Був прихильником децентралізації державної влади й створення відповідального перед Думою Кабінету міністрів, у той же час, був активним противником конфронтації з чинною владою. На 1917 рік Дітмар був одним з найвпливовіших осіб у Російській імперії. Практично усі рішення державної влади приймалися з урахуванням його думки. Фрідгут характеризує М.Ф. фон Дітмара наступним чином: «Хоча манера мови позначала його як сильну особистість і дошкульного аналітика, не можна сказати, що фон Дітмар вів організацію до інституалізації нової політики. Він був зразковим лідером, що підтримує консенсус, що уловлює дух зборів і рішуче підсуває свою точку зору владі». Бувши блискучим оратором і організатором, саме йому вдалося зробити ССГЮР структурою не тільки впливового економічного, а й політичного лобі. Варто відзначити, що ССГЮР, який очолював фон Дітмар, був потужною структурою, яка зіграла важливу роль в індустріалізації земель Східної України.
На початку 1918 року в умовах розвитку Громадянської війни Рада з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії перейшла до тактики «партизанської війни» з революційним рухом в регіоні. У січні 1918 року Рада формально була закрита більшовиками, а її президія на чолі з Миколою фон Дітмаром - заарештована комісаром Антоновим-Овсієнко.

Наукова діяльність

Микола Федорович фон Дітмар був не тільки яскравим і авторитетним представником класу промисловців, він був відомим вченим, входив в інтелектуальну науково-технічну еліту Російської імперії. Уся практична діяльність супроводжувалася науковими дослідженнями, результати яких були опубліковані у ряді монографій. Його наукова діяльність була зосереджена на геології й бухгалтерській справі.
Геологією Микола Федорович почав поглиблено займатися ще в стінах Санкт-Петербурзького гірничого інституту. Свої творчі ідеї та теоретичні напрацювання Микола Федорович почав реалізовувати на практиці вже в наступному році під час досліджень на будівництві імперських залізниць. Крім дослідження геологічної будови Симбірської і Казанської губерній, займався й гідротехнічними дослідженнями. Геологія, можна сказати, була сімейною традицією. Його дядько, Вольдемар Фрідріх Карл фон Дітмар, був відомим геологом й дослідником Камчатки. Після переїзду у 1893 р. до Харкова розпочалася співпраця М.Ф. фон Дітмара з приватним технічним журналом «Горно-заводской листок». У жовтні 1893 р. у журналі була надрукована стаття Миколи Федоровича «З практики досліджень по лінії Рязансько-Казанської залізниці», у якій він досить стисло й вибірково відбив частину своїх дослідницьких спостережень у Симбірській й Казанській губерніях. Його плідні геолого-технічні дослідні пошуки корисних копалин у Харківській губернії підтвердили можливість видобутку мінерального палива в Ізюмському повіті, де були виявлені багатющі поклади кам'яного вугілля й залізної руди. Важливість розробки цих покладів полягала у здешевлені мінерального палива у найближчих пунктах споживання, наприклад, у Харкові. Важливим напрямком геологічних досліджень М.Ф. фон Дітмара стало вивчення покладів залізної руди у Курській губернії. У травні 1898 року Микола Федорович був запрошений Курським земством для участі у геологічних дослідженнях у районі Курської магнітної аномалії. Виявлення покладів залізної руди у Курській губернії показало наявність у регіоні магнітної аномалії. Це найпотужніший в світі залізорудний басейн. Найбільший по запасах заліза район у світі. Родовища розробляються відкритим (Стойленський, Лебединське, Михайлівське) й підземним (Коробковское) способами.
У 1910-1912 роках Рада спільно з Геологічним комітетом проводила роботу по складанню першої загальної геологічної карти Донецького басейну у масштабі 3 версти в 1 дюймі, а також складання її геологічного опису. Дана ініціатива сприяла інтенсивному проведенню геологічної розвідки в Донецькому басейні.
Науково-дослідницька діяльність фон Дітмара була пов'язана також з гідрогеологічними роботами на будівництві Балашова-Харківської залізничної лінії. На момент відкриття у 1895 р. Балашова-Харківської залізничної лінії М.Ф. фон Дітмаром було обладнано близько 30 колодязів, які дозволили забезпечити водопостачанням багато залізничних станцій. Сьогодні з-д станція Харків-Балашовський має незначне пасажирське значення, проте є великим вантажним вузлом.
У 1896 році він вступає до Харківського Суспільства гірничих інженерів - професійне об'єднання фахівців гірничої галузі. Суспільство мало свій друкований орган «Известія Товариства гірничих інженерів». Микола Федорович не тільки входив до авторського колективу першого випуску журналу, а й успішно публікував свої наукові статті. Часто виступав перед своїми колегами з доповідями.
Першим науковим форумом, в якому взяв участь М.Ф. фон Дітмар, став престижний науковий з'їзд - Сьомий міжнародний геологічний конгрес (вищий всесвітній з'їзд геологів, що проводився з 1878 р. в різних країнах) відбувся у серпні 1897р. у Петербурзі. Науковий захід такого рівня на території Російської імперії проводився вперше.
У 1903 році взяв участь в Першому Всеросійському геологічному з'їзді.
В області геології. М.Ф. фон Дітмар зробив ряд важливих винаходів, пов'язаних з розробкою нових методів вивчення гірських порід. Написав «Практичний посібник для здійснення практичного буріння й виробництва залізно-трубчастих колодязів», яке базувалося на особистому досвіді автора й стало незамінним навчальним посібником у практичній діяльності геологів. Матеріали плідних геолого-технічних досліджень М.Ф. фон Дітмара створили підгрунтя для появи його наукових праць у галузі геології. Ці праці публікувалися як на сторінках технічної періодичної преси, також виходили окремими виданнями. Досвід власної підприємницької діяльності переконав Миколу Федоровича в необхідності вивчення інженерами, керівниками, комерсантами спеціальної науки - бухгалтерського обліку. Як вчений-економіст фон Дітмар працював в напрямку рахівництва й статистики. У бухгалтерській справі фон Дітмар був одним з теоретиків рахівництва як науки, ставши автором першого в Російській імперії підручника «Основи рахівництва» (1907р.). Присвятив авторський підручник своєму другові й наставнику Д.І. Менделєєву, як свідчення глибокої поваги. Робота не втратила свого значення до сих пір, залишаючись зразком наукового ставлення до дослідницької проблеми. Важливим досягненням було введення у практику нової форми подвійної бухгалтерії у торговельних, промислових, громадських установах Харківської губернії. У 1911р. фон Дітмар був обраний головою бухгалтерського відділу при Харківському відділенні Імператорського Російського Технічного Товариства, а через рік став редактором журналу «Рахівництво й господарство» - печатного органа Технічного Товариства (1912-1914). Випускав й фінансував журнал Микола Федорович фон Дітмар. Російське бухгалтерське суспільство взаємної допомоги, починаючи з 1909 р. видавало журнал «Комерційна освіта», на сторінках якого друкувалися такі видатні бухгалтери, як А.І. Гуляєв, М.Ф. фон Дітмар та інші.
Фон Дітмар був одним з організаторів статистичної справи, фундатором гірничозаводської статистики на Півдні України. Він був організатором й завідувачем Статистичного бюро Ради з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії. Фон Дітмар брав активну участь в розробці статуту цього бюро, у завдання якого входило збирання відомостей по фабрично-заводській промисловості. Статистичні матеріали Ради публікувалися також у щорічних «Працях з'їздів гірничопромисловців Півдня Росії», до 1910 року було випущено 65 томів. Завдяки ефективній діяльності Миколи Федоровича на посаді голови статистичного бюро з'явився цілий ряд статистичних та довідкових видань, звітів та інших матеріалів, що стосуються підприємств гірничозаводської промисловості Півдня Російської імперії, акціонерних компаній, пайових товариств і земських установ. Протягом довгого часу, без посилання на автора використовували цінний статистичний матеріал, зібраний і систематизований талановитим вченим фон Дітмаром, як царські чиновники, так і іноземні та радянські вчені.
Рада З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії під керівництвом фон Дітмара активно сприяв розвитку гірничої освіти. Через особистий Фонд імені Миколи Авдакова, що становив 10 тисяч рублів, спонсорувалося навчання працівників а також кращих студентів Гірничого інституту в Санкт-Петербурзі. Радою в Катеринославі було створено Вище гірниче училище (з 1913 року - Гірський інститут у Катеринославі). Микола Федорович фон Дітмар багато зробив для підготовки молодих кадрів інженерів. З середини 90-х років ХІХ століття, М.Ф. фон Дітмар вирішив пов'язати своє життя з науково-викладацькою роботою у Санкт-Петербурзькому гірничому інституті. Він доклав чимало зусиль для участі у конкурсі на заміщення посади ад'юнкта кафедри гірничого мистецтва Петербурзького гірничого інституту. Навіть розробив для якісної підготовки фахівців особисті рекомендації щодо вдосконалення системи зарахування абітурієнтів, у тому числі вступних іспитів до Петербурзького гірничого інституту. Однак активна громадська робота й відсутність наукового ступеня завадили реалізації планів підприємця. З нагоди 25-річчя діяльності М.Ф. фон Дітмара у гірночозаводській галузі за рішенням З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії була введена іменна стипендія М.Ф. фон Дітмара для талановитих студентів у Катеринославському й Петроградському гірських інститутах. У зв'язку з цим з фонду З'їзду гірничопромисловців щорічно виділялося по 400 руб. для кожного з вищевказаних технічних вишів. Відбір студентів, які отримували стипендіальні заохочення, фон Дітмар здійснював особисто. Вчений вважав, що необхідно переглянути програми навчання у гімназіях й реальних училищах. Актуальність комерційної освіти обумовлювалася необхідністю підготовки кваліфікованих керівників промислових виробництв й торговельних підприємств.
Харківське комерційне училище Імператора Олександра III будувалося як середній комерційний навчальний заклад. Воно було одним з піонерів спеціальної економічної освіти у Російській імперії. Працювало це Комерційне училище у Харків на протязі 16 років (з 1893 і до кінця 1919 років). Фінансувалося Харківське комерційне училище за рахунок збору з членів купецької громади міста. Управління училища знаходилося у руках піклувальної ради, яка складалася з таких великих харків'ян, як: О.К. Алчевський, М.Ф. фон Дітмар та інші. На території комерційного училища функціонував красивий православний храм Нерукотворного Образу Господнього. Домова церква була розписана професором І.В. Селезнёвим, співавтором В.М. Васнецова по розписах у Володимирському соборі у Києві. Зруйнована під час Другої Світовій війни прямим попаданням бомби. Зараз, як стверджують історики, на місці храму знаходиться актовий зал Юракадемії.
Фон Дітмар доклав багато зусиль для перетворення Харківських вищих комерційних курсів в інститут. Був членом його піклувальної ради та Навчального комітету (нині в цій будівлі розміщується Харківський національний технічний університет сільського господарства імені Петра Василенка по Московському проспекту №45).
Микола Федорович виступив з ідеєю створення інституту присяжних рахівників, що забезпечують незалежний контроль за господарською діяльністю й правдивість бухгалтерського обліку. Був ініціатором реорганізації Катеринославського вищого гірничого училища в інститут. Для підвищення кваліфікації робітників за його активної участі були створені школи гірських десятників.
Один тільки перелік занесених на бібліографічні картки робіт дореволюційного часу фон Дітмара: статей, оглядів, звітів, промов, доповідей, книг, брошур, складених й відредагованих збірок, - займає кілька каталожних ящиків, що зберігаються нині у відділі краєзнавства Харківської бібліотеки імені В.Г. Короленка. Вивчаючи його, дивуєшся, наскільки різноманітний було коло інтересів цієї людини.

Робоче питання

М.Ф. фон Дітмар прагнув до цивілізованих відносин з робітниками, наскільки це було можливо. Трибуну З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії фон Дітмар використовував й для захисту інтересів робітників. Тому підтвердження телеграма голови Ради з'їзду гірничопромисловців Півдня Росії, М.Ф. фон Дітмара до А.Ф. Керенського про важке продовольче становище Рутченківського рудника. 1917.08.29: «Совет съезда горнопромышленников Юга России убедительно просит Вас принять срочные меры для спасения шестнадцати тысяч горнорабочего населения Рутченковского рудника Брянского об-ва от голодной смерти. Хлеба нет совершенно. Екатеринославский губернский продовольственный комитет помощи не оказывает. В случае продолжения [такого] положения рудник должен неизбежно остановиться, в результате чего должны остановиться Александровский и Бежицкий заводы, почти исключительными поставщиками угля [для] которых являются Рутченковские копи. Председатель совета Дитмар».
Микола фон Дітмар приділяв особливу увагу робочому питанню. Його «Записка до ХХХІ з'їзду гірничопромисловців» показала прагнення ділових кіл до врегулювання взаємовідносин між працею й капіталом з питань тривалості робочого дня, соціального страхування, свободи страйків й професійних спілок. Саме М.Ф. фон Дітмар став ініціатором розгляду питання про страхування робітників від нещасних випадків. Страхові закони 1912 року висунули на перший план завдання адміністративної опіки над робітниками. Фон Дітмар постійно приділяв велику увагу охороні здоров'я робітників й створення для них належних і безпечних умов праці. За його активної участі були організовані рятувальні станції на шахтах для надання допомоги працівникам при нещасних випадках (перша гірничорятувальна станція у Донбасі, організована незадовго до цього Радою З'їзду гірничопромисловців Півдня Російської імперії).
З метою надання першої медичної допомоги при нещасних випадках на підприємствах гірничозаводської й фабричнозаводської промисловості з ініціативи М.Ф. фон Дітмара 8 червня 1907 року у Харкові було відкрито перший у Російській імперії Медікомеханічний інститут для лікування травмованих працівників. Зараз це науково-дослідний інститут патології хребта та суглобів імені проф. М.І. Ситенка АМН України. Будівля збереглася до наших днів (вул. Пушкінська №80).
М.Ф. фон Дітмар організовував рятувальні та сейсмічні станції й хімічні лабораторії на шахтах. Очолював Товариство допомоги гірникам півдня Росії. Створив і очолив Південно-Російське суспільство нагляду за паровими котлами (1910). Здійснюєма ним програма заходів щодо соціального захисту робітників й охорони їх праці була настільки ефективна, що у радянській історіографії, яка відрізнялася, як ми пам'ятаємо, підвищеною увагою до найменших протестних виступів пролетаріату, про революційні заворушення на заводах фон Дітмара практично не згадується.

Громадська діяльність

Громадська діяльність М.Ф. фон Дітмара була пов'язана, перш за все, з Харківською міською думою, куди він обирався гласним протягом 15 років з 1902р. Він працював у безлічі думських комісій: надання допомоги безробітним, створення Народного університету, з електричного освітлення, прокладання водопроводу, будівництва ломбарду. Протягом своєї активної діяльності у Думі він висунув ряд важливих пропозицій.
Це перш за все Харківський водопровід. До реалізації цього проекту був залучений фон Дітмар. Він входив у водопровідну комісію. На його підприємстві виготовлялися потрібні деталі.
На розвиток водопровіду Харківська міська дума у 1905 році виділяє надзвичайний кредит з міського бюджету (50 тис. грн.). У нагірнім районі Харкова буряться нові свердловини, прокладаються магістралі, будуються нові насосні станції та водопровідні споруди.
Фон Дітмар наполегливо просував ідею створення трамвайного сполучення у Харкові всупереч інтересам Бельгійського товариства, яке володіло у той час міською конкою, й при цьому послідовно відстоював інтереси вітчизняних виробників. Завдяки фон Дітмару, який був членом комісії з трамвайного питання, у Харкові з'явився перший трамвай 3 липня 1906р. Фон Дітмар брав участь в розробці нових трамвайних маршрутів з урахуванням «прибутковості і вигідності».
Під час Першої світової війни завдяки М.Ф. фон Дітмару надавалася допомога пораненим бійцям. При його сприянні були організовані пересувні госпіталі й лазарет для надання медичної допомоги пораненим бійцям. Був створений Харківський військово-промисловий комітет для забезпечення армії боєприпасами й предметами першої необхідності.
«Вілла Жаткіна" розважала публіку цілодобово: вранці - спектаклі, вдень у саду - атракціони, ввечері й до самого ранку - уявлення, бали, фарси та інше. «Вілла Жаткіна» стала відома не тільки як музичний заклад, а як місце, де показують «кіно для чоловіків» (тобто, висловлюючись сучасною мовою, порно) й популярний бордель. М.Ф. фон Дітмар був активним борцем за моральність у місті. Ось як відгукувався про такі заклади гласний Міської думи: «Нигде кафешантаны не отличались таким откровенным цинизмом, развратностью, как в Харькове. Все эти Жаткины, Тиволи являются открытыми развратителями нашего юношества – их давно пора было бы уничтожить…». Фон Дітмар заявляв: «присутствие подобных учреждений с их жительницами, разгуливающими днём и ночью с неприличным пением не только морально оскорбительно, но и имеет другие неприятные стороны, из которых главная – в опасности соблазна для учащейся молодёжи при её прогулках в Сокольничью рощу, где её встречают певицы местных ресторанов…».

Нагороди та звання

У 1912-1916 рр. М.Ф. фон Дітмар плідно працював у різних організаціях. Обіймав посади Товариша голови Ради з'їздів представників промисловості й торгівлі, члена Ради по залізничних справах Міністерства шляхів сполучення, голови Харківського відділення Російсько-італійської торгової палати, Харківського відділення Імператорського Російського технічного товариства та його бухгалтерського відділу, члена піклувальних рад ряду навчальних закладів. Входив до складу Особливої ​​наради з оборони держави (1915), Економічної ради при Тимчасовому уряді (1917), керівних органів Центрального військово-промислового комітету, був головою правління Петроградського торгового банку. Постійно обирався гласним Харківської міської думи, бувши діяльним членом її комісій. 25.10.1912р. обраний членом Державної Ради від промисловців. Протягом 1912-1917 рр. Микола фон Дітмар брав участь в шести сесіях Верхньої палати парламенту Російської імперії, під час яких відстоював інтереси підприємців гірничозаводського Півдня. Серед його пропозицій слід назвати збільшення представництва ділових кіл в Державній раді, перегляд системи самоврядування, розширення ролі громадськості та надання самостійності регіонам країни у виборі стратегії й напрямків розвитку. Завдяки організаторським здібностям, наполегливості й цілеспрямованості в умовах індустріального підйому на початку ХХ ст. Миколі Федоровичу фон Дітмару вдалося стати впливовим лідером гірничопромисловців Південного економічного району й зайняти гідне місце серед когорти найвідоміших представників інженерного підприємництва України кінця XIX - початку ХХ ст.
Відзначений нагородами Російської імперії та іноземних держав, у тому числі званням Командора ордена Корони Італії (1911). За благодійну діяльність в 1910р. нагороджен Орденом Святого Станіслава.

Родина

Сім'я завжди займала важливе місце у житті Миколи Федоровича. З перших років студентства улюбленим місцем проведення літнього відпочинку Миколи була Москва, яка асоціювалася для нього, перш за все, з теплом домашнього вогнища й рідними людьми (матір'ю Ольгою Іванівною та двома молодшими братами - Олексієм й Сергієм). Щорічні поїздки Миколи до сім'ї під час літніх канікул 1886 і 1887 років свідчать про особливе місце матері й братів у його житті. Наприкінці 90-х років ХІХ століття фон Дітмар зустрів кохання всього свого життя. 12 липня 1900 р. М.Ф. фон Дітмар й Іраїда Іванівна Іванова повінчалися у православній Воскресенської церкви Харкова, яка, за спогадами Д.І. Багалія, була «однією з найбагатших в місті». Харківська міщанка Іраїда Іванівна «дуже гарна, добра і спокійна жінка». На жаль, відомостей про її походження не збереглося. Однак відомо, що вона народилася у 1875 році, тобто була на 10 років молодшою ​​М.Ф. фон Дітмара.
З боку нареченого свідками на вінчанні були: полтавський міщанин Лук'ян Дмитрович Шраменко й почесний громадянин Харкова Олексій Петрович Якименко, а з боку нареченої - прапорщик запасу пішої артилерії Григорій Миколайович Дракіно й охтирський міщанин Василь Васильович Шваев. Відразу після одруження молодята протягом 1900-1906 рр. проживали по вулиці Чернишевській №23, а згодом, у 1907р. придбали будинок по вулиці Губернаторській № 7, де сім'я жила протягом 1907-1914 рр. до переїзду у Петербург. За чотири роки (1901-1904 рр.) у Миколи Федоровича й Іраїди Іванівни фон Дітмар один за одним народилося троє дітей: дві дочки - Іраїда (1901), Ольга (1902) й син Микола (1904).
Будівля на вул. Губернаторській (нині вул. Революції №7), згідно харківському адрес-календарю 1909 року, належала Миколі фон Дітмару. Архітектор невідомий. У ході недавньої реконструкції для Міжнародного інституту моди і дизайну, який нині розташовується у будинку, була зменшена висота вікон й змінена форма даху, тобто зовнішній вигляд змінився, але смугастий фасад залишився тим же. За іншими відомостями цей будинок було збудовано у 1911 році, а будинок фон Дітмара розташовувався на його місці. Ще один будинок фон Дітмара на вул. Рибній № 22 був поглинений в ході будівництва величезної будівлі Харенерго на початку 1930-х (нині це вул. Кооперативна).
На початок 1912р. Микола Федорович фон Дітмар уже був досить заможною, забезпеченою у матеріальному плані людиною. Вкладаючи гроші у нерухомість, він володів чотирма земельними ділянками у Харкові (по вулицях Газовій, Губернаторській, Петінскій та Тюремній), мав садибу в містечку Люботині Харківської губернії, придбав будинок в Петербурзі на вулиці Фурштадской № 17. Місцем літнього відпочинку сім'ї фон Дітмар служили два маєтки на узбережжі Чорного моря у курортному містечку Кікенеїз поблизу Сімеїза Херсонської губернії.
Найстарший клірик Руської Православної Церкви за кордоном, багаторічний настоятель й окормітель Богоявленського приходу у Бостоні митрофорний протоієрей Роман Лук'янов (Дід батька Романа по материнській лінії). Онук успадкував багато рис свого видатного предка. Як особистісні: інтерес до точних наук і техніки (до висвячення у священство отець Роман був успішним інженером-електронщиком).

Політичні погляди

Політичні виступи М.Ф. фон Дітмара у Державній раді свідчать про його схильність до ліберальних ідей, проте він тримався осторонь членства у політичних партіях. Після Лютневої революції 1917 р. фон Дітмар критикував монархію та наполягав на створенні республіки. За політичними поглядами близький до «Союзу 17 жовтня» («Октябристи») - помірно права політична партія великих землевласників, підприємницьких кіл та чиновників Росії, що існувала в 1905-1917 роках). Партія представляла праве крило російського лібералізму, дотримувалась помірно-конституційних та антиреволюційних поглядів. Назва партії сходить до Маніфесту, виданого Миколою II 17 (30) жовтня 1905 року. Фон Дітмар переконав своїх колег підтримати жовтневий маніфест 1905 року та закликати уряд до «радикальних реформ». 18 листопада 1905р. Дума зібралася, щоб розробити заходи щодо забезпечення прийнятних умов життя населення в ненормальних умовах страйків.
А.К. Погорілко та М.Ф. фон Дітмар виступили з ініціативою про проведення під егідою Харківської міської думи своєрідного "круглого столу" за участю усіх політичних організацій Харкова. Метою цієї "миротворчої конференції" мало стати досягнення громадянського компромісу у місті. М.Ф. фон Дітмар, що мав великий досвід спілкування з російським пролетаріатом, причому з самим бойовим його загоном - шахтарями й металістами, вважав, що необхідно запросити діячів “... всех оттенков, чтобы примирить все интересы». Цей крок, ця ідея Харківського міського голови та його соратників і в наш час викликають повагу. Вже у 1905 р. вони прийшли до розуміння різноманіття світу, необхідності компромісу та згоди, безперспективності й аморальності силових методів, простих способів вирішення складних проблем. Ні державна адміністрація, ні політичні діячі різних напрямків не оцінили цього воістину мудрого й гуманного вирішення.
У роки Першої світової війни підприємець перейшов в опозицію до уряду, пропонував створити міністерство суспільної довіри й розширити представництво підприємців у Особливих нарадах. Після Лютневої революції 1917 року фон Дітмар був членом Тимчасової ради Російської республіки (Передпарламенту) від Ради З'їздів гірничопромисловців Півдня Росії.
У своїх промовах М.Ф. фон Дітмар завжди підкреслював свій російський патріотизм. Тому в 1917р. не дивна його категорична відмова від включення Донецького і Криворізького басейнів до складу автономної України. На його переконання вся південна гірська й гірничозаводська промисловість - основа економічного розвитку й військової могутності Російської імперії, перебувати у владі тільки провінційної автономної або федеративної України, заснованої на різко вираженій національній ознаці, не повинна. Висловлюючи думку підприємницьких кіл Півдня Росії, фон Дітмар не бачив нічого спільного між Центральною Україною й Донбасом ... Взагалі він був носієм великоруських шовіністичних й сепаратистських поглядів та настроїв, імперських амбіцій. Глава Ради з'їздів гірничопромисловців Півдня Росія Микола фон Дітмар від імені підприємців склав розлогу записку до Пітера, пояснюючи згубність ідеї включення Донецько-Криворізького басейну до складу автономної України, чия доля у ті дні активно дебатувалася. Записка велика, але дуже показова: «…Вся эта горная и горнозаводская промышленность составляет вовсе не местное краевое, а общее государственное достояние и ввиду колоссального значения этой промышленности для самого бытия России, конечно, не может быть речи о том, чтобы вся эта промышленность и эта область могла находиться в обладании кого-либо другого, кроме всего народа и быть в подчинении какой-либо власти, кроме власти всего народа — власти государства. Не может государство и его орган — Правительство —созданную вековыми усилиями и средствами всего народа и самого государства южную горную и горнозаводскую промышленность — основу экономического развития и военной мощи государства и все вековые труды на заселение и процветание прежде пустынного края — взять у всего народа и передать провинциальной автономии, может быть, даже федерации, основанной на резко выраженном национальном признаке…». В черговий раз озвучив свою позицію щодо пам'ятника Лисенка голосний фон Дітмар. Він підкреслив, що 14 жовтня 1914 року минає 100 років від дня смерті Лермонтова, у силу неясного значення місця Лисенка у музиці, установку пам'ятника запропонував відхилити. У відповідь на це Микола Міхновський сказав наступне: «От своего имени и от имени гласных украинцев заявляю чувство глубокого удовольствия по поводу подаваемого вопроса о сооружении памятника Лермонтову. Конечно, памятник необходим и Лермонтову, и Тургеневу, и многим другим великим людям. Но я энергично выражаю протест против того, чтобы заставлять соперничать между собою великих покойников разных национальностей в том смысле, как это делает господин гласный фон Дитмар, ибо он предлагает памятник Лысенко отложить, а Лермонтову поставить. Я же скажу: и тому и другому нужен памятник, места не только в мире, но и в Харькове очень много, а великих людей ― очень мало. Не следует воздвигать соперничество между великими покойниками и потому, что вслед за покойниками пойдут живые, которым дорог дух покойников. А это ведет к напрасной национальной борьбе. Украинцы хотят жить миролюбиво с братним русским народом, и господин фон Дитмар вносит нежелательный раздор»… Фон Дітмар: «По-видимому, гласный Михновский не понял моего заявления. Если бы я считал Лысенко недостойным памятника, то нисколько бы не постеснялся об этом заявить. Я утверждаю, что подобного доклада о значении Лысенко не было. Гласный Михновский развивает значение Лысенко, говоря, что памятник ставится украинцами, но я думал, Лысенко ставит памятник русский народ, а не какой-то другой народ...» «Украинский народ!!!», - у відповідь закричав тоді Микола Міхновський. Фон Дітмар: «Выясните все значение Лысенко и сообразно с этим значением поставьте ему памятник» Микола Міхновський: «Мы живем в Украине, и в России 27 миллионов украинского народа, а господин член Государственного Совета фон Дитмар этого не знает?!» фон Дітмар: «Я живу в России и знаю только русский народ».
М.Ф. фон Дітмар важко переживав звістку про націоналізацію більшовиками його підприємств і всієї нерухомості. Після жовтня 1917 брав участь в антибільшовицькому русі. У 1918р. активно співпрацював з гетьманським урядом П.П. Скоропадського. Фон Дітмар згоден був підтримувати Скоропадського за умови, проведення ним проросійської політики. Короткий період правління П.П. Скоропадського став часом добробута як для підприємців півдня, так і для тих хто рятувався від більшовизму в Україні - торгово-промисловців Центральної Росії. Великомасштабна Громадянська війна ще тільки розпалювалася; на відміну від інших антибільшовицьких режимів, влада не вимагала від підприємців жертв заради перемоги. В умовах відносного порядку, забезпеченого присутністю на території України німецьких військ, розгорнулася ділова активність, відродилася діяльність підприємницьких об'єднань. У травні 1918р. відбувся з'їзд представників промисловості, торгівлі й фінансів України. Очолював з'їзд представників промисловості, торгівлі і фінансів України М.Ф. фон Дітмар. В останній день роботи з'їзду М.Ф. фон Дітмар виступив з кінцевою промовою, в якій закликав буржуазію брати участь не тільки в економічній, але й політичної діяльності: «Наша буржуазія свого часу не витримала іспиту, бо вона завжди відходила від влади. Потрібно змінити ставлення до політики». Крім того, голова з'їзду говорив про необхідність боротьби з соціалізмом під «прапором Карла Маркса». Рішення з'їзду підтвердили прихильність підприємців Півдня Росії курсу реставрації дореволюційних порядків й послідовної відмови від соціальних завоювань попереднього часу. Була створена загальноукраїнська представницька організація буржуазії «Протофіс», що стала помітним внутрішньополітичним чинником на Україні. Фон Дітмар очолив організацію великих промисловців «Протофіс». Був одним з делегатів Ясського наради (16 - 20.11.1918). З падінням гетьманської влади М.Ф. фон Дітмар підтримав лідерів Білого руху. У 1919 очолював Комітет великої буржуазії Донбасу в Ростові-на-Дону зі сприяння армії генерала А.І. Денікіна. Фон Дітмар намагався організувати діалог між Денікіним і Скоропадським.
Помер М.Ф. фон Дітмар від тифу 5 липня 1919р. у віці 54 років, по дорозі з м. Ростова-на-Дону у м. Харьків. Винос тіла відбувся з квартири (вул. Рибна №22) в Мироносицьку церкву. Сьогодні у будинку по вул.Кооперативній (Рибної) №22 розміщується вечірня школа №3, яка була заснована у 1944 р.
Мироносицька церква - православний храм, який був у Харкові з кінця XVII століття до 30-х років XX століття. Храм, названий на честь Дружин-мироносиць, був розташован у Нагірному центрі міста навпроти сучасної будівлі Харківського театру опери та балету за Дзеркальним струменем на місці сквера Перемоги. Дзвіниця Мироносицькій церкви побудована за проектом В.Н. Покровського. Провести в останню путь авторитетного підприємця і громадського діяча прийшло чимало людей, серед яких члени З'їзду гірничопромисловців Півдня Росії, голосні Харківської міської думи, делегація від промисловців і підприємців, представники різних установ та організацій, членом яких протягом тривалого часу він був. «…Гроб с телом Николая Фёдоровича утопал в венках. Городская депутация явилась со стягом городского самоуправления. В 9 1/2 часов утра в Мироносицкой церкви началось архиерейское служение. Протоиерей проф. Буткевич произнёс речь о значении Н.Ф. фон-Дитмара как общественного и государственного деятеля, по окончании поздней литургии тело покойного было вынесено из Мироносицкой церкви и процессия двинулась по направлению к городскому кладбищу. В 3 1/2 часов тело было предано земле» (Новая Россия.— №43.— 9 июля 1919г.).
Поховано М.Ф. фон Дітмар у Харкові. Кладовище по Пушкінській вулиці було зрите за рішенням міської влади у 1970-і рр. Точне місце поховання досі не встановлено. Похорон М.Ф. фон Дітмара відбувся 8 липня 1919 року у Харкові на Івано-Усікновенському кладовищі. 1-е міське (Іоанно-Усікновенське) кладовище - найбільш відоме кладовище Харкова, місце останнього спочинку відомих харків'ян XIX - початку XX століття. Було розташоване між вулицями Німецькій (нині Пушкінська) і Єпархіальної (зараз Артема). Могила М.Ф. фон Дітмара втрачена.
У жалобних некрологах присвячених Миколі Федоровичу можна зустріти: "...Умер человек, имя которого известно всей грамотной России, чьей кипучей энергии и творчеству обязан не только наш горнопромышленный юг, весь расцвет и развитие которого на протяжении последних тридцати лет неразрывно связанны с именем Н.Ф., но и вся Россия...".
Газета «Южный край» повідомляла про громадську ініціативу спорудити у пам'ять про фон Дітмара музей вугільної промисловості у Харкові. Ініціатива не була реалізована. Нині в честь цієї людини у Харкові немає жодного пам'ятника, навіть меморіальної дошки. Харків'яни, на жаль, забувають багато достойних імен.
"...Биография Н.Ф это история всего общественного развития России...". "...Не было ни одного полезного начинания для России, с которым в той или иной мере не было бы связанно имени Николая Федоровича. Человек огромной инициативы, исключительных организаторских способностей, он в течении 30-ти лет самоотверженно и бескорыстно нес на себе бремя служения интересам страны. Он был тем центром, вокруг которого складывались все общественно полезные начинания ...".


Література:

Авдаков Н.С. //http://infodon.org.ua/pedia/110

Альков В.А. Реакция местной власти и общества на негативные проявления модернизации: проблема проституции в крупном городе Российской исперии кон. XIX – нач. ХХ в (на примере Харькова) // repo.knmu.edu.ua/bitstream/123456789/4141/1/Статья%20-%20Альков.doc

Бондарев А.Увидеть наконец-то Жаткина! - Харьков Манящий/А.Бондарев//moniacs.kh.ua/velikie-harkovtsi/uvidet-

Власко В.Е. Первая авиационная выставка на Юге России. Начало издания журнала «Тяжелее воздуха»//Лекция на Краеведческих чтениях в ЦБ имени И.Я.Франко 2011г 25 августа.

ДИТМАР Николай Федорович фон// http://www.tez-rus.net/ViewGood102337.html ood102337.html

Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта. С предисловием ... //https://books.google.com.ua/books?isbn=5496030676

История Русской бухгалтерии.1907 год Николай Федорович фон Дитмар и его "Основы счетоводства..." https://www.google.com.ua

Ко 150-летию со Дня рождения Николая фон Дитмара - Харьков ...//moniacs.kh.ua/velikie-harkovtsi/fonditmar/

Коммерческое училище: достопримечательности Харькова...//www.returist.com/article/kommercheskoe-uchilishche-dostoprimechatelnosti-kharkova

Кушлакова Н.М. Повітроплавний відділ Харківського відділення Імператорського Російського Технічного товариства: організація та проведення першої авіаційної виставки в Україні/Н.М. Кушлакова, канд. іст. наук, доц. (Західнодонбаський інститут економіки і упраління) //dspace.nbuv.gov.ua/handle/123456789/77136

Лейбфрейд А. Харьков и авиация/ А.Лейбфрейд // Слобода.- 1992.-№91.-ноябрь.

Мазлах С. До хвилі. Що діється на Україні і з Україною/ С.Мазлах, В.Шахрай. // Пролог, Нью-Йорк, 1967.

Медяник В.Ю. Берестейська унія. Приватне підприємництво М. Ф. фон Дітмара як приклад інженерного бізнесу України (кінець ХІХ – початок ХХ ст.)/ В.Ю.Медяник Дніпропетровський національний університет імені Олеся Гончара, м. Дніпро, Україна //www.dnu.dp.ua/docs/ndc/.../autoreferat_5847b5945e5a5.pd...

Медяник В.Ю. фон Дітмар – яскравий представник гірничопромислової буржуазії Півдня України (остання чверть ХІХ– початок ХХ ст.)// gj.nmu.org.ua/pdf/2012/2-3/Medijan.pdf

МЕДЯНИК В. Ю. ПІДПРИЄМНИЦЬКА, НАУКОВА ТА ГРОМАДСЬКО-ПОЛІТИЧНА ДІЯЛЬНІСТЬ М. Ф. ФОН ДІТМАРА (КІНЕЦЬ ХІХ – ПОЧАТОк ХХ ст) /В.Ю.Медяник//www.dnu.dp.ua/docs/ndc/dissertations/D08.051.../dissertation_5847b591863af.pdf

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2014 № 15 (186). Выпуск 31

Он стоял у истоков воссоединения Церквей и возвращения ...//pravoslavie.ru/5064.html

Погорелко А.К.Город.Люди.Время//Интернет

100 лет назад объясняли: Донбасс – это Россия//https://rurik-l.livejournal.com/2488970.html)

Страсти по памятнику//Блог Антона Бондарева https://nakipelo.ua/nikolaj-lysenko-strasti-po-pamyatniku

Харьковские исследователи донецкого каменноугольного кряжа// library.kpi.kharkov.ua/vustavki/Fond5.html

Укладач, комп'ютерний набір, верстка - головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка Бежанова В.С.



Випуск №8 (2016р.)

/Files/images/vyistavki/Кондратьев.jpg


КОНДРАТЬЕВ ФЕДОР АЛЕКСЕЕВИЧ

(1871 –1942)

Организатор рабочего и профсоюзного движения в г. Харькове, техник-архитектор

Метод убеждения считается основным в научной полемике и в процессах воспитания. «Велико искусство прививать людям прекрасные идеи, которые учат жертвовать всем для счастья рода людского»,- считал Стендаль. Таким искусством сполна владел Федор Алексеевич Кондратьев.
Федор Алексеевич Кондратьев родился в августе 1871 года в старинном селе Светиково Суздальского уезда бывшей Владимирской губернии (ныне Ивановская обл. Комсомольский район). Это село известно в истории, по крайней мере, с первой половины XVI века. Первоначально - это вотчина Светиковых. Родоначальник: Светиков Гридя, пристав, упомянут в 1503 год в Суздале; Михаил Светиков, дьяк, начало XVII в., Белоозеро. Затем – принадлежало Спасо-Евфимиеву монастырю. Крупное торговое село Светиково являлось центром округи, в котором располагался храмовый комплекс из двух церквей: Тихвинской и Богоявления. Храмовый комплекс расположен в южной части торговой площади села. Главная церковь - Тихвинская, сменившая деревянный храм Николая Чудотворца XVIII в., построена в 1804-1813 гг., позднее, в 1864-1870 гг. рядом с ней появилась церковь Богоявления. В 1875 г. крестьяне соседней деревни Новая, устроили в последней придел Покрова, а в 1877 г. крестьяне деревни Рязанки – придел Успения.
Отец Федора Алексеевича, бывший крепостной графа Салтыкова. До освобождения крестьян (1861г.) был поваром на графской кухне. После отмены крепостного права отцу не пришлось вернуться к крестьянскому труду, т.к. кроме него в семье еще было 5 братьев, три брата столяра занимались отхожим промыслом в Санкт-Петербурге. Земли было мало, отец Федора Алексеевича земли не получил и вынужден служить приказчиком у откупщика. К моменту рождения сына Федора он имел небольшую розничную торговлю в фабричном селе Писцово.
В селе была развита красильное и текстильное производство. В XVIII — начале XIX вв. в Писцове насчитывалось 10 полотняных фабрик. Купцы Рыскины открыли первую механическую фабрику для печатания ситцев. Наиболее богатой и известной была семья фабрикантов Павловых. В 1889 году по их заказу была построена «Писцовская ткацкая фабрика», на которой работали 721 человек. Павловы открыли больницу, школу для детей, строили дома для рабочих, церкви и были известными меценатами. После Октябрьской революции (1917г.) ткацкая фабрика была национализирована.
Кроме Федора Алексеевича в семье еще было два сына: Алексей, Иван и дочь Надежда. Сам отец был неграмотным, но детям старался дать образование.
Федор Алексеевич, как и его старший брат Алексей, закончил сначала сельское 4-х классное училище, а затем реальное училище в г. Иваново-Вознесенске.
Когда Федор Алексеевич перешел в 6-й класс, умер отец, имущества у него не оказалось. Старший брат, который в это время был учителем, пробовал было поправить дела отца. Торговал один год, а затем бросил и перебрался в г. Иваново, в окрестностях которого поступил на маленькую фабрику. Из своего заработка брат ничего не мог выделить Федору. Поэтому Федору Алексеевичу пришлось зарабатывать на жизнь частными уроками не только для себя, но и младшему брату Ивану, который в это время только поступил в реальное училище.
В 1888 году, Кондратьев окончил 7-й класс реального училища. Мечтой Федора Алексеевича была Петровская сельскохозяйственная академия. (г. Москва), но он не смог поступить из-за отсутствия отчета о летней практике в каком-нибудь сельскохозяйственном имении. Поблизости крупных имений, ведущих правильно хозяйство, не было. Большей частью земля помещиками отдавалась в аренду крестьянам. Пришлось отправиться в столицу, где с большим трудом он поступил в Петербургский Технологический институт (хотя знания у него были очень хорошие).
Первый год учебы в институте был очень трудным. Денежных средств на жизнь от дешевых уроков оставалось мало. Маминых сто рублей хватило лишь только на приобретение студенческой формы, одежды, оплаты за год обучения. Удалось достать чертежную работу у своих однокурсников. Этого заработка хватало только на хлеб. На следующий год Федор Алексеевич, как хорошо успевающий студент, получал стипендию 30 рублей в месяц и жил уже в сносных условиях.
Несмотря на то, что в реальном училище Федор Алексеевич читал много, но это были большей частью книги исторической тематики, беллетристика, разрешенная реалистам. Запрещалось читать даже Некрасова. За стихотворение «У парадного подъезда», найденное у него инспектором, Кондратьеву пришлось отбыть 8 часов карцера. И все-таки «…приехал я в Петербург довольно серым парнем»,- вспоминал Федор Алексеевич. Поэтому сразу в первые дни приезда в Петербург он начал активно посещать библиотеку и читать книги по естествознанию, биологии, политэкономии… Прочитал с увлечением «Происхождение человека» Ч. Дарвина.
К концу первого курса он был достаточно начитан. Начал входить в нелегальные студенческие организации – библиотеку и кассу. На втором курсе Кондратьев уже был членом правления библиотеки и курсовым кассиром студенческой кассы. Председателем ее был Л. Красин. В это же время Федор Алексеевич был принят в кружок самообразования Бруснева. М.И. Бруснев - революционер, марксист, основатель в 1889г., так называемой, группы Бруснева – одной из первых социал-демократических организаций в Российской империи. Бруснев сумел объединить студентов-марксистов Технологического, Лесного, Горного институтов и Санкт-Петербургского университета с рабочими кружками, оставшимися от групп Благоева и Точисского. Сам Бруснев возглавлял интеллигентский центр, руководивший работой организации и координировавший деятельность рабочих кружков. Большую роль в кружке играл Леонид Красин. Центр занимался поставками нелегальной литературы и созданием нелегальной библиотеки для рабочих. Организовал выпуск гектографированной газеты и нескольких революционных воззваний. В 1891г. организовал первое в России празднование 1 мая, на котором произносились речи политического содержания. В группе Бруснева Леонид Красин, его брат Герман и Г. Кржижановский стали наиболее близкими товарищами Федора Кондратьева. Под влиянием своих старших товарищей Кондратьев усвоил марксистские взгляды и был активным участником группы Бруснева. Не пропускал ни одной студенческой забастовки.
12 апреля 1891г. умер известный в то время российский публицист и литературный критик, участник революционно-демократического движения 1850-1860-х годов Николай Васильевич Шелгунов , недавно вернувшейся из ссылки. Воззрения Шелгунова в то время приобрели высокий нравственный авторитет; к его голосу прислушивались с особенным вниманием, как к голосу человека, много испытавшего и сохранившего непреклонную верность убеждениям своей молодости. Он верил в силу знания. Нужно только понять, узнать причины явления - дальше, как считали идеалисты-шестидесятники, процесс претворения знания в дело пойдет сам собой. В 1891 году Бруснев со своими соратниками преподнесли адрес писателю-народнику. А его похороны, где собралось большое количество студентов и рабочих превратили в антиправительственную демонстрацию студентов и рабочих Петербурга. В этой демонстрации Федор Кондратьев принял самое активное участие.
Через два дня Федора Кондратьева вызвали в охранное отделение, где сообщили об исключении из института и необходимости немедленно выехать из Петербурга. И вот как вспоминает сам Кондратьев эти события: «Чтобы я не уклонился от этого, мне дали ж.д. билет до Иванова и агента, который следовал за мной до посадки в вагон. Одновременно со мной было выслано из Петербурга до 300 студентов».
Отмена крепостного права в России вызвала быст­рый рост капитализма, а вместе с ним «раскрестьянива­ние» в деревне и формирование промышленного пролета­риата. К 80-м гг. процесс перерастания мануфактуры в фабрику завершился. В конце XIX века лёгкая промышленность определяла индустриальное развитие России, занимая значительную долю в общем объёме промышленного производства. Именно на производство тканей приходилась значительная часть промышленного производства России. История текстильной промышленности в Ивановской области насчитывает более 250 лет. В Иваново-Вознесенском районе, где и до рефор­мы широко развита была текстильная промышленность, эти процессы шли особенно быстро.
В общем количестве предприятий, расположенных в Ивановском районе, текстильные составляли 18 процентов, они концентрировали более 80 процентов рабочих и давали почти 90 процентов промышленной продукции. Значительная часть остальных предприятий была тесно связана с основной, текстильной отраслью: они производили оборудование, красители и другую продукцию, необходимую для производства тканей. В Иваново и Шуе было очень развито хлопчатобумажное производство. Поэтому Шуйско-Ивановский фабричный район называли «Русским Манчестером».
Иваново-Вознесенск стал по сути одним из первых бурно развивающихся капиталистических городов России к концу XIX века, благодаря текстильному производству, г. Иваново-Вознесенск был крупнейшим после Москвы промышленным центром России. И хотя еще до революции пол-России ходило в ивановских ситцах, выглядел Иваново-Вознесенск захолустно. Из 10 тысяч жилых домов в 89% строений представляли собой деревянные домики в 3-4 окна. В городе не было ни водопровода, ни канализации.
Высланного студента нигде не принимали на работу даже рабочим. Поэтому в августе того же года Федор Алексеевич направился в Петербург, чтобы попытаться восстановиться в институте. От директора института и министра народного просвещения И.Д. Делянова получил отказ. При активном участии Делянова в 1887 году был выпущен печально знаменитый «циркуляр о кухаркиных детях», серьёзным образом затруднявший поступление в гимназии и высшие учебные заведения людям низших сословий. В этом циркуляре напрямую предписывалось не принимать в гимназию «детей кучеров, прачек, мелких лавочников». Кондратьев вспоминал: « …Делянов был вежлив в кабинете, даже сесть пригласил,… поинтересовался, почему я был на похоронах Шелгунова. Я ответил, что прочитал в газете объявление о его смерти – он же известный литератор. Делянов заметил, а почему Вы не бываете на похоронах генералов, о них тоже печатают в газетах, а затем добавил, что Шелгунова, Чернышевского давно пора повесить, а не чествовать…».
Поступить вольноопределяющим для отбытия воинской повинности тоже не получилось, так как губернатор отказал в выдаче свидетельства о благонадежности необходимого для этого. Пришлось вернуться в г. Иваново-Вознесенск. Кондратьев вспоминал: «Я был преисполнен самых злых чувств и против директора и против Делянова и против всего правительства и дал клятву себе бороться против настоящего режима, организуя рабочие массы».
Вольноопределяющие на военной службе могли жить на квартире, к ним обращались на Вы. Из-за неблагонадежности не получилось поступить в Иваново вольноопределяющим. Раз с военной службой ничего не получилось, надо было как-то устраиваться. Жить на средства брата, который сам существовал в значительной мере на средства тестя, владельца небольшой разоряющейся фабрики, меня не устраивало. Начались безуспешные хождения в поисках работы. Наконец, по протекции Удина, товарища брата по реальному училищу, удалось достать урок у начальника Ивановского ж.д. депо Якобсона, репетировать его сына, ученика 4-го класса реального училища.
Репетиторство давало заработок 15 рублей за урок. Что Кондратьева при его скромных потребностях вполне устраивало. Занятия с учеником были довольно успешными. На замечание директора реального училища, что нежелательно иметь в роли репетитора неблагонадежного, госпожа Якобсон заявила, что отказываться от репетитора не желает, т.к. при содействии Кондратьева, ее сын стал учиться значительно лучше. За 5 рублей Федор Кондратьев нашел комнату в рабочем квартале по Афанасьевской улице в доме Соколова. Это была комната с русской печью, занимавшей одну треть. Из-за печи он часто угорал. Кровать заменяли досчатые нары. Из 15-рублевого заработка оплачивать комнату было дороговато. Тогда он пригласил к себе в качестве соквартирантов рабочих ситцепечатной фабрики: Новикова и Кудряшова. С Новиковым Федор Алексеевич познакомился в деревне, где работал его старший брат, и к которому он ездил на каникулы и праздники. В этой деревне было много знакомых из фабричной молодежи, т.к. в Иваново работали рабочие из окрестных деревень и сел в радиусе 30 верст.
Ушел из института Федор Кондратьев сложившимся марксистом. Однако по тому времени без определенной программы, которой в то время еще, пожалуй, и не было. Ему было ясно лишь одно, что надо вести борьбу за организацию рабочих, их права и социализм. О бесправном положении трудящихся Федор Кондратьев знал не понаслышке. Как вспоминал: «Будучи во 2-м или в 3-м классе реального училища я видел расправу казаков с бастующими рабочими. Уже учеником 6-го класса я один раз только случайно спасся от нагайки казака при разгоне стачечников… Эту жизнь я прекрасно знал, так как товарищами детских игр были подростки-рабочие, которые по гудку, прямо с игры бежали на ночную смену на фабрику…».
Кудряшов и Новиков приводили на квартиру Кондратьева своих товарищей. Федор Алексеевич Кондратьев стал проводить с рабочими местных фабрик (ткацкой, прядильной) культурно-разъяснительную работу. Он читал рабочим книги, газеты, некоторых рабочих обучал грамоте, давал разъяснения по религиозным вопросам. Как пишет Федор Алексеевич в автобиографии: «…сделать из рабочих атеистов было легко, благодаря моим обширным знаниям в области естествознания и физики». Кондратьев считал необходимым побороть суеверие и богобоязнь, вбитую в головы рабочих. В этой области он был довольно силен, т.к. уже успел прочитать сочинения Дарвина, немецкого вульгарного материалиста Л. Бюхнера «Сила и материя», сочинения французского философа и писателя, историка религии Ренана о Христе... Более того, Кондратьеву не составляло труда познакомить их с популярной политэкономией; произведениями К. Маркса и Ф. Энгельса.
У Федора Алексеевича в это время нелегальных книг или брошюр, кроме письма Цебриковой (рукописного) к царю не было. Мария Константиновна Цебрикова - первая женщина-критик, писательница, сотрудничала в некрасовском «Современнике» и «Отечественный записках», автор знаменитого письма Александру III. Ей близки были идеи борьбы женщин за юридические права и за право на высшее образование. Письмо Цебриковой к императору являлось критикой чиновничьего аппарата самодержавия. Она упрекала царя в том, что он заботится о процветании и «самодержавии дома Романовых», а не о благе России.
Количество пролетариев было достаточно, необходимо чтобы количество переросло в качество. Обладая прирожденным талантом агитатора Кондратьев умел расположить к себе собеседника, увлечь его, убедить. Благодаря этому число посетителей быстро росло.
Кондратьев не ограничивал свой круг знакомств только с рабочими. Он устанавливал связи и с другими слоями общества города. Федор Алексеевич знакомится с группой местной молодежной интеллигенции, составляющих кружок Слуховского. С И.О. Слуховским, давним другом своего брата, Кондратьев был знаком давно. Молодежь в кружке была настроена в духе «Толстовства», основными идеями были «непротивление злу насилием», проповедь «теории малых дел», всепрощения и всеобщей любви. Кроме беззубой критики правительства ничего не предпринимали. Преобладающей идеей здесь была идея саморазвития. Читали Лассаля, Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Ренана, Джона Стюарта Милля. Декламировали Некрасова. К намерениям Кондратьева и его друзей члены кружка Слуховского относились не вполне дружелюбно. И существенной помощи не оказывали. Разве что один из них - учитель Ф.И. Щеколдин начал активно помогать литературой и привлечением родителей своих учеников. Щеколдин был учителем в селе Митрофанове, что в верстах 5-и от Иванова. Он был необычным учителем и пользовался громадной популярностью среди местных крестьян. Щеколдин стал единомышленником Федора Алексеевича. Кроме Щеколдина Кондратьев имел в Иваново-Вознесенске еще одного единомышленника – сестру жены его старшего брата, Алексея, Ольгу Афанасьевну Варенцову.
После заключения в Шуйской тюрьме Варенцова была выслана на родину, в г. Иваново-Вознесенск, под надзор. Еще молоденькой девушкой, гимназисткой она принимала участие в нелегальных кружках в г. Владимире. Как и многие ее сверстники, она увлекалась народни­чеством. Позднее, в Москве, учась на Высших женских курсах, Варенцова стала сомневаться в правильности на­родничества. Обстановка бурно растущего фабричного города Иваново-Вознесенска, массовые стачки рабочих, резкие классовые противоре­чия, которые бросались в глаза на каждом шагу,- все это способствовало пересмотру ею старых народнических позиций. Книга Г.В. Плеханова «Наши разногласия», с кото­рой она познакомилась в начале 90-х гг., окончательно определила ее мировоззрение, «освободила от народни­ческих иллюзий». Варенцова становится марксисткой. По­ложение поднадзорной в маленьком городе, где полиция следила за каждым шагом, очень мешало пропагандистской работе. Помог при­езд Ф.А. Кондратьева. Ольга встречалась с Кондратьевым и раньше, но теперь она нашла в нем близкого единомышленника по революционным взглядам. Кондратьев вспоминал, что ему не потребовалось больших усилий, привлечь ее на свою сторону. В силу своего поднадзорного положения, Варенцова кроме моральной поддержки, существенной помощи не могла оказать кружку Кондратьева. Занималась лишь с несколькими работницами.
На данном этапе Кондратьев считал себя марксистом но, как он сам говаривал, с «поправочкой» на Михайловского. Он был поклонником идей выдающегося русского социолога Николая Константиновича Михайловского. Высшим мерилом общественного прогресса и исходным пунктом исторического исследования социолог Михайловский полагал отдельную личность. Идеал Михайловского – развитая личность. Человеческое сознание и поведение он считал основным критерием общественного прогресса.
Уже тогда Кондратьеву и его единомышленникам очень импонировала мощь рабочих союзов в Англии и Америке, мощь социал-демократической партии в Германии и мощь кооперативного движения в западных странах. Кондратьев считал необходимым организацию рабочих в могучий экономический и политический союз, с последующим присоединением к нему крестьянства.
Все рисовалось просто. «Организуем рабочих, попутно привлечем крестьян. Но начинать необходимо с рабочих, которые в процессе производства привыкли к организации. О крестьянском вопросе мы не особенно заботились. В окрестностях Иваново-Вознесенска редкий крестьянин в молодости не был фабричным рабочим. Созданные на фабриках и заводах кружки объединим в союзы вплоть до общероссийского союза с выходом на международную арену… Вера в близкий результат нашей работы, дала нам энергию в короткий срок сделать большое дело. Наш успех обеспечивался и тем, что мы не были пришельцами извне»,- писал Ф. Кондратьев в автобиографии.
В начале весны 1892 г. по настоянию Варенцовой из числа наиболее активных рабочих, посещавших занятия на квартире Кондратьева, был оформлен первый в Иваново-Вознесенске рабочий марксистский кру­жок. Но его инициатором, идей­ным вдохновителем, руководителем и организатором оставался Ф.А. Кондратьев, членами: Е.В. Новиков и Н.Н. Кудряшев - рабочие Куваевской фабрики, ткачи разных фабрик - А.Д. Трегубов, К.Н. Отроков, Е. Гаравин, сторож С. Гаравин и рабочий железнодорожных мастер­ских, активный участник рабочего кружка М.Л. Багаев. Кстати сказать, Федор Алексеевич всегда был для Багаева большим авторитетом.
О. А. Варенцовой и Ф. А. Кондратьевым наскоро был написан устав кружка. Устав этот, к сожалению, не сохранился, и о нем мы знаем лишь по воспоминаниям участников. Свою цель кружковцы видели сначала в создании рабочего кружка. Когда их будет больше, создание рабочего союза, а потом объединиться с рабочими союзами других городов в единый Всероссий­ский союз. Хотя члены кружка считали борьбу с капиталистами и пропаганду социализма своей главной задачей, в уста­ве об этом говорилось довольно глухо. Гораздо больше внимания уделялось практическим задачам, в частности, вовлечению новых членов.
Будучи поднадзорной и не желая навлечь на рабочий кружок подозрения полиции, О.А. Варенцова редко появлялась на собраниях. Не принимала в нем прямого участия, однако внимательно следила за его деятельностью. Она прекрасно понимала, что хотя Федор и марксист, но, как он сам говаривал, с «поправочкой» на Михайловского. Эта «поправочка» ее смущала, она, действительно, могла дать кружку совсем другое направление.
В ноябре 1892г. Кондратьев был принят в солдаты. Перед Федором Алексеевичем встал вопрос: кому передать руководство марксистским кружком на время его отсутствия. Наиболее подходящим на его взгляд оказался М. Багаев, хотя он больше доверял Щеколдину. Но последний мог только по праздникам и то не всегда приезжать в Иваново-Вознесенск. Кондратьев остановился на кандидатуре Багаева.
Федор Алексеевич служил в Варшаве в 12-ом военно-телеграфном парке. Организационно военно-телеграфные парки входили в состав саперных бригад инженерных войск, но действовали самостоятельно, выполняя указания штаба армии и главнокомандующего. В армии Кондратьев не прерывал связи с Иваново. Вел оживленную переписку с ивановскими товарищами. В Варшаве Кондратьев не сидел, сложа руки. Он познакомился с местными социал-демократами. Но в силу своего положения – солдата, не мог часто их посещать, а только получал от них литературу и журнал «Социал-демократ», конечно, нелегальный. Вел разъяснительную работу среди солдат. Приобрел в их среде много приятелей. Только благодаря их помощи Кондратьеву удалось избежать военного суда, за обнаруженную во время обыска в казармах нелегальную литературу и переписку.
Вернулся Кондратьев в г. Иваново в сентябре 1894г. в чине прапорщика запаса полевых инженерных войск. Теперь он был уже не студент, а бывший солдат. Вскоре поступил чертежником на ситцепечатную фабрику купца Новикова, скрыв свое студенческое звание. Механик фабрики Кочергин узнал со временем биографию Кондратьева, но к тому времени Федор Алексеевич зарекомендовал себя как хороший чертежник-технолог, пожалуй, лучший в Иванове. По сути дела он был у недостаточно грамотного Кочергина его помощником. Кочергин был вполне доволен работой Кондратьева, увеличивал зарплату и пророчил место механика через два года. Может, так и было бы, но хозяин фабрики Новиков уволил его в начале июня 1895г., узнав о том, что Кондратьев поднадзорный.
По протекции того же Кочергина Кондратьев поступил на чугунолитейный завод Смоляковых. Нельзя не отметить, что не только текстильная отрасль имелась на тер­ритории будущей Ивановской области, хотя, конечно же, она задавала тон в раз­витии промышленности края. Речь идет о появлении машино­строительных, железоделательных и чугуноплавильных предприятиях. Здесь следует назвать "Механический машиностроительный и чугунолитейный завод господ Смоляковых".
Это одно из первых и лидирующих предприятий металлообрабатывающей промышленности на территории Ивановской области. До Первой мировой войны, завод выпускал машины для сельского хозяйства.
Зарплата на заводе была намного ниже прежней, пришлось сменить квартиру и нанять новую квартиру дешевле и ближе к заводу. Положение осложнялось тем, что с Ф. Кондратьевым уже жили мама и брат.
Кондратьев отсутствовал два года. Сначала его марксистский кружок работал в прежнем режиме: регулярно устраивались собрания, приобреталась литература для библиотеки. Кружок вырос и окреп, насчитывал уже около 30 че­ловек рабочих. Но ко времени возвращения со службы Кондратьева он разбрелся. Не было руководства. М. Багаев вынужден был уехать в г. Нижний Новгород, а Щеколдин не мог уделить кружку должного внимания. Федору Алексеевичу вновь пришлось восстанавливать работу марксистского кружка. Огромную помощь в этом оказал Кудряшов, пользовавшийся большой любовью рабочих за свой характер.
В Иваново-Вознесенске в конце XIXв.- нач. XXв. насчитывалось 60 тыс. жителей, а в Шуе – 20 тыс. К этому времени сло­жились многочисленные кадры пролетариев текстиль­щиков. Вместе с ростом промышленности росло революционное движение. Дореволюционная лёгкая промышленность Российской империи характеризуется массовым рабочим движением. Начиная с 70-х годов XIX века, история отмечает всё увеличивающееся количество стачек, забастовок, все более крупные их размеры и всё большую организованность.
Рабочее движение в Иваново-Вознесенском районе в эти годы продолжало развиваться еще независимо от первых марксистских организаций. Стачки по-прежнему носили экономический характер.
Марксистские кружки численно значительно выросли и окрепли. Кондратьев расширял свои связи. В это время он наладил связь с местной либеральной уже крупной интеллигенцией г. Иваново-Вознесенска – инженерами, из которых трое были директорами фабрик. Ф.А. Кондратьев был постоянным посетителем их «субботников». Он ввел в этот круг местного городского судью Сергея Павловича Шестернина.
Приехав в Иваново-Вознесенск, С.П. Шестернин через знакомую О.А. Варенцову установил контакт с местными марксистами. Стал содействовать работе кружка Федора Кондратьева. Через Шестернина осуществлялась связь с петербургской, московской, нижегородской и киевской марксистскими организациями, поступала в Иваново-Вознесенск нелегальная литература. Благодаря Шестернину, в рабочем кружке появилась новая литература: «Объяснение законов о штрафах» (В.И.Ленина), «Речь рабочего Петра Алексеева» и др. Положение городского судьи позволяло Шестернину вести нелегальную переписку, не привлекая внимания полиции. Нелегальная литература поступала к Кондратьеву и его товарищам еще по одному каналу через студента Петербургского горного института Рябинина.
Идея устройства в Иванове книжной лавки, с энтузиазмом была подхвачена женской частью собравшихся «субботника». Жены инженеров и директоров организовали книжную лавку по торговле хорошей книгой. Эта лавка больших денежных прибылей не приносила, но она привлекала сторонников в рабочий кружок. Она имела серьезное значение для организации рабочих, не говоря уже о пользе снабжения рабочего населения полезными книгами. Это первая книжная лавка в Иваново-Вознесенске. Книжная лавка имела все лучшее, что имелось на книжном рынке, кроме дорогих изданий. Выбором книг для лавки руководил С.П. Шестернин.
Книжная лавка начала работать зимой 1894-95г. и просуществовала свыше 2 лет. Торговцем сделался Кудряшов. Посредством книжной лавки в наши ряды влилось много хороших товарищей в такое короткое время. «…через нее нам удалось заполучить в свои ряды А.А. Евдокимова, который до того сам был книгоношей и оказался очень начитанным, развитым человеком»,- вспоминал Кондратьев.
В середине 90-х годов наблюдается ослабление популярности народничества и увлечение марксизмом. К тому времени идеи народничества Евдокимова уже не удовлетворяли. Под влиянием Ф.А. Кондратьева он быстро проникся марксистскими идеями. Федор Алексеевич Кондратьев и А.А. Евдокимов принадлежали к поколению народовольцев 90-х гг., в отличие от своих предшественников, они пошли в «рабочий народ». Впоследствии А.А. Евдокимов играл видную роль в Ивановском рабочем движении. В течение короткого времени он стал другом Федора Алексеевича и его помощником в революционной борьбе.
Их дружба, зародившаяся в юности, оказалась на всю жизнь. Даже спустя много лет, будучи в архангельской тюрьме как «враг народа», Евдокимов - один из первых русских социал-демократов, один из основопо­ложников профессионального движения, теоретик и практик кооперации, исследователь европейского Севера России, которого выдающийся экономист А.В. Чаянов назвал великим пророком, с большим уважением писал о своем учителе, Ф.А. Кондратьеве. В ситуации того времени, когда дети отрекались от родителей, это было необычно и смело. Первым, к кому обратился за помощью А. А. Евдокимов, оказавшись в Большой Мурте, был Кондратьев. «Ф.А. Кондратьев прислал мне ласковое письмо. Он имеет целое поколение детей и внучат. Но болен и жена больна. Два года уже он живет на пенсии… Я получил от Федора Алексеевича из Харькова 50 рублей. Пока я обращался за помощью к нему одному…»,- писал родным Евдокимов из ссылки.
Вернемся к деятельности кружка Кондратьева. Собирались члены кружка, как и прежде, по квартирам. Число кружковцев быстро росло, пришлось разбиться на 3 квартиры. Каждая квартира имела своего агитатора. Теперь в чтениях участвовали кроме Ф. Кондратьева и А. Евдокимова рабочие Масленников и Махов. Собрания проходили от случая к случаю. Библиотека кружка увеличилась в объеме, выписывались газеты «Русская жизнь» и «Русская ведомость», была и нелегальная литература.
В кружке Кондратьева не было женщин, пропаганду среди них Ольга Афанасьевна Варенцова взяла на себя, создав зимой 1893/94 женский кружок по разъяснению марксистских идей.
Первые марксистские кружки, возникшие в 1892—1894 гг. в Иваново-Вознесенске и Шуе, подготови­ли условия для соединения научного социализма с рабо­чим движением.
Ф.А. Кон­дратьев и А.А. Евдо­кимов, поселившийся в Иваново-Вознесенске зимой 1894/95 г., иногда ездили в Шую для бесед с рабочими и всячески им помогали. Около Рождества 1895 года уже насчитывали более 50 человек членов организации, и приблизительно не меньше этого числа считалось сочувствующих и подготовляемых. В 1895 году Кондратьев и его соратники уже выступали во время забастовки ткачей на одной из фабрик.
«В отношении предосторожности от нашествий полиции мы были довольно беспечны… Полагали, что полиция ничего не знает. Разговоры о необходимости конспирации были, но серьезно к ним мы не относились»,- как вспоминал Ф. Кондратьев спустя десятилетия. Но слежка была установлена. В 1895г. перед Масленицей, в понедельник, Кондратьев, Евдокимов и Махов были арестованы и препровождены в Шуйскую уездную тюрьму («Юдинские номера»), поскольку собственной тюрьмы в Иваново еще не было. Через 7 недель всех троих освободили под особый надзор. Им удалось доказать, что занимались исключительно самообразованием.
Первый раз первомайский праздник праздновался Иваново-Вознесенским пролетариатом в 1895 году в один из ближайших к 1 мая (по старому стилю) воскресных дней. В лесу за рекой Талкой, по Афанасьевскому тракту собралось до 30 человек, женщин не было. На вершине березки укрепили красный флаг. Праздник начался не совсем удачной речью Ф. А. Кондратьева о праздновании 1 мая за границей, прочитанной им по бумаге. Следующая речь была сказана А. А. Евдокимовым и последняя А.Ф. Обуховым. Пожалуй, самой удачной была речь Н. Махова. Незаметно выплыл вопрос об организации Иваново-Вознесенского «Рабочего Союза». Федор Алексеевич Кондратьев все еще не торопился оформлять кружки в союз. По настоянию рабочего Михаила Багаева все-таки решили объединить марксистские кружки в организацию «Рабочий союз».
Иваново-Вознесенский «Рабочий союз» был организован на базе существовавших марксистских кружков; председатель Ф.А. Кондратьев, секретарь и казначей А.А. Евдокимов. В руководящий центр вошли также О.В. Варенцова, Н.Н. Кудряшов, М.А. Багаев… Был написан устав «Рабочего союза», в котором определялась конечная цель движения, выдвигались требования к членам союза; указывалось, что члены союза могут быть командированы в другие местности для руководства стачками, развертывания революционной пропаганды и образования рабочих кружков.
Денежный фонд был образован розыгрышем, пожертвованного одним из рабочих револьвера. Поднялся вопрос о библиотеке и взносах. После долгих споров, остановились на 2% взносах с заработка, что давало с каждого от 20-ти до 40 копеек в месяц, ибо никто более 20 рублей зарплаты не имел.
Кондратьев с Евдокимовым решили подвести более твердый фундамент под «Рабочий союз» – Программу союза (она была напечатана в книге Меньшакова – «Охранка и революция»). Программы на тот момент не было, да ее не было во всей тогдашней Российской империи, надо было ее создавать. А. Евдокимову было поручено составить программу «Рабочего союза». Этот документ впоследствии попал в руки полиции. Уже при советской власти он был опубликован. Программа (Устав) Иваново-Вознесенского рабочего союза, составленная А. А. Евдокимовым, - один из первых документов российского рабочего социал-демократического движения.
Последний пункт об «Изменении существующего строя без пролития крови» вызвал возражения со стороны будущих большевиков М. А. Багаева и О.А. Варенцовой. Как отмечал много лет спустя член Союза С. П. Шестернин: «Ф. А. Кондратьев и особенно А. А. Евдокимов были непреклонны». Кондратьев и Евдокимов отстояли пункт о «не пролитии крови». Ю.О. Мартов в книге, изданной в 1923 г., писал: «Кружок рабочих такого направления сгруппировался в конце 90-х годов в Иваново-Вознесенске вокруг техника Кондратьева и переплетчика Евдокимова. Считая себя социал-демократами, члены этого кружка держались в стороне от стачечного движения и искали более мирных и легальных путей экономической самодеятельности». Кондратьев и Евдокимов были «крайними экономистами». Отсюда и «не пролитие крови», и не участие в стачках, а также аргументация к разуму и защита ненасильственных действий. Этот спор о программе в иваново-вознесенском «Союзе» стал началом непримиримой борьбы Варенцовой с Кондратьевым и Евдокимовым.
«Рабочий союз» объединял около 100 человек. Под его влиянием возникли социал-демократические кружки в Шуе, Кохме… Союз руководил рабочими кружками, стачками, имел библиотеку и книжную лавку. В 1897г. принял название «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Летом 1898 года «Союз…» был преобразован в комитет РСДРП.
1895 год для иваново-вознесенского «Рабочего союза» был годом интенсивнейшей политической, экономической и общеобразовательной учебы, годом перехода от узко кружковой пропаганды к массовой агитации среди рабочих.
Руководящий состав «Рабочего союза» собирался на квартире А. Евдокимова на ул.Шереметьевской. Собирались и у Кондратьева. Работы было чрезвычайно много: 2-3 вечера посвящались собраниям, один вечер – субботу посвящал Кондратьев инженерам, а в остальные вечера надо было готовиться к выступлениям и это после 13 часового рабочего дня, после 9 часов вечера и при необходимости вставать в 5 часов утра. Шли в села. «Мы не отгораживались от жизни рабочих и крестьян, участвовали в вечеринках и праздниках. Приобрели репутацию «душевных людей», только такие могли достучаться до сознания и сердца слушателей. Для этого у нас был соответствующий термин: «Пропаганда сердца»,- вспоминал Кондратьев. Но, к сожалению, в «Рабочем союзе» не было интеллигентных сил, состоящих в непосредственной связи с рабочими.
Ф. Кондратьев с А. Евдокимовым работали над созданием энциклопедического словаря для рабочих. В него должны были войти все слова, встречающиеся в пропагандистской работе. «К Рождеству он был готов, и мы собрались отпечатать его на нашем примитивном самодельном гектографе…»,- вспоминал Федор Алексеевич. Но аресты, последовавшие после забастовки на фабрике Зубковых «Компания» помешали осуществиться планам.
Одной из крупнейших и самых передовых ткацких фабрик в г. Иваново была фабрика «Компания» богатейших фабрикантов Зубковых. Дела у хозяев шли успешно. На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г. «за большой вкус в рисунках для среднеазиатского рынка и чистоту орнаментов» Зубковы получили право изображать на своих изделиях государственный герб. Начиная с 1867 года, ивановские фабриканты стали принимать участие в международных выставках. Ивановские ситцы узнал весь мир. Тогда, в 1867 году, фабрика Николая Зубкова получила медаль на Парижской выставке. Потом были выставки в Вене в 1873 г., в Филадельфии в 1876 г., в Луивиле (США) в 1885 г. Фурор был произведен на Всемирной выставке в Чикаго в 1893 году, когда девять торговых домов из Иваново-Вознесенска привезли образцы своей продукции. Они присудили иваново-вознесенцам «медаль особого свойства».
А жизнь людей, создававших такую красоту и престиж «ситцевым королям», оставалась беспросветной, тяжелой. Основной причиной массовых выступлений было тяжёлое положение большинства обычных рабочих: низкая заработная плата и тяжёлые условия труда. Иваново-вознесенские рабочие подвергались жесточайшей эксплуатации. По уровню заработной платы они уступали не только рабочим Санкт-Петербурга и Москвы, но и многим другим городам России. Профессиональной болезнью текстильщиков была чахотка - туберкулёз лёгких. Также, из-за экономии производственной площади, станки устанавливались близко друг к другу, что приводило к скученности и повышенному травматизму рабочих. После получения травмы или увечья рабочий мог рассчитывать только на единовременную выплату пособия, ни о какой пенсии речь не шла.
Из-за снижения расценок на 20% вспыхнула забастовка. «Рабочий союз» в этой ситуации вел активные действия, которые не прошли незамеченными властями и полицией. Начались аресты среди ивановских членов «Рабочего союза», а также и в Шуе. На этот раз было арестовано около 30-ти рабочих, в том числе и Ф. Кондратьев.
29 января 1896 г. у лидеров «Рабочего союза», Ф.А. Кондратьева, А.А. Евдокимова и Н.И. Махова, был проведен обыск. В «Обзоре важнейших дознаний полиции» о деятельности Иваново-Вознесенского «Рабочего союза» в Иваново-Вознесенске и Шуе в 1895-1896 гг. говорилось: «В начале 1896 г. была обнаружена пропаганда социал-демократических идей среди фабричного населения Владимирской губ. в гг. Иваново-Вознесенске и Шуе. Главным организатором тайных кружков явился бывший студент С.-Петербургского технологического института, прапорщик запаса Федор Кондратьев, служивший чертежником на одном из заводов г. Иваново-Вознесенска, деятельное же содействие ему оказывали рабочий мещанин Андрей Евдокимов и крестьянин Никифор Махов. По произведенным 29 января 1896г., как у этих лиц, так и фабричного рабочего Николая Кудряшова, при обыске было найдено значительное количество известных печатных изданий: “Царь-голод”, “Рабочий день”, “Что нужно знать и помнить каждому рабочему” и др., а также рукописи социал-демократического направления, из которых обращают на себя внимание:
1) отобранная у Кондратьева “Речь к рабочим”, призывающая их “свергнуть гнет фабрикантов путем устройства рабочих союзов и кассы”;
2) отобранные у Евдокимова рукописи, в коих оказались, между прочим, практические наставления - как устраивать между рабочими кружки и сохранять в тайне их существование, а также как вести себя членам этих кружков в случаях обыска, ареста и допросов. Произведенным дознанием установлено, что Кондратьев и Евдокимов устраивали на своих квартирах, а также у Никифора Махова собрания рабочих, читали и раздавали помянутые выше преступные сочинения и разъясняли участникам собраний необходимость добиваться путем стачек увеличения сдельной платы и уменьшения числа рабочих часов».
Старшему из арестованных Ф.А. Кондратьеву в момент ареста было 24 года, А.А. Евдокимову - 23 и Н.И. Махову - 20 лет. Поскольку собственной тюрьмы в Иваново еще не было, их увезли в Шуйский острог. 22 марта 1896 г. Евдокимов и Махов были освобождены из-под стражи. До окончательного дознания отданы под особый надзор полиции с выдворением Евдокимова в Суздаль (70 верст от Иваново-Вознесенска), Кондратьев был отправлен под особый надзор полиции в с. Куликово (12 верст от Иваново-Вознесенска).
«Ежегодные аресты после нашего заключения в тюрьму свидетельствовали, что семена критики рабочей жизни и стремления изменить ее пали глубоко и дали плоды. Более того, много наших товарищей - учеников и сотрудников рабочих были разбросаны в разные уголки России, и там они не остались без влияния на рабочих. Более того, мы убедились, что и наш метод пропаганды путем личного воздействия был весьма целесообразен, для того времени. Мы подготовили из рабочих наиболее самостоятельных работников, сумевших без помощи интеллигенции развивать дело»,- вспоминал Федор Кондратьев спустя годы.
С арестом и высылкой руководителей деятельность «Рабочего союза» не прекратилась. «Организация продолжала развиваться. Я забыл упомянуть, что наш союз ко времени ареста уже имел ответвления в г. Шуе, отстоящем от Иваново на 30 верст, в селе Кохме – в 8 верстах. Была отпразднована маевка, на которую я пешком добрался из деревни»,- пишет в автобиографии Ф. Кондратьев. Оставшиеся на свободе члены «Рабочего союза», ездили за указаниями к Кондратьеву в с. Куликово и к Евдокимову в г. Суздаль.
В с. Куликово Кондратьев находился под гласным надзором, который заключался в посещении деревни жандармом. Здесь он занимался крестьянским трудом в хозяйстве брата, который в то время работал чертежником в Ивановском железнодорожном депо. В это время Федор Алексеевич написал инструкцию, как вести себя на допросах с жандармерией. Эта инструкция заслужила всеобщее одобрение товарищей и принесла немалую пользу организации. Прожил Кондратьев в с. Куликово до 8 июля, когда вновь был арестован.
В июне 1896 года произошли новые аресты, на этот раз, кроме Кондратьева, Евдокимова и Махова, попали в тюрьму почти все активные члены «Рабочего союза», Ивановская организация была обезглавлена. Все одиночки Шуйской тюрьмы были заполнены политическими.
К Кондратьеву на свидание часто приезжали брат Иван и будущая жена Х.В. Новикова. «Я через них передавал свои «писания»,- пишет в автобиографии Федор Алексеевич. «Добрые отношения у меня были с надзирателями и даже с начальником тюрьмы… дошло до того, что один или два раза под своим конвоем начальник водил меня в сад, где его жена и дочери чистили вишни и варили из них варенье… начальник тюрьмы кидал каждый вечер на нары газету «Биржевые ведомости», секретно от старшего надзирателя…»,- вспоминал Кондратьев. Начальник Шуйской тюрьмы посещал Кондратьева даже во Владимирском централе. После 8 месяцев Шуйского острога Федора Алексеевича перевели во Владимирскую тюрьму, здесь связь с Иваново-Вознесенском оборвалась. В сентябре 1897г. отправили на 6 месяцев в одиночную камеру в «Кресты». Там Кондратьев занимался ткачеством. В камере стоял ткацкий станок, на котором он работал.
В г. Иваново-Вознесенске продолжались аресты. Хотя «Рабочий союз» лишился наиболее видных работников: Кудряшова, Хрящову, Варенцову и других, организация продолжала жить и активно действовать. Под руководством Кондратьева «Рабочий союз» превратился в сильную и жизнеспособную организацию, которой не страшны были никакие бури.
Оглядываясь сейчас в прошлое рабочее движение г. Иваново-Вознесенска с участием Федора Алексеевича Кондратьева, старые большевики отмечали, что Кондратьев был первопроходцем, пионером рабочего движения. Об этом писал в 1990 году председатель Ивановской секции старых большевиков М. Жохов.

Харьков

Харьков в конце XIX в. входил в десятку крупнейших городов Российской империи. В нем в 1897 году проживало 174 тыс. жителей, почти в три раза больше, чем в Иваново-Вознесенске. Общее промышленное оживление, охватившее юг России в 1890-х гг., распространилось и на Харьков. Из преимущественно торгового центра он стал городом крупной промышленности с десятками тысяч рабочих, многие из которых приехали из других мест. Они привезли в сонный, мелкобуржуазный Харьков подвижный, беспокойный дух.
Близость к Донбассу и Криворожью с их развивающейся каменноугольной и железорудной промышленностью, повышение спроса на машины для нужд сельского хозяйства определили основное направление развития промышленности Харькова. Им стало машиностроение и металлообработка. В 70-90-х годах прошлого века в городе возникает ряд металлообрабатывающих и литейных заводов. Среди которых чугунолитейный завод (ныне «Красный Октябрь»), построенный в 1870 году; завод сельскохозяйственных машин Гельферих-Саде (ныне «Серп и молот»), выпустивший в 1882 году первые сельскохозяйственные машины; паровозостроительный завод (сейчас транспортного машиностроения имени В.А. Малышева), основанный в 1895 году, и другие. С 1871 по 1899 год количество промышленных предприятий увеличилось более чем в три раза. На 259 заводах и фабриках было занято 11608 человек. Значительного развития достигло ремесленное производство: в 1904 году в городе было 22785 ремесленников. В конце XIX - начале XX века Харьков продолжает расти как крупный промышленный центр юга России.
8 февраля 1898г. Федор Алексеевич Кондратьев был освобожден из «Крестов» и ему дали 3 года гласного надзора полиции без права проживания в 17 губерниях России. Выбор пал на Харьков, где уже проживали его соратники А. Евдокимов, Н. Махов, Н. Кудряшов, Е. Соловьев. После почти 2-х летнего пребывания в тюрьмах для Кондратьева Харьков стал местом политической ссылки.
После 2-х недельных поисков заработка по газетным объявлениям Федор Алексеевич, наконец, поступил помощником в контору архитектора Алексея Николаевича Бекетова, у которого прослужил четыре с половиной года до конца сентября 1902г. Федор Алексеевич участвовал почти на всех его постройках того периода. О деятельности Ф.А. Кондратьева как архитектора будет сказано дальше.
На квартире у Кондратьева некоторое время, не имея средств к существованию, проживал иждивенцем его товарищ Махов. Кондратьев приложил максимум усилий и помог ему устроиться на работу на Харьковский паровозостроительный завод фрезеровщиком. Федор Алексеевич прибыл в наш город уже с большим партийным опытом работы. «Уже в первые годы пребывания в Харькове я связался с местными рабочими и социал-демократической организацией. Я и учившийся в Технологическом институте Л.Б. Красин по возможности помогали им деньгами и предоставлением квартиры для собраний»,- вспоминал Ф. Кондратьев. Но Федор Алексеевич и его товарищи не вступали в социал-демократическую партию, согласно своим политическим убеждениям. Высланные в Харьков первые руководители иваново-вознесенской организации Кондратьев и Евдокимов в это время явно сошли с революционного пути и превратились в “русских тред-юнионистов”, как они себя называли. Кондратьева и его соратников обвиняли в том, что они отказываются от политической борьбы и признают только борьбу экономическую. Это далеко не так. А.А. Евдокимов, который был «крайним экономистом», включил в программу «Рабочего союза» политические требования и поставил вопрос об изменении политического строя.
«Мы стояли за большую самодеятельность рабочих и путь к социализму, который лежит через кооперацию и профессиональные организации за это нас критиковали и называли «Иваново-Вознесенсским толком»,- говорил Федор Алексеевич. Кондратьев и его единомышленники в профессиональных союзах видели большую силу. Профсоюзы не только защищали интересы рабочих в области найма и организации труда, но и добивались лучших условий для роста культуры рабочих.
«Марксистские догмы мне были известны - идеал наш был организация рабочих союзов на манер английских тред-юнионов»,- писал Ф. Кондратьев. «Мы считали, что многие небольшие профсоюзные организации должны налаживать друг с другом связи, таким образом, обмениваясь опытом и организовывая совместные действия и мероприятия. А в дальнейшем формировать профсоюзные структуры по отраслевому (производственному) признаку. Туда должны входить рабочие различных профессий, но те, кто принадлежал к одной отрасли производства. Более того, в члены таких профсоюзов нужно принимать не только высококвалифицированных, но и неквалифицированных рабочих»,- это было сказано Федором Алексеевичем в иваново-вознесенский период. А это в начальный харьковский период: «Мы с Евдокимовым оставались сторонниками профессионального объединения рабочих и их самостоятельности. К интеллигенции мы относились недоверчиво, перенеся это и на социал-демократических пропагандистов. У нас были свои сторонники»,- писал Кондратьев.
С высылкой в Харьков Ф.А. Кондратьева и А.А. Евдокимова их связь с Иваново-Вознесенской социал-демократической организацией не прервалась. Их влияние на старых ивановцев было еще очень сильно. Влияли они в духе «экономизма». Сторонники «экономизма» стремились подчинить тактику и организацию социал-демократии борьбе за экономические и социальные интересы рабочего класса. «Экономисты» считали, что рабочие не должны выступать с собственной политической программой в грядущей революции. Их задачей, по мнению сторонников «экономизма», должна была стать экономическая борьба и поддержка политической программы либералов в их борьбе против царизма. Через Кондратьева и его товарищей к ивановцам поступала литература экономистов: “Рабочая мысль” и “Рабочее дело”.
Подтверждением правильности суждений Кондратьева явилась Первомайская демонстрация рабочих 1 мая 1900г. То время в промышленном Харькове характеризуется отсутствием массового рабочего движения. Его единственным значительным проявлением стало прогремевшее на всю Российскую империю выступление харьковских рабочих. Демонстрация, явилась первым в Российской империи политическим выступлением рабочих на улице, да еще с красным флагом.
Харьковским социал-демократам не под силу было организовать такое мощное выступление рабочих. К тому времени харьковская партийная организация была слаба, совершенно разгромлена арестами. Действительно, малочисленному, подпольному, плохо связанному с рабочими, чисто интеллигентскому харьковскому комитету РСДРП организовать массовое выступление 50 тыс. рабочих на различных заводах и фабриках Харькова было невозможно и не по силам. Но кто это сделал? А сделало “Общество взаимопомощи занимающихся ремесленным трудом”.
«В 1898 году в Харькове было основано легальное “Общество взаимопомощи занимающихся ремесленным трудом”, явившееся по сравнению с обществами более давнего происхождения наиболее близким к западноевропейским рабочим организациям не боевого типа. Это общество имело значительный успех, образовывало секции в других центрах Юга и, с развитием рабочего движения в Харькове, приобретало заметное влияние на менее увлеченные политикой и более умеренные по настроению слои заводских рабочих. Большое влияние на само общество оказывали переселившиеся в Харьков представители упомянутого выше “иваново-вознесенского толка”», - писал Мартов Ю.О.
Об обстоятельствах, при которых Ф.А. Кондратьев и А.А. Евдокимов вошли в «Общество взаимопомощи занимающихся ремесленным трудом», заняв в нем руководящее положение, известно из воспоминаний Ф.А. Кондратьева. В сентябре 1899 г. Федор Алексеевич получил из Иваново-Вознесенска от С.П. Шестернина задание достать Устав только что организовавшегося «Общества взаимопомощи занимающихся ремесленным трудом». Далее Ф.А. Кондратьев вспоминал:«Через знакомых рабочих я узнал адрес бывшего тогда председателем общества Н.И. Десняка и посетил его. Общество меня заинтересовало. Это как раз соответствовало моему экономизму. Правление его тогда размещалось в доме ремесленного общества по Старомосковской улице. Рудняк предложил вступить мне в общество. Но, обсудив мое поднадзорное положение, согласился обождать. Вскоре, уже на почве строительства, я познакомился с М.А. Порхаевым и другими членами и стал ближе к обществу».
С 1900 года под влиянием, пришедших в Общество сторонников т. н. “ивановского толка” в нем замечается некоторое оживление. Еще в начале 1900 г. Ф.А. Кондратьев и А.А. Евдокимов начинали организовывать в Харькове заводские кассы (вместе с «Обществами взаимопомощи» они были зародышами профсоюзов) и пробовали выпускать «Листки заводских касс». «Общество…» пробует взять на себя некоторые функции профессионального союза и уже в 1900 году оказывает денежную поддержку высылаемым на восток участникам знаменитой харьковской маевки. Правда, даже эти скромные начинания происходят не без внутренних трений. В «Обществе…» образуются партии. В конце концов, левое течение одерживает верх.
Ф.А. Кондратьев считал, что общество должно идти по пути эволюции, а не революции. Революция должна произойти в сознании трудящихся. Они должны понимать: в чем сила и слабость их движения. Реальной силой Кондратьев считает профсоюзы рабочих. Профессиональный союз - добровольное общественное объединение людей, связанных общими интересами по роду их деятельности, на производстве, в сфере обслуживания, культуре и т. д. Объединения создаются с целью представительства и защиты прав работников в трудовых отношениях, а также социально-экономических интересов членов организации, с возможностью более широкого представительства наемных работников. Профессиональные союзы получили своё широкое распространение по всему миру. Во всех высокоразвитых стран рабочие объединены в мощные независимые профсоюзы. Кондратьев Ф.А., понимая значение профсоюзов, организовал профсоюзное движение в г. Харькове.
«Общество…» все заметнее приближалось к типу профсоюзов и, одно время, хотя и ненадолго, становится центром профессионального движения в Харькове. Оно выгодно отличалось от других подобных обществ полной независимостью от каких бы то ни было посторонних рабочему классу влияний. По его образцу (оно объединяло главным образом механических рабочих) образовались общества: портных, табачников, позже строительных рабочих. Из провинциальных городов только в Харькове профессиональное движение делало попытки выйти из подполья. Выступая нередко против революционных стремлений социал-демократии, харьковские «экономисты”, тем не менее, держались вполне независимо по отношению к правительству и были всегда политически прогрессивны. Поэтому само «Общество…» нередко подвергалось преследованиям администрации.
Роль и влияние «Общества взаимопомощи, занимающихся ремесленным трудом» на общественно-политическую жизнь в городе неуклонно росло.
В 1902г. Ф. Кондратьев уже официально вступил в члены «Общество взаимопомощи занимающихся ремесленным трудом». Это совпало с его возвращением из Екатеринослава (Днепропетровска), где он находился на постройке Высшего Горного училища. Ранее Ф. Кондратьев, находясь под надзором местной полиции, не хотел компрометировать «Общество…» своим присутствием.
Помогли вступить в Общество рабочие-паровозники Порхаев и Соловьев (ивановец). «Чтобы вступить в общество мне пришлось достать удостоверение о службе чертежником в слесарной мастерской братьев Игнатьевых, так как в «Общество…» принимались только рабочие и техперсонал механических заводов и мастерских», - вспоминал Ф.А. Кондратьев.
Он быстро вошел в курс жизни «Общества…» «Общество…» тогда было не особенно многочисленно — около 300 человек. Состав членов был - среднего возраста, молодежи было немного. Войдя в общество, Ф. Кондратьев был удивлен и огорчен отсутствием интеллигенции. Для Федора Алексеевича это был принципиально, т.к. он был уверен и всегда это доказывал, что рабочие, как бы они не были развиты, без руководства интеллигенции обходиться не могут.
Уже в 1902-1903гг. Кондратьев делал попытки устроить «Общество…» по типу Общества заводских рабочих. Целью Общества заводских рабочих было: предоставить своим членам возможность разумно и трезво проводить свободное от работ время, а также распространять среди рабочего населения просвещение. Способствовать улучшению условий труда и жизни рабочих. Для достижения этих целей «Обществу…» была предоставлена возможность устраивать еженедельные собрания для обсуждения нужд своих членов. Организовывать в своей среде светские и духовные хоры, устраивать концерты, семейно-вокальные и литературные вечера. Учреждать разного рода просветительные предприятия, как, например, библиотеки, читальни, народные чтения, беседы и лекции по общеобразовательным предметам. Образовывать различные благотворительные и коммерческие предприятия, как-то: капитал взаимопомощи членов собрания, похоронную кассу, чайную, потребительную лавку и другие учреждения, способные содействовать улучшению материального быта рабочих. Попытку эту Кондратьев повторил в 1905 году при деятельном участии Евдокимова А. и Костромина В., но сознательных рабочих было мало. Губернатор поданного Кондратьевым Ф.А. устава не утвердил. В «Обществе…» Кондратьев пробыл в разных должностях до конца 1917 года. После революции 1917г. «Общество…» преобразовалось в «Союз металлистов».
В 1903 г., в год знаменитого II cъезда РСДРП, подведшего итог борьбе «Искры» с «экономизмом» и расколовшего партию на два новых, противостоящих друг другу крыла - большевиков и меньшевиков, «ультраэкономисты»: Ф.А. Кондратьев и А.А. Евдокимов получили из Иваново-Вознесенска от председателя комитета очередной забастовки несколько фотографий массовых рабочих собраний и приветствие иваново-вознесенских рабочих своим учителям.
Заняв руководящее положение в Обществе, Ф.А. Кондратьев в 1904г. привлек к работе в нем А.А. Евдокимова, который также быстро занял лидирующее положение в «Обществе…». В Харькове Евдокимов жил по разным адресам, в том числе и на ул. Конторской №67.
К 1 марта 1903г. «Общество…» насчитывало 877 человек. Жизнь «Общества…» была в тесной связи с жизнью рабочих г. Харькова. Ни один сколько-нибудь выдающийся инцидент заводской рабочей жизни не проходил мимо «Общества…». Если не Правлением, то на рабочих собраниях в помещении правления они обсуждались и здесь же вырабатывались способы отзыва на них. Впоследствии, когда «Общество…» связывалось с другими Обществами взаимопомощи – портных, табачников, наборщиков, приказчиков и др., то приходилось быть в курсе всей рабочей жизни города. Для этого было создано неофициальное бюро Профессиональных обществ при «Обществе взаимопомощи, занимающихся ремесленным трудом». К 1904 году Общество было уже прочной организацией. Занималось не только взаимопомощью, но и боролось за улучшение условий труда механических рабочих и содействовало таковому улучшению для всех рабочих вообще.
Еще в 1902 г. Кондратьев Ф.А. выдвинул перед «Обществом…» идею созвать Всероссийский съезд рабочих «обществ взаимопомощи».
Вступив официально в «Общество…» в 1904г., А.А. Евдокимов сразу поставил дело подготовки и созыва съезда на деловую основу. Съезд Общества Взаимопомощи и Профсоюзов состоялся в Москве в 1905 году благодаря именно Харьковскому «Обществу взаимопомощи, занимающихся ремесленным трудом» и персонально Кондратьеву и Евдокимову.

О роли Ф.А. Кондратьева в ОВЗРТЮ

Ю.О. Мартов писал: «Как человек, отточивший в борьбе с “политиками” свои взгляды на характер и методы деятельности “легальной”, чисто экономической рабочей организации, он внес в Общество ту ясность целей и ближайших устремлений, которой Обществу недоставало, и отсутствие которой превращало Общество в серую, вялую и слабо оформленную организацию».
Некоторое время в 1904г. Кондратьев был связан с партией большевиков. В новом его доме (по пер. Юрьевский №9) останавливались курьеры газеты «Искра». Нелегально переправлявшие газету из Баку. Примерно, в тоже время к Кондратьеву явился Щеколдин Ф.И. (ивановец), как представитель В.И.Ленина для переговоров с местной партийной организацией большевиков. Было что-то вроде съезда… Продолжалось все это несколько месяцев до тех пор, пока не стало ясно, что за домом Кондратьева установлена слежка.
К 1905 г. Ф.А. Кондратьев и А.А. Евдокимов стали уже бывшими социал-демократами и беспартийными деятелями рабочего движения.
О петербургских событиях 9 января 1905г. Кондратьев узнал из вечернего выпуска «Южного края» вечером в понедельник 10 января. Было ясно, что харьковские рабочие должны отозваться на трагедию Петербургских рабочих – отзыв должен быть внушительным и дружным. Были напечатаны прокламации.
В начале 1905 года при активном участии Ф.А. Кондратьева группой членов Общества взаимопомощи рабочих Паровозного завода и рабочих печатников организована забастовка на Паровозном заводе. Из состава членов «Общества..» был составлен комитет паровозников, игравший полгода громадную роль в жизни Харькова. Забастовка должна была начаться на Паровозостроительном заводе уже в четверг.
Паровозостроительный завод (ныне Харьковский завод транспортного машиностроения им. В. А. Малышева) был одним из значительных революционных центров пролетарского Харькова с сильной большевистской организацией. Здесь в 1905 году работал Артем (Ф.А. Сергеев). ХПЗ был местом собраний, митингов, политических выступлений в период первой русской революции.
Полагали, что к этой забастовке примкнут и другие заводы. Так и получилось. Она разразилась дружно и просто, на что Кондратьев и его соратники даже не надеялись. Результатом забастовки явилось учреждение при заводах рабочих комиссий, наиболее известная среди них - «Комиссия Паровозного завода». Это был первый в Харькове опыт участия рабочих в управлении промышленностью. Больше того, «Комиссия…» имела и высокий политический вес. Власти считали своей обязанностью с ней считаться. 4 года Комиссия играла огромную роль в жизни Харькова. В работе Комиссии Кондратьев и его соратники по «Обществу…» принимали активное участие.
1905 год в Харькове был бурный, как во всей Российской империи. 12 декабря 1905 года здесь, на Конной площади, состоялось вооруженное выступление харьковского пролетариата. Бастовали даже хлебопеки. Над городом нависла угроза голода. Тогда «Общество…» с комиссией паровозостроительного завода и «Союзом защиты…» выпустили прокламации с призванием хлебопекам возобновить работу. Это относилось и к тем производствам, где простой обернулся бы невосполнимыми убытками. Например, шерстомойка Алексеева на Григоровке прекратила забастовку т.к. сырая шерсть может пропасть.
Помимо чисто антиправительственных волнений, еще одной особенностью революции 1905 г. были погромы. С февраля 1905 г. - армянские, а с апреля – еврейские. Отметим попутно, что в Харькове, в отличие от других городов Российской империи, не было еврейских погромов и бесчинств черносотенцев, хотя процент евреев в городе был достаточно высок: их численность достигала 20 тыс. А ведь погромы, пронеслись по всей Российской империи после царского Манифеста 17 октября. Царский Манифест, провозгласивший свободу слова, собраний и союзов, неприкосновенность личности, и содержащий обещание созвать Государственную Думу с законодательными правами, был с ликованием встречен революционными и демократическими кругами населения. Манифест стал одним из наиболее заметных событий первой русской революции 1905-1907 годов. Принятие подобного документа было первой в истории России попыткой государства дать народу больше гражданских прав и свобод. Фактически, Манифест провозглашал определенные демократические свободы, которые были необходимы для перехода России на новый тип государственного устройства. Но уже в день опубликования Манифеста 17 октября 1905г. во многих городах были разогнаны полицией и расстреляны войсками мирные митинги и демонстрации, начались черносотенные погромы. Все октябрьские погромы были организованы для подавления революционного движения царским правительством. Мощным препятствием антисемитизму в Харькове служила организованность рабочих и позиция ОВЗРТ. «Общество…» объявило бойкот издателю «Южного края» А.А. Юзефовичу и добилось изменения направления газеты, которую до этого много лет отличал черносотенный дух.
После январских событий 1905г. «Общество…» решило делать открыто то, что раньше делало тайно. Ассигнует деньги для семей убитых в Петербурге, Риге, Варшаве, Лодзи. Во время летней забастовки механических рабочих «Общество…» отчислило 500 рублей в пользу бастующих. При содействии «Общества…» летом 1905 г. открыто в Харькове автономное отделение петербургского союза рабочих печатного дела. В мае этого года «Общество…» решило выпускать «Ежегодник» рабочих обществ, провести статистическое обследование быта харьковских рабочих, указало директору одного из заводов на неправильное увольнение рабочих после забастовки… В июле «Общество…» получило право иметь особых уполномоченных для защиты интересов его членов на фабриках и заводах.
В конце 1905г. на революционной волне руководство ОВЗРТ решило преобразовать его из «Общества взаимопомощи…» в профессиональный союз рабочих в механическом производстве (в 1904 г. из 1300 членов Общества около 900 работали на механических заводах).
В обстановке, когда в борьбу за контроль над выходящим на арену профессиональным движением рабочих вступили разные силы: власть, хозяева, либералы, социал-демократы, лидеры ОВЗРТ четко проводили свою установку на независимость. «Правление считает нужным заявить, что оно желало бы видеть нарождающийся союз, по примеру нашего общества, всегда нейтральным, то есть стоящим в стороне от партийной политики, но это не значит, что союз будет стоять в стороне от политической жизни нашей многострадальной родины»,- писал Кондратьев. Независимость лидеров Харьковского Общества не нравилась никому.
К 1907 г. «Общество…» было настолько мощным, что пыталось получить от властей разрешение открыть свой филиал в столице - в Петербурге. Годовой оборот «Общества…» был около 150 тысяч рублей. Большая часть которых шла на помощь впавшим по каким-либо причинам в нужду членам «Общества…» и их семьям. Одним только вдовам выдавалась одна тысяча рублей. «Общество…» приобрело солидное недвижимое имущество стоимостью около 150 тысяч рублей. Имущество, какого не имело ни одно из существующих в России «Обществ взаимопомощи…». В русско-японскую войну «Общество …» пожертвовало 5 тысяч рублей на нужды войны, а именно, на выдачи пособий инвалидам, вдовам павших воинов и взятым на войну.
За 12 лет существования «Общество…» сплотило вокруг себя свыше 1500 человек в разных городах. Из отчета за 1908 г. видно, что в этом году «Общество…» выдало безвозмездных пособий на сумму 13 384 рубля.
По инициативе Ф.А. Кондратьева и при непосредственном его участии был построен «Рабочий дом» по ул. Петинской №73 (ныне ул. Плехановская №77). Проект И.И. Загоскина и Ф.А. Кондратьева. Строительство было начато в 1905 и закончено в 1910 году.
Дом общества рабочих («Рабочий дом») – самый большой рабочий клуб в мире начала ХХ века. Двухэтажное здание построено не только на средства, собранные рабочими Харькова. Деньги начали собирать ещё в 90-е гг. XIX века, а после 1905 года к ним добавились пожертвования рабочих Питера, Киева, Львова и Луганска. На строительство израсходовано около 100 тысяч рублей.
В этом Доме должны были разместиться созданные «Обществом…» культурные учреждения: театр, школа для рабочих, механическая мастерская для безработных членов, ремесленная школа для девочек-сирот членов «Общества…», детский сад и ясли и пр. Общество имело широкое будущее.
«В 1917 году я передал Союзу «Металлист» Дом Общества рабочих, которым я управлял с 1911 года в качестве председателя ликвидационной комиссии. Меня включили в число членов Союза «Металлист», здесь я был сначала председателем комиссии по достройке дома, а затем членом комиссии, занимал выборные должности: зав. библиотекой… Так, в 1919 году я совместно с председателем Союза т. Плохотниковым выхлопотал у председателя Харьковского исполкома т. Кина деньги на постройку, затем в 1920 году получили новую субсидию уже через т. Петровского Г.И. В Союзе «Металлист» я пробыл до 1922 года, когда по состоянию здоровья вынужден был уйти от активной работы…»,- вспоминал Ф.А. Кондратьев.
Вернемся к событиям 1905г. Наступившая после подавления революции 1905-1907 гг. реакция помешала планам преобразования «Общества…» в профессиональный Союз. Власти, в свою очередь, воспользовавшись нарушениями в библиотеке «Общества…», постановили закрыть его в 1910 г. Теперь с «Обществом…» решено покончить сразу, «Общество…» со всеми его учреждениями, создававшимися рабочими с таким трудом и такими жертвами в течение 12 лет! 17 апреля 1911 г. «Общество…» возобновило свою деятельность под новым названием.
Социал-демократы, которые до 1905г. вели себя нерешительно, после забастовки воспрянули и повели энергично работу по использованию движения в политическом направлении. Начались забастовки не всегда оправдываемые обстоятельствами. Хотя влияние профессиональных работников и было велико, однако они партии не представляли, не было организации. Вот тогда возникла мысль организовать рабочую партию умеренного направления. Отчасти для противовеса «крайностям» социал-демократов. И главным образом, для привлечения в движение рабочих масс, чуждавшихся крайностей, чисто политического направления партийцев.
В ходе событий Революции 1905 г., оберегая «Общество…», Кондратьев с группой активистов «Общества…» организовал «Союз рабочих для защиты своих прав». Организационное собрание по созданию «Союза рабочих для защиты своих прав» было устроено в бору, около ж.д. станции «Новая Бавария». На нем кроме Кондратьева, Евдокимова присутствовало 20 человек.
Внезапно появившийся «Артем» (Сергеев), который каким-то образом узнал о нашем собрании и решил его «использовать» в своих целях. «Упреки его в наш адрес, что мы разбиваем движение рабочих выслушали терпеливо, объяснив, что наоборот вовлекаем в сознательное движение рабочих»,- вспоминал Федор Алексеевич.
Программой «Союза…» была программа-минимум социал-демократов и имела целью политически организовать малоразвитых рабочих и приобщить их к рабочему движению.
А.А. Евдокимов и Ф.А. Кондратьев были создателями и руководителями политического «Союза рабочих для защиты своих прав», созданного, вероятно, летом 1905 г. Вместе с группой И.З. Желудкова, возникшей осенью того же года в Петербурге, «Союз…» был первой в России рабочей организацией синдикалистского толка. Синдикализм - течение в рабочем движении, отрицающее необходимость политической партии пролетариата и политической борьбы с капитализмом и признающее только методы экономической борьбы рабочих, объединенных в профсоюзы (синдикаты). Русские синдикалисты, в отличие от французских, считали не только возможным, но и необходимым участвовать в политической жизни страны путем посылки депутатов в Думу. Они считали, что кандидаты должны выдвигаться не от политических партий, а от профессиональных союзов. Вооруженное восстание ими отвергалось. Для успешной борьбы считали за необходимое - создать крестьянские и военные союзы. Вместо захвата политической власти синдикалисты выдвигали лозунг захвата производства. Не приспособлять буржуазные учреждения к нуждам пролетариата, а создать в недрах буржуазного общества новую социальную чисто пролетарскую организацию. В основу ее должен быть положен рабочий союз. В глазах синдикалистов синдикат или рабочий союз являются не только орудием борьбы с капиталистом, но и ячейкой будущего общественного строя. Синдикалисты ставили перед собой цель объединить рабочих вне зависимости от их партийных разногласий.
Программа «Союза рабочих для защиты своих прав» была опубликована в журнале петербургских синдикалистов «Рабочий голос», с которым А.А. Евдокимов тесно сотрудничал. Полиция считала, что главная роль в создании «Союза…» и его деятельности принадлежала Ф.А. Кондратьеву. Вероятно, так и было, поскольку Евдокимов почти всю первую половину 1905 г. провел в разъездах по России, а с конца сентября 1905 г. уже постоянно жил в Москве.
«Союз…» этот под руководством Кондратьева стремился объединить всех рабочих с помощью профессиональных союзов. С тем, чтобы впоследствии выделить от себя руководящую организацию рабочих депутатов, которая направила бы рабочую массу к слиянию с крестьянской. И вместе с последней приняла бы участие в вооруженной борьбе с правительством». Правление «Союза…» помещалось в Народном Доме возле «Общества взаимопомощи…».
«Союз…» быстро завоевал симпатию рабочих и к концу 1905г. в его рядах было свыше 3000 чел. членов, вносивших взносы. Во всех выступлениях рабочих – «Союз…» выступал солидарно с социал-демократическими организациями (меньшевиков и большевиков). Во главе «Союза…» были Дегтев, Соловьев. Интеллигенции кроме Кондратьева и Евдокимова в нем не было. Кондратьев Ф.А. принимал в участие в «Союзе рабочих для защиты своих прав», до августа 1905г., до мобилизации и в самый ответственный момент вынужден его покинуть.
Сентябрь 1905г. Кондратьев Ф.А. мобилизован на Японскую войну в качестве прапорщика. Сотоварищи «Общества…» решили устроить проводы в гостинице «Вена» по ул. Рыбной (ныне Кооперативная). «Это была гостиница низшего разряда. В гостинице «Вена» был непролазно грязный двор, а провизия хранилась рядом с клозетом, кухня же была похожа на самый затрапезный трактир» (Парамонов А. Гостиницы Харькова грязны и с дурным запахом //Интернет).
Присутствовало 100 человек, главным образом, паровозников. Полиция хотела разогнать, но переговоры увенчались успехом. Однако на вокзал такому количеству провожающих все-таки жандармерия воспрепятствовала. Мобилизация Кондратьева ограничилась путешествием в Тифлис. Федор Алексеевич служил во 2-м Кавказском саперном батальоне в г. Тифлисе три месяца и вернулся в Харьков в начале декабря этого года. «Там передо мной прошло все движение Закавказья. Я был на солдатских митингах, на офицерских собраниях… Я с воинским поездом проехал во время полной дорожной забастовки от Тифлиса до Баку. Свел кратковременное знакомство со многими деятелями стачечного движения и даже был приглашен на заседание стачечного комитета… Отрадно отметить, что там о Харьковском «Обществе…» и комиссии Паровозостроительного завода было известно»,- вспоминал Федор Алексеевич.
По возвращению в Харьков Кондратьев опять принял горячее участие в рабочих выступлениях тех дней и в подготовке выборов в 1-ю Государственную Думу, в которых «Союз рабочих для защиты своих прав» решил принять участие. В 1906г. 19 декабря Кондратьев с 15 активнейшими членами «Союза..» был арестован и препровожден холодногорскую тюрьму за участие в «Союзе…», за выступление в «Обществе…» и за участие в «Союзе инженеров и техников», где он тоже был членом Харьковского бюро. В тюрьме было уже 200 чел. арестованных. Преобладающей была группа из Люботина.
Для Федора Алексеевича Кондратьева уже был готов приговор высылки на 3 года в Нарымский край. Но в апреле после выборов в Государственную Думу все члены «Союза…», сидящие в тюрьме, были выбраны выборщиками, в том числе и Кондратьев. Поэтому все они были освобождены, без объявления приговора. О нем жандармерия и канцелярия Генерал-губернатора вспомнила лишь вначале 1908г., когда Кондратьеву срочно предложили выехать из Харькова на время военного положения.
В середине 1906г. побежденные партийцы начали искать выход для общественной работы.
Ф.А. Кондратьев наряду с рабочим движением, стал деятельно работать в кооперации, которая после разгрома революции являлась мощной общественной силой. В ее ряды в то время вливались многие деятельные личности.
Кооперация, построенная на свободной самоорганизации, есть прообраз общества, в приближении к которому смысл человеческой истории. Главный определяющий признак кооператива, его основное отличие от капиталистического предприятия - отсутствие прибыли как цели функционирования. Кооперативное предприятие создается не для получения прибыли на вложенный капитал, а для "увеличения, благодаря общему ведению хозяйства, трудовых доходов своих членов или уменьшения их расходов на потребительские нужды",- так считал М.И. Туган-Барановский, теоретик кооперации. Это наиболее характерная черта любого кооператива.
В 1907 г. Ф.А. Кондратьев создал и возглавил потребительское общество «Труд». В этом обществе социал-радикалы и социал-демократы находились, примерно, в равном числе. Беспартийного Кондратьева избрали председателем правления общества «Труд». В этой должности он пробыл до самой высылки из Харькова. На ноябрь 1907 г. в кооперативе уже состояло 800 человек. Основанный им кооператив «Труд» сыграл, как отмечал в середине 1920-х гг. советский историк: «крупную роль не только в харьковском, но и в краевом кооперативном движении. Он был первым вообще кооперативом в Харькове, если не считать давно прошедших времен Баллина и Козлова. “Труд” явился также инициатором и учредителем краевого объединения потребительской кооперации - товарищества потребительных обществ Юга России (ПОЮР), основанного 12 мая 1912 года и сыгравшего крупную роль в развитии потребительской кооперации левобережной Украины».
В 1909 г. Комитет сделал попытку объединить все потребительские общества, тяготеющие к Харькову как крупнейшему торгово-промышленному центру Юга России. Потребность в объединении ощущалась давно. Но только в 1912 г. был подписан договор о создании ПОЮР. Учредителем выступило, как уже упоминалось, харьковское общество потребителей «Труд». Сам «Труд» в 1913 г. прекратил свое существование, вследствие сильной конкуренции со стороны частного капитала. Хотя Федор Алексеевич Кондратьев имел много частных заказов, не отказался в 1914г. принять организацию и наблюдение за строительными работами Товарищества Потребительных Обществ Юга России по совместительству.
ПОЮР поднялся до уровня мощной кооперативной организации и объединил не только потребительские общества, но и их союзы, организовал издательскую деятельность: выпускал газеты «Южно-российский потребитель», «Труд», крупным тиражом пособия и книги. В ПОЮР вошел харьковский «Труд». Перед ПОЮР поставили цель: дальнейшее развитие потребительских обществ, обеспечение их товарами и организацию торговли с учетом требований рынка. Товарищество имело право покупать движимое и недвижимое имущество, строить и арендовать помещения, составлять соглашения, открывать фабрики, склады и агентства. Для выполнения задач общее собрание избрало правление из трех директоров, те среди себя избрали председателя М.Ф. Кузнецова и казначея. Из-за скромных финансовых возможностей ПОЮР правление, разместившееся в Харькове, работало на общественных началах. Рост кооперации Слобожанщины в военно-революционный период нового века произошел в пору кризиса страны и глобального дефицита на рынке потребления. В той ситуации потребкооперация, развиваясь как основополагающий регулятор цен, не только осаждала диктат посредников, но и стала единственно способной обеспечить населению все необходимое для жизни, что и привлекло к ней массы людей.
Как практик и теоретик кооперативного движения всероссийского масштаба А.А. Евдокимов выдвинулся в Харькове, на родине теоретиков кооперации Н.П. Баллина, М.И. Туган-Барановского. Малоизвестен факт, что и сам С. Петлюра был одним из идеологов дореволюционной украинской кооперации.
В период 1904-1907гг. Кондратьев сотрудничал в местных газетах и журнале «Труд инженера и техника», издававшегося в Петербурге. В 1906г. совместно с местными работниками рабочего движения участвовал в издании журналов по движению рабочих «Союз», «Труд» и др., которые часто после выхода конфисковывались полицией.
В документе от 22 января 1908 г. из полицейского досье говорилось, что Ф.А. Кондратьев «…все время известен отделению как лицо весьма неблагонадежное в политическом отношении. За последнее время Кондратьев проявил энергичную деятельность по участию своему в профессиональных союзах, направляя умы к борьбе с правительством, и тем самым, несомненно, порождает революционное направление в членах союзов…». 31 января 1908 г. харьковский временный генерал-губернатор, Катеринич Митрофан Кириллович, признал пребывание Ф.А. Кондратьева в Харькове вредным, запретил ему жить в пределах губернии. В феврале 1908г. Кондратьев был выслан из Харькова.
Федор Алексеевич, у которого было четверо детей, жил сначала в Белгороде Курской губернии, а затем работал техником на руднике С.Н. Колачевского в Екатеринославской губернии. 1 апреля 1908г. получил службу заведующего строительными работами на железном руднике Калачевского при станции Екатерининской железной дороги того же наименования. Здесь Кондратьев пробыл до конца срока своей высылки (Нарымский край был заменен на тот же срок: 3 года).
Колачевский С.Н. - доктор медицины, практикующий хирург. Российский рудопромышленник - владелец рудника в Екатеринославской губернии, действительный статский советник… Колачевский провел железнодорожную ветку прямо на рудник, и эта станция долго носила его имя. Первым в Криворожском железорудном бассейне в 1897г. купил собственный паровоз системы Вилдвина для рудничных нужд, а в начале 1899г. еще один - фирмы Кроуса. Благодаря энергии и организаторским способностям, Колачевский превратил рудник в богатейший для своего времени, так, что иностранцы предлагали за него 20 миллионов рублей (золотом).
Недалеко от рудника Колачевский построил поселок - рабочую колонию: не только дома для инженеров и «казармы» для рабочих. Заботясь при жизни о своих рабочих, он построил гигиенические квартиры, баню, библиотеку, церковь, школу, больницу, общую столовую на тысячу мест и театральный зал, повысил заработную плату.
В начале ХХ века, в ставшем модным курортом Сестрорецке (г. Санкт-Петербург), помимо дач обеспеченной публики, возникло немало оздоровительных заведений для больных или, как тогда говорили, слабосильных детей.
Вернувшись с рудника в 1910г., работал с архитектором В. Величко, а также имел много частных работ. Несмотря на загруженность, Кондратьев не прекращал общественной работы. Был председателем строительной комиссии, председателем ликвидационной комиссии Дома «Общества взаимопомощи, занимающихся ремесленным трудом», председателем ревизионной комиссии общества «Труд». Кондратьев добился введения 10-ти часового рабочего дня, за что подрядчики ходатайствовали о новой высылке его из Харькова, правда, безуспешно.
Февральская революция 1917г. смела преграды организации рабочих и 17 марта под председательством Кондратьева состоялось первое собрание строительных рабочих Харькова. В избранном правлении он согласился быть председателем. Впоследствии Он был здесь членом правления, членом строительной комиссии, председателем ревизионной комиссии, членом ревизионной комиссии «Кооператива Союза строителей» это уже в 1923г., преподавателем школы ФЗУ строителей.
По линии технической работы с 1917 по 1922 год Ф.А. Кондратьев продолжал работать заведующим строительными работами в Товариществе Потребительных Обществ юга России, которое за это время преобразовалось сначала в Губсоюз, а затем в Вукопспилку.
В декабре 1920г. по предложению «Кооператива Союза строителей» Кондратьев занял должность заведующего производством Харьковского губернского отдела строительных материалов минерального происхождения (Губстром) и зам. заведующего и работал по восстановлению промышленности строительных материалов до февраля 1922г., когда отдел был преобразован в трест. В марте 1922г. поступил зав. отделом «Древометалл» в «Украинкустарспилку». Здесь Кондратьев организовал деревообрабатывающую мастерскую по изготовлению бочек на экспорт, впоследствии и заведовал этой мастерской.
В июле 1923 года по предложению «Кооператива Союза строителей» поступил на службу в строительную контору «ВАСО» директором-распорядителем, но в августе по просьбе рабочих вернулся в мастерскую «Украинкустарспилку». В это время мастерскую приняли рабочие, организовавшись в артель «Деревообробщик». До 1926г. здесь он был заведующим.
В январе 1926 года Кондратьева пригласили в Управление Благоустройства архитектором по строительству рынков. Здесь до июля 1928г. служил на разных технических должностях: городского архитектора, зав. отделом благоустройства. Почти все время службы здесь Кондратьев был председателем местного Бюро ИТР, а в последний год и членом Бюро Губотдела Коммунальников.
При Кондратьеве Ф.А. в 1927 г. рядом с крытым рынком ближе к реке были построены ещё несколько кирпичных павильонов для мясной торговли. Они сохранились до наших дней, только в ходе предфутбольного (2012г.) ремонта с их фасадов зачем-то были сбиты каменные напоминания о дате их постройки.
С июля 1928г. поступил в строительную контору Жилсоюза прорабом построек «Здоровье» и «Серп и молот». В 1929г. поместил статью в журнал «Зодчество» «Кирпичная кладка без наружных лесов». В 1930г. был прорабом постройки «Новый Быт». С сентября 1931г. был заведующим отделом конструкции и рационализации. За пропаганду и применение новых методов работы был премирован месячным окладом. В 1931 и 1932гг. председатель Бюро ИТР стройконторы. В июле 1932г. прораб на стройке «Высшей школы Профдвижения». Старший прораб Харьковской конторы «Донбассжилстрой», прораб дома и музея «Общества Политкатаржан». Председатель цеха Бюро ИТР.

Архитектура

Несмотря на то, что Ф.А. Кондратьев был в статусе «неблагонадежного» и «поднадзорного», его известные архитекторы всегда с удовольствием приглашали на работу, т.к. ценили его как способного и ответственного работника. Федор Алексеевич прекрасно делал расчеты и чертежи. Он работал с такими известными архитекторами: Величко, Бекетов, Загоскин. Многому у них научился. И, когда проектировал свои здания, этот опыт ему пригодился.
Церемония открытия Екатеринославского высшего горного училища (старейшего высшего горного учебного заведения Украины) состоялась 30 сентября (12 октября по новому стилю) 1899 г. в Потемкинском дворце (ныне – Дворец студентов). Первым директором училища был назначен горный инженер С.Н. Сучков (1899 – 1908). Собственного здания училище на тот момент не имело, и Дворянское собрание позволило будущим инженерам на первых порах заниматься в помещениях принадлежащего ему Дворца.
Вскоре после основания училища началось строительство первых учебных корпусов. Проектирование комплекса училища поручили А. Бекетову, который задумал его в грандиозных масштабах, в стиле модерн. В первую очередь планировались главный учебный корпус и учебный корпус для химического отделения. Главный корпус имел вид вытянутого прямоугольника, в центре его – конференц-зал и домашняя церковь. Химический корпус планировали сделать двухэтажным. На рубеже XIX-XX веков самой грандиозной стройкой в Екатеринославе (Днепропетровске) стал комплекс высшего горного училища. В 1898 г. Городская Дума выделила для училища место на Соборной горе, там, где ещё в середине ХІХ века располагалась Ярмарочная площадь, - обширный участок в квадрате между Соборной (ныне Октябрьской) площадью, улицами Лагерной (проспект Гагарина), Полицейской (Шевченко) и Кирпичной (Гончара). 19 августа 1900 года были торжественно, с молебном, заложены два корпуса: главный и химический.
Архитектор А. Бекетов пригласил Ф.А. Кондратьева участвовать в этой грандиозной стройке. В краткие сроки была изготовлена проектно-сметная документация, осуществлены строительные работы. Кондратьев на строительстве этого здания провел с перерывами около 2-х лет. Как вспоминает Федор Алексеевич: «В то время мы выполняли все работы по строительству, начиная от обмера участка, вычерчивали и копировали проекты, составляли сметы, делали рабочие чертежи, осуществляли технический контроль, проверяли счета, давали все необходимые указания десятникам и рабочим». Уже в 1901 г. здания ЕВГУ (главный и химический корпуса) были построены, хотя достройка трехэтажного главного корпуса состоялось в 1914 – 1915гг.
Вскоре оказалось, что проект Бекетова является слишком дорогостоящим. В итоге объем главного корпуса урезали до 5/7 (отказались от помещений церкви, музея, конференц-зала и других) и, в конце концов, до 2/5 от начального проекта. Первые корпуса училища построили в 1900-1901 гг. Главный корпус выходил фасадом на Соборную площадь (просп. Карла Маркса, 19).Через два года студенты штудировали горную науку уже в собственном здании – к сентябрю 1902 года был отстроен химический корпус.
В 1912 г. высшее горное училище преобразовали в горный институт имени императора Петра Великого. Из бюджета выделили 1125370 рублей на достройку комплекса. Однако проект, выполненный Бекетовым, окончательно отклонили. Первоначальный облик ансамбля изменился в результате достроек и реконструкций, осуществленных по проекту братьев Бернардацци.
Главный «бекетовский» корпус в 1914-1924 гг. был реконструирован в стиле неоклассицизм по проекту братьев Бернардацци. Новый проект разработал Александр Бернардацци, которому помогал его брат, гражданский инженер Евгений. Проект Бернардацци кардинально изменил облик главного корпуса.
Здание украсил мощный шестиколонный портик главного входа (со стороны проспекта). Главный корпус стал гораздо больше по разме­рам - он получил высоту в 3,5 этажа. Реконструкция по проекту Бернардацци началась в апреле 1914 г., а завершилась при большевиках.
Поэтому «бекетовский» главный корпус полностью мы уже не увидим. Сохранился в первоначальном виде только дворовой фасад здания. Химический корпус, выходящий на улицу Гончара, в 1949 г. надстроен третьим этажом, но в нижней части сохранил «бекетовские» формы. Здание является памятником архитектуры национального значения.
В Харькове крупнейшей работой Алексея Бекетова было здание Судебных Установлений. Ф.А. Кондратьев продолжал работу под руководством архитектора А. Бекетова
3 февраля 1899 г. юстиция официально соглашается на принятие земли, начинаются работы по сооружению дворца «под непосредственным наблюдением специального представителя министерства, строительной комиссии» во главе с главой Харьковской судебной палаты. Проектировавший здание академик архитектуры А.Н. Бекетов заметил в своей «Автобиографии»: «... при постройке здания судебных установлений потребовали моего зачисления в штат министерства юстиции, чтобы еще больше связать мне свободу действий». Договором регулировались требования относительно размеров здания, количества помещений, их назначение – «особым расписанием». Предполагалось, что архитектор будет осуществлять непосредственный технический надзор за проведением строительства.
Но до того, как началось возведение стен нового дворца, состоялась его торжественная закладка. Для этого в Харьков специально прибыл министр юстиции статс-секретарь Н.В. Муравьев. В фундамент будущего сооружения была заложена доска с такой надписью: «В лета 1899 года сентября 26 дня Н.В. Муравьев в царствие императора Николая II, в бытность министром юстиции статс-секретаря Н.В. Муравьева, архиепископа Харьковского Амвросия, харьковского губернатора гофмейстера Г.А. Тобизена, старшего председателя судебной палаты А.А. Давыдова, председателя окружного суда И.И. Делярова, председателя съезда мировых судей М.И. Ильинского, городского головы И.Г. Голенищева-Кутузова заложено сие здание, возведенное зодчим академиком архитектуры А.Н. Бекетовым». Прошёл год и в октябре 1900 газета «Южный край» сообщает, что «здание судебных установлений вчерне можно считать законченным: оно уже покрыто железной крышей, идут внутренние работы». Существует один важный документ: «Акт приемки здания» от 27 сентября 1902г., в нем сказано: «Здание построено вполне правильно, прочно, из материалов надлежащего качества и согласно утвержденному проекту с некоторыми изменениями и дополнениями, которые, согласно заключению экспертов, вызваны действительной потребностью и местными условиями, а некоторые - чтобы доставить больше удобств для публики и служащих». Газета "Южный край" отмечала: «Оно (здание) построено солидно, фундаментально, строители применили все новейшие приспособления, выработанные архитектурным искусством. Здание построено не только со всеми удобствами для присяжных заседателей, свидетелей и сторон, но даже отличается роскошью и изяществом. Если же в настоящее время и замечается в здании некоторая сырость, то это явление временное, из-за неотапливаемости здания. Эти работы не были выполнены в срок подрядчиком». Такова история появления в Харькове Дворца Юстиции – самого большого на то время казённого сооружения. Общая архитектурная композиция здания судебных учреждений отвечала принципам классицизма, а его детали - стиля неоренессанса. Интерьеры, планировка - удачно просчитаны, решены лаконично в стиле ренессанса. Вся мебель для заведения выполнялась по эскизам и шаблонам А.Н. Бекетова, под его руководством. Согласно архивным документам, дворец имел (и имеет сейчас) две парадные лестницы, изготовленные из серо-желтоватого гранита; внутренние ступеньки, оба крыльца - из «красноватого бахмутского песчаника». По эскизам архитектора А.Н. Бекетова были изготовлены также чугунные решетки перил парадных лестниц. И совсем кратко о столярных работах: в двух самых больших залах для судебных заседаний «стены были обшиты деревянными дубовыми панелями; арки переходов из первого во второй, третий этажи выполнены из соснового дерева». Проекты дверей в доме были также выполнены А.Н. Бекетовым. Парадные двери главного входа были изготовлены из ясеневого дерева с обвязкой из дуба, с «окладочными калевками». Всего во дворце насчитывалось около 20 дверей, которые отличались довольно сложным оформлением. Большое внимание было уделено зодчим обрамлению просторных вестибюлей, холлов: декоративная лепнина, монументальная живопись, пластика. Особой утонченностью и даже некоторой блистательностью украшений отличался холл, примыкающий к большому залу среднего этажа дворца. Там, где сейчас находится скульптура богини Фемиды с мечом и весами, А.Н. Бекетов разместил бюст "царствующей особы". Летом 1903 г. строительные работы были полностью завершены. В конторе у Бекетова Кондратьев работал с В.Г. Кричевским.
После увольнения от А. Бекетова, Кондратьев был без должности до февраля 1903г., когда поступил техником в контору только что организовавшейся в Харькове «Артели Русских Инженеров». Здесь он прослужил до октября 1904г. и уволился после ссоры с председателем правления инженером Десятинным (впоследствии они помирились и жили очень дружно). До 1908 г. Кондратьев не поступал на службу. Благодаря широкому знакомству у него было много частных работ по составлению проектов, смет и наблюдением за строительными работами. Клиентура была самая разнообразная - от рабочих плативших по 1 рублю за посещение постройки и от 3 рублей за проект, торговцам, профессорам… Архитекторам (Ю.С. Цауне, А.Н. Бекетову, И. Загоскину) помогал в выполнении чертежей и составлению смет. Эти работы давали колеблющийся, однако, достаточный заработок и относительную свободу в распоряжении своим временем.
Кондратьев строил по собственным проектам особняки. Так, на ул. Рымарской, 24 сохранилось здание – бывший особняк А.Ф. Смоленской.
Были заказы на проектирование доходных домов. Так, по его проекту был построен доходный дом по ул. Дмитриевской №26. Очень красивый дом сохранился и является памятником архитектуры.
Доходный дом стал в XX в. одним из основных типов жилья горожан. Квартиры в них сдавались внаем и приносили владельцам домов большие доходы.
В конце XIX – начале XX вв. доходный дом обычно занимал по периметру весь принадлежавший домовладельцу участок с незастроенным внутренним двором-колодцем. Для доходного дома характерна сотообразная пространственная структура: однородные по планировке квартиры группируются вокруг лестничных клеток, коридоров или галерей. В XIX - начале XX вв. лишь парадный, уличный фасад доходного дома получал архитектурную обработку, которая имела, обычно, декоративный характер и не была связана с конструкцией здания.
Это четырехэтажное здание построено в стиле эклектики с элементами готики. Здание внушительных размеров, множество арок и башен, вытянутые фронтоны, колонны, отдельные выносные элементы фасада служат явным напоминанием о средневековой готической архитектуре. Широко использованы элементы стиля модерн. Архитектуру модерна отличает отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, использование новых технологий (металл, стекло). Как и ряд других стилей, архитектуру модерна отличает также стремление к созданию одновременно и эстетически красивых, и функциональных зданий. Большое внимание уделялялось не только внешнему виду зданий, но интерьеру, который тщательно прорабатывался. Все конструктивные элементы - лестницы, двери, столбы, балконы, художественно обрабатывались.
В Харькове сохранилось три дома, принадлежавшие роду Капнист: в 1899 г. по ул. Чернышевской, 26 архитектором Митрофаном Иродионовичем Дашкевичем построен дом действительного статского советника Петра Александровича Карпова. С 1913 г. дом принадлежал, дочери Карпова, графине Софье Петровне Капнист. На улице Дмитриевской, 11 в 1908 году архитектором Ф.Ф. Нобелем построен дом для графини В.В. Капнист.
В начале ХХ века, предположительно, архитектор Кондратьев А.Ф. построил доходный дом для графини Варвары Васильевны Капнист, жене предводителя дворянства Харьковской губернии, Василия Алексеевича Капнист, по ул. Пушкинской, 38. (со слов Радиславы Яновны Капнист). Этот дом сохранился, выделяется сочностью колористического решения, построенный в стиле модерн.
В конце XIX – начале XX в. В.А. Капнист – предводитель дворянства Харьковской губернии, председатель общества красного Креста был достаточно известной личностью. Граф присутствовал при освящении храма и часовни, сооруженных на месте крушения царского поезда в Борках. В.А. Капнист внук знаменитого литератора, поэта современника и товарища поэта Державина В.В. Капниста, в 1888-1891 Харьковский губернский предводитель дворянства. Женат Капнист В.А. был на Репниной Варваре Васильевне (1840-1922). Она дочь князя Репнина - Волконского, который был родным братом декабриста Сергея Волконского. А её мать, жена Репнина, была внучкой последнего гетьмана Украины Кирилла Разумовского. Это она изображена со своим братом на парном портрете Тараса Григорьевича Шевченко.
Губернский предводитель дворянства, милейший, добрейший, но и оригинальнейший граф Василий Алексеевич Капнист был совершенно под башмаком своей жены.
Выйдя замуж, Варвара Васильевна стала жить в с. Михайловке Лебединского уезда. Графиня Варвара Васильевна Капнист была одной из попечительниц приюта «Ясли» Вознесенского попечительства о бедных – для обедневших дворян (1900). Основала в селе Межирич учебную мастерскую, которой руководил Федор Романович Падалка, знаменитый в 19 веке гончар. Он воспитал много учеников, среди которых был и его внук. Его открыл для нас профессор Н.Ф. Сумцов. Далеко за пределами села Межирич (теперь Сумской области) гремела слава потомственного гончара Ф. Р. Падалки. Куманцами, барыльцами, фигурной посудой Федора Романовича любовались посетители выставок в Москве, Петербурге, Ростове. А в 1887 году на кустарной выставке в Харькове мастер был удостоен Серебряной медали.
В 1919 году во время деникинской оккупации Варвара Васильевна Капнист вынуждена оставить Михайловку, умерла по дороге в Крым.
На Слобожанщине, в селе Михайловка Лебединского района Сумской области сохранилась часть имения Капнистов, славившегося великолепным конным заводом и оранжереями.
«Рабочий дом» был построен в 1903 – 1909 годах по проекту архитектора И.И. Загоскина на бывшей Петинской улице (сейчас ул. Плехановская №77). Отличительной особенностью зданий И. Загоскина является очень хорошая акустика. Это было скромное на вид неоштукатуренное двухэтажное здание, построенное в «кирпичном стиле», с оригинальной планировкой расположенного по диагонали зала и примыкавшими к нему по бокам клубными комнатами. Вход в него размещался в центре массивной угловой части. «Рабочий дом» был открыт 19 декабря 1909 года. Дом общества рабочих (Рабочий дом) – самый большой рабочий клуб в мире в начале ХХ века. Был построен на трудовые сбережения харьковских рабочих. Деньги начали собирать ещё в 90-е гг XIX века, а после 1905 года к ним добавились пожертвования рабочих Питера, Киева, Львова и Луганска.
После революции (1917г.) «Рабочий клуб» был преобразован в Центральный клуб «Металлист», объединявший рабочих ряда заводов района. При клубе было 16 разных кружков и читальня. Организовывались лекции, выставки, семейные вечера, спектакли, показ кинофильмов.
Дополнительные строительные работы проводились с участием А. Бекетова вплоть до 1921г., а председателем комиссии по переустройству дома был Ф. Кондратьев. В 1923 – 1924 годах по проекту архитектора А.Н. Бекетова при участии арх. Зеленина М.А. была осуществлена реконструкция здания, и в нем разместился Дворец культуры рабочих Харьковского паровозостроительного завода (ныне Завод имени Малышева). В результате проведенных работ значительно улучшились внутренний и внешний вид здания. Его парадность подчеркнуло сложное сочетание объемов и пластичных архитектурных форм, в которых выдержаны портал, ионические колонны, небольшой полукупол, карнизы, расположенные на разных уровнях, и лепные гирлянды. Рядом с Дворцом был разбит парк с эстрадой и танцевальной площадкой.
В 1927 году А.Н. Бекетов разработал проект существенного расширения здания. Как писала газета «Харьковский пролетарий» в номере от 14 августа 1927 года: «Проект реконструкции и расширения Рабочего дома «ДК Металлист» Бекетова предусматривает сооружение аудитории на 2500 мест, гостиных на 500 человек, буфета на 300 мест, библиотеки на 250 мест и 16 комнат для кружковых занятий». К сожалению, этот замысел осуществлен не был.
В 30-х годах ХХ века – ДК «Металлист» и переделан в стиле конструктивизма.
Ворота украшали скульптуры рабочих, а затем в 60–х годах ХХ века их перенесли на фасад здания. Четырехметровые скульптуры потеряли монументальность и величие. На фасаде они не смотрятся.
Вначале 1910 года Ф.А. Кондратьев вернулся с Колачевского рудника и с 1 января этого года поступил на службу помощником Архитектора Харьковского учебного округа и университета Величко В.В., где и служил до революции 1917г.
Величко В.В. получил государственную должность архитектора Управления Харьковского учебного округа Министерства народного просвещения, которую исполнял до Октябрьской революции(1917г.). Одновременно с 1895 г. В.В. Величко работал по совместительству, или как тогда писали, "по найму", архитектором Харьковского Государственного Университета В.В. Величко. В целом, можно заключить, что он был большим мастером, глубоко знал и в совершенстве владел средствами современной ему архитектуры и строительной техники, отличался хорошим художественным вкусом. Работам Величко присущи градостроительный такт, которого порой не хватало многим его современникам. Здания, построенные В.В. Величко, принадлежат к числу лучших в сохранившемся до наших дней архитектурном наследии XX в.
В 1910-1912гг. В.В. Величко совместно с арх. Ф.А. Кондратьевым выполнили реконструкцию здания (ул. Артема, 31),решив его, в соответствии с желанием заказчика, в духе "русского ампира". Осуществлено это весьма квалифицированно. Фасад получил красивые членения и был украшен хорошо скомпонованными деталями, производя впечатление добротной постройки начала XIX в. В настоящее время утрачены традиционные фигуры львов, венчавших столбы ворот со стороны улицы Артема. Эти фигуры особенно способствовали иллюзии старины.
Харьков, ул. Артема (№31) сейчас разместился банк. Это бывшая частная усадьба финансиста Коренева, флигель которой реконструировали в 1912 году. С 1922 года здесь находилась Книжная палата УССР (с 1974 года - им. Ивана Федорова) - научный центр государственной библиографии, статистики печати и книговедения республики. В палате хранилось практически все, что было напечатано за годы Советской власти на Украине – миллионы книг, журналов, газет и нот. В Киев палата переехала только в 1990 году.
Из наиболее крупных построек, где участвовал Ф.А. Кондратьев у В. Величко в составлении смет, технадзоре были здания Нервной клиники, Химического корпуса Харьковского университета и дома при Керамическом заводе Бергенгейна. Но при этом, как и раньше, Федор Алексеевич имел много частных заказов по постройке зданий (4-хи 2-х этажных домов).
Одно из старейших зданий на пр.Правды – здание под №13. Здание входило в комплекс Клингородка, Университет принимал участие в строительстве его зданий, являвшихся базой практики медицинского факультета. Дом в 1990-х находился в очень плохом состоянии, в итоге его передали апелляционному суду, в ходе реконструкции, которая продолжалась 10 лет, его существенно перестроили, надстроили, но оно сохранило в целом свой архитектурный стиль.
В 1911 - 1914 гг. по проекту В.В. Величко был построен на том месте, где теперь станция третьей линии метрополитена "Держпром"", химический корпус медицинского факультета. Ф.А. Кондратьев участвовал в строительстве этого здания. Здание разрушено во время Второй мировой войны.
Эдуард Эдуардович Бергенгейм – харьковский предприниматель финского происхождения, барон Великого Княжества Финляндского. У него некоторое время жил его племянник, Карл Густав Маннергейм, будущий, русский генерал, маршал и президент Финляндии. В 1876г. Э.Э. Бергенгейм основал в Харькове первый на юге России завод по производству керамической плитки.
Основанное Бергенгеймом предприятие работает и поныне. В Харькове продукция завода использовалась при строительстве ряда корпусов завода имени Малышева, паровозоремонтного и вагоноремонтного предприятий. Полы Благовещенского Собора, Казанской церкви (Лысая Гора) выложены плиткой Бергенгейма. Так же изделия завода барона Бергенгейма, использовались при строительстве многих частных домов в городе Харькове. Изделия Бергенгейма кроме Харькова были знамениты по всей империи, они применялись при строительстве таких зданий как Ливадийский дворец, дом «с химерами» в Киеве, железнодорожные вокзалы в Москве. Так же множество особняков по всей территории империи облицованы плиткой со штампами «барон Бергенгейм». 16 января 1891 году образовано «Товарищество по производству огнеупорного кирпича, гончарных изделий» барона Э.Э. Бергенгейма, с уставным капиталом 500 тыс. рублей. Монополией на производство и поставку керамической плитки в городе обладало Товарищество барона Бергенгейма. Сегодня в здании расположена поликлиника Дорожной клинической больницы станции ЮЖД.
Наиболее крупная работа Ф.А. Кондратьева этого периода – проекты и сметы всех жилых строений при Янковском сахарном заводе. Как известно, семейство Харитоненко активно жертвовало деньги на общественные нужды, в том числе на строительство социальных объектов.
Последний из династии знаменитых П.И. Харитоненко сахарозаводчиков, Павел Иванович Харитоненко, купил в 1913 году очередной завод, носивший на тот момент название «Янковский». Завод назывался так, потому что находился в селе Янковка (сейчас Ивановка). Новый собственник решил перенести завод в Кириковку, поближе к железнодорожной станции, что вскоре и сделал. Для этого пришлось даже повернуть русло реки Ворсклы, но название завода осталось прежним. После того как отпраздновали новоселье, завод начали модернизировать. Как заботливый хозяин, Харитоненко построил для своих рабочих жилье (эти дома и сейчас жилые, их собственникам можно по-хорошему позавидовать: высота потолков - четыре метра, площадь гостиных достигает 50 кв. м), а управляющему делами завода соорудил среди насаженного парка настоящий двухэтажный особняк. После революции, до 1967 года, в здании располагалась средняя школа, а когда за деньги того же завода была построена новая, в его стенах заработал ведомственный детсад, который в годы независимости расформировали и разграбили.

СЕМЬЯ

В апреле 1898 г. Кондратьев женился на сестре своего товарища по работе в г. Иванове на работнице (швея) ткацкой фабрики Харитине Венедиктовне Новиковой (умерла в 1940г.).
До постройки собственного дома Федор Алексеевич проживал с семьей по ул. Газовой (ныне ул. Свет шахтера) №28, что на Москалевке (Харьков).
В 1904 году Ф.А. Кондратьев выстроил себе дом с участием в проектировании В.Г. Кричевского (пер. Юрьевский №9) в 5 комнат и кухню.
«Одна из их была кабинетом Кондратьева, другая гостиная, где стояло пианино, висела картина работы В.Г. Кричевского (1900г.). Со стороны небольшого сада с левой стороны дома находилась небольшая терраса. В этом доме живет до сих пор его внучка, (дочь Марии) Наталья Васильевна… Большое внимание дедушка уделял семье, в которой было пять детей»,- вспоминает внук Юрий Васильевич Дьяченко.

Дети:

Леонид Федорович (1896-1921) служил в Красной Армии, умер от тифа.
Юрий Федорович (1901-1944) начальник экспедиции по лесному хозяйству.


Литература:

Автобиография инженерно-технического работника Кондратьева Федора Алексеевича.- 1933г. 12 декабря.(публикация Дьяченко Ю.В.)//Интернет, «Новое о знакомых местах».

Большевиков П.К. Подвиг Русской женщины: (О жизни и деятельности О.А.Варенцовой).-Иваново: Ивановское книжное издательство,1962.-67с,илл.

Дойков Ю.В. А.А. Евдокимов: Судьба пророка в России// Интернет

«Харьков. Краткая справочная книга» (1976):

Парамонов А.Гостиницы Харькова грязны и с дурным запахом//Интернет.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №7 (2015р.)

/Files/images/vyistavki/Кисляк Мария.jpg

КИСЛЯК МАРИЯ ТИМОФЕЕВНА

(1925-1943)

Герой Советского Союза, награждена орденом Ленина, подпольщица в годы Великой Отечественной войны

Мария Тимофеевна Кисляк родилась в обычной крестьянской семье 6 марта 1925 года в живописном украинском селе Ледное, которое возникло задолго до основания г. Харькова. Село Ледное – это два объединенных больших хутора: Литвины и Кучанка. С 1935 года Ледное входит в черту города Харькова. Отец, Тимофей Миронович, и мать, Зинаида Григорьевна. В семье была сестра Наташа и младший брат Филипп.
Марийка росла как все ее сверстницы: школа, помощь родителям по хозяйству, общение с друзьями. Особенно Мария любила петь. Далеко был слышен ее громкий и нежный голос. Украинские народные песни в ее исполнении звучали по-особенному. Яркая и самобытная история, быт, традиции села – неотъемлемая часть истории и культуры Украины. Их Мария Кисляк впитала с молоком матери. Разумеется, ее ответным чувством малой родине будет трогательная любовь и преданность.
После окончания семилетки в родном селе (сегодня ОШ №92, ул. Новопригородная №66), Мария Кисляк поступила в Харьковскую фельдшерско-акушерскую школу (ул.Пушкинская №27).
В фельдшерско-акушерской школе занятия продолжали идти своим чередом, студенты готовились к сессии, но война уже ворвалась в жизнь людей. В конце сентября 1941 года Мария Кисляк получила диплом фельдшера. Юная Мария поступила на работу медсестрой в 3-ю Горбольницу, в родильное отделение. Родильное отделение находилось в просторном, недавно выстроенном здании рядом с больницей (Краснобаварский район ул.Первая (ныне ул. Китаенко). Фронт был совсем близко и небольшое здание больницы заполнялось ранеными бойцами. 24 октября 1941г. фашисты оккупировали Харьков. В Краснобаварской больнице раненые продолжали появляться, но уже в штатской одежде…
«Трудно так жить. Но… жизнь – это долгая нива, еще все впереди, 17 лет – лучшая пора молодости. В жизни все, все преодолевается силой человека. Еще настанет веселое, счастливое время»,- так писала в своем дневнике секретарь подпольной комсомольской организации Ледного М. Кисляк 28 февраля 1942 года. Дневник писался в дни страшного террора гитлеровцев, и только за это одно автору его угрожала смерть.
Вскоре немцы реквизировали здание больницы. Раненых медперсонал переносил на носилках через заснеженный парк (парк ДК имени Ильича) на гору – в здание бывшего детского санатория «Ясная Поляна».
Немцы не успели обжить больницу, как она сгорела. Родильное отделение продолжало работать. Больница уже с родильным отделением снова переехала на ул. Квиткинскую (ныне ул. Лысенко) в тесное помещение бывшего тубдиспансера. По больнице прошел слух: будут вывозить раненых. Немцы прошли по палатам, осматривая больных и делая пометки в книге. После этой комиссии почти в каждой хате Ледного появились «больные родственники», а больничные палаты совершенно опустели. Марии Кисляк с помощью односельчан удалось спрятать, уберечь от плена и расправы, подлечить 43 тяжелобольных солдат, а когда солдаты окрепли, постепенно переправить за линию фронта. В первую оккупацию Мария Кисляк, в основном, помогала советским солдатам. Она не боялась ни облав, ни предательств. Облавы происходили в городе ежедневно - гитлеровцы получили информацию, что в Харькове скрываются раненые, и не жалели сил на их поиски. Во время первого освобождения Харькова Мария Кисляк пыталась записаться добровольцем в Красную Армию, но ей отказали, так как ей не было еще 18 лет.
Весной 1943 года Ледное вторично заняли фашисты. Читаем запись в дневнике Марии Кисляк: 14 марта 1943 года «Вступили немцы в 10 часов утра. Нашла красноармейца Виктора из Воронежа. Выпроводили к нашим за линию фронта. Были в разведке». А ведь в скупых записях только частица того, что Мария Кисляк и ее товарищи пережили и совершали. Мария Кисляк, Василий Бугрименко, Федор Руденко и другие комсомольцы организовали подпольную группу для борьбы с оккупантами. Федор Руденко уже был знаком с военным делом: в феврале 1943 года он ушел добровольцем в Красную Армию, но под Чугуевом попал в плен, бежал и вернулся домой, в Ледное, где сразу же вступил в подпольную группу Ледного, организованную и руководимой Марией Кисляк. В нее вошли, прежде всего, ее друзья-односельчане: Федор Руденко, Василий Бугрименко, Григорий Лялюк и др. Ребята не могли спокойно смотреть на издевательства фашистов, которые особенно зверствовали во второй приход. Они не покорились «новому порядку» и беспощадно боролись с врагом. Старшему из них, Ф. Д. Руденко, не исполнилось еще и 20 лет. События стали разворачиваться стремительно. Подпольщики в дни фашистской оккупации активно боролись против врага. Юные патриоты писали и распространяли листовки среди жителей Ледного, в которых призывали к сопротивлению врагу, распространяли сведения о положении на фронтах, переводили через линию фронта советских бойцов, попавших в окружение… Подпольщики в листовках призывали жителей не поддаваться страху, и бороться изо всех сил, несмотря ни на что. Фашисты сами боялись - в деревне было тревожно, комсомольцы смогли внушить ужас своими действиями, взрывами, захватами, диверсиями, и фашисты видели, что невозможно побороть патриотизм, силу духа тайной организации. Из дневника: 27 апреля 1943 года « Были в лесу. Федор что-то пробует…». Это последняя запись, сделанная за полтора месяца до казни.
Однажды в лесу Федор встретил партизана и попросил помочь ему с друзьями вступить в партизанский отряд. Тот ответил, что звание партизана нужно заслужить… Нужно убивать немцев… Тогда считайте, что задание партизанского отряда вы уже получили. Федор рассказал о встрече в лесу своим товарищам. Посоветовавшись, решили действовать. Федор Руденко узнал, что неподалеку от Ледного размещается карательный отряд, а его командир – отъявленный садист, палач, убийца. Марии выпала задача наиболее трудная, ей нужно было заманить немца на окраину села. Марию Кисляк с офицером СС ребята поджидали в условленном месте. Убитого фашиста ребята закопали в огороде, и в спешке яма получилась мелкой, всего сантиметров 40 глубиной. По поводу исчезновения немецкого офицера начались допросы жителей Ледного. Допросы ничего не дали, допрашивали и Марию, но она не призналась, избив, немцы отпустили ее. Подпольщики строили новые планы. Мария ходила в совхоз «Червонный шлях» и на Баварию, знакомилась с немцами. Решено было взять фашиста живым и с ним прийти в партизанский отряд. Но не получилось осуществить план. Узнав об убийстве, обнаружив труп, каратели начали повальные обыски, устроили облаву и взяли в заложники около 100 жителей Ледного. Было объявлено, что все они будут сожжены, если не найдут убийц.
Теперь уже никто не узнает, кто из ребят принял это решение. Известно, что все они пришли в жандармерию и заявили , что это они убили палача. И это их самостоятельное решение, и они о нем не жалеют. В конце мая 1943 года Руденко, Кисляк и Бугрименко были арестованы и отправлены в гестапо города Харькова.
Более двух недель гестаповцы терзали молодых людей. Казнь была назначена на 18 июня 1943 года. Ровно в 15-00 час в Ледном появилась длинная вереница машин. Измученных, но непокоренных патриотов привезли в Ледное, чтобы повесить на глазах у всех жителей.
На открытой грузовой машине стояли трое – Мария, Василий и Федор. Лица в страшных ранах. Грузовик проехал по всему селу и остановился на Леднянской улице (ныне ул. Марии Кисляк), недалеко от дома, где жила Мария, у двух верб. Грузовик подогнали под виселицу. Стояла страшная звенящая тишина. Там, в толпе согнанных на казнь, были их матери, отцы, сестры и братья. Федору Руденко перед казнью не удалось сказать ни слова: палачи заткнули ему рот. Тогда Мария Кисляк крикнула: «Прощайте, тато и мамо и все друзья, погибаю за Родину. Товарищи, убивайте немцев, очищайте нашу землю от гадюк. Отомстите за нас!». И вдруг из толпы раздалось не очень громкое, но внятное, услышанное всеми и Марией тоже: «Отомстим».
Целые сутки палачи не разрешали снять с виселицы тела героев. Они были совсем юными. Марии Кисляк весной исполнилось лишь 18, Василию Бугрименко было 19, а Федору Руденко – 20 лет. Они хотели запугать советских людей, но добились обратного. Остановить борьбу против гитлеровского режима фашисты были не в состоянии. Через несколько дней полицаи вынуждены были докладывать: в глухом углу сельского кладбища неизвестные лица привели в порядок могилы казненных, усыпали их цветами; обнаружена дощечка с надписью: «Славным друзьям от боевых товарищей».
Спустя несколько дней после казни к фотографу Якову Семеновичу Шелехову пришел немецкий солдат и, вручив пленку, приказал отпечатать три экземпляра фотокарточек. На пленке была запечатлена казнь комсомольцев. Но фотограф отпечатал не три, а четыре снимка, а когда освободили Ледное, вручил эти фото нашим. «Комсомольская правда» 17 января 1964 года рассказала о том, что сельский фотограф Я. С. Шелехов, выполняя приказ оккупантов, размножил фотографии казни комсомольцев и один экземпляр сумел оставить себе, чтобы обнародовать его после изгнания гитлеровцев из Ледного.
Григория Лялюка фашисты схватили сразу после казни. Он успел взять у Марии ее пиджачок, который она просила отдать родным. Сохранилась записка Марии Кисляк на маленьком клочке бумаги, которую она написала перед казнью и спрятала под подкладку своего жакета; там и нашли ее родные. Записка хранится в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства СССР (ф. 7021,оп. 149, д. 16, л. 33). Записку нашли в подкладке жакета родные казненной патриотки. Мария Тимофеевна Кисляк написала перед повешением прощальные слова родным, призыв бить захватчиков, освобождать родную землю!
Подпольщики не дожили чуть более 2-х месяцев до окончательного освобождения Харькова от немецких оккупантов. Уже тогда Советскому командованию доложили о подвиге Марии Кисляк и ее товарищей. Но только через 22 года 8 мая 1965 года в честь 20-летия Победы, большая группа подпольщиков была удостоена посмертно высокого звания Героя Советского Союза. Среди них Мария Тимофеевна Кисляк. За проявленный героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Кисляк Марие Тимофеевне посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждена орденом Ленина.
Именем славной дочери украинского народа Героя Советского Союза М.Т. Кисляк названа улица в Ледном, на доме, где жила Кисляк М.Т. , установлена мемориальная доска. В Ледном именами героев: Федора Руденко, Василия Бугрименко также названы улицы. В Яснополянском парке стоит памятник героям. Братская могила.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №6 (2014р.)

/Files/images/vyistavki/Шульженко.jpeg

ШУЛЬЖЕНКО КЛАВДИЯ ИВАНОВНА

(1906 – 1984)

Советская эстрадная певица, актриса. Народная артистка СССР

Клавдия Ивановна Шульженко родилась 24 марта 1906 года в Харькове (на Москалевке ул.Владимирская №45) в семье бухгалтера управления железной дороги. Дом сохранился.
О юных годах певица рассказывала: «С детства мечтала стать актрисой драматического театра. Эта мечта зародилась во мне еще до того, как я впервые побывала в настоящем театре. Мы жили в Харькове, на Владимирской улице. Район наш назывался Москалевкой. Наша семья – отец, мать, брат Коля и я – занимала флигель, в котором жила еще и соседка. Первое художественное впечатление было связано с отцом. От него я впервые услышала украинские народные песни. Он приобщил меня к пению. Бухгалтер управления железной дороги, отец мой серьезно увлекался музыкой: он играл на духовом инструменте, как тогда говорили, в любительском оркестре, а иногда и пел соло в концертах. Его выступления, его красивый грудной баритон приводили меня в неописуемый восторг... Когда отец начинал петь, со всей улицы, да и соседних тоже, подтягивались слушатели. Еще больше приходило в их двор народу, когда Иван Шульженко объявлял, что вечером состоится не только концерт, но и небольшой спектакль, который разыгрывали отец с матерью, их сын Коля, а также маленькая Клава.
Отец мечтал о том, что дочь станет певицей, а она была без ума от Веры Холодной и других актеров немого кино. Клава считала, что петь сумеет каждая, а вот хорошей актрисой могут стать единицы.
Основательница гимназии дворянка Екатерина Николаевна Драшковская (1836-1896) окончила Полтавский институт благородных девиц, затем на протяжении двух лет изучала заграницей иностранные языки и затем почти 20 лет трудилась учительницей, надзирательницей и классной дамой в Полтавском и Харьковском институтах благородных девиц. Приобретя богатейший опыт учебно-воспитательной работы, она открыла в 1873 году в нанятом на окраине Харькова помещении пансион для подготовки девочек к вступительным экзаменам в институт благородных девиц. Е.Н. Драшковская получила разрешение преобразовать училище в наделенную всеми установленными правами частную женскую гимназию с пансионом. В 1912 – 1915 гг. директором женской гимназии Драшковской был выдающийся учёный Н.С. Бокариус. Клавдия Шульженко: «ничто не предвещало моей песенной судьбы. В гимназии Драшковской, где я училась, любимым предметом была словесность. Я учила наизусть стихи русских поэтов, которые с восторгом декламировала и на уроках, и в пансионе подругам по комнате...».
Улица Краснооктябрьская (Конторская), дом 7. С 1914 по 1923 год там располагалась балетная школа Натальи Александровны Дудинской-Тальори. Через Гончаровский мост Клава (или, как она себя любила величать в то время, Кледи Шутти) бегала на улицу Конторскую в хореографическую школу-студию Н.А. Дудинской-Тальори, матери прославленной балерины Натальи Дудинской, - вспоминала будущая звезда советской эстрады. - Никогда не мечтала о карьере профессиональной балерины. Занятия классическим танцем, так называемая “школа”, которую я проходила, необходима для каждого актера, она дает умение владеть своим телом.
Клавдия Ивановна мечтала о театре, но отец твердо гнул свою линию. И чуть ли не насильно привел ее за руку к профессору консерватории Никите Чемизову. Тот учил ее музыке, но однажды не выдержал, вздохнул: «Ты счастливая, у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его».
К 15 годам Клавдия пересмотрела весь репертуар театра и поклялась себе, что через два-три года обязательно станет актрисой. Но случилось это даже раньше запланированного срока.
В Харькове был украинский драматический театр, где служил прославленный режиссер Николай Синельников. Театр находился почти напротив женской гимназии Драшковской, где год назад училась Клавдия Шульженко.
На просмотре она решила исполнить песню «Розпрягайте, хлопці, коней». Аккомпанировал юной певице тогда еще малоизвестный 22-летний заведующий музыкальной частью Исаак Дунаевский, который в то время жил в Харькове. И.О. Дунаевский стал первым аккомпаниатором Шульженко. За украинской песней «Розпрягайте, хлопці, коней» Клавдия Шульженко пела в тот день романс «Шелковый шнурок» - о том, как девушка неполных семнадцати лет, изменила своему возлюбленному и тот, не выдержав этих испытаний, повесился на подаренном ею шелковом шнурке, русскую песню «По старой калужской дороге», популярную во времена первой мировой войны песню «Эти платочки».
Тогда же Клавдия впервые осознала, что ее предназначение – петь. «Ты должна играть песню и при этом исполнять в ней все роли». Эти слова Николая Синельникова она помнила всю жизнь. Полных залов молодой исполнительнице не пришлось ждать долго. Она всегда учитывала мнение слушателей, пытаясь выстроить свой репертуар таким образом, чтобы у них не возникало желания покинуть зал еще до того, как закончится концерт.
В пьесе «Казнь» у Синельникова Клавдия Ивановна играла певичку из кафешантана. Спектакль прошел успешно. Однако самое неожиданное случилось в последнем акте, когда Клава исполнила романс Борисова и Дитерихса «Снился мне сад в подвенечном уборе». По ходу пьесы главная героиня слушает певичку из кафешантана и вспоминает себя в молодости. Те, кто слышит пение, вежливо аплодируют, и пьеса катится дальше в соответствии с сюжетом. Шульженко спела, и спела хорошо. Артисты на сцене в соответствии с ремаркой вежливо поаплодировали, но тут зал неожиданно разразился бурными аплодисментами. Клава растерялась и поклонилась залу, что не было предусмотрено мизансценой, а исполнительница главной роли, заносчивая и высокомерная Соня Баранская, подошла и расцеловала Клаву, что также не было в режиссерском замысле, на что зал ответил еще более громкими аплодисментами. Нет, Клава на следующий день не проснулась знаменитой, как обычно бывает после шумного успеха. Но ее стали узнавать в городе, что было чрезвычайно приятно. Однако полный восторг вызвала у нее программка, в которой типографским шрифтом в конце было написано: «Певица из кафе-шантана — К. Шульженко».
Харьков стал для Клавдии Ивановны городом не только детства и юности, но и серьезной любви. На гастроли в 1928 году приехал ее ровесник, одессит Владимир Коралли. В середине 1920-х годов он ездил с театрами эстрады, вел концерты в качестве конферансье, бил чечетку, исполнял веселые и сатирические куплеты. Как не влюбиться в такого одаренного молодого человека?! Но первая встреча оказалась мимолетной.
Певица уехала в Ленинград, где дебютировала на сцене мюзик-холла. Ее успех превзошел все ожидания. Вместо запланированных двух песен довелось исполнить все семь, составлявших ее репертуар. Тогда же состоялась их вторая встреча, которая положила начало семейному и творческому союзу. А рождение сына Георгия в 1930 году только прибавило Клавдии Ивановне желания совершенствовать мастерство пения.
В середине 1930-х годов Клавдия с мужем много гастролировали. Были сделаны первые записи ее песен на грампластинки. Именно это позволило ей стать не только узнаваемой, но и любимой миллионами людей. Осенью 1939-го прошел 1-й Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Авторитетное и крайне строгое жюри не присудило никому первой премии, хотя в числе конкурсантов было немало талантливых артистов. «Челита», «Девушка, прощай» и «Записка» – три песни, представленные Клавдией Шульженко, произвели на жюри и зрителей неизгладимое впечатление. Она стала лауреатом конкурса. Росла популярность Клавдии Шульженко. Два мощных завода Грампласттреста выпускали огромное количество пластинок с записями Шульженко, которые на прилавках не задерживались…
Объявление о начале войны застало певицу на гастролях в Ереване. Добровольно вступив в ряды действующей армии, в первый год ленинградской блокады она дала 500 концертов. Сотни раз певица выезжала на фронт, выступая перед бойцами. Ее песни звучали на передовых и в госпиталях. В конце 1941 года в репертуаре Клавдии Ивановны появилась ставшая впоследствии легендарной песня «Синий платочек», написанная польским композитором Ежи Петербургским. В 1942 году Клавдию Шульженко наградили медалью «За оборону Ленинграда», а 9 мая 1945 года – орденом Красной Звезды. Летом того же года «За выдающиеся заслуги в области вокального искусства» певице было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.
Тогда журналисты писали, что окончательное творческое кредо Шульженко, ее художественная тема и лирическая героиня сформировались именно в годы войны, потому что в ее репертуаре больше не было «случайных» песен. На самом же деле песни по-прежнему были разными, просто артистка научилась делать их «своими».
В послевоенные годы Шульженко буквально «воцарилась» на эстраде, задавая тон в вокальном жанре. Ее изящные пустячки мгновенно обретали популярность. Каждый месяц – десятки сольных выступлений. Каждый день – сотни поклонников. С годами ее мастерство лишь оттачивалось. Став народной артисткой СССР, она не пыталась задерживать внимание зрителей на музыкальных ритмах, костюмах, косметике или прическе. Актриса заставляла видеть и слышать совсем другое, задумываться о чем-то действительно важном.
В канун 31 декабря 1955 года Шульженко с Коралли поссорились и впервые за долгие годы встретили Новый год врозь. А в наступившем году, прожив вместе 25 лет, развелись. Почему? Точного ответа на этот вопрос, наверное, ни один из них не знал. Их союз был скорее творческим, чем любовным. Ходила даже эпиграмма: «Шульженко боги покарали. У всех мужья, у ней – Коралли». Расставшись с Коралли, Клавдия Шульженко жила в маленькой комнатке коммуналки, получая от государства пенсию 270 рублей. Поистине народная артистка распродавала драгоценности и антиквариат, которые собирала все послевоенные годы.
Ей приходило очень много писем с признаниями в любви. Но в этой общей массе она выделяла письма и открытки, подписанные инициалами Г. Е. Его звали Георгий Епифанов. В Клавдию Ивановну он заочно влюбился еще до войны, когда в 1940 году купил ее пластинку с песней «Челита». Этот таинственный воздыхатель слал ей открытки со всех уголков Советского Союза. Кинооператор был моложе эстрадной примадонны на 12 лет. Спустя много лет их познакомила режиссер Марианна Семенова. Казалось бы, два человека любят друг друга, что может стать преградой счастью? Сейчас на «возрастной порог» никто не смотрит, а тогда шептали за спиной: «Связался черт с младенцем». Но любовь оказалась сильнее пересудов. Они поженились в 1957 году.
Их счастье длилось девять лет. Потом Клавдия Ивановна «добила» мужа неуемной ревностью. Ей всегда казалось,что такого всепоглощающего счастья, как у них с Жоржем (именно так она его называла), не существует. Они разошлись на долгих 10 лет, но однажды она вновь увидела его в первом ряду на своем концерте. И сказала прямо со сцены: «Жорж, прости меня. Возвращайся. Мне без тебя так одиноко!».
Они были счастливы до того рокового дня,17 июня 1984 года. А потом она ушла. Навсегда. А он остался. На 13 лет. Годом раньше умер Владимир Коралли, который завещал сыну похоронить себя рядом с любимой женой. «Не могу жить ни с тобой, ни без тебя».
На Новодевичьем кладбище у памятника К.И. Шульженко всегда лежит синий платочек.
Харковчане свято чтят ее память. В областном центре создан музей Клавдии Шульженко. Ежегодно проводятся «Шульженковские фестивали».
О ее характере ходили легенды, но певица всегда знала себе цену. «Я стала эпохой в нашей культуре», – как-то сказала она своему концертмейстеру. Тот возразил, что такой вывод должен сделать народ. «Народ может и забыть», – ответила Клавдия Шульженко.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №5 (2013р.)

/Files/images/vyistavki/Редин Егор.jpg

РЕДИН ЕГОР КУЗЬМИЧ

(2(14).11 1863 -27(10).04 1908)

Известный историк, археолог, первый искусствовед Харьковского университета, профессор, основатель Харьковской школы искусствоведения, педагог, общественный деятель, публицист

«Почти тысячу лет сознание духовной причастности к культуре Византии было органичным для православных подданных Российского государства. Естественно поэтому, что изучение истории, искусства и культуры родины православия было в России важной и престижной областью гуманитарного знания»,- утверждал Г.Г. Литаврин.
Более пяти столетий Русь находилась в тесных отношениях с Византией. Само становление древнерусского государства происходило при самых многообразных контактах и столкновениях с византийцами. Но если говорить о культурном взаимодействии и взаимовлиянии между Русью и Византией, то самым значительным результатом взаимоотношений между двумя государствами стало принятие Русью православия — одной из важнейших основ византийской культуры.
Долгое время доминировало мнение, что византийское искусство является чем-то мертвым и далеким от красоты, лишь в конце ХIX века отношение к искусству Византии начинает меняться, в этом заслуга Е.К. Редина. Профессор Редин занимался изучением раннехристианского, византийского и древнерусского искусства. Ученый настаивал на том, что исследование искусства Византии первоочередная задача. Византия, обогатившись православной верой, обогатила мир православной культурой. Благодаря Византии, православная культура стала достоянием не только древней Руси, но также Болгарии, Сербии… Византийская художественная культура не только стала родоначальницей некоторых национальных культур (например, Древнерусской), но и на протяжении всего своего существования оказывала влияние на искусство других православных стран. Изучение искусства Византии важно для познания и понимания русского искусства. Пренебрежение к истории Византии и ее наследию есть отречение от одного из родников древнерусской культуры, от своих корней. Профессор Редин проводил мысль о том, что историю византийского искусства и историю славянских народов необходимо изучать не изолированно, а в тесной взаимосвязи, используя сравнительный и историко-генетический методы. Следует подчеркнуть, что понятие византийского искусства у Е.К. Редина распространяется не только на Константинополь, но и на искусство стран Средиземноморья, Болгарию, Грузию, Армению, Русь и другие государства, находившиеся в ареале влияния Византии.
Егор Кузьмич был первым искусствоведом Харьковского университета и внес весомый вклад в создание Харьковской школы искусствоведения.
Егор Кузьмич Редин родился 2 ноября 1863 года в семье неграмотного крестьянина в селе Старшем Дмитриевского уезда Курской губернии. Среднее образование получил в Тифлисе, окончив гимназию. Некоторое время в этой гимназии учились братья Гумилевы (1900г.). По окончании 2-й Тифлисской гимназии в 1884 году Редин Е.К. поступил на историко-филологический факультет Новороссийского университета.
В 80-х гг. XIX в. профессорско-преподавательский состав Новороссийского университета был одним из лучших в России. Здесь работали такие именитые ученые, как Н.П. Кондаков, А.И. Кирпичников. Направлением специальных знаний Егор Кузьмич полностью обязан профессору Н.П. Кондакову. Никодим Павлович Кондаков, историк искусства и археолог, профессор кафедры истории и теории искусств Новороссийского университета, кафедры истории искусств Петербургского университета.
Глубокое знание византийского искусства позволило Н.П. Кондакову ясно осознать корни древнерусского искусства и поставить его изучение на историческую основу. Н.П. Кондаков признанный авторитет в области изучения русских древностей.
Ученый оказал на студента Редина такое влияние, что, начиная с первого года обучения, тот почти полностью посвятил себя изучению истории искусств. Редин серьезнее всех представителей школы Н.П. Кондакова углубляется в изучение истории русского искусства.
Много работал Егор Редин и под руководством А.И. Кирпичникова (историка литературы), который привил ему любовь к литературе. Он не только заинтересовал Редина апокрифической литературой, но убедил его в необходимости комплексного подхода к изучению истории искусства. Ибо связь иконописи, фольклора и литературы неоспорима.
Е.К. Редин и его друг Д.В. Айналов взяли общую дипломную работу на золотую медаль о мозаиках и фресках Собора Св.Софии Киева (ныне Киево-Софийский кафедральный собор). Работа имела название «Киево-Софийский собор. Исследование древней мозаической и фресковой живописи». В этом первом научном исследовании молодых ученых в значительной степени проявляются основные черты Е.К. Редина и Д.В. Айналова, как серьезных специалистов в области истории искусства.
Киевская Русь, принявшая в 988 году христианство, которое на века определило ее культурно-историческое развитие, стала быстро приобщаться к византийской культуре. Одним из свидетельств влияния православной культуры Византии на молодую культуру Руси являются древнерусские Софийские соборы.
Представление о Софии как «Премудрости Божьей», посредника между Богом и миром в христианстве получило особое развитие в Византии и на Руси. Для Византии и для Руси, куда христианство пришло под знаком Софии, образ Софии как символа теократического принципа (религиозные деятели имеют решающее влияние на политику государства) имел большое значение. В ХI веке Софии были посвящены три главные православные церкви в княжествах Восточной Европы - Новгороде, Полоцке и Киеве.
Главным общественным зданием в те времена была церковь. Это была главная площадка, где могли воплотить мечты и проявить талант зодчие, художники, ремесленники… Высочайшим искусством православной Византии является церковная архитектура.
Начиная сооружение храма в Киеве (Софийский собор), а затем его внутреннюю отделку, князь Ярослав использовал как заезжих греческих мастеров, так и местные силы. Заезжие греческие мастера уже на первом этапе строительства тесно сотрудничали с русскими ремесленниками, которые вносили свои новшества в возведение храма. И как результат - в Софии Киевской гармонично сочетаются два вида монументальной живописи – мозаика и фреска, чего нет в византийских храмах. Нетрудно объяснить и наличие русских черт в ряде изображений. Это уже означает, что в ХI веке началась кристаллизация национальной русской школы.
Знаменитая София Киевская считалась главным храмом Киевской Руси. Христианские сюжеты, которые были развернуты на стенах собора, были призваны вразумить неграмотных людей из языческой страны, не умевших ни писать, ни читать. Фрески Софийского собора — ценнейший памятник раннего монументального искусства Киевской Руси и подлинный исторический источник, свидетельствующий о культурных связях Киевской Руси и Византии.
Работу Д.В. Айналова и Е.К. Редина «Мозаики и фрески Киево-Софийского собора» высоко оценили ученые-искусствоведы. Она была опубликована в 1889г. в «Записках Русского Археологического Общества» и удостоена в 1891г. почетного отзыва Общества.
Несмотря на более чем столетнюю давность, работа Д.В. Айналова и Е.К. Редина сохранила свою ценность и сегодня, как полезное пособие для изучения мозаичной и фресковой живописи собора Св.Софии., оставаясь наиболее полной публикацией фресок.
Редина и Айналова связывала дружба и научная работа в продолжение 24 лет. Они имели общие черты характера, их объединяли учеба, учителя, кафедры, а также они были единодушны в решении научных вопросов.
В дипломе, который получил молодой ученый после окончания университетского курса, отмечалось, что Е.К. Редин «по одобрении факультетом диссертации под заглавием: «Живопись Киево-Софийского собора», за которую награжден золотой медалью, удостоен Советом университета 23 августа 1888 года степени кандидата».
Исключительная одаренность Редина стала причиной того, что по окончании университета Егор Кузьмич был оставлен в Новороссийском университете на два года профессорским стипендиатом, для приготовления к профессорскому званию, но при этом был прикомандирован к Санкт-Петербургскому университету, где занимался под руководством профессора Н.П. Кондакова.
В 1891 году после успешной сдачи магистерских экзаменов молодой ученый отправился в командировку за границу для работы в музеях и библиотеках Парижа, Лондона, Вены, Берлина, Мюнхена, городов Италии. Двухгодичное путешествие по странам Европы способствовало завершению формирования Е.К. Редина как одного из крупнейших специалистов в области истории европейского и византийского искусства, как на Западе, так и в России. В результате двухгодичной поездки по Европе Егор Кузьмич собрал богатый и обширный материал для написания магистерской диссертации и публикации ряда работ, в которых изучались произведения византийской мозаики, миниатюры, памятники прикладного искусства. После возвращения из командировки в 1892г. Е.К. Редину было присвоено звание приват-доцента.
Одним из центров искусствознания в Украине был Харьковский университет. На протяжении ХІХ-начала ХХ вв., вплоть до его реорганизации в 1920-х годах, в университете наряду с гуманитарными науками развивалось искусствознание.
С 1893г. начинается новый этап в жизни Е.К. Редина. 15 лет своей жизни ученый посвятит Харькову. По рекомендации Министерства народного образования он был приглашен приват-доцентом в Харьковский университет для чтения лекций на кафедре теории и истории искусств. Е.К. Редин стал первым штатным преподавателем на этой кафедре, т.к. утвержденная в 1863г. по штату кафедра, практически, оставалась вакантной. Е.К. Редин пришел в университет уже сформировавшимся ученым, последователем «кондаковской школы» в российском и украинском искусствознании. С его приходом (1863-1908) на кафедру теории и истории искусств начался новый этап развития искусствознания. Он заложил основы университетской школы искусствоведения, разработал систематические программы курсов, принял активное участие в формировании коллекции музея и научной библиотеки университета.
С 1893 года фактически началось систематическое преподавание теории и истории всемирного изобразительного искусства, эстетики. Образцовый преподаватель читал прекрасно обработанные курсы по истории искусства. Круг лекционных курсов, которые читал Е.К. Редин, был широким и охватывал разнообразные темы. Ссылаясь на слова самого ученого, его лекции можно поделить на две группы. Первая – курсы лекций, посвященных искусству Древнего Востока, Греции и Рима. Вторая – лекции по истории христианского искусства. С особым увлечением Е.К. Редин останавливался на вопросах, связанных с византийской мозаикой и миниатюрой. Он настаивал на том, что для нас искусство Византии – не далекая проблема, его изучение важно для понимания отечественного искусства. Роль, которую сыграла Византия в формировании и развитии древнерусского, а позже русского и украинского искусства, нельзя переоценить.
С приходом Е.К. Редина в университет в сферу интересов искусствоведческой школы попадают явления харьковской художественной жизни и украинского искусства. Во многом этому способствовал ХII археологический съезд, прошедший в Харькове в 1902 году, в подготовке и проведении которого ученый принял активное участие.
Основными направлениями деятельности университетской школы искусствознания следует считать исследования ее представителями явлений и памятников византийского, классического и украинского искусства. Все это обусловило собственно развитие искусствоведческой мысли в Харькове
В научных кругах Европы представители этой школы и их труды были хорошо известны, а на Слобожанщине имели определенный резонанс, стимулируя к научной деятельности местную интеллигенцию.
Главной работой Редина Е.К. в этот период было написание магистерской диссертации. Подготовка к лекциям, уроки в частном женском заведении отнимали почти все время и не давали возможности заняться диссертацией вплотную.
Лишь в 1897 году он получил степень магистра теории и истории искусств, защитив в Петербургском университете диссертацию на тему «Мозаики Равеннских церквей». Итогом большого исследования стал ответ на вопрос о происхождении мозаик Равенны. Проведя иконографический анализ украшений, Е.К. Редин отнес мозаики к памятникам византийского искусства. Следует особо подчеркнуть, что Е. К. Редин текстовую часть исследования дополнил большим количеством иллюстраций.
Равенна - небольшой городок в итальянской провинции Эмилия-Романья. Равенна - одна из столиц мирового искусства. Именно здесь сохранился уникальный ансамбль мозаик V–VII веков, равного которому нет ни в одном другом городе мира. Равенна – настоящая хранительница раннехристианского наследия с уникальными мозаичными полотнами монументальной живописи, созданной в технике византийской мозаики. Этот ансамбль тем более ценен, что почти полностью погибли современные ему прославленные мозаики Константинополя, Палестины, Сирии. Мозаики Равенны, соединившие в себе традиции разных народов и культур. Ничего подобного нет ни в каком другом городе мира
Иконопись Византийской империи была крупнейшим художественным явлением в восточно-христианском мире. Запечатленная в мозаиках красота земного мира видится как отблеск иной красоты – божественной, поэтому все, что изображает художник, наделяется символическим значением. Византийский художник призван был запечатлеть не сиюминутное, а вечное, не бренную материальную оболочку, а неизменную божественную сущность. Эта высокая духовная сосредоточенность искусства, была неведома античности, требовала обновления художественного языка. Поэтому из мозаик исчезает все переменчивое, конкретное.
Византийская мозаика – это древнее искусство составления из мелких одинаковых частиц картины или образа. Основным мозаичным элементом стали кубики - именно композиции из аккуратно выложенных мелких и более-менее одинаковых по размеру кубиков создали славу византийским мозаикам. Византийская мозаика стала главным элементом художественной отделки соборов, усыпальниц, базилик и визуальные задачи вышли на первый план. Картины выполнялись с учетом, что на них будут смотреть на большом расстоянии. Издалека поверхность картины казалась бархатистой, и создавалось впечатление, что изображения как - будто оживали.
Древние мастера виртуозно использовали свойства смальты – сплава непрозрачного стекла с минеральными красками. Небольшие кубики смальты, из которых складывались мозаики, могут, подобно мазку кисти живописца, передавать тончайшие оттенки цвета. Шероховатые кубики образуют неровную поверхность, но мозаики умышленно не шлифовались, поэтому свет отражается от кубиков под разными углами. Стена, покрытая мозаикой, кажется нематериальной, «они движутся, идут и возвращаются по прихоти блуждающих солнечных лучей, и вся поверхность пребывает в волнении, подобно водам морским»,- писал римский писатель В. Фортунат. Особенностью византийских мозаик в храмах стало использование удивительного золотого фона. Создавалось единое и словно живое золотое поле, мерцающее как при естественном освещении, так и при освещении свечами. Неповторимость игры оттенков цвета и отражений света на золотом фоне создавало эффект движения всей картины. Ровная линия контуров тел придавала изображениям на мерцающем фоне четкость.
Святая Гора Афон представляет собой полуостров в северо-восточной Греции, восточный выступ полуострова Халкидики далеко вдавшийся в изумрудные воды Эгейского моря. Представляет собой гору 2200 метров над уровнем моря. Административно – особая единица Греческой Республики, самоуправляемое сообщество 20-ти православных монастырей.
Для православных всего мира Афон – одна из самых почитаемых в христианском мире священных гор на территории Греции, на которой находится автономная монашеская республика с исключительно мужским населением. На отвесных скалах разбросаны 20 древних монастырей, похожих на средневековые замки, а также множество скитов и хижин отшельников. Монастыри Афона занесены в список ЮНЕСКО как «уникальное художественное создание естественной красоты архитектурного творчества» и «настоящий музей шедевров». Расцвет монашества на Афоне произошёл в Византийский период.
История Афонских монастырей интересна для науки тем, что тут сохранились памятники, которые дают богатый материал для изучения античного и христианского искусства Греции.
Первое, что поражает при посещении монастырей Афона – это типично византийская архитектура. Здания выглядят как большие замки - укрепленные средневековые цитадели с высоченными стенами, башнями, бойницами и отверстиями для метания горячей нефти или воды.
Святой монастырь Великая Лавра - древнейшая и самая большая по размеру обитель Святой Горы. Великая Лавра занимает первое место в иерархии афонских монастырей. Собор Великой Лавры послужил прототипом всех соборных храмов монастырей Святой Горы.
Афонские храмы являются настоящими сокровищницами византийской иконописи. Помимо настенной живописи и фресок, в них хранятся сотни уникальных древних икон, многие из которых считаются чудотворными, а некоторые - нерукотворными.
В 1898 году Е.К. Редин как один из лучших специалистов по истории византийской культуры в России вновь был командирован за границу для научных занятий в монастырях Святой Горы Афон и для изучения памятников античной и византийской культур в монастырях Афона в составе экспедиции, организованной Российской Академией наук. Эту экспедицию возглавил учитель Е.К.Редина, академик Н.П.Кондаков.Целью экспедиции было изучение памятников античного и христианского искусства в Константинополе, монастырях Афона, Салониках и Афинах. Приглашение принять участие в этой экспедиции говорит о высоком научном авторитете ученого и его познаниях в области искусствоведении.
Члены экспедиции исследовали архитектуру и настенную живопись, иконопись, церковную утварь, шитье, древние рукописи, миниатюры и т.д. О результатах работы экспедиции Е. К. Редин писал в статье „Ученая экспедиция на Афон“. После этой поездки Е.К.Редин приобрел авторитет в научном сообществе. Его имя было включено в издания справочно-библиографического характера.
С 1898, по совету своего учителя Н.П.Кондакова, ученый занялся исследованием «Христианской топографии Козьмы Индикоплова» на русской почве и свою докторскую диссертацию посвятил изучению миниатюр древнерусских списков сочинения Козьмы Индикоплова. Выбором темы докторской диссертации послужило отсутствие в университетах курса истории русского искусства, по мнению ученого, связанного неразработанностью материала и полным отсутствием отдельных монографий.
«Христианская топография» венецианского купца Козьмы Индикоплова — одно из первых сочинений в истории, из которых европейский читатель узнал о существовании далеких заморских стран. Во время своих путешествийкупецвел подробные записки, в которых не только фиксировал удобные пути следования, но и описывал те редкости, которые ему удалось увидеть. Эти свидетельства очевидцев составили основной труд жизни Козьмы. Есть в книге глава обо всех известных в то время странах. В ней Козьма сообщает множество сведений о флоре и фауне этих стран. Она была одной из авторитетных книг в восточно-христианском мире.
Данное сочинение, входившее в круг чтения византийского и славянского читателя, является одним из тех произведений, которые сформировали христианское мировоззрение в древнерусском обществе. Популярности «Христианской топографии» в немалой степени способствовали живой образный язык автора и высокохудожественные миниатюры и рисунки, некоторые из которых, как считается, принадлежат самому Козьме. Кроме того, сочинение Козьмы представляет особую важность для изучения иконографических тенденций и стилей древнерусской письменной культуры, возможной преемственности древнерусскими миниатюристами приемов и техники византийских мастеров.
Попытку систематизировать дошедший рукописный материал древнерусской версии памятника предпринял в конце XIX—начале XX столетия Е. К. Редин. Егор Кузьмич подготовил большую по размеру рукопись, которая включала около ста печатных листов. Исследование ученого было построено на сравнении миниатюр древнерусской версии памятника и оригинала. Естественно, что такого типа исследование имело огромное количество иллюстративного материала. В первом томе рукописи ученый привел 434 рисунка в тексте и 32 таблицы с иллюстрациями в приложении.
Историк скрупулезно рассмотрел циклы миниатюр каждого «Слова» труда Козьмы Индикоплова. Описание каждого рисунка представляет целый экскурс по сравнительной истории искусств. В итоге читатель получил детально проанализированный, богатый наглядностью материал по изучению византийского и древнерусского искусств. Он подготовил фундаментальное исследование, которое вышло, к сожалению, уже после его смерти. Е. К. Редин привлек для своего исследования 29 списков конца XV—XVIII в., которые он собрал и разыскал в различных государственных хранилищах, частных собраниях и монастырях.
Е. К. Редин впервые сделал попытку рассмотреть все известные ему рукописи в их генетических связях и взаимоотношениях с греческим оригиналом. Но преимущественно он занимался анализом с позиций иконографических традиций древнерусского искусства и его зависимости от византийских и западных образцов. До последних дней ученый работал над своей книгой. Однако колоссальная по замыслу работа не была доведена до конца из-за болезни автора.
Кричевский работал над копированием уникальных древних|стародавних| рукописных книг, где его виртуозное владение акварелью и тушью проявилось сполна|вполне|. Копии этих раритетов были заказаны ему профессором Е.Рединым, лекции которого|| он слушал в Харьковском университете. Зная его феноменальную| способность к|| воссозданию всех тонкостей оригинала, Редин предложил Кричевскому повторить описания путешествий «Козьмы Индикоплова» и «Книги Большому Чертежу». Эти рукописные средневековые достопримечательности||, которые |хранятся| в московской Исторической библиотеке, были блестяще воспроизведены|| В.Г.Кричевским, и Харьковский университет обогатился почти факсимильным воплощением уникальных рукописных памяток|.
После смерти Редина Д.В. Айналов и П.С.Уваров взяли на себя хлопоты по изданию его незавершенной монографии «Христианская топография Козьмы Индикоплова по греческим и русским спискам». Первая часть исследования была опубликована в 1916г., вторую часть так и не опубликовали. К сожалению, материал второй части капитального труда Е.К.Редина не найден. Эта монография до настоящего времени является основополагающим исследованием по русским Индикопловам.
Факультетское ходатайство о возведении приват-доцента Е.К.Редина в звание экстраординарного профессора было удовлетворено и утверждено Высочайшим приказом 22 декабря 1901г.
Педагогическая деятельность Е.К.Редина не ограничивалась университетскими стенами. С 1894 по 1898 гг. он преподавал русский язык и словесность в женской гимназии Д.Д.Оболенской.
Одна из наиболее известных частных женских гимназий – гимназия Д.Д.Пономаревой-Оболенской, занимавшая оригинальное по архитектуре здание на Пушкинской №32, построенное в 1897 году. В советское время до 1941г., в здании помещалась 22-я поликлиника. Во время войны здание было разрушено.
Преподавание велось по программам, утвержденным Министерством Народного просвещения для женских гимназий. Такая постановка учебного дела в значительной степени облегчала ученицам, окончившим курс в этом учебном заведении, подготовку к экзамену на звание домашней учительницы в испытательном комитете при управлении учебным округом. Этому учебному заведению были предоставлены права и преимущества женских гимназий Министерства народного Просвещения, каковыми до тех пор пользовались в Харькове одни только правительственные такого рода учреждения. (Багалей Т.2.С.716).
В 1906 г. Егор Кузьмич начал чтение лекций по истории искусства в Харьковской городской школерисования и живописи. В отчете школы писалось: «С января 1906-го года в школе введены лекции по истории искусства, читаемые профессором Е.К.Рединым и сопровождаемые демонстрациями картин посредством волшебного фонаря».
Егор Кузьмич очень любил науку. Будучи глубоким ученым, погруженным в науку, тесно связанным с университетом, Редин не мог сосредоточить все свои силы исключительно на любимых занятиях, так как не мог не отзываться на вопросы общественной жизни, требующие просвещенных деятелей. В Харькове на Редина всегда сваливали массу общественной работы: в городской публичной библиотеке, в Филологическом обществе, подготовку чествований научных деятелей, организацию изданий сборников им посвященных, наконец, устройство ХП Харьковского археологического съезда, которое отняло у него три года лучшего времени. В общественной деятельности Егор Кузьмич проявлял бескорыстие и самопожертвование.
Егор Кузьмич не принадлежал к кабинетным ученым. Блестящий эрудит, знаток фактического материала – ему всегда хотелось принимать активное участие в научной жизни Харьковского университета. 17 марта 1893г. Е.К.Редин «единогласно и без баллотировки» был принят в члены Харьковского историко-филологического общества (ХИФО), которое работало при историко-филологическом факультете Харьковского университета. Харьковское историко-филологическое общество — научное общество при Харьковском университете, основанное в 1876г. В него входили профессора и преподаватели университета, местные краеведы и др. представители интеллигенции. Общество занималось разработкой истории, археологии и этнографии Левобережной Украины, особенно Слободской, украинской филологией, охраной памятников культуры, краеведением, вело большую научно-просветительную работу. Ученый-искусствовед принимал живое участие в работе ХИФО. Егор Кузьмич часто делал обзор трудов ученых в виде обширных и обстоятельных работ историографического характера. Таковы его статьи о жизни и научной деятельности Ф.И.Буслаева, А.И.Кирпичникова, Н.П.Кондакова, Фр.Крауса, отца Василия Спесивцева, Н.Ф.Сумцова, М.С.Дринова и многих других. Он также освещает деятельность меценатов – А.М.Матушинского, И.Е.Бецкого и А.Н.Алферова. Ему принадлежит ряд статей об университетском музее.
Будучи активным членом ХИФО, Е.К.Редин скоро зарекомендовал себя как добросовестный ученый, не боявшийся черновой и кропотливой работы. Коллеги оценили эти качества Егора Кузьмича. В феврале 1897г. он был избран секретарем ХИФО. Деятельность Е.К.Редина как секретаря ХИФО была разнообразной. Она состояла в ведении протоколов заседаний, переписке, редактировании «Сборника», который издавало Общество, многочисленных докладах и рефератах; составления газетных сообщений о каждом заседании, докладных и различных отчетов; проведении разных мероприятий, которые касались Общества, а также во многом другом.
Историко-филологическое общество сыграло важную роль при подготовке и проведении XII Археологического съезда. Деятельность членов общества содействовало поступлению из разных городов и сел в Харьков памяток истории, быта, этнографии, искусства и культуры края. Среди членов Общества наиболее активными в музееведческой деятельности были профессора университета Е.К.Редин и Н.Ф.Сумцов. Исследования вопросов местной культуры и древности позитивно влияло на развитие музейного дела.
Особо следует подчеркнуть роль Е.К.Редина в подготовке и работе ХП Археологического съезда, который состоялся в августе 1902г. в Харькове. Будучи секретарем ХИФО и Харьковского предварительного комитета, а также исполняющим обязанности казначея Предварительного комитета, Е.К.Редин проделал огромную организационную работу по подготовке к съезду. Е.К. Редин редактировал труды XII Археологического съезда. Можно с уверенностью утверждать, что Харьковский съезд имел большой успех во многом благодаря усилиям Е.К.Редина, о чем неоднократно писалось в научной литературе.
Наряду с традиционными проблемами, связанными с археологией, историей и культурой, на XII Археологическом съезде по-новому зазвучали вопросы изучения истории церковного искусства и древностей. Именно Е.К.Редину принадлежит главная заслуга в постановке этой проблематики. Благодаря деятельности Е.К.Редина на съезде одной из определяющих тем стала история христианского искусства. Особенно активно ученые обсуждали вопрос изучения украинского «религиозного» искусства ХVII – XVIII вв., в частности, зарождение и развитие украинской иконописи и пути создания слобожанского иконописного стиля. Редин отметил в своем докладе, что развитие местной иконописи имело западноевропейское влияние, особенно прослеживается связь с итальянским искусством. Это было первое научное обращение к исследованию слобожанской иконописи, которое основывалось на собранной к съезду Рединым коллекции. Он стал одним из первых харьковских ученых, кто на научном уровне изучал местное иконописное искусство и древности. Эти исследования являются особенно ценными для изучения истории искусств на Слобожанщине. Таким образом, научная деятельность Е.К.Редина была связана с церковной археологией, наукой, которая занималась изучением не только литургических образов, но конкретных богослужебных предметов, представленных памятниками культуры. Егор Кузьмич является одним из первых представителей в церковной археологии строго научного метода. Его ученые труды отличаются замечательной детальной разработкой.
Энергичный исследователь и неутомимый труженик, он проделал огромную работу по сбору материала для устройства выставки к съезду. В ходе научных экспедиций по уездам Слобожанщины, осмотрены и исследованы памятники искусства и древностей, осмотрены храмы, иконостасы, церковная утварь, сфотографированы и каталогизированы многие памятники и экспедиционные находки. В результате значительно пополнились музейные фонды накануне, а также в год проведения съезда, в том числе и книгами. Кроме описания и фотографирования во время научных экскурсий 1900 и 1901 гг. он собрал множество старинных церковных предметов, которые после окончания церковно-археологической выставки в большом количестве составили церковно-археологический отдел Харьковского университета.
Подготовка кXII Археологическому съезду дала возможность провести огромную научно-исследовательскую работу, которую сегодня трудно переоценить. Огромное количество памятников «церковной старины», о которых шла речь на съезде,уже безвозвратно утрачены. Поэтому их фиксация и изучение в материалах съезда крайне важна для развития современной исторической науки.
В начале двадцатого века, в 1902 году историки собрали на ХІІ археологический съезд уникальную коллекцию церковной утвари, произведений искусства и исторических документов.Старинные церковные книги, церковное шитье, редкостные иконы, фотографии всех харьковских церквей и иконостасов, и частные подношения, переданные церковнослужителям. В итоге сложилась уникальная выставка.Сегодня в церковно-историческом музее нет ни одного экспоната из того, дореволюционного собрания.
Е.К.Редин сделал около 300 фотографий с экспонатов, демонстрировавшихся на выставке, работавшей при съезде. В1903г. эти фотоснимки были опубликованы в виде «Альбома выставки XIIархеологического съезда в г.Харькове» (М., 1903)с предисловием Е.К.Редина. Во время работы съезда его делегаты отмечали бедность научной литературы по истории отечественного искусства, поэтому публикация «Альбома» расценивалась современниками очень высоко. Таким образом, ученый-искусствовед закрепил итоги XII Археологического съезда, помог ознакомиться широкому кругу читателей с экспонатами выставки и внес большой вклад в дело изучения «родной старины».
Поднятые на XII Археологическом съезде проблемы, связанные с вопросами развития церковного искусства, нашли отражение в дальнейшей научной деятельности исследователя. Ученый предпринял немалый труд – осмотреть все харьковские церкви и описать все их старинные вещи. В 1905г. Е.К.Редин опубликовал работу «Материалы к изучению церковных древностей Украины. Церкви города Харькова» (Х., 1905). Важно отметить, что эта работа не раз переиздавалась и не утратила своего значения и сегодня.
Своим успехом Харьковский Археологический съезд обязан в значительной мере, если не целиком, энергии Е.К.Редина.1 января 1903г., очевидно за подготовку и проведение Археологического съезда, Е.К.Редин был награжден орденом Св.Анны 3 степени. 1 января 1906г. ученый был награжден орденом Св.Станислава 2 степени. Чина Е.К.Редин не имел. В 1905-1907 гг. был избран в І Государственную Думу по спискам конституционно-демократической партии и народной свободы. В октябре 1907г. Петербургский университет, учитывая научные заслуги Е.К.Редина, присвоил ему степень доктора теории и истории искусств. В свою очередь, Харьковский университет принял решение о назначении Е.К.Редина ординарным профессором на кафедре теории и истории искусств.
Е.К. Редин внес значительный вклад в изучение истории города Харькова и Харьковского университета.
Интересны его статьи: «Харьков – как центр художественного образования юга России» (1894), «Харьковская школа изящных искусств» (1895).
В декабре 1893г. Редин был избран членом-корреспондентом Московского Археологического общества. Это уже свидетельствовало о нем как о человеке хорошо известном в научных кругах. Действительным членом Московского Археологического общества он был избран в феврале 1902г.
По мере возможности ученый принимает участие в работе Императорского Русского Археологического Общества. Он является членом-корреспондентом Императорского общества любителей древней письменности и других организаций.
Е.К.Редин совершил две «научные экскурсии» в Херсонес с целью изучения его памятников и участвовал в проекте Московского археологического общества по изданию многотомной истории Херсонеса. Идея написания истории Херсонеса впервые была озвучена в Харькове, на ХІІ Археологическом съезде.
Редина чрезвычайно беспокоили проблемы сохранности херсонеских памятников. Он называл Херсонес «христианской русской Помпеей», восхищался высоким уровнем развития древнего города и признавал его влияние на Древнюю Русь.В этих «христианских Помпеях» он нашел неисчерпаемое сокровище для изучения памятников византийского искусства, какого не мог дать ни один город Италии.
Итогом поездок 1903–1904 годов должна была стать серия исследований, объединённых под общим названием «Памятники христианского Херсонеса». Так сложилось, что именно первый том, в создании которого Е. К. Редин, несомненно, также участвовал, был издан и получил известность в научных кругах Европы.
Прибыв в 1893г. в Харьков и получив место приват-доцента по кафедре теории и истории искусства историко-филологического факультета Императорского Харьковского университета, Егор Кузьмич Редин в том же году принял заведование Музеем изящных искусств и древностей,находившимся в ведении факультета. Историк понимал, что университетский Музей должен иметь богатый материал для лучшего усвоения студентами услышанного на лекциях. Он приложил много усилий для пополнения Музея произведениями отечественного искусства, отдавая предпочтения не отдельным экспонатам, а коллекциям. Он собрал ценную коллекцию древностей для университетского музея, привел его в порядок. В период заведования Е.К.Редина фонды Музея обогатились новыми отделами: отделом местных церковных древностей (Редин Е.К. сам собрал эту коллекцию), археологическим, отделом местных древностей и отделом картин местных художников, а также экспонатами. Количество экспонатов и книжный фонд музейной библиотеки увеличились вдвое. О библиотеке музея спустя десятилетие В.Е.Данилевич писал: “Музей может гордиться своей библиотекой, в которой собрано много ценных сочинений и изданий по истории искусств и археологии”. И подчеркивал: “Особенный рост библиотеки начался с 1893г., когда заведование музеем перешло к профессору Е.К.Редину”.
Наряду с формированием фонда изданий по искусству Рединым Е.К. было положено начало специальной библиотеке по археологии. Так как университетская библиотека располагала богатым собранием археологических исследования /издания главнейших обществ и учреждений России, труды крупнейших археологов/.
Музейная библиотека составлялась как приобретениями, так и многочисленными пожертвованиями разнообразных ученых обществ /археологических, нумизматических и пр./, с которыми Редин поддерживал тесные научные связи. Приходилось обращаться за содействием и к частным лицам. Щедрые дары библиотеке мотивировались, прежде всего, уважением к авторитету Е.К.Редина– ученого и человека. Приват-доцент Е.П.Трифильев, его помощник, писал: “В момент появления Егора Кузьмича в Харькове ни один человек его не знал, теперь вряд ли можно встретить хотя бы одного среди культурных слоев Харькова, кто бы не знал Е.К. или, по крайней мере, не слышал о нем... в научной области он является одним из самых видных представителей по своей специальности, а в общественной– одним из самых популярных деятелей в Харькове”.
Редин был основательно знаком с книгами фундаментальной библиотеки университета, располагавшей собственным отделом литературы по искусству. Он, в частности, взял на себя труд по составлению каталога обширного собрания изданий, завещанного университету любителем и знатоком искусства А.М.Матушинским /свыше 2 тыс. названий/, тем самым, по замечанию Н.Ф.Сумцова, “в высшей степени облегчил пользование книгохранилищем”. В работе над столь объемным трудом Е.К.Редин явил себя и как блестящий библиограф. Оценивая вклад, Е.К.Редина в создание ныне принадлежащего университетской библиотеке фонда изданий по искусству, необходимо упомянуть и оличной библиотеке ученого, судьба которой во многом не прояснена. Поиски ее– в фондах современной ЦНБ– еще предстоят. Их обосновывает свидетельство Н.Ф.Сумцова, одновременно служащее ярким подтверждением высокой нравственности и редких гражданских качеств Е.К.Редина. В памятной статье,– цитируя предсмертные слова Е.К.Редина: “Я не беспокоюсь: книги я все возвратил университету и никому не должен”,– Н.Ф.Сумцов указывает: “Действительно, он [Редин] накануне отправил в университет массу книг, как университетских, которыми пользовался для диссертации, так и свою личную, большую, ценную библиотеку, единственное для него дорогое достояние”. Между тем, в настоящее время с уверенностью можно говорить лишь о наличии в ЦНБ экземпляров многочисленных печатных работ проф. Редина с его автографами, переданных им в качестве дара музею искусств и университету, и свидетельствующих не только о большой и многогранной научно-исследовательской деятельности ученого, но и об искренней и разносторонней заботе его о преумножении университетских библиотечных фондов.
Много внимания Е.К.Редин уделял развитию библиотечного дела в Харькове. Его имя можно найти в списках членов Харьковской общественной библиотеки. Десять лет (1896-1906) Редин принимал участие в работе Харьковской общественной библиотеки. На протяжении пяти лет ученый входил в состав ее правления, исполняя обязанности секретаря, а в 1898г. вместе с Д.И.Багалеем был главой правления библиотеки.
Он принимал активное участие в деятельности Харьковского общества распространения в народе грамотности. Фамилия Егора Кузьмича упоминается в документах Общества, начиная с 1898г. Принимал деятельное участие в устраиваемых комиссиями харьковского Общества грамотности народных чтениях, в качестве лектора. Его отчетливое, громкое, весьма выразительное художественное чтение очаровывало слушателей.
Любивший искусство, Егор Кузьмич желал познакомить с ним и народные массы, с этой целью им были прочитаны две популярные лекции в Народном доме – о памятниках искусства, найденных при раскопках Помпеи.
Свою общественную деятельность Е.К. Редин сосредоточил на начальном образовании. На Москалевке Харьковским Обществом Грамотности была открыта ежедневная смешанная школа. Первая школа Общества Грамотности была третьей общедоступной начальной школой в Харькове. С 1872г. школа располагалась в собственном здании, благодаря щедрым пожертвованиям первого попечителя школы Ф.С.Карпова, который пожертвовал место для школы, и до конца жизни своей субсидировал это учебное заведение. Эта школа была образцовой во всех отношениях. Выбор преподавательского персонала производился Правлением Общества с величайшим тщанием и с затратой больших средств. (Багалей Д. Т.2С.734-735)
В мае 1899г. Редин Е.К.был избран попечителем Первой школы Общества Грамотности, что зафиксировано в протоколе общего собрания. Много любви и теплого отношения к детям на этом посту отдал Редин. Его особенно беспокоили теснота и плохие гигиенические условия этой школы, построенной 40 лет тому назад, рассчитанной на 80 учеников и вмещающей в настоящее время вдвое большее число детей. Он мечтал о перестройке школьного здания. Преждевременная кончина не дала ему возможности осуществить свою мечту. Е.К.Редин занимал пост попечителя до января 1908г. и попросил об отставке с этой должности, будучи уже неизлечимо больным.
Будучи попечителем школы на Москалевке, Е.К.Редин не мог не заметить нужды бедных учеников, которым часто недоставало одежды и обуви, чтобы правильно посещать школу. Доброе сердце Егора Кузьмича не могло быть спокойным при виде этой подавляющей нужды. Сам сын крестьянина, прошедший тяжелую школу нужды по пути своего собственного образования, с необыкновенной чуткостью, готовностью шел навстречу материальной нужде учащихся городских начальных училищ. Потому понятно, когда в 1901г. возникло Общество попечения о нуждающихся учащихся в низших учебных заведениях г.Харькова, Е.К.Редин принял в его деятельности активное участие и сделал много хорошего. С первых дней работы Общества Е.К.Редин состоял товарищем председателя, а с 19 ноября 1902г. – председателем правления. Благодаря ему Общество в течение нескольких лет стало на твердую почву, окрепло материально и нравственно. В последнее время от Общества получают пособия до 500 учеников на сумму до 4 тыс. руб. Благодаря, главным образом, энергии и настояниям Редина Обществом был учрежден приют для нуждающихся учащихся имени Н.А. Северина. «Везде Егор Кузьмич настойчиво шел по пути добра и справедливости», – писал биограф. (Багалей Т.2,С.930).
Егор Кузьмич Редин был на редкость хорошим, отзывчивым, предупредительным человеком, трудолюбивым и талантливым, отличным товарищем, гуманным, неизменно добрым общественным деятелем. Трудно представить более работоспособного и выносливого человека. Еще на университетской скамье он поражал товарищей своим прилежанием.
Эпистолярное наследие Е.К.Редина – не только бесценный материал к биографии, но и характеризуют его как ученого. В них видна не только ученость Е.Редина, но и эмоциональное, непосредственное отношение к памятникам искусства. Одной из особенностей эпистолярного стиля Е.Редина являются поэтические описания увиденных им мест. Письма Е.Редина поражают документальной скрупулезностью, и в них иногда встречается редкий, малоизвестный факт.
Редин не чуждался политики, но она для него имела случайное и второстепенное значение. Он не приветствовал политические перемены в виде брожений, шатаний и революций, а свято верил в науку - как непременное условие будущего человечества.
В 1900 году Е.К.Редин женился. Его женой стала Татьяна Николаевна Бреннер (дочь профессораН.Ф.Сумцова). В сентябре 1902 года у них родился сын. Они жили в Харькове на Мало-Гончаровской улице. В самом конце этой улицы жил профессор Н.Ф.Сумцов, на месте его дома теперь автосервис с мойкой автотранспорта и длинной автостоянкой. В двух дворах от жилища Сумцова Н.Ф. в доме Булатникова под №30 в съемной квартире проживал профессор Е.К. Редин с семьей. В лице своей жены Редин Е.К. имел лучшего друга. Татьяна Николаевна окружила мужа во время болезни такой нежной и предусмотрительною заботливостью, что больной сам называл ее своей фельдшерицею. Не оставляя его ни на минуту, она была и домашним секретарем - вела за больного переписку, и фельдшерицей, так как сама ставила банки, следила за приемами лекарств.
Сын его, Николай Егорович (1902-1938 гг.) так же стал историком. Работал в Харьковской губпросвите, Главполитобразовании, был сотрудником Музея Слободской Украины им. Г.С.Сковороды, преподавал на рабфаке Харьковского института народного образования. В 1926-1930 гг. возглавлял кафедру истории СССР в этом институте, а с 1930г. был зам. директора института истории украинской культуры имени Д.И.Багалея… На должности заведующим кафедры истории СССР Харьковского университета был недолго, с 1933 по 1934гг. В декабре 1934 года был арестован за антисоветскую деятельность. Наказание отбывал в Алма-Ате и Магаданской области, где и погиб в 1938 году.
В связи с обширной общественной работой Е.К.Редина, написание его докторской диссертации сильно затянулось, не было завершено в связи с ранней смертью автора. В мае 1907 года Редин серьезно заболел. Источник болезни часто кроется далеко. По-видимому, давний ревматизм и переутомление от трудов сыграли главную роль. Не прошло бесследно проживание на холодных и тесных, сырых харьковских квартирах, оказала свое гибельное влияние вынужденная работа во время каникул.
Егор Кузьмич Редин скончался 27 апреля (10 мая н.ст.) 1909 года на 45 году жизни. Ученого похоронили на Иоанно-Усекновенском кладбище. Заупокойную литургию совершил приват-доцент университета о.Иоанн Филевский. На панихиде присутствовали городской голова А.К.Погорелко, ректор университета Д.И.Багалей… «Редина все любили, Редина нельзя было не любить; его душа была прекрасна и чиста, ей были близки все высокие и благородные порывы», – писал его товарищ М. Попруженко. Некрологи поместили «Правительственный вестник», «Русские ведомости», «Слово», «Утро», «Книжный мир», «Известия Общества преподавания графических искусств», «Петербургские ведомости», «Одесский листок».
Прожил он всего 44 года, но в короткий срок своей деятельности он сделал много. Егор Кузьмич Редин сумел оставить глубокий след во всех сферах своей деятельности: он заслужил имя выдающегося ученого, особенно в области христианского и византийского искусств. Обширная ученая деятельность ученого представляет собой и по количеству и по содержанию весьма ценный вклад в науку искусства и археологии. У Е.К.Редина, со временем, также проявился явный интерес к исследованию национального художественного наследия. Подводя итоги творческому пути Е.К.Редина, необходимо отметить, что после смерти ученого осталось большое литературное наследство, которое насчитывает около двухсот научных работ, посвященных самым разнообразным вопросам в области искусствоведения. Здесь и небольшие статьи по истории византийской миниатюры, и ряд работ о памятниках равеннского искусства, завершаемых исследованием о мозаиках равеннских церквей, и мелкие экскурсы в область византийской и древнехристианской иконографии, наряду со статьями о поздних памятниках религиозного украинского искусства и целой портретной галерее историков и любителей искусства. В работах Е.К.Редина есть то, что и сегодня представляет большой интерес, без чего отечественная искусствоведческая наука была бы гораздобеднее.
Удивительная скромность была всегда выдающейся чертой Егора Кузьмича. Тихо, незаметно работал Егор Кузьмич. Однако, под конец своей недолгой жизни в научной области он стал одним из самых видных представителей по своей специальности, а в общественной – одним из самых популярных деятелей в Харькове. Он не искал этой популярности, но его деятельность была всегда так высоко культурна, так была чужда эгоистических расчетов, посвящена интересам других, что он невольно привлекал к себе внимание.
В апреле 1909 г. состоялось публичное заседание ХИФО в память Е.К.Редина, на котором было принято решение, что память Е.К.Редина будет почтена изданием ХІХ тома «Сборника» ХИФО и учреждением при университете премии им.Е.К.Редина за лучшие студенческие сочинения по истории искусства и археологии.
Приемником Е. К. Редина по кафедре теории и истории искусства стал Ф. И. Шмит. Н.Ф.Сумцов писал, что его работы являются прямым продолжением работ Е.К.Редина.
Работа Н.Ф.Сумцова «Человек золотого сердца» одна из первых биографий ученого. Еще ученик Редина Белецкий А.И., виднейший советский литературовед, написал работу о своем учителе.
О жизни и научном наследии Е.К. Редина написано не много, а имя ученого известно лишь специалистам. О нем пишут, ему посвящают различные мероприятия.
В Харькове в апреле 2013г. на стене старого здания университета имени В. Н. Каразина по улице Университетской, 16 была открыта мемориальная доска Егору Кузьмичу Редину. Николай Шакин, член Национального союза краеведов Украины, член союза археологов Украины, общественный инспектор по охране культурного наследия Харьковской области, кандидат технических наук, художник, инициатор установки и автор мемориальной доски Е. К. Редину.
Вследствие ряда причин его имя долго замалчивали. Сегодня имя великого ученого Е.К.Редина возвращается.
У Харкові. що став для нього рідним, Єгор Рєдін прожив багато щасливих, насичених творчою працею років. Відомо кілька харківських адрес замешкання родини Рєніних: Старо-Московська, 3; Дворанська, 10 і 12; останньою була Мало-Гончарівська. 30. Єгор Кузміч Рєдін помер 27 квітня 1908 року. Цвинтаря, на якому він був похований, вже немає, проте пам'ятник з його могили перенесено на сучасне 13 міське кладовище. (Ольга Багалей).

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №4 (2012р.)

/Files/images/vyistavki/Ахиезер.jpg

АХИЕЗЕР НАУМ ИЛЬИЧ

(6.03.1901- 3.06 1980)

Выдающийся математик современности, доктор физико-математических наук, профессор, член-корреспондент АН УССР, основатель харьковской математической школы, физико-математического лицея №27 в Харькове

«Истинную философию вещает природа; но понять ее может лишь тот, кто научился понимать ее язык, при помощи которого она говорит с нами. Этот язык есть математика»,- утверждал великий Галилео Галилей.
Математика - важнейшее достижение культуры и цивилизации. Без нее развитие технологий, познание природы были бы немыслимыми вещами. Математика очень важна как для развития человечества в целом, так и для интеллектуального совершенства конкретного индивида.
Харьков всегда рассматривался мировым математическим сообществом как один из ведущих центров математических исследований в странах бывшего Советского Союза после Москвы и С.-Петербурга. Харьковские математические традиции восходят к середине 19 века, когда, в 1879 году, было основано Харьковское математическое общество – одно из старейших в Российской империи. В наше время харьковская математическая школа имеет международное признание в области анализа и геометрии.
Харьков является родиной всемирно известных научных школ, к основанию которых были причастны ученые с мировым именем. Ахиезеру принадлежит заслуга в создании харьковской математической школы, признанным главой которой он был многие годы. Будучи сам блестящим математиком, специалистом в области конструктивной теории функций, успехи которого были отмечены званием члена-корреспондента АН УССР и премией имени Чебышева АН СССР, Наум Ильич не уставал формировать математические коллективы в ХПИ и Харьковском университете. Более того, он дальновидно предпринимал многие новаторские шаги по воспитанию нового поколения математиков (организация физико-математического лицея №27, Заочной юношеской математической школы при ХГУ).
В Белоруссии на крутом берегу реки Сож находится г. Чериков (Могилевской области). Хотя он расположен вдали от железных дорог, в царское время был уездным городом. Да, и в первые годы после Октябрьской революции оставался им. Город был в основном деревянный, одноэтажный. Только церковь, почта и дом бывшего купца Гиндина, да на окраине винный завод, были кирпичными. Нужно отметить, что многие деревянные дома были внушительных размеров и привлекали своей оригинальной архитектурой, разными художественными украшениями. В окружающих город лесах летом было изобилие грибов, ягод, дичи. Чериков был заселен преимущественно евреями. Между белорусами и евреями царили дружба и согласие.
Родился выдающийся ученый в этом замечательном городке 6 марта 1901 года в семье земского врача, Ильи Александровича Ахиезера (1876-1938), выпускника Императорского Харьковского университета (1898г.) «удостоенного степени лекаря с отличием». Мама, Наталья Григорьевна, (1874-1964) занималась домашним хозяйством. Потом Илья Александрович переехал с семьей из Черикова в Гомель в железнодорожную больницу, где работал до конца своих дней. Фотография отца всегда висела дома в кабинете Наума Ильича. Первую свою крупную (69 стр.) математическую публикацию Наум Ильич посвятил своим родителям (в 1928г.).
У Наума были младшие братья: Давид и Александр. Давид умер молодым. При пожаре поднял бочку, у него случился разрыв аппендикса и спасти его не смогли. Александр стал выдающимся физиком.
Младший брат Наума Ильича, Александр Ильич (1911-2000) – всемирно известный ученый, выдающийся физик-теоретик, академик АН УССР, доктор физико-математических наук, один из основателей Института теоретической физики при Национальном научном центре «ХФТИ», сейчас носящего его имя. Он был необычайно разносторонним ученым. Будучи ученым, поистине энциклопедических знаний и обладая гениальной интуицией, Александр Ильич внес выдающийся вклад в целый ряд областей теоретической физики. Область его исследований была необычайно широкой. Иногда его называют «феноменом Ахиезера». С большой теплотой и благодарностью Александр Ильич вспоминал о той роли, которую сыграл старший брат в его математическом образовании.
В Черикове гимназии не было. Классическая гимназия была в Мстиславе. В царское время в гимназии обучали на очень высоком уровне, причем как в Петербургской гимназии так и в Мстиславской получали одинаковое образование, огромное внимание уделялось изучению языков. Поэтому немецкий язык Наум знал как русский – разницы для него не было, на каком говорить. Кроме того, Наум хорошо владел французским и отлично знал латынь. Прекрасно поставлена была и математика. Наума и Давида привезли в Мстислав, сняли им отдельный домик. Для присмотра за детьми была бонна (и это притом, что папа был земский врач, и ничего у него не было).
Началась революция, Наум с братом снова переехали в Чериково к родителям. Наум поступил в Петроградский университет. Экзаменовал его Смирнов В.И., автор знаменитого многотомного «Курса высшей математики». Наум Ильич учился очень хорошо, любил также посещать лекции А.Ф. Кони. Но в Петрограде было голодно, поэтому пришлось вернуться домой. А в это время в помещичьем дворце польского помещика Василенкова километрах в 15-20 от Черикова в деревне Лемень (так называлось бывшее панское имение) по инициативе Модеста Лепешинского открылась первая в России образцово-показательная школа-коммуна. В ней дети (беспризорники) не только учились, но и работали, существовала система ученического самоуправления. В школе-коммуне собралась плеяда самоотверженных педагогов, которые работали бесплатно. В школе училось несколько сот детей. Наум Ильич преподавал в этой школе математику, физику и химию. Школу-коммуну успешно закончили десятки юношей и девушек. Школа-коммуна просуществовала недолго и стала распадаться.
По совету отца было решено, Науму ехать в Киев. Тем более, что его будущая жена, Зоя Львовна, рассказывала о нем академику Граве, который и пригласил Ахиезера в Киевский институт народного образования (ныне Государственный Университет имени Т.Г. Шевченко).
Очень быстро - за два года Наум Ильич окончил институт (в 1924г.), там же аспирантуру. Научная деятельность его началась сразу после окончания института. В 1928 году он защитил кандидатскую диссертацию, некоторое время преподавал в этом же институте и параллельно в Киевском политехническом институте. А также ездил в г. Нежин преподавать в Институте народного образования (в 20-е годы ХХ века), Педагогический институт (в 30-е годы ХХ в). Сейчас это учебное заведение носит название: Нежинский государственный университет имени Николая Гоголя.
В это время возрастало значение и влияние Харькова, который был столицей Украины. Наума Ильича пригласили в Харьковский университет. В 1933г. Н.И. Ахиезер переехал в Харьков. В нашем городе с 1933г. по 1941г. он совмещал преподавание в Харьковском университете с работой в ХАИ и руководством институтом математики и механики при ХГУ (с 1935г.).
В ХАИ Н.И.Ахиезер работал на кафедре аэродинамики, которую возглавлял ее основатель и первый заведующий Георгий Федорович Проскура – академик АН УССР, видный ученый в области аэрогидродинамики и гидромашиностроения, ученик Н.Е. Жуковского. Специалисты кафедры (Г.Ф. Проскура, Н.И. Ахиезер, А.И. Борисенко, А.А. Литвинов, Я.Е. Ткаченко) представляли результаты научных исследований на І и ІІ Всесоюзных конференциях по аэродинамике. Исследования в области аэрогидромеханики, выполненные под руководством академика Г. Проскуры, в тот период обеспечили создание уникальных осевых насосов, которыми были оснащены перекачивающие станции канала Москва-Волга и Днепрогэс.
Наум Ильич Ахиезер – выдающийся математик ХХ века, оказал определяющее влияние на проводимые в институте теоретические исследования и уровень фундаментальной подготовки выпускников ХАИ в предвоенный период. Параллельно его интересовали прикладные проблемы аэродинамики, имеющие важнейшее значение для развивающейся авиации. В результате появляются его классические работы по теории струй и теории решеток. Во всех опубликованных работах, как теоретического, так и прикладного характера, он показал себя выдающимся аналитиком. С конца 1933г. Н.И.Ахиезер становится профессором кафедры аэродинамики, а через год заместителем заведующего кафедрой аэродинамики. В 1934 году его выбирают членом-корреспондентом АН Украины. Степень доктора физико-математических наук ему была присвоена в 1936 году и в этом же году его назначают штатным заведующим кафедрой математики. Кстати, организатором и первым заведующим этой кафедрой был Наум Ильич Ахиезер. Он остается на этой должности до середины сентября 1941 года, совмещая ее с обязанностями руководителя теоретической секции в аэродинамической лаборатории.
Невозможно переоценить его влияние на формирование научных интересов ряда сотрудников ХАИ. Не случайно именно Н.И. Ахиезер взял на себя труд редактирования некоторых разделов учебника А.И. Борисенко «Газовая динамика двигателей». Надо отметить, что Н. Ахиезер был еще автором всемирно признанных учебников и монографий, по которым учились, и сегодня учатся многие поколения математиков и инженеров.
Ахиезер был уникальным ученым и блестящим педагогом. Поражают широта его научных интересов и огромная работоспособность. С работой в ХАИ он совмещал преподавание в Харьковском университете (с 1934г.). Здесь он заведовал кафедрой теории функций, а впоследствии кафедрой математической физики, профессором которой работал до конца жизни (1980г.). Эта кафедра была создана на механико-математическом факультете в 1963г. по инициативе Н.И. Ахиезера.
Одновременно руководил институтом математики и механики при ХГУ (с 1935г.). История института такова: в 1929 году на базе научно-исследовательских математических кафедр университета был учрежден Украинский институт математических наук, который через некоторое время получил название Украинского научно-исследовательского института математики и механики, а с 1934 года к этому названию были прибавлены слова «при Харьковском государственном университете».
Блестящий ученый, широко образованный человек он обладал неординарным организаторским талантом. Используя весьма скромные возможности Института математики, Наум Ильич сумел привлечь к работе в институте не только лучших харьковских математиков, но и ученых из других городов, что, несомненно, способствовало широте проводимых исследований. К сожалению, в 1950 году институт был закрыт. Математическая жизнь в Харькове продолжалась, но разобщенность ученых, конечно, отрицательно влияла на нее.
В эвакуации, в Алма-Ате, он преподавал в горно-металлургическом институте (1941-1943гг.). Ныне Казахский национальный технический университет имени К.И. Сатпаева. Из Алма-Аты он переехал в Москву, в МЭИ, где работал с 1943 по 1947 год. В Москву его, как это сказать… «перетянул» профессор Левин, замечательный педагог и образованнейший человек. Он Наума Ильича «пристроил» на кафедру в МЭИ.
В те годы было три серьезных вуза в Москве: университет, МЭИ и училище имени Баумана. Директором МЭИ в то время была Голубцова - жена Маленкова. Это была деловитая женщина, которая думала только о пользе дела, о МЭИ. Она сумела разглядеть, что Ахиезер Н.И.- это необычный человек. И вот она привлекла Наума Ильича к преподаванию. Его лекции в МЭИ – это были артистические лекции. Студенты слушали их, открыв рты. В.А. Голубцова очень хотела, чтобы он остался в Москве.
Его не отпускали из престижнейшего института страны, но Наум Ильич считал своим долгом вернуться в Харьков и продолжить дело своего учителя Сергея Натановича Бернштейна, основателя и первого директора Украинского института математических наук (1928г.).
Бернштейном С.Н. продолжены, и в определенном смысле завершены, исследования петербургской школы Чебышева - Маркова по предельным теоремам. Бернштейн и его ученики создали новую отрасль теории функций – конструктивную теорию функций. Многие понятия и теоремы математики названы именем Бернштейна: интерполяционный процесс, полиномы, теоремы, ядро, метод суммирования, проблемы, неравенство. Заслуги С.Н. Бернштейна высоко оценены как в нашей стране, так и за рубежом.
В 1935 году Бернштейна Сергея Натановича, считавшего, что диалектический материализм ведет к математическому скудоумию, уволили с должности директора, основанного им Украинского института математических наук. И ему пришлось уехать из Харькова. Директором назначили его ученика, Ахиезера Н.И.
С 1947 по 1955 гг. Н.И. Ахиезер преподавал в Харьковском политехническом институте. Здесь Наум Ильич основал кафедру «прикладной математики», как кафедру теоретической и математической физики и был первым ее заведующим. К работе на кафедре он привлек одаренного и разностороннего математика Глазмана И.М., который впоследствии стал заведующим кафедрой. Хорошо известна всем математикам совместная монография Н.И. Ахиезера и И.М. Глазмана «Теория линейных операторов в гильбертовом пространстве», которая переведена во многих странах мира (Германия, Великобритания, США и др.).
«Могучая кучка» (Н.И. Ахиезер, Б.Я. Левин, В.А. Марченко и А.Я. Повзнер), в значительной степени определяли математическую жизнь города, которая концентрировалась, в основном, вокруг механико-математического факультета ХГУ и Харьковского математического общества. Наум Ильич Ахиезер в течение 25 лет был бессменным председателем Харьковского математического общества и редактировал его журнал, руководил различными математическими семинарами, которые привлекали талантливую молодежь и ученых.
Впоследствии Н.И. Ахиезер был одним из организаторов математического отделения Института низких температур имени Б.И. Веркина. Он возглавлял один из отделов института. Где работал Наум Ильич, там всегда царила рабочая творческая атмосфера.
В настоящее время ведущим центром математических исследований в г.Харькове является математическое отделение Физико-технического института низких температур имени Б.И.Веркина.
Ахиезер Н.И. заботился о воспитании новых поколений математиков, связывал с ними дальнейшее развитие харьковской математической школы.
Первая в Харькове специализированная физико-математическая школа была открыта в 1 сентября 1963 году по инициативе и благодаря сверхусилиям профессора С.Н.Ахиезера. Школа расположилась в старинном здании на улице Марьинской 12/14, построенном по проекту архитектора Б.Н.Корнеенко в 1901-1904 годах.
Но до этого знаменитый математик Ахиезер настоял на открытии в 5-й и 82-й школах физико-математических классов. Класс из школы №5 целиком был переведен в 27-ю школу. Шесть классов апробировали программы в разных местах, и только тогда открылась специализированная физико-математическая школа №27(ныне лицей).
Теперь этот лицей стал одним из центров подготовки мировой научно-технической элиты. Многие считают, что эту школу Ахиезер открыл ради своих детей, может быть. Но…Он ведь мог организовать своим детям прекрасную школу прямо на дому – любой репетитор, среди которых в то время было немало прекрасных преподавателей, был бы счастлив, заниматься с ними у них дома. И это был бы вопрос всего лишь небольших денег, а не больших организационных усилий, хлопот, забот и многолетних тревог. Однако же, осознав, что проблема элитного школьного физико-математического образования – проблема не только его семьи, он не пошел по пути наименьшего сопротивления, а стал решать ее полномасштабно. Много ли есть среди нас людей, применяющих такие стратегии в своей жизни?
Наум Ильич занимался не только формированием научных коллективов и организацией образования юных математиков, он еще вел интенсивную научную деятельность, результатом которой явились 150 научных работ, в том числе 10 монографий, из которых 9 переведены и изданы во многих странах мира.
Научная деятельность Н.И.Ахиезера в 30-е годы была в основном связана с двумя большими направлениями в фундаментальной и прикладной математике. Выполнив комплекс выдающихся работ по теории аппроксимации, он стал естественным преемником и продолжателем классиков петербургской математической школы П.Л.Чебышева, А.А.Маркова, Е.И.Золотарева и харьковской школы С.Н.Бернштейна. Наум Ильич был большим знатоком творчества П.Л. Чебышева, А.Маркова, Е.. Сонина, В.А.Стеклова, С.Н.Золотарева, С.Н.Бернштейна.
В научных работах Н.И.Ахиезера гармонически сочетались классические методы теории функции комплексного переменного с современными методами функционального анализа. Основные труды ученого – в области теории наилучших приближений, теории функций, функционального анализа, теории интегральных уравнений, аэродинамике, истории математики. Известность Ахиезеру принесли авторские работы по теории функций и математической физике. Значительная часть научных достижений Ахиезера по теории наилучших приближений собрана в монографии «Лекции по теории аппроксимаций» (1947г.), за которую в 1948 г. АН СССР присудила ему премию имени П.Л.Чебышева. Известны его книги «Элементы теории эллиптических функций», «Теория линейных операторов в гильбертовом пространстве» (соавтор И. Н. Глазман), «Лекции по вариационному исчислению» и др. Профессор награжден медалью Л.Эйлера АН СССР (1957).
В науку вошли функции, носящие имя Ахиезера (или Ахиезера-Бейкера). Наум Ильич явил пример творческого долголетия. Он работал до последних дней своей жизни, две новые книги вышли посмертно. Его самая знаменитая, получившая большой резонанс работа - «Континуальные аналоги ортогональных многочленов на системе интервалов» была опубликована в год 60-летия Наума Ильича.
Академик В.А. Марченко так пишет об Ахиезере: «Математические труды Наума Ильича давно уже стали классикой. Заложенные в них идеи и методы успешно используются и в современных работах. Многочисленные, мастерски написанные монографии и учебники Наума Ильича стали настольными книгами для специалистов. Они переведены практически на все иностранные языки и пользуются большой популярностью…».
Сам Наум Ильич был не только блестящим теоретиком, но великолепно владел практическими (физическими, гидроаэродинамическими и др.) приложениями математики и внес выдающийся вклад в эту область.
Наум Ильич немыслим без математики и вне математики. Математика для него – смысл жизни. Нужно сказать, что и математика его привлекала не всякая. Не случайно прервалась его академическая карьера в Москве, он не стал действительным членом АН СССР. Дело было в том, что Наум Ильич категорически отказался от предложения, высоко ценившего его И.В.Курчатова, возглавить все математические расчеты по атомной бомбе. Груз, ложившийся при этом на совесть, уравновешивался очень существенными материальными благами (прекрасная квартира в Москве, лимитный паек…), но таким был его нравственный выбор. И по тем очень непростым и просто страшным временам нужно было быть очень цельным человеком, чтобы голос начальства не заглушал в тебе голос совести. В 60-е годы Ахиезер получил предложение баллотироваться в действительные члены АН СССР, но он отказался от этой чести, рекомендовав вместо себя талантливого математика С.М.Никольского. И это тоже был его нравственный выбор.
Талант педагога и лекторское мастерство снискали ему славу в харьковских вузах. Он с большим вниманием и серьезностью относился к вопросам обучения, как в высшей школе, так и в средней школе. К преподаванию, Наум Ильич относился как к творчеству и искусству. Наум Ильич любил преподавать. Когда запретили совместительство (1964г.), предпочел кафедру в университете заведыванию отделом во ФТИНТе.
Его классические лекции и сейчас вспоминают ветераны инженерно-физического факультета. Язык Наума Ильича был сочным, выразительным. Лекции были насыщенными и требовали напряженного внимания и вдумчивой проработки со стороны слушателей.
В научных статьях и книгах ученый ценил не только содержание, но хороший слог, которым он владел в совершенстве. Если в математической статье попадалась хорошо написанная фраза, Наум Ильич произносил ее, прислушиваясь к ее звучанию. Он постоянно совершенствовал свои курсы и учебники. В последние годы жизни Н.И.Ахиезер подготовил для публикации «Лекции об интегральных преобразованиях», которые были изданы у нас и за рубежом уже после его смерти.
Наум Ильич обладал величественной внешностью, его обаяние покоряло любого. Благожелательно относился ко всем, особенно поддерживал талантливых и способных людей. Общение с ним, его поощрительное отношение вдохновляли многих к творческой работе. Он был культовой фигурой в математическом сообществе, скорее всего, прекрасно об этом знал, но относился к этому отстраненно, как будто это не он сам, а кто-то другой. В поведении Наума Ильича, в манере держаться и в образе жизни чувствовался некий аристократизм. Он знал себе цену и всегда держался с большим достоинством.
Недолюбливал различные бюрократические формальности. Характерным для ученого было виртуозное умение доводить решение до конкретного результата. Разносторонними были литературные интересы Наума Ильича.
В Харькове Наум Ильич Ахиезер жил на улице Фрунзе. Женат был дважды. Первая жена, Зоя Львовна была очень интересным человеком. Образованнейшая женщина, историк. Вторая жена, Галина Васильевна Карпова, профессор-геолог, работала в Харьковском университете. От каждого брака у Наума Ильича было по сыну. Старший сын Александр Наумович (1928-2001), был радиоинженером, кандидатом наук; младший, Дмитрий Наумович математиком, профессором.
В настоящее время в ХНУ имени В.Н.Каразина есть аудитория имени Н.И.Ахиезера (рядом с аудиторией А.М.Ляпунова). Портрет Наума Ильича Ахиезера наряду с портретами первых руководителей математических отделов ФТИНТа украшает актовый зал математического отделения Физико-технического института низких температур имени Б.И.Веркина Национальной академии наук Украины.
Добавим ко всему этому, что фамилия Ахиезер встречается еще в Ветхом Завете. Говорят, целых семь раз. И в переводе на русский язык означает – помощник. Ахиезер Н.И. продолжает помогать людям и после смерти.
Существует Фонд имени Н.И.Ахиезера, созданный для поддержки научных исследований молодых харьковских математиков, который ежегодно проводит конкурсы научных работ и премирует победителей. В работе фонда принимают участие академики В.А. Марченко, Л.А.Пастур, Е.Я.Хруслов и ряд известных харьковских математиков. Первым исполнительным директором Фонда был К.В.Маслов.
Основателем и спонсором Фонда имени Н.И. Ахиезера является американский (в прошлом – советский) математик, профессор Михаил Брин (отец куда более знаменитого сооснователя компании Google Сергея Брина). Михаила Брина в свое время сильно поддержал Наум Ильич, приняв к защите в Харькове его диссертацию в те времена, когда защищаться в Москве ему было бы очень сложно. Так что учил молодых людей Наум Ильич не только математике, но и джентльменскому отношению к жизни и к людям.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №3 (2011р.)

/Files/images/vyistavki/Васильковский Сергей.jpg

ВАСИЛЬКОВСКИЙ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

(1854 – 1917)

Выдающийся художник-пейзажист, автор исторических картин

«Суть искусства заключается в его очаровании. Все недостатки можно простить художнику, если его создание очаровывает»,- считал Илья Ефимович Репин.
В истории мирового искусства одно из почетных мест принадлежит выдающемуся художнику-реалисту, нашему земляку, С.И. Васильковскому. Он был истинным певцом Украины и ее людей, одним из наиболее известных украинских живописцев того времени, жившим и работавшим в Харькове, ведущим деятелем Харьковского общества художников.
Пейзажи Васильковского были безумно популярны в конце ХIХ века. Да, и сейчас пользуются неизменным успехом. Художник ставил целью создавать лирические пейзажи, где в пространстве, заключенном в рамку «вечерело», «холодало» или «рассветало»… Пейзажи Васильковского узнать можно всегда, они особенные, многое в них присуще только ему. За сочетание щемящей грусти с чрезвычайно светлой колоритностью, умением передать теплый свет, Васильковского называли «грустным художником, любившем солнце». В пейзажах отсутствует ветер, но они наполнены воздухом таким густым, обволакивающим, что вызывает покой, умиротворение и уверенность. И это не случайно, ибо художник стремился передать сочетание лирического отношения к природе с ее эпическим ощущением. Живопись Васильковского – поэзия. Увидев один раз творения великого художника, человек остается очарованным ими навсегда.
Живительную силу давала художнику харьковская земля. Заграничные командировки и стажировки были лишь эпизодами. Жизнь Сергея Ивановича тесно связана с нашим городом, с Москалевкой. С 1861 года и до конца дней он жил в доме на углу ул. Примакова и Краснодонского переулка (раньше они имели названия ул. Катерининская и ул. Единоверческая). Сейчас на месте дома Харьковский лакокрасочный завод.
Сергей Иванович с детства вобрал в себя много из того, что потом стало определяющими признаками его характера как человека и творца. Тонкая поэтичная натура мальчика формировалась среди прекрасной слобожанской природы.
А родился великий живописец 7/19 октября 1854 года в г. Изюме. От отца, Ивана Федоровича, виртуоза-чертежника и писаря с чрезвычайно красивым каллиграфическим почерком, заразился рисованием, от него, вероятно, получил в наследство способность живописца. А мать, Прасковья Васильевна, навсегда заронила в душу сына любовь к украинской песне.
Первые шаги на пути к великому искусству были сделаны Сергеем Васильковским в Харькове. Начальное образование он получил в 1-й городской гимназии, а затем во 2-й юноше посчастливилось встретиться с замечательным педагогом, художником Дмитрием Безперчим. Он (ученик К. Брюллова и друг Т.Г. Шевченко). Безперчий – это был человек «без которого бы не было Васильковского». Он заметил одаренного мальчика, дал первые серьезные уроки художественной грамоты и помог поступить в частную школу Марии Раевской-Ивановой. Здание частной школы в годы Великой Отечественной войны было разрушено. Васильковский мечтал об академии и консерватории. Он имел чудесный голос и играл на многих инструментах, в частности на скрипке и бандуре.
Против воли отца Сергей Васильковский в 1876 году с успехом сдав экзамены, поступает в натурный класс Академии Искусств, где с ним на одном курсе учились Врубель и В. Серов. Васильковский пришел в Академию не новичком, а художником со своими взглядами на жизнь и искусство. Академия открыла ему новый опыт. Для небогатых провинциалов учеба в тогдашнем столичном вузе – продолжительная нищета, полуголодное существование. Лишенный материальной поддержки из дома, он был вынужден подрабатывать ретушером или копировать картины на продажу. Сначала он поступает в класс портретистов, это в дальнейшем давало бы большие и стабильные доходы, но Васильковский понял, что это не его. Переломным в творчестве художника стал январь 1879 года, когда он перешел в пейзажный класс. Его талант крепнул и развивался под руководством известных мастеров М.К. Клодта и В.Д. Орловского. Во время обучения, С. Васильковский ощутил значительное влияние своих учителей-пейзажистов, которые в своих работах не обходили украинские мотивы. Особенно опекал талантливого ученика Орловский, родившийся и получивший начальное художественное образование в Киеве. Именно Владимир Орловский был наставником выходцев из Украины, развивал в них желание обращаться к национальной тематике. Он настойчиво советовал Сергею писать яркую и самобытную украинскую природу.
В этот период, отмеченный подъемом демократического движения, украинская тематика получает широкую популярность. Это они, Орловский и Клодт, заинтересовали Васильковского темой украинских пейзажей. Уже в первый год обучения в пейзажном классе Васильковский получил премии за два этюда. За время пребывания в Академии он был удостоен 11 серебряных и двух золотых медалей и нескольких денежных премий.
Как известно, малую золотую медаль Академии Васильковский получил за пейзаж «Утро. Отара в cтепи» (1884г.), а большой золотой медалью был отмечен за картину «По Донцу» (1885г.).
Присуждение большой золотой медали было заветной мечтой академистов, так как сопровождалось предоставлением четырехлетней пенсионерской поездки за границу для продолжения образования. Обе работы принесли С. Васильковскому первое серьезное признание. Картина «По Донцу» была итогом творческих достижений Сергея Васильковского в Академии. Картина не сохранилась. Академия искусств отметила картину большой золотой медалью, а Васильковскому «за отличные знания живописи», присвоила звание классного художника первой ступени и дала ему право на путешествие по Европе в течение четырех лет на средства Академии для совершенствования мастерства.
За два года путешествия по Европе художником было создано около 50 картин. Васильковский получил европейское признание. Франция была признанным центром европейской художественной жизни. В 1887 году в художественной жизни Парижа произошел беспрецедентный случай – знаменитый Салон разрешил молодому живописцу выставлять свои работы в любом количестве, минуя жюри – редчайшая привилегия, которой удостаивались немногие признанные мэтры живописи. Столь успешное начало творческой карьеры удел немногих. Сергей Васильковский и всем своим дальнейшим творчеством подтвердил, что парижский успех не был для него счастливой случайностью.
Кроме поэтических пейзажей Васильковский написал целый ряд произведений на историческую тематику и по мотивам народных песен. На его полотнах воссоздается облик украинских казаков, эпизоды давно минувших событий.
В отдельную группу специалисты выделяют его архитектурные пейзажи, в них художник воссоздал типы старинных украинских церквей, городских сооружений, детально передав их формы, пропорции, очертания.
Он много и неутомимо писал с натуры. Его маленькие пейзажи справедливо называют миниатюрными шедеврами. Основной темой его творчества всегда была природа и история Украины. Воспевал художник «рідну» Украину и малую родину – Слобожанщину. Немало картин посвящено и Москалевке. По названиям его работ и авторским подписям можно представить целую «географию» Слобожанщины. Историческая живопись С.И. Васильковского также принадлежит к местному культурному наследию, имеет реальную натурную основу, выполненную на слобожанских пленерах.
С.И Васильковский открыл украинскую живопись Европе. И не только живопись. Собранный Васильковским украинский орнамент в 1911 году был показан на выставке в Риме и удивил мир своим высоким самобытным искусством.
Он был одним из основателей харьковской пейзажной школы и традиционно новой украинской пейзажной живописи. Один из инициаторов поиска украинского стиля в городской архитектуре. Известен и как талантливый график, карикатурист. Был одним из основателей местного литературно-художественного кружка, а затем и первого в Украине общедоступного художественного музея, которому Сергей Иванович завещал 1340 своих произведений и большую сумму денег. Много бесценных картин погибло в огне Великой Отечественной войны, но все же наш музей располагает наибольшей коллекцией работ мастера. Васильковский самая выгодная валюта в Украине, считают многие специалисты.
Хотя педагогической работой художник не занимался, он считал необходимым развивать художественную жизнь Харькова. Отдельным важным общественным вкладом художника стала деятельность в составе инициативной группы по организации Харьковского художественного училища вместе с Раевской-Ивановой и Бекетовым.
Пребывая членом городской музейной комиссии, принимал участие в подготовке выставки к ХІІ археологическому съезду, который имел чрезвычайно важное значение не только для развития науки, но и для расширения общего интереса к истории и древностям Украины.
Дочь Безперчего Д.И., Соню, и Васильковского связывало взаимное чувство. Соня 10 лет ждала своего жениха. Но быть вместе, им было не суждено, девушка умерла от чахотки за несколько дней до его возвращения из командировки. Только через восемь лет Васильковский женился на Татьяне Тимофеевне, бывшей послушнице Куряжского монастыря. С ней он познакомился в фотосалоне друга детства Иваницкого, где она работала ретушером. Они поселились на Москалевке в маленьком отцовском доме, где художник жил постоянно, здесь же была и его мастерская.
Харьковский период был самым плодотворным в творчестве Васильковского. Он отдавал предпочтение небольшому масштабу. Позднее его назовут «мастером малых форм», что не совсем правильно. Композиции Васильковского, как большого, так и маленького размера, отличаются эпическим настроем. В 1900 г. С.И. Васильковский организовал первую персональную выставку, которая прошла с большим успехом.
Даже характер Сергея Ивановича, по словам мемуаристов, был типичный слободской, казацкий, чумацкий. Кстати, дед живописца действительно был чумаком, возил соль и рыбу из Приазовья и Причерноморья древними степными дорогами. Васильковский любил жизнь, знал ей цену, на жизнь и людей смотрел острым, а подчас веселым ироничным взглядом. Даже в последние годы, страдая от тяжелых болезней, творческая активность художника не ослабевала.
Прекрасный украинский художник Сергей Иванович Васильковский прожил большую творческую жизнь, умер 8 октября 1917 года и был похоронен на Харьковском городском кладбище рядом с его семьей – отцом и матерью. За гробом шли, кроме друзей и близких знакомых, представители правительства и военные, несли флаги, государственный и г. Харькова.
В наши дни картины мастера с незамысловатым сюжетом, экспонирующиеся в музеях и картинных галереях многих стран, вызывают неизменный интерес зрителей, помогая им лучше понять историю Украины, душу украинского народа, почувствовать неповторимую красоту ее природы,
«Простые сюжеты указывают на большую творческую силу и всегда таят в себе неисчислимые богатства». Слова Бальзака как нельзя лучше подходят к творчеству С.И. Васильковского.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.



/Files/images/vyistavki/Кричевский Василий.jpg

КРИЧЕВСКИЙ ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

(1872 – 1952)

Живописец, график, сценограф, архитектор, художник декоративно-прикладного искусства, создатель Малого герба Украины

«Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении»,- считал Салтыков-Щедрин.
В истории Украины есть знаковые фигуры, чье наследие сыграло значительную роль в судьбе нации, развитии государства. Среди них - Василий Григорьевич Кричевский – основатель украинского стиля в архитектуре и первый художник отечественного кино, самобытный живописец и график-новатор, сценограф и мастер декоративно-прикладного искусства, автор дизайна национального герба Украины «Тризуб», искусствовед и педагог, старейшина мощного семейного клана художников Кричевских – яркая фигура всего национального искусства ХХ века. Василий Григорьевич в творчестве был многогранен. По масштабности и многогранности его сравнивают с художниками эпохи Возрождения.
С именем художника связана целая эпоха украинского культурного возрождения. Кричевский положил начало национальному течению – оригинальному, самобытному, опирающемуся на глубокое знание и изучение украинского народного искусства. Среди его достижений – создание украинского стиля строительства и искусства оформления украинской книги. По его проектам делали ковры, мебель, вышивку, посуду.
Кричевский украинизировал и кинематографию в Украине, оформив шедевры Александра Довженко «Звенигора» и «Земля». Работал художником в фильме режиссера Тасина «Назар Стодоля» (1937г.), в котором роль бандуриста, кстати, играл Гнат Хоткевич. Натурные съемки этого фильма (со слов жителей Ледного, участников массовок в этом фильме) осуществляли в пос. Ледное г.Харькова. Оформил 12 фильмов на Одесской и Киевской киностудиях. Внес ощутимый вклад в отечественную сценографию и театральный дизайн. Работал театральным художником в театре М. Садовского.
Василий Григорьевич Кричевский родился 31 декабря 1872 года по старому стилю в с.Ворожбе Лебединского уезда Харьковской губернии. Он был самым старшим из 8 детей. Отец, уездный земский фельдшер, Григорий Акимович Кричевский. Мать, Прасковья Григорьевна из рода Тоцких.
Сначала Василий учился в начальной школе в с.Большой Сыроватке, потом в уездной школе в Лебедине. В 1885 году Василия Кричевского приняли в Харьковское техническое железнодорожное училище. Обучение в училище дало юному Кричевскому хорошие навыки в черчении и рисовании. Он с удовольствием перерисовывал и вычерчивал альбомные образцы фасадов, архитектурных деталей, скульптурных украшений, пытаясь точно воспроизвести оригиналы.
Его работами заинтересовались служащие Харьковской Городской управы. Один из них, техник-чертежник, сразу начал заказывать 15-летнему Василию чертить планы и проекты мелких мещанских домов, которые тогда интенсивно строили в предместьях Харькова: Москалевке, Заиковке… Так он зарабатывал себе на жизнь, а брату – будущему известному художнику Федору Кричевскому – на учебу в Петербургской академии художеств. Сначала Кричевский поселился у служащего Управы Михаила Бабкина, который взял его к себе жить на полное содержание, взамен выполнения Кричевским его чертежных работ. За каждый проект Бабкин платил ему по 20 рублей.
В 1889 году архитектор, профессор Сергей Загоскин обратил внимание на талантливого юношу. Он взял его в свою семью, где Кричевский сразу окунулся в атмосферу культурных и творческих интересов. Здесь Кричевский не только получил у Загоскина образование по архитектурной специальности, с приближением к программе Академии художеств. Сергей Загоскин обучил его и технике акварели.
В доме Загоскина Кричевский встречался с известными людьми того времени: художниками, писателями, философами. Общение с этими людьми открывали юноше новые духовные горизонты. Василий Кричевский потом часто говорил, что Загоскин был для него вторым отцом, и вообще считал Сергея Загоскина своим творческим учителем.
В 1892 году Сергей Загоскин решил, что его воспитанник уже достаточно подготовлен к самостоятельной архитектурной карьере и помог ему устроиться в Городскую управу помощником харьковского городского архитектора Альфреда Шпигеля, с правом подписывать свои проекты. С тех пор окраины и центральные харьковские улицы хранят память о Кричевском: во многих домах чувствуется его излюбленный псевдоготический стиль. У него появились собственные заказчики. Со временем Кричевский стал работать у популярного в Харькове архитектора Алексея Бекетова. Через 10 лет ушел от Бекетова только потому, что должен был переехать в Полтаву, чтобы наблюдать за строительством дома Полтавского Земства по своему оригинальному проекту.
Знакомые художники Сергей Васильковский, Михаил Беркас уговорили его снова взяться за рисование. Начиная с 1894 года Василий Кричевский снова стал интенсивно заниматься акварельной живописью – рисовал пейзажи околиц Харькова, село Ворожбу, Лебедин и др.
В 1894 году Василий Кричевский женился на своей дальней родственнице Варваре Марченко. От этого брака у него было четверо детей – двое старших умерли в детстве, два младших – сыновья Николай (1898-1961) и Василий (1901-1985) стали хорошими художниками.
Женившись, Кричевский построил себе одноэтажный добротный каменный дом (угол ул. Котляревского,13 и ул. Владимирской, 60). На строительство дома он откладывал деньги на протяжении 5 лет. Дом сохранился.
С 1899 по 1902 гг. Василий Кричевский выставлял свои художественные произведения на ежегодных выставках «Общество русских акварелистов» в Петербурге, где прием экспонатов был жестко ограничен, особенно это касалось не членов Общества.
Интересуясь прошлым Украины и пытаясь найти ее место в мировой истории, а также место украинского искусства и его взаимоотношения с искусством других народов, Василий Кричевский начал посещать в Харьковском университете как вольнослушатель лекции Багалея Д.И., Сумцова Н.Ф. и Редина Е.
Учитывая знания Василия Кричевского в области этнографии и народного искусства, ему поручили создать как экспонат для этнографической выставки ХІІ Всероссийского археологического съезда в большом зале библиотеки университета, типовую украинскую хату Слобожанщины со всеми внутренними и внешними деталями.
В 1903г. в Полтаве был объявлен конкурс на строительство здания Губернского Земства. Проект Кричевского был назван «в стиле южнорусского ренессанса», основанный на традициях народной архитектуры и занял первое место. 24-летний архитектор-самоучка становится создателем украинского народного стиля в архитектуре.
Текущая работа над деталями проекта дома Полтавского Земства (теперь там располагается Полтавский краеведческий музей) и творческое сопровождение его строительства требовали присутствия Василия Григорьевича на месте строительства, и ему пришлось оставить работу в студии Бекетова и переехать в Полтаву.
Тем не менее, в течение 1903-1906 гг. он часто наведывался в Харьков, где у него оставалась семья, и где он имел собственный дом.
В один из приездов В. Кричевский построил единственный дом в стиле модерн по собственному проекту и по заказу соседки, вдовы коллежского асессора, О.И. Книтчер, которая жила напротив. Дом ассиметричен, а фасад дома украшают рельефные лягушечьи головки. Этот дом сохранился и относится к памятникам архитектуры. Сегодня это жилой дом по адресу ул. Котляревского № 14.
Интересно, что во всех домах, построенных Кричевским самостоятельно, нет ничего общего с бекетовскими зданиями. Проект Полтавского земства положил начало украинскому стилю в архитектуре. Более маститые коллеги вынуждены были придерживаться моды, установленной самоучкой без архитектурного образования.
В 1906г., закончив работу над проектом для Полтавы, вдохновленный успехами, Василий Кричевский окончательно покинул Харьков и вместе с семьей переехал в Киев. Украинский стиль пользуется успехом, он строит здание за зданием.
В 1917 году он выступил одним из основателей Украинской Академии искусств (с 1924г. – Киевский художественный институт), в 1917-1941 гг. преподавал архитектуру и композицию, профессор, доктор искусствоведения. Собрал значительную коллекцию произведений народного искусства. Работал над альбомом крестьянских домов Украины. Был одним из инициаторов создания в Киеве музея Т.Г. Шевченко. Один из авторов архитектурного комплекса «Тарасова Могила» в Каневе.
Василия Кричевского можно назвать автором первой украинской гривны: он разрабатывал эскизы для банкнот по заказу правительства УНР и президента М.Грушевского.
Михаил Грушевский именно Кричевскому поручил разработать национальную символику, считая, что тот сумеет найти лаконичные символы, передающие суть молодого государства. В 1918 году Кричевский предложил на утверждение «переработанный» трезубец киевского князя Владимира, который и стал официальным гербом Украины. В дальнейшем это обстоятельство не могло сработать в пользу художника.
Еще одно увлечение Кричевского – книги, оформлению которых отдано полвека. Первой работой была обложка альбома рисунков Мартыновича к «Энеиде» Котляревского (1903г.).
Грушевский также заказывал Василию Григорьевичу художественное оформление своего научного труда «Иллюстрированная история Украины», пообещав заплатить хороший гонорар, а Василий Григорьевич попросил всего 15 рублей (ежемесячное жалованье учителя составляло тогда 30 рублей).
В советское время значение В. Кричевского для художественной культуры и истории Украины всячески преуменьшалось – только из-за того, что ход исторических событий - Вторая мировая война, заставила старого Мастера осенью 1943 года эмигрировать в Венесуэлу, опасаясь гонений за пребывание на оккупированной территории и связь с лидерами УНР М. Грушевским и С.Петлюрой. В дороге погибли почти все работы Кричевского.
В. Кричевский в эмиграции, в чужом краю часто по памяти писал преимущественно украинские виды… отчий дом в Ворожбе на Сумщине, усадьбу деда в Лебедине, крестьянские дома Украины… в поздние годы – горные пейзажи Венесуэлы.
Родной брат Василия Кричевского – Федор – тоже живописец. Сыновья Василия Григорьевича Николай и Василий, а также дочь Екатерина Кричевская-Росандич, которая сейчас проживает в США - художники.
Умер великий художник в 1952 году 15 ноября за месяц до 80-летия в Каракасе (Венесуэла), похоронен в Нью-Джерси (США). В 1975 году его останки были перенесены на кладбище в Бавнд-Брук (США). Жена Евгения Щербакивская-Кричевская умерла в 1964г. Более полувека семья мастера не имела никаких контактов с Украиной.
Произведения В. Кричевского в основном находятся в зарубежных коллекциях: в ряде музейных собраний, в том числе в Украинском музее в Нью-Йорке, Музее культурного наследия в Киеве. Семья художника в 2003 году передала в дар украинским музеям более 300 работ, через год – еще 148 произведений.
Творческое наследие Василия Григорьевича Кричевского – это сотни полотен, эскизов, переплетов, десятки эскизов для помещений и декораций для кино.
В Харькове, в архитектуру которого Кричевский В.Г. внес немалый вклад, установлена мемориальная доска на здании радиотехникума (ул.Сумская,18). Инициаторами выступили сотрудники Харьковского художественного музея. Место выбрано не случайно. В помещении радиотехнического техникума раньше собирался съезд горнопромышленников России, в котором Василий Кричевский брал активное участие.
Мы помним и гордимся нашим великим земляком Василием Григорьевичем Кричевским. И как сказал Вольтер: «Великими людьми я называю только тех, кто оказал великие услуги человечеству».

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №2 (2010р.)

/Files/images/vyistavki/Мечников.jpg


МЕЧНИКОВ ИЛЬЯ ИЛЬИЧ

(1845 – 1916)

Выдающийся ученый-энциклопедист, лауреат Нобелевской премии

«Короткую жизнь мы не получаем, а делаем ее такою; не бедны мы жизнью, а пользуемся ею расточительно. Жизнь длинна, если ею умело пользоваться»,- считал Сенека.
Этого мнения придерживался и наш знаменитый земляк Илья Ильич Мечников. Он утверждал, что человек может и должен жить не менее 120 лет, в течение которых сможет достичь полного цикла жизни, заканчивающегося естественной смертью.
Желание определить, что же отвечает в человеческом организме за процесс старения, найти, так сказать, «эликсир молодости» и послужило направлением научной деятельности ученого. Илья Ильич ставил цель выработать целостный взгляд на человеческое существование и поэтому в противоположность многим ученым, о которых можно сказать, что они шли как бы вдоль одной науки, не отходя в сторону и не уклоняясь, Мечников шел поперек многих наук: биологии, патологии, зоологии, эмбриологии, бактериологии, иммунологии, геронтологии. Переходя от одной научной дисциплины к другой, создавая новые отрасли и направления науки. Он был одним из последних энциклопедистов ХХ века. Илья Ильич Мечников относится к той категории ученых, которые на многие годы опередили свое время и чьи труды актуальны и сегодня. Мечникову все же удалось найти и доказать существование в организме человека таких систем, деятельность которых направлена на защиту организма и процесс его старения.
И.И.Мечников возглавляет список украинцев Нобелевских лауреатов. Хотя ни один из удостоенных Нобелевской премии не объявлял себя украинцем, да и государства такого на карте мира долгое время не существовало. Однако, Мечникова И.И. мы вправе считать гражданином Украины, ибо «малой родиной» его является Харьковщина.
Родился великий ученый в семье офицера царской охраны 3(15) мая 1845 года в селе Панасовка Купянского уезда Харьковской губернии (ныне с. Мечниково Двуречанского района Харьковской области). Семья Мечниковых по линии отца имела молдавские корни. Предок старинного дворянского рода Мечниковых имел фамилию Спотару, что означало «несущий меч», а переселившись в Москву, взял фамилию Мечников.
Мать, Эмилия Львовна, происходила из купеческого сословия. Ее отец – богатый еврей был табачным откупщиком в Варшаве, когда отошел от дел и переехал в Петербург, то занялся философией и литературой, был знаком с Пушкиным А.С. и И.А.Крыловым. Юная Эмилия часто танцевала на балах с Пушкиным А.С., о чем не раз с радостью вспоминала. Она была очень красивой женщиной, «очаровательная Эмилия Невахович – «Милочка», так называли ее и в старости. Всегда помнила, как однажды на балу Пушкин сказал ей: «Как Вам идет Ваше имя».
В семье Мечниковых было пять детей, и именно матери они обязаны своим образованием. Она материнским чутьем чувствовала, какие способности нужно развивать у каждого из них. Илья был самым младшим в семье, он то и прославил род Мечниковых. Но и братья его были не без таланта: просто в них были другие интересы.
Лев стал выдающимся географом, профессором, владел десятью языками, преподавал предмет в Швейцарии, был политэмигрантом, т.к воевал за освобождение Италии под руководством Гарибальди. Социолог, автор трудов «Японская империя» и «Цивилизация и великие исторические реки». Знаком был с Чернышевским и Герценым. Два других брата работали в судах. Преждевременная смерть одного из них послужила Льву Толстому (его другу) сюжетом для повести «Смерть Ивана Ильича». Сестра была талантливой пианисткой.
Зимой Мечниковы жили в Харькове, а летом в родовом имении. В отличие от взрослых, которые жили мечтой вернуться в Петербург, к прежней светской жизни, которой лишились из-за любви отца к азартным играм, самого младшего Мечникова вполне устраивала жизнь в деревне. Он часами мог наблюдать за букашками, бабочками и растениями. Призвание Ильи к науке проявилось очень рано. «Господин Ртуть», а именно такое прозвище в детстве получил мальчик от родных и было за что. Он был не только любознательным, но очень подвижным и активным. Илюша в раннем возрасте определился с выбором жизненного пути. Он не только любил наблюдать, ему очень хотелось делиться своими открытиями и с другими детьми. Чтобы слушатели не разбежались с лекции, Илюша платил им по 2 копейки.
Когда Илье было 11 лет, семья переезжает в Харьков на постоянное место жительство и селится на ул. Рождественской в двухэтажном особнячке (ныне ул. Энгельса №1, дом сохранился), в котором Илья Ильич проживал с 1856 по 1864 год. В 2002 году на доме установлена мемориальная доска.
Интерес к природе Илье привил и укрепил репетитор старшего брата, студент Ходунов. Мечников сразу поступил во второй класс 2-й Харьковской гимназии. Учась в гимназии, Илья организовал «Союз науки», где ребята читали серьезные книги, устраивали диспуты.
Естествознание влекло Мечникова. Гимназические программы не могли удовлетворить пытливый ум, ему было скучно. Учась в шестом классе гимназии, юный натуралист в качестве вольного слушателя начал дополнительно посещать лекции университетских профессоров по основам физиологии и сравнительной анатомии. С разрешения профессора Т. Щелкова он начинает работать в его лаборатории и изучать науку о тканях организмов человека и животных – гистологию.
В оригинале читал труды европейских светил в области философии и природоведения. Будучи 12-летним подростком, увлекается серьезной книгой как «История цивилизации Англии». Ее автор был сторонником изучения природоведения и расширения человеческого мировоззрения. Кроме ботаники и зоологии он с великим наслаждением изучает геологию. Результатом стала первая публикация в солидном московском журнале шестнадцатилетнего Мечникова критической статьи на учебник по геологии харьковского профессора И. Леваковского.
Закончив с золотой медалью 2-ю мужскую харьковскую гимназию, Илья решает продолжить учебу в Германии. Но задуманному не суждено было осуществиться, из поездки Илья привез только книгу Ч. Дарвина «Происхождение видов», оказавшую впоследствии большое влияние на формирование его взглядов. Мечников стал убежденным Дарвинистом. Уступив просьбам матери, которая не хотела, чтобы ее впечатлительный сын получил профессию врача, он становится студентом естественного отделения физико-математического факультета Харьковского университета.
Друг семьи, профессор Щелков, поняв склонность своего ученика к исследовательской работе, увлек его к изучению в своей лаборатории ресничной инфузории сувойки. И вскоре в солидном немецком журнале Илья публикует свою первую самостоятельную научную работу про одноклеточные организмы. Эта работа и сегодня актуальна: наличие этих организмов свидетельствует о качестве пресной воды.
Он торопился заняться «настоящей» наукой. Юноша словно был рожден для науки. Он отчисляется из университета и, подготовившись самостоятельно, экстерном за два года с отличием прошел четырехлетний университетский курс. По правилам тех лет, заканчивающие университет должны выполнить научную работу на звание кандидата наук. Мечников едет на остров Гельголанд, в восточной части Северного моря. Здесь находилась знаменитая биологическая станция молодых зоологов «Мекка и Медина». Эта поездка молодого ученого – пример бескорыстного научного подвига. Несмотря на серьезную материальную нужду он все же план научных занятий выполнил. В 19 лет выступил на первом в жизни научном собрании: Общенемецком съезде биологов и врачей с двумя интересными сообщениями. Именитые ученые аплодировали Мечникову. О слобожанском вундеркинде узнали не только в Петербурге, Москве, но и за границей. Он продолжает удивлять научные круги своими нестандартными возможностями.
О материальном положении Ильи Мечникова узнал Н.И. Пирогов, знаменитый русский хирург, который опекал молодых русских ученых за границей. Годовая стипендия 1600 рублей в год, назначенная юноше по ходатайству Пирогова, позволила молодому человеку посвятить себя научной деятельности и уехать на 3 года в Неаполь на зоологическую станцию.
Здесь Мечников знакомиться с зоологом Ковалевским А.О. и они начинают совместную научную работу. Эволюционное учение Дарвина требовало все новых и новых доказательств. Они доказали на основе эволюции единство происхождения животного мира. Таким образом, заложили основы новой науки – сравнительной эмбриологии, давшей теории Дарвина нужные факты. Ч. Дарвин высоко оценил достижения наших ученых
Профессиональный, научный и духовный рост молодого Мечникова проходил на удивление стремительно. Уже в 19 лет у него был диплом о высшем образовании, в 22 года, когда его однокурсники только оканчивали университет – Илья Ильич был уже признанным ученым, доктором зоологии. А в 25 лет основал новую отрасль в биологии – эволюционную эмбриологию и стал профессором.
Илья не по годам был серьезным человеком. Многие тогда подшучивали над ним, говорили, что женщинам он предпочитает личинок и червей. Нужно сказать, что Мечников был действительно не очень лестного мнения о женщинах. Казалось, что он совсем не интересуется женским полом, но это было не так. Он считал, что жену себе нужно «воспитать». Выбор пал на Людмилу Васильевну Федорович. Даже болезнь невесты (скоротечная чахотка) уже не могли изменить намерений влюбленного Ильи. Ему в голову пришла шальная мысль, что его чувство способно победить тяжелую болезнь. Вскоре после венчания в 1869 году Лю (так он нежно ее называл) скончалась.
Имя женщины, которая вернула к жизни И.И. Мечникова – Ольга Николаевна Белокопытова. Тяжело пережив горе, через два года, в 1875 году, он снова женился на своей соседке 15-летней Ольге Белокопытовой, с которой прожил больше 40 лет счастливо. Она оказалась такой женой, о которой он мечтал всю жизнь – трудолюбивой помощницей, верным другом и талантливым научным ассистентом.
Со своей стороны Илья Ильич помог Ольге Николаевне достигнуть того, о чем она мечтала в юности. Несмотря на то, что она принимала активное участие в научных работах своего мужа, основной ее специальностью стала живопись и скульптура. Ее мастерская в Севре (около Парижа) пользовалась большой известностью в среде живописцев и скульпторов.
Отношение к жене у Мечникова было очень трогательное и нежное. Гимном любви можно по праву назвать 400 писем Ильи Мечникова к «ненаглядной голубке Оленьке». Она пережила мужа на 28 лет. Детей у них не было. По воспоминаниям Ольги Белокопытовой «он считал преступным для сознательного человека производить на свет другие жизни». Однако с удовольствием принимал участие в воспитании братьев и сестер Ольги, когда они остались без родителей. И вообще Илья Ильич любил детей и всегда у него в карманах были конфеты для них. Любил посидеть у колыбели новорожденного ребенка.
Илья Ильич страстно любил жизнь, никогда не сидел без дела, везде и всегда находил себе занятия. В годы реакции 36-летний профессор вынужден оставить университет и поселиться в имении жены - с. Поповке. Здесь он сделал открытие, которое спасло не одно поколение людей от голода. Ему впервые в мире удалось найти биологический способ уничтожения грозного врага колосовых, хлебного жука - «кузьки», свекловичного долгоносика. Он вывел специальный грибок, т.е. распространил искусственную эпидемию.
Илья Ильич в свободное время любил послушать музыку, часто посещал оперу. Особенно любил Моцарта, Бетховена, Глюка. Из писателей предпочитал Гете, Шекспира, Тургенева, Л.Толстого, Золя, Мопассана, отрицательно относился к Достоевскому. Не любил стихов.
Стремительная карьера, признание в наивысших научных кругах дают Мечникову силы и вдохновение. Он имел огромную популярность среди коллег, студентов.
Строгий и беспристрастный судья в вопросах науки и общественного долга, с людьми ученый был полон исключительной мягкости, теплоты, внимательности. Друзья дали ему шутливое прозвище «мамаша». Учитель по природе, умел найти подход к молодым ученым и студентам, которые называли между собой ласково «мама Мечников».
Поскольку научные занятия прерывались политическими и социальными беспорядками в российской империи, сторонившийся политики ученый переехал в 1883 году в Италию. Именно там, на приморской даче, Мечников сделал открытие, которое прославило его имя на весь мир: создал фагоцитарную теорию иммунитета и доказал, что организм имеет способность защитить свою целостность и биологическую индивидуальность собственными силами, т.е. имеет иммунную систему. Только после открытия Мечниковым теории иммунитета этой проблемой всерьез занялись ученые разных стран. Без этой теории невозможно представить развитие биологии и медицины ХХІ века.
Очень разочарованный отношением в России к науке, Илья Ильич принимает предложение Луи Пастера и навсегда уезжает во Францию.
Илья Ильич Мечников был первым, кого Луи Пастер пригласил работать в свой институт. С 1888 года ученый работает в Париже. Здесь Мечников начал, наконец, работать в таких условиях, о которых мечтал. Пастер приветствовал каждое новое завоевание ученого в области науки. В 1905 году Мечников был назначен заместителем директора института. В организованной в институте лаборатории Мечников в течение 28 лет со своими учениками провел десятки тысяч опытов, развивая фагоцитарную теорию иммунитета, за что в 1908 году вместе с немецким ученым Паулем Эрлихом получил Нобелевскую премию
Илья Ильич по этому поводу иронизировал: «Нобелевская премия, подобно волшебному жезлу, впервые открыла миру значение моих скромных работ».
Он всегда защищал науку, которая «…без колебаний сохраняет слабых наперекор законам естественного отбора» и твердо был уверен, что «только наука может дать ответ на все «проклятые вопросы», дать человечеству счастье». Лишь наука определяет и указывает человечеству путь к правильной и рациональной жизни. «Науки не просто граничат одна с другой, а внедряются и проникают друг в друга»,- часто любил повторять слова Пирогова Илья Ильич. И не так уж важно какой из наук открытие принадлежит больше. Главное, что оно приносит пользу людям.
Мечников говорил про себя, что: «…я зоолог, который заблудился в медицине». Любовь к медицине, увлечение этой областью науки с годами не прошла. Не имея медицинского образования, Илья Ильич обогатил медицину многими открытиями, без которых не было бы ни антибиотиков, ни противоэпидемических вакцин.
Еще ранее он начал изучать заразные болезни человека и домашних животных вместе со своим учеником Н.Ф. Гамалеей. И с ним Мечников в Одессе создал первую русскую и вторую в мире бактериологическую пастеровскую станцию, где население могло прививаться от бешенства и сибирской язвы. Более того, ученый на себе ставил героические научные эксперименты, например, вводил в себя бактерии тифа, чтобы проверить эффективность вакцины.
Илья Ильич никогда не отрывал своих научных интересов от нужд и запросов практики. Изучая свойства бактерий чумы, и в частности длительность сохранения их живыми в трупах, погибших от чумы, Мечников преследовал чисто практические задачи. Результаты, полученные экспедициями, сослужили большую службу микробиологии и практической эпидемиологии. В том, что человечество преодолевает болезни и голод – бессмертная заслуга нашего знаменитого земляка.
Мечникова по праву считают основателем геронтологии – науки о продлении человеческой жизни. Старость – это тоже недуг, с которым можно и нужно бороться. В «Этюдах о природе человека» ученый не без основания утверждал, что долголетие во многом зависит от правильного образа жизни. В этой работе ученый развивает теорию правильного образа жизни, который победит дисгармонию человеческой природы и восстановит нормальный цикл жизни, ведущий к душевному равновесию. Велика заслуга Мечникова в том, что он был инициатором научного подхода в изучении таких важных явлений как жизнь и смерть.
Ученый предложил способ борьбы с гнилостными бактериями, которые также способствуют ускорению процесса старения – кефир. Этот продукт, изобретенный ученым, оказывает оздоравливающее воздействие на человеческий организм, но панацеей от всех болезней и средством продления жизни человека так и не стал. За свое изобретение ученый не получил ни копейки.
Исследования Мечникова заинтересовали Карассо, фармацевта из Барселоны. Он выписал из Пастеровского института штаммы молочнокислых йогуртовых культур – болгарской палочки и термофильного стрептококка. 1919 – Карассо начинает производство йогуртов и производит 400 горшочков йогурта в день. Продукцию он называет DANONE – уменьшительным именем своего сына Даниэля.
Связь с Родиной Мечников не прерывал. Помощь русской науке со стороны Мечникова была щедрой и разносторонней. Всегда следил внимательно за всем, что могло способствовать развитию науки в России. Он создал первую русскую крупнейшую школу микробиологов, иммунологов и патологов. В Пастеровском институте воспитал большую армию учеников. Среди них Недригайлов В.И. – один из создателей Бактериологического института в Харькове (ныне Институт микробиологии, вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова).
Ученый систематически переписывался с К.А.Тимирязевым, И.М.Сеченовым, И.П. Павловым, Н.А. Умовым, а также с Д.И.Менделеевым, Л.Толстым и многими другими передовыми людьми России.
Мечников всегда помнил свою «малую родину» - Харьков, в котором Илья Ильич вырос, выучился и получил путевку в жизнь, именно здесь проросли первые ростки его могучего дарования. Задолго до присуждения Нобелевской премии, Мечников был избран почетным членом Харьковского медицинского общества. Благодаря личным усилиям Мечникова члены данного общества знакомились с новинками биологической и медицинской литературы, ученый присылал в библиотеку общества и свои труды. Так, усилиями И.И. Мечникова и его учеников в Харькове в 1887 году был создан Пастеровский прививной институт – ныне Институт микробиологии и иммунологии его имени. Одно из старейших в мире научных учреждений противоэпидемического профиля хранит и развивает традиции ученых с мировым именем.
Илья Ильич активно помогал в приобретении оборудования для Пушкинского училища, торжественно заложенного харьковчанами в день 100-летия со дня рождения А.С.Пушкина.
Но и харьковчане хранят память о знаменитом земляке. В Харькове его имя носят переулок и научно-исследовательский институт микробиологии и иммунологии АМН Украины. 28 ноября 2005 года на перекрестке ул. Пушкинской и переулка Мечникова выдающемуся ученому поставили гранитный памятник работы скульптора С. Гурбанова.
Мечников Илья Ильич относится к тем ученым, открытия которого интересны и понятны людям далеким от науки. Его труды оказывали и оказывают огромное влияние на развитие науки. До сих пор разрабатывают вопросы, впервые поднятые Мечниковым. Его идеи и сегодня способствуют развитию многих отраслей биологии и медицины. Мечников писал: «Я очень хорошо знаю, что многое у меня гипотетично, но так как положительные данные добываются именно при помощи гипотез, то я нисколько не колебался в опубликовании их. Более молодые силы займутся их проверкой и дальнейшим развитием…».
Высоко человечество оценило титанический труд ученого. Кроме Нобелевской премии среди многочисленных наград и знаков отличия Мечникова – медаль Копли Лондонского королевского общества, степень почетного доктора Кембриджского университета. Он был членом Французской академии медицины и Шведского медицинского общества…
Умер великий ученый 2(15) июля 1916 года в Париже от простуды, которая переросла в бронхиальную астму и закончилась инфарктом. Похороны, согласно воле покойного состоялись без речей и без почестей. Урна с прахом, согласно его завещанию, хранится в библиотеке Пастеровского института.
Ушел из жизни великий ученый, положивший блестящее начало делу борьбы за здоровье человека, за продление его века. Клятву, данную в юности на верность науке, Илья Ильич свято выполнял всем великим трудом своей большой жизни. Имя Мечникова вошло в историю как имя одного из основателей современной биологии и научной медицины. Именем Мечникова названы улицы и площади, высшие учебные заведения, НИИ и больницы. Издано 16 томов его Академического собрания сочинений.
«Народы любят ставить памятники своим великим людям, но дела великого человека – это памятник, поставленный им своему народу». (С.Соловьев).

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.



/Files/images/vyistavki/Сумцов_Микола.jpg


СУМЦОВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

(1854 – 1922)

Фольклорист, этнограф, литературовед, академик, один из наиболее известных ученых и общественных деятелей г. Харькова

«Культура – это память человечества о самом себе» (А. Тегин). Нужно беречь свидетельства народной культуры: обычаи, традиции, обряды, календарные праздники – это наше национальное лицо. Только государство, которое базируется на традиционных национальных ценностях, может обеспечить будущее своему народу.
Сохранению богатой украинской культуры посвятил свою многогранную научную и общественную деятельность фольклорист, этнограф, историк культуры, музеевед, искусствовед, академик Николай Федорович Сумцов. В конце ХІХ – начале ХХ века он был наиболее заметным ученым и общественным деятелем не только в Российской империи, но и далеко за ее пределами. Его знала вся научная общественность Европы. Среди тех ученых, которые на высоком профессиональном уровне представляли украинское народоведение в Европе, главное место занимает наш земляк Н.Ф. Сумцов.
Николай Федорович Сумцов очень любил Украину. Во всех своих научных работах, особенно по истории Украины и украинской культуре выступал последовательным украинским патриотом, приверженцем идеи украинского национально-культурного возрождения.
Родился ученый 6(18) апреля 1854 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного дворянина, Федора Ивановича, родословная которого корнями уходила в старинный казацкий род с фамилией Сумец. Четверть века Федор Иванович служил в Министерстве финансов в северной столице, все это время его не покидало заветное желание вернуться на родину в Украину.
Когда маленькому Коле исполнилось 2 года, семья переехала в Харьков и поселилась на Гончаровке по адресу: ул. Малая Гончаровка (у И. Шишова дом №32, а потом №38, и не известно дома или нумерация менялись), сейчас здесь проходит ж.д. линия. Николай Федорович любил Харьков, особенно его окраины, и никогда не думал променять свою любимую улицу на центр города. Здесь прошло его детство, юность. В последние годы жизни Сумцов преподавал в школе Червонных Старшин (ныне ул. Володарского, Апеляционный суд).
В 1856 году отец умер и мать, Анна Ивановна, на долгие годы стала верным другом, наставником Николая Федоровича. Она знала много народных песен, сказок, заговоров, прекрасно знала народную медицину и часто прибегала к ее помощи. Не случайно, в зрелые годы Н.Ф. Сумцов составит первую библиографию записей и исследований заговоров.
Харьков в то время называли «уголком Москвы», семья Сумцовых не была исключением и общалась на русском языке. Глубокие знания, интерес, уважение к русской и украинской культурам у Николая будут от мамы.
Решающую роль наш город сыграл в воспитании и образовании, а также в выборе жизненного пути будущего ученого. Среднее образование дала Харьковская 2-я мужская гимназия, которая воспитала плеяду выдающихся деятелей науки и культуры: Мечников И.И., Васильковский С.И., Потебня А.А., Семирадский Г.И., Лысенко Н.В. Закончил Николай Сумцов это уникальное в Российской империи среднее учебное заведение с серебряной медалью. Эту же гимназию впоследствии закончат его сыновья: Сергей, Дмитрий и Петр. Украинскую же словесность и язык, которые не входили в учебный курс гимназии, Сумцов изучал самостоятельно – читал произведения Г. Квитки-Основьяненко, И. Котляревского, Т. Шевченко…, интересовался украинским песенным творчеством.
Высшее образование дал Императорский Харьковский университет. Николай Сумцов избрал свою будущую профессию – историю литературы, этнографию, фольклористику в значительной степени под влиянием преподавателей гимназии: П.Б. Лукьянова, И.О. Мандельштама и др.
В университете на Николая Сумцова оказал значительное влияние его учитель и старший друг профессор А.А. Потебня, который был наиболее видной научной силой на историко-филологическом факультете за все столетие университета. Он читал лекции по русскому языку и в последние годы лекции по теории словесности, заведовал музеем изящных искусств и возглавлял Харьковское историко-филологическое общество, которое объединяло все творческие силы исследователей Слобожанщины. Александр Потебня был великим знатоком украинского языка. Ему принадлежат многочисленные основополагающие труды по истории старой украинской письменности и украинской этнографии. Вместе с языком он затрагивал общие вопросы об украинском национализме и защищал его с чисто научных взглядов. Николай Сумцов стал первым биографом и библиографом А. Потебни.
Ряд студенческих работ Сумцова получают одобрительные отзывы профессорского состава. За разработку темы «Исторический очерк христианской демонологии» удостаивается золотой медали факультета. При содействии своего учителя А. Потебни после окончания университета Сумцов продолжает учебу за границей – в Гейдельбергском университете (Германия). По возвращению в родной город, вся научная и педагогическая деятельность Сумцова была связана с Харьковским университетом. Первой темой докторской диссертации было исследование старинной украинской литературы и она была посвящена «Лазарю Барановичу». Защита не состоится по политическим мотивам. А сам Сумцов навсегда останется в глазах начальства на подозрении в «украинофильстве». В 1885 за диссертацию: «Хлеб в обрядах и песнях» получит докторскую степень.
Лекции профессора кафедры русского языка и словесности Николая Федоровича Сумцова всегда были на уровне современного ему академического литературоведения и отмечались широтой научных интересов, которые выходили за пределы собственно литературы и распространялись на искусство в широком понимании слова, этнографию, археологию, историю, фольклор.
Профессор Сумцов был первым, который посвятил ряд работ дорогому университету, которые содержат ценные воспоминания об этом высшем учебном заведении 70-80- годов ХІХ века, о порядке в нем, об организации учебно-воспитательного процесса, о настроениях студентов. Несколько очерков посвятил Василию Каразину и был инициатором открытия ему памятника. Памятник В. Каразину в начале ХХ века располагался в Университетском саду на месте нынешнего памятника Т.Г. Шевченко.
С Д.И. Багалеем опубликовал «Краткий очерк истории Харьковского университета за первые сто лет его существования».
Харьков в то время считался духовной столицей украинского национально-освободительного движения. Ячейкой сохранения национальной самобытности и духовности Слободской Украины на протяжении десятилетий оставался Харьковский университет. Сумцов принадлежал к числу самых активных деятелей движения за украинское национальное возрождение, в частности, Слободской Украины, он настойчивый и последовательный пропагандист украинского языка и литературы, украинского народного творчества. В то время, когда язык украинского народа официально был лишен права на существование, Николай Федорович Сумцов, понимая, что язык – основа культуры, стремился поднять украинский язык на государственный уровень. Он возглавил созданный им при университете Комитет защиты прав украинского языка. А перед этим в 1905 году в газете «Русские ведомости» опубликовал статью «Малороссийская цензура». Публикация имела широкий резонанс и обратила внимание мировой общественности на национально-культурное угнетение, которое испытывал один из многочисленных и старейших народов Европы. Благодаря этой статье царь был вынужден разрешить украиноязычную театральную и издательскую деятельность. Некоторые гражданские поступки ученого представляли собой незаурядное явление в общественной жизни, расценивались как политическая акция. Так, в 1904 году на ХІІІ археологическом съезде в Екатеринославле Сумцов с трибуны произнес речь на украинском языке. В 1907 году первым из харьковской профессуры впервые в Российской империи Сумцов начал читать лекции на украинском языке курс назывался «История малороссийской словесности». Понятно, что этот почин в тогдашних условиях не мог долго продолжаться. Но уже после февральских событий 1917 года ученый окончательно перешел на преподавание лекций и написание научных работ на украинском языке. В 1919 году Николай Федорович подписал письмо от имени Харьковского университета, где был сделан вывод, что Валуевский указ 1863 года нужно остановить, а значит остановить дискриминацию украинского языка.
В 1917 году в Харькове под давлением общественности Городская Дума открывает несколько украинских гимназий. Отдельные дисциплины в них преподавали Д.И. Багалей, Г.М. Хоткевич, Н.Ф. Сумцов. При городском коммерческом институте открываются постоянно действующие курсы украинского языка для учителей. Профессор читал лекции по украиноведению в Харькове и за его пределами.
Сумцов Н.Ф. первым из университетских ученых поставил вопрос о необходимости введения в учебные программы украинского языка и литературы, предметов, связанных с историей и этнографией родного края, Украины. В последние годы жизни писал учебники по украинскому языку, составлял хрестоматии, разнообразные пособия по украинскому языку. В 1922 году из-под его пера вышла «Хрестоматія з української літератури».
Главным направлением исследований профессора Сумцова была этнография, особенно фольклор. Его фольклорно-этнографические труды насыщены богатым фактическим и иллюстративным материалом.
С 1898 года - Сумцов председатель Харьковского историко-филологического общества при Харьковском университете, которое объединяло исследователей Слобожанщины. Сумцов работал в нем 17 лет секретарем и 22 года председателем (архив общества размещался по ул.Университетской № 13). Результатом работы общества были научные сборники – это бесценные краеведческие источники, редактируемые Сумцовым (из 12 изданных обществом томов «Сборника» 11 редактированы ученым). В 1892 г. по его инициативе возник педагогический отдел при историко-филологическом обществе и начато издание «Трудов» этого отдела.
Сумцов Н.Ф. в 1902г. занимался подготовкой очередного ХІІ Археологического съезда. На его плечи легли организационные, хозяйственные и научно-редакционные дела. Им была организована также выставка, которая произвела сенсацию: впервые на базе этнографического материала можно было получить комплексное представление о культуре Слобожанщины. После окончания съезда выставка стала основой для создания Этнографического музея при Харьковском университете (после революции это Музей Слободской Украины), который профессор Сумцов не только возглавил, но и фонды которого часто пополнял за свой счет.
Николай Федорович собрал уникальную коллекцию слобожанских писанок, эта коллекция хранится сейчас в Харьковском историческом музее. Он не только собирал писанки, но и сам умел их превосходно расписывать. Результатом исследований явилась работа «Пиcанки» (1891г.).
Историей и этнографией Слобожанщины Сумцов занимался всю жизнь. «Малую родину» ученый исследовал и изучал всю жизнь, объездив ее самые глухие уголки. Собранный им этнографический и фольклорный материал стал основой современного Исторического музея. Слобожанщину Сумцов изучал в комплексе, детально описывал, чтобы местные жители свободно могли ориентироваться в пространстве и времени. К обобщающей работе по этнографии «Слобожане» (1918 г.) ученый шел всю жизнь, скрупулезно собирая материал. Это энциклопедия народной жизни нашего края. Сумцов писал: "На цю розвідку я дивлюсь як на мій заповіт живим і ненародженим моїм землякам, слобожанам на Україні і не на Україні сущим".
Профессор Сумцов был первым историком, и одним из первых библиографов этнографической науки в Украине. Именно Сумцов одним из первых в Украине в 1895 г. опубликовал в журнале «Киевская старина» статью «Современная малорусская этнография», в которой выделил работы Ивана Франко-этнографа. Первым назвал нашего знаменитого земляка Г.Ф. Квитку-Основьяненко этнографом и не только обозначил, но и высоко оценил его вклад в этнографию.
Не ведя специальных украиноведческих курсов, профессор Сумцов фактически занимался со своими учениками украиноведением. Он со своим учителем А. Потебней поощряли Дмитрия Яворницкого, впоследствии летописца Запорожской Сечи, к штудированию украинского фольклора и этнографии, к работе сначала в студенческом кружке, а со временем и в Историко-филологическом обществе при Харьковском университете.
Особенно Николай Федорович уделял внимание местной этнографии. Он поддерживал слобожанских краеведов, привлекал к работе в Харьковском историко-филологическом обществе, рецензировал и помогал публиковать собранный ими материал.
Ученый в течение более 40 лет еженедельно печатал статьи краеведческого характера на страницах газет и журналов: «Киевская старина», «Харьков», «Южный край»…, стремясь пробудить у людей интерес к «малой родине», увлечь историей и этнографией родного края, сбором фольклорно-этнографического материала.
Николай Федорович считал необходимым привлекать к украинской тематике не только ученых, которые жили и работали в Харькове, но и передовых ученых России и Европы.
С конца 80-х годов ХІХ века имя Сумцова стало широко известно за пределами Украины. С ним переписывались и поддерживали связь болгарские, польские, чешские ученые, обращались за помощью и всегда ее находили начинающие этнографы. Он стал признанным авторитетом в области этнографии. О чем говорит тот факт, что именно Сумцову, ученому из провинциального университета редакция наилучшей российской энциклопедии Брокгауза и Эфрона предложила написать все статьи по «малорусской и юго-славянской этнографии и словесности». Ученый впервые в отечественной науке в этом издании создал малую энциклопедию этнографических понятий и предметов. Подобных статей советские энциклопедии не имели.
Профессор Сумцов продолжал заниматься краеведением даже в опасные для такой деятельности годы: революция 1917 года, Гражданская война.
Н.Ф. Сумцов при жизни был признанным ученым. За блестящие рецензии работ этнографического содержания Н.Ф. Сумцов награждался золотыми уваровскими медалями РАН. А в 1916 г. за значительные заслуги в развитии этнографии как науки (и, в особенности, украинской) ему была присуждена высочайшая награда Императорского Российского географического общества – Большая золотая медаль.
Н.Ф. Сумцов – ученый с широким кругом интересов оставил богатейшее творческое наследие. Его перу принадлежат сотни научных работ по проблемам украинского фольклора и этнографии, народного искусства, истории украинской и русской литературы, изобразительного искусства, славяноведения, педагогики, насчитывающее свыше 800 опубликованных статей, монографий, рецензий и около 70 печатных листов неопубликованных работ. Н.Ф. Сумцов самый плодовитый за всю историю существования университета ученый (его библиография 1544). Многие недоброжелатели, да и доброжелатели, удивляясь такой трудоспособности, говорили, что ученый идет только вширь, а не вглубь. Николай Федорович сумел доказать обратное.
Интересы профессора лежали не только в плоскости этнографии, он занимался созданием систематизированной истории украинской литературы 17 века, 18-20 веков, кстати, Сумцов одним из первых украинских ученых, который заинтересовался творчеством Г.С. Сковороды. Посвятил ряд работ исследованию жизни и творчества украинских писателей: Г.Ф. Квитке-Основьяненко, И. Котляревскому, П. Кулишу, М. Старицкому, И. Манжуре, Б. Гринченко, А. Олесю, И. Франко, а Т.Г. Шевченко ученый посвятил более двадцати научных работ. Сумцов раскрыл богатство русской литературы ХІХ века. В особенности он склонялся перед фигурой А.С. Пушкина, издав две фундаментальные монографии о нем - «Этюды об А.С.Пушкине», которые построены на сопоставлении стихов поэта с малороссийской поэзией. Для ученого с детства были одинаково дороги украинская и русская культуры. Одна из его работ так и называется «Пушкин и Шевченко».
Сумцов прекрасно разбирался в мировом искусстве и посвятил ряд работ этой теме. Из мирового изобразительного искусства Николай Федорович выделял пору итальянского Возрождения и в особенности Леонардо да Винчи, написав основательную монографию (1900 г.). Лучшей книги о великом флорентинце в Украине еще не было.
Одной из интересных работ ученого является работа, посвященная специфическим особенностям театрального искусства – статья «Два слова о малорусской драме (газета «Южный край, 1907 г.), в которой автор подчеркивает решающую роль украинского театра в возврате к своим корням, языку, национальному менталитету.
Наряду с интенсивной научной деятельностью профессор Сумцов вел активную общественную и научно-просветительскую деятельность. Он был авторитетным общественным деятелем и, будучи в течение четырех столетий гласным Харьковской городской думы, много сделал для нашего города.
Для детей городской бедноты по его инициативе было создано Пушкинское народное сложное училище, где сам же состоял попечителем (сейчас это ПТУ-41 в Мало-Панасовском переулке, №1.) При создании училища Сумцов также взял на себя все хлопоты, связанные со строительством здания этого учебного заведения.
Ученый состоял членом уездного и городского училищных советов. Инициировал учреждение школы в приюте Дмитриевского приходского попечительства. Благодаря Сумцову впервые в Харькове учреждено Общество пособия нуждающимся учащимся при 14 городском приходском училище и Харьковской 2-й мужской гимназии. Он написал ряд работ по педагогике, а для детского чтения профессором издавались маленькие сборники стихотворений Жуковского, Пушкина, Полонского…
Сумцов Н.Ф. считал необходимым просвещать народ, знакомить его с лучшими образцами мировой культуры. Талантливый популяризатор читал публичные лекции с неизменным успехом в различных учреждениях Харькова, Москвы, Полтавы, Ростова. На них даже приходили люди далекие от науки. Деятельно участвовал в работе издательского комитета Харьковского общества грамотности. Постоянно помогал просветительским кружкам в городе и на селе. Предавал огромное значение проведению народных чтений. В помощь их проведению составлял брошюры «Пособие для устройства общедоступных научных и литературных чтений». Много сделал, будучи во главе комиссии по устройству публичных чтений для женщин. Да, и сам активно участвовал в чтениях общества грамотности и библиотечных.
Что касается участия в местных общественных делах, то профессор Сумцов был одним из учредителей общественной библиотеки (ныне Харьковская государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко). Содействовал организации передвижных народных библиотек и музеев на селе. Для улучшения и развития библиотечного дела посвятил ряд статей.
В 1920 году по инициативе губернского комитета по искусству и под управлением Николая Сумцова был основан Музей Слободской Украины им. Г. Сковороды. Сумцовский музей в отличие от музейной практики того времени ориентировался не только на комплектование памяток народного искусства, но широко представлял направления материальной и духовной культуры Украины. Сейчас это Харьковский исторический музей, который имеет наибольшее в Украине собрание экспонатов.
Сумцов был генератором идей. Конечно же, он не мог физически сам воплотить их все в жизнь. Но он умел увлечь единомышленников, которые с успехом его идеи реализовывали, как в случае с идеей создания «Истории города Харькова за 250 лет его существования». Д. Багалею и Д. Миллеру ученый даже передал часть материалов для работы над монографией.
Как гласный Думы интересовался санитарным состоянием города, экологической ситуацией, развитием сети охраны здоровья и народного образования, проблемами культурной жизни города. Сумцов занимал видное место в обществе, что помогало, безусловно, решать разные важные проблемы. Так, на заседании Городской думы 19 октября 1906 года профессор Н.Ф. Сумцов доложил о необходимости создания в Харькове глазного лечебного учреждения, ввиду огромной потребности населения в специализированной помощи. На Москалевке, в арендованном помещении в 1908 г. была открыта лечебница имени Л.Л. Гиршмана на 10 коек, а Гиршман избран Почетным гражданином Харькова.
Много полезного сделал ученый для родного города. Благодаря Сумцову здание Художественного училища (сегодня Академия дизайна и искусств) было оформлено молодым художником Жуковым в стиле «украинского модерна». Николай Федорович - одним из организаторов художественно-промышленного музея, Народного Дома. По инициативе ученого приступили к облагораживанию Карповского сада, озеленению города. Его интересовала судьба малолетних бесприютных сирот, разнообразные вопросы приходилось решать такие как канализация Благовещенского базара…
Никто не сделал для русской культуры в Харькове больше, чем Сумцов: памятники Пушкину и Гоголю, улицы названы в честь выдающихся русских писателей…
Подчеркивая мировое значение кобзарства, которое есть исторической памятью украинского народа, Сумцов немало сделал для возрождения, развития, защиты этого вида искусства.
Сумцов был человеком необыкновенно популярным в Харькове. Будучи членом многих комиссий, комитетов, Сумцов работал с полной отдачей. Недаром харьковчане выдвигали его кандидатуру на пост городского головы, но он отказался в пользу своего коллеги А. Погорелко, который действительно оказался хорошим мэром.
Еще при жизни Сумцов стал классиком отечественной и мировой этнографии, и к нему пришла мировая слава и признание. Положил начало научного украиноведения, был талантливым исследователем народной поэзии.
Об авторитете Сумцова говорит тот факт, что он был членом-корреспондентом Петербуржской академии наук, академиком Всеукраинской академии наук, членом Чешской академии наук и искусства, действительным членом Научного общества имени Т.Г. Шевченко. Ему посвящали научные сборники, заказывали статьи и рецензии, награждали золотыми медалями. Он общался с выдающимися учеными своего времени. Лучшие университеты считали за честь иметь в фондах своих библиотек его работы. Значительный интерес для современной науки составляет научное наследие Сумцова по проблемам истории Украины, ее культуры и языка.
Николай Федорович Сумцов объездил пол-Европы, владел десятью языками, но всегда был душой и сердцем с Харьковом.
Профессор Н.Ф. Сумцов умер в ночь с 13 на 14 сентября 1922 года в своем кабинете с книгой в руках. Николай Федорович похоронен на Усекновенском (1 городском) кладбище, а потом могилу перенесли на 13 кладбище. На надгробии нет креста и неправильно указана дата смерти: 1921 год.
Четкая и последовательная гражданская (даже не политическая) позиция, любовь ко всему украинскому привели к тому, что при царе к нему был приклеен ярлык «украинофила», а в советское время «буржуазного националиста». Поэтому на имя Сумцова долгое время было наложено негласное табу, его работы находились в спецфондах, не переиздавались, и даже запрещено было ссылаться на них. Ученый считал, что наука должна развиваться вне партий. В своих публикациях он не посвятил ни строчки марксистско-ленинскому учению, но украинскую национальную идею отстаивал последовательно и непримиримо. Он понимал, что научными выводами можно сделать не меньше, чем открытыми протестами. Но в то же время Сумцов не был пассивным наблюдателем.
Фактическое возвращение имени Николая Сумцова широкой культурной и научной общественности произошло только в начале 90-х годов ХХ века.
Сейчас уже можно познакомиться с некоторыми работами ученого. С 1995 года на базе Харьковского исторического музея проводятся Сумцовские чтения, одна из улиц Харькова носит его имя, есть мемориальная доска на здании городского архива.
Н. Сумцов принадлежит к выдающимся деятелям в истории украинского народа. Такие люди как Николай Федорович Сумцов не дают нам забыть свои корни, свою культуру. Именно глубокие знания украинской традиционной культуры привели Николая Сумцова к выводу, что «жизнь на Украине должна пойти другим путем. В первую очередь, нужно обратиться к возрождению и распространению национального украинского чувства и сознания». Прошло столетие, но эти слова исследователя, к сожалению, и до сих пор остаются актуальными. Немало идей великого ученого-народоведа важны и сегодня, когда заданием каждой нации становится сохранение собственной идентичности, а этому способствует не изоляция и консерватизм, а глубокое изучение генетического культурного кода, пропаганда своего родного. Мы, потомки, присоединяемся к словам Х.Д. Алчевской, сказанные в адрес Н.Ф. Сумцова: «…Вас навіки не забудуть в історії перших кроків нашої народності!».

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №1, частина друга (2009р.)

/Files/images/vyistavki/Попандопуло1.jpg

ПОПАНДОПУЛО ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

(12.11.1882 - 15.02 1938)

Профессор, основатель первого государственного родильного дома в Украине, основатель новой отрасли в медицине – женской урологии

„...Яке велике торжество в світі – народження людини. Яка краса і диво!”, - считал Александр Довженко. Условия, в которых появляется на свет ребенок должны соответствовать необходимым требованиям. И это возможно лишь в условиях государственной акушерско-гинекологической больницы, или просто - роддома.
Ситуация в стране в послереволюционные годы была тяжелая. Больниц и родильных домов катастрофически не хватало. О какой системе цивилизованного родовспоможения можно было говорить?! В то время 98% родов проходили без современной медицинской помощи. Обходились, в основном, помощью бабок-повитух (не следует путать с повивальными бабками – людьми, имеющими специальное медицинское образование).
Отсюда рост смертности среди рожениц и масса послеродовых осложнений. «Когда рождается ребенок, жизнь матери в опасности»,- утверждали мудрецы. И часто после тяжелых родов у женщин возникали страшные патологии. Лечить таких больных было не престижно, невыгодно и, если смотреть правде в глаза, в то время просто безнадежно.
Взяться за подобное дело мог лишь такой бессребреник как Попандопуло Иван Васильевич. Вернувшись в 1921 году тяжело контуженым с фронта на костылях, молодой врач, повидавший столько крови, страданий, горя и смертей, решил для себя: «Хватит! Хочу давать людям жизнь!».
На личные средства И.В. Попандопуло, с помощью сестры, жены и брата-студента, пожертвовавших собственную мебель, посуду, постельное белье, был открыт в Украине первый родильный дом №47 (позже 15-й) на Москалевке по ул. Сирохинской №7 (ул. Черепановых №7). Главным врачом назначен И.В. Попандопуло. Вскоре роддом был признан лучшим медицинским учреждением своего профиля. Интересуясь передовыми достижениями мировой медицины, И.В. Попандопуло внедрял многие из них в повседневную работу, занимался вопросом обезболивания родов, изучая его историю, начиная от Гиппократа и считал что за ним будущее.
Им заложены основы развития новой отрасли - женской урологии, а точнее, он работал над особо актуальным ее вопросом – лечение свищей мочевого пузыря. Они возникали преимущественно после трудных родов при отсутствии квалифицированной акушерской помощи. Поэтапно разработал методику оперативного лечения свищей мочеполовой сферы у женщин. Операции эти считались очень трудными, кропотливыми, требующими значительного времени и усилий и заканчивались чаще всего неудачно… Десять лет кропотливого труда, напряженного поиска, раздумий. Не стремясь к сиюминутному результату, ученый скрупулезно, до мелочей, отрабатывал каждый этап операции, после которых наступает стопроцентное излечение. Попандопуло разработал методику и написал уникальный труд всей своей жизни на эту тему, но при аресте этот уникальный труд был уничтожен работником НКВД, несмотря на мольбы жены.
Чтобы жить поближе к больнице профессор отказался от квартиры в центре города (жил на ул. Октябрьской революции № 21). "Больница – это моя жизнь… Каждую минуту я могу быть нужен там…",- говорил Иван Васильевич.
Семья Попандопуло таскала воду, колола дрова, в то время как он спасал жизни тысяч женщин и писал уникальные научные труды. Характерной особенностью больницы было то, что на такое количество пациентов не было ни одного смертного случая. В этом важную роль играло внимательное и заботливое отношение медперсонала к своему делу.
Везде была видна заботливая рука и больные производили приятное впечатление. Больница перебивалась своими средствами, очень туго, но все же сводила концы с концами. Единственный ресурс – это платные больные, но их всего 40 человек. Больше всего больных бесплатных. Деньги тратились экономно и шли на улучшение питания больных.
Ивана Васильевича часто можно было встретить во время рабочего перерыва на заводе «Свет шахтера». Он беседовал с молодыми работницами о важности личной гигиены, о необходимости регулярных обследований у врача, о недопустимости абортов. Харьковские газеты помещали его публикации на эти темы. Время Ивана Васильевича всегда было рассчитано буквально по минутам. А успевал он очень много: бесплатно консультировал маленьких пациентов «Капли молока», больных 1-й поликлиники общества «Допомога» и 12 больницы санчасти ГПУ, членов Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Активно и деятельно участвует в работе комиссии Наркомпроса по заразным болезням, научного совета Охмадета. Его усилиями при 15-й больнице открываются курсы повышения квалификации акушерок, т. к. хорошо обученный медперсонал для него значил очень много. Его называли «кудесником из Москалевки». Еще в 1928 году его имя было внесено в сборник «Ученые СССР». Иван Васильевич занимался преподавательской деятельностью.
Его усилиями была открыта первая в Харьковской области « хата-родилка» в с. Гавриловка. Понимая необходимость повышения квалификации сельских врачей, выступал на научно-учебных конференциях по обмену опытом. Его знал и уважал весь довоенный Харьков. И ныне во многих семьях живет благодарная память о профессоре. С благоговением произносили его имя простые крестьянки Сумщины, Полтавщины, Донетчины, Луганщины и, конечно, ставшей ему родной Харьковщины, по праву читая своим спасителем. Ни в каком деле мелочей для него не существовало.
В его доме (ул. Октябрьской революции №21) все было подчинено его работе, хотя у каждого были свои увлечения и заботы. Первой помощницей мужа была, конечно, Юлия Николаевна. Они всегда кому-то помогали, потому что не могли пройти мимо чужого горя. После смерти от дифтерита пятилетней дочери у супругов Попандопуло детей не было.
Сын простого крестьянина с Кубани (в семье он был вторым ребенком и подавал большие надежды) сумел, несмотря на безденежье, закончить медицинский факультет Харьковского университета. Добывал деньги для учебы как только мог: пел в церковном хоре, зарабатывал сеансами массажа, служил на «скорой помощи». Долгие годы в доме ученого среди прочих реликвий хранилась благодарность, полученная Иваном Васильевичем от правления Общества скорой медицинской помощи за подписью его председателя, заслуженного профессора И.А. Оболенского. В ней выражалась глубокая признательность молодому доктору за добросовестное и корректное исполнение своих обязанностей.
Революцию 1917 года принял с восторгом. «Это – моя власть», - говорил Попандопуло. И пошел добровольцем на фронт защищать «свою» власть. Спустя двадцать лет «Те злые дни, когда ломали крылья, когда никто не знал своей вины,…» - охарактеризует кровавое тоталитарное лихолетье поэт О.Э. Мандельштам. 30 декабря 1937 года выдающегося ученого, непререкаемый авторитет в медицинском мире, автора около сорока научных работ объявили врагом народа, греческим шпионом и арестовали, но не подвели ни родные, ни верные друзья. Не боясь никаких последствий, направил в органы НКВД блестящую характеристику на Ивана Васильевича Попандопуло главврач 9-й больницы профессор Александр Иванович Мещанинов. Не раздумывая, приняла жену опального ученого на работу в свою больницу профессор Евгения Григорьевна Щербина. Через месяц после ареста Ивана Васильевича Попандопуло расстреляли. Лишь в 1955 году родные получили справку о посмертной реабилитации.
Через много лет на фасаде дома №7 по ул. Черепановых была открыта мемориальная доска в честь первого главврача этого лечебного учреждения. Так была увековечена память ученого. Его научное наследие становится достоянием новых и новых поколений ученых, а будущие врачи овладевают знаниями по учебникам, в которых есть ссылки на труды И.В. Попандопуло… Над такими людьми время не властно.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/Рубинштейн.jpg

РУБИНШТЕЙН ИДА

(ЛИДИЯ ЛЕОНТЬЕВНА РУБИНШТЕЙН)
(1885 – 20.09.1960)

Знаменитая танцовщица, актриса, режиссер, меценат.

В 16 веке Иду Рубинштейн сожгли бы на костре как еретичку и блудницу. Сегодня она была бы триумфаторшей-супермоделью. Ей платили бы сказочные гонорары и кляли на чем свет стоит. Толпа не любит тех, кто не похож на нее.
Яркая индивидуальность, «отличность» от других проявлялась во всем, начиная с внешности. «Богиня. Гордый тюльпан», - так охарактеризовал ее известный художник Л. Бакст. Более точного сравнения трудно придумать. Оно соответствовало не только внешности Иды, но и ее жизни.
Лидия Рубинштейн, по-домашнему – Ида, принадлежала к богатой торговой династии, семье потомственных почетных граждан г. Харькова. Она была внучкой основателя первого в Харькове банкирского дома «Роман Рубинштейн и сыновья». Отец и дядя Адольф - основатели и владельцы пивзавода на Баварии. После смерти главы банкирского дома его капиталы унаследовали сыновья Леон и Адольф, которые продолжили дело отца. Коммерческое дело их разрасталось, так что у них появилась возможность завязывать коммерческие отношения с главными торговыми пунктами и столицами Западной Европы. Дела шли хорошо. Они владели в Харькове многими участками, домами. Им также принадлежали земли на Григоровке и в Ясной Поляне. Ида получала все самое лучшее. Она освоила несколько языков, прекрасно знала античную историю, была начитана.
Семья Рубинштейнов внесла огромный вклад не только в развитие экономики города Харькова, но и культуры. Леон и Адольф стояли у истоков Русского музыкального общества во главе со Слатиным И.И. Благодаря финансовой поддержке известных меценатов Рубинштейнов, которые захотели иметь в заведении (Харьковское музыкальное училище) собственных стипендиатов, удалось открыть класс духовых инструментов. Этот класс был гордостью харьковских музыкальных классов. До этого в российские оркестры для игры на деревянных духовых приглашали, как правило, иностранцев. В Ясной Поляне действовал летний домашний театр («Зеленый театр»), выступать на сцене которого считали за честь многие именитые артисты Харькова, Москвы, Петербурга. Приезжали иностранные знаменитости.
Творческая атмосфера царившая в доме повлияла на выбор Иды Рубинштейн. Увлечение театром переросло в дело всей ее жизни. Неожиданный визит в провинциальный Харьков блистательной Сары Бернар только укрепил сознание правильности выбора: «Я буду актрисой. Я буду Сарой Бернар».
Сдавшись под волевым напором Иды, родственники разрешили ей поступить в московское Императорское театральное училище. Там от знаменитого педагога Ленского она заслужила лестный отзыв: «Вы – вторая Сара Бернар!».
Сам К.С. Станиславский (имение его брата Алексеева было по–соседству с имением Рубинштейн) тотчас позвал ее в труппу и был неприятно удивлен отказом: не в меру начитанная девица сочла его методику… устаревшей.
Люди, способные почувствовать и оценить незаурядный талант актрисы, принимали ее на «ура». Профессионалы говорили о ней с величайшим уважением. Для таких как Ида пишут роли, потому что самое их движение, их способ передачи ощущения – это есть искусство. Она представляла интересный материал, из которого можно слепить особенный сценический образ. Большой силы впечатления Ида Рубинштейн добивалась самыми экономными средствами. Каждая линия продумана и прочувствована. «Она прекрасна чересчур, словно настойка ядовитых благовоний», - придумал для будущей рецензии поэт и художник Ж. Кокто.
Едва появившись в обществе, она заставила говорить о себе не просто как о красивой женщине – как о фантоме. Ее внимание старались привлечь многие великие того времени. Ради нее финансировал «Русские сезоны» в Париже румынский князь.
С 1909 года Ида работает у Дягилева. Он решил ее показать в новом балете «Клеопатра» на парижских подмостках. Неожиданно она затмила саму Анну Павлову.
Мечта великого балетмейстера М. Фокина в лице Иды осуществилась. Он нашел танцовщицу, которая будет танцевать «Всем своим телом». Только подумать, в 25 лет начала брать уроки хореографии у великого балетмейстера, новатора, и благодаря фантастическому упорству добилась успеха и триумфа. Ее карьера началась с роли Саломеи (балетмейстер Фокин). «Танец семи покрывал» стал ее звездным билетом. Станиславский дал высокую оценку ее выступлению. Успех был ошеломляющим. Зрители на ее спектаклях были полностью под гипнозом ее таланта.
В арабских сказках «Тысяча и одна ночь» тюльпан говорит кубку: «Я опьяняю не касаясь губ!». Это про Иду Рубинштейн. Успех был огромный и скандальный. Необычной была ее внешность и необычной была ее слава.
Знаменитый театральный художник Л. Бакст придумывает потрясающие костюмы для все новых и новых ролей. По заказу известного итальянского писателя Д`Аннунцио написал картину «Мученичество святого Себастьяна».
В. Серов восхищался острыми очертаниями полумальчишеского тела. Он находил, что рот у Иды «рот раненой львицы». Портрет «Обнаженная женщина, сидящая на голубой постели» был написан быстро, без малейших переделок. Удачно соединив воедино древность и авангард. Библейская красота Иды Рубинштейн никого не могла оставить равнодушным.
Граф Роббер де Монтескье преподнес Иде свой поэтический сборник «Красный жемчуг». Посвящали свои произведения и писали по ее просьбе известные и знаменитые писатели, драматурги: Д`Аннунцио, Кокто, А. Жид, композиторы: Дебюсси, Стравинский, Равель.
Морис Равель в 1928 г. по просьбе И. Рубинштейн сочинил шедевр ХХ века «Болеро». Почти в 50 лет Ида впервые в жизни примерила пуанты. Ее ужасно ругали, но она не смущалась и упорствовала. И родился шедевр «Болеро» Равеля, которое она станцевала на столе…
Великая Сара Бернар сама захотела познакомиться с Лидой из Харькова. Написала, что под ее руководством «изумительная артистка станет гениальной». Рубинштейн не пыталась подражать своему кумиру, но достигла вершин.
«Я горю, но не сгораю!», - говорил тюльпан пылающему очагу в сказках «Тысяча и одна ночь». Ида Рубинштейн была очень активным человеком, стремилась полней реализовать себя. Она играла на сцене, в кино, создала собственную труппу. Организовала вокруг себя самых талантливых, артистов, композиторов, режиссеров. Ида была неравнодушна к людям. Сколько звезд зажглось в ее труппе и сколько первоклассных партитур увидело свет. Прекрасной Иде не отказывали, а деньги ее «мужа» Гиннеса позволяли не скупиться на гонорары.
Чисто купеческая жилка не позволяла бросать деньги на ветер, а вкладывать в дело. В груди эксцентричной Иды билось большое доброе сердце. Она умела быть благодарной, благородной, внимательной, чуткой к близким, друзьям и вообще к людям.
Добровольно оставалась в тени вдохновительница «Болеро». Задумала смертельно больному другу Равелю доставить редкостное удовольствие: поездку в страну его грез, Испанию, а вслед за тем – путешествие по Марокко.
Продлила на сколько могла жизнь Сары Бернар. Ухаживала и кормила из ложечки тяжело больную актрису. Во вторую мировую войну открыла частный госпиталь. И до конца жизни переписывалась с солдатами, которых выходила.
У нее и отдых был необычный и очень активный. Любила путешествовать по самым диким и опасным уголкам планеты. От Африки до Заполярья.
На старости лет ту, которую звали лицом эпохи волнует проблема бедности. Это ее-то, чьим манифестом была кричащая роскошь. Газеты писали, что Рубинштейн пожелала, чтобы цветовая гамма сада вокруг ее дома могла меняться в зависимости от ее туалета. Все растения были высажены в специальные лотки. Местные бедняки ее боготворили. Последние годы жизни посвятила благотворительности без суеты и выставления напоказ.
Смерть Иды Рубинштейн от сердечного приступа наступила неожиданно 20 сентября 1960 года. В ее завещании очень строго оговаривались похороны и все, что с ними связано. Та, что так желала славы и ажиотажа вокруг себя, отказывалась от прежних притязаний. Запрет на извещение о смерти, полная тайна времени кремации и захоронения, на памятнике – никаких надписей, ни имени, ни дат. Только две буквы: «I.R.». Ида Рубинштейн ушла также неподражаемо, как и жила. К ее имени всегда будут искать особенное прилагательное. Таинственная, легендарная, неповторимая… И это будет правдой.
По легенде бокаловидные цветки тюльпанов в плотно сомкнутых лепестках несут счастье и радость людям. Ида Рубинштейн посвятила себя всю без остатка служению людям. Она подарила нам пламенную жизнь. Взамен мы подарили ей фактически полное забвение. Мы должны выражать признательность свободным личностям, жившим для того, чтобы выразить себя. Подобно тому, как ботанический сад украшают диковинные растения, так нашу жизнь – уникальные люди.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/Синельников2.jpg

CИНЕЛЬНИКОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

(17.02.1855– 19.04.1939)

Актер, режиссер, антрепренер, педагог, народный артист РСФСР, народный артист УССР, реформатор провинциального театра

„Ум человеческий никогда и ничего благороднее и полезнее театральных зрелищ не изобретал, как для усовершенствования, так и для очищения нравов”,- утверждал Вольтер. Синельников Н.Н. прожил долгую жизнь, и шестьдесят пять лет из нее отдал театру. Великий режиссер верил в воспитательную миссию, в высокое предназначение театрального искусства в жизни общества, поэтому считал, что театр должен быть общедоступен и высокого качества.
В те далекие годы жизнь провинциальных театров всецело ориентировалась и зависела от кассы (для городской казны театры были статьей дохода). Поэтому работали они в авральном режиме. Это влекло за собой бесконечные премьеры и удовлетворение вкусов невзыскательной публики низкопробными мелодрамами и водевилями. В таких условиях талант задыхался, актеры уродовали свои дарования, делаясь равнодушными к вопросам искусства и превращаясь в ремесленников. О каком высококачественном репертуаре, игре актеров могла идти речь? Эти недостатки театрального процесса на себе испытал сам Николай Николаевич Синельников.
Харьковский театр – первый, с которым познакомился Н.Н. Синельников. Ему суждено было попасть в театр, который и стал делом всей его жизни, его судьбой. Н.Н. Синельников родился 17 февраля 1855 года в семье небогатого уездного учителя, под Харьковом. Вскоре после того как он был определен в гимназию, отец его умер. Малолетний Николай оказался основным работником в семье. У мальчика был красивый голос (вначале альт, позднее тенор), хороший музыкальный слух и его с первого класса зачислили в церковный хор и как солисту назначили жалованье – двадцать рублей в месяц.
В 1873 году, по окончании гимназии, Синельников поступил в студенческий хор, пользовавшийся большой популярностью в Харькове. Это обстоятельство привело его в театр, но уже не в зрительный зал, а за кулисы. В хоре Синельников обратил на себя внимание осмысленным поведением на сцене, и ему стали поручать бессловесные рольки в драмах и комедиях. И как это часто бывает, Николаю 1 января 1874 года пришлось срочно заменить заболевшего актера в водевиле „Простушка и воспитанная”. Уже в первом своем выступлении Синельников проявил творческую инициативу и обнаружил комедийный характер дарования. Вскоре был зачислен в труппу харьковского театра (ныне театр им. Т.Г. Шевченко).
Николай Николаевич вспоминал, что в то время никто молодыми актерами не руководил, в выборе правильного пути они были, в сущности, предоставлены самим себе, учились на опыте старших товарищей. Синельников через два года решил попробовать свои силы в более ответственных ролях, но в театральном деле меньшем по масштабу, чем в Харькове. Он был приглашен в Житомир. Здесь у него были судьбоносные встречи: с актером П.А. Никитиным, который сам играл и ставил спектакли, как тогда было принято. Новаторство Никитина заключалось в постановках массовых сцен. Удачно срежессированные, они становились украшением спектакля. Впоследствии Синельникову в его режиссерской работе очень помог опыт Никитина.
Уроки учителя пения Деккер-Шенка благоприятно отразились на голосе Синельникова и в оперетте „Дочь мадам Анго” он великолепно справился с центральной ролью. Эта роль принесла первый успех и симпатию публики. В этом же театре работал Магазари - крупный талант и прирожденный театральный художник. Целыми часами иной раз просиживал Синельников в его мастерской, наблюдая как тот делал декорации - подлинные произведения искусства. Впоследствии часы, проведенные в мастерской Магазари, принесли ему немалую пользу.
Николай Николаевич играл и в трагедиях, и в комедиях, и в драмах, и в водевилях, и в опереттах. Коронной его ролью стала роль Пикильо в оперетте Ж. Оффенбаха „Птички певчие”. Синельников писал в своих мемуарах: „К концу пятилетия моей деятельности я познал успех артиста. Роль Пикильо дала мне это счастье...”. Николай Николаевич был, по отзывам современников, идеальным исполнителем оперетточных ролей . Переходя молниеносно из одного состояния в другое, он был правдив в каждом переживании. Артист отлично двигался, с виртуозной легкостью меняя ритм. Виртуозно владел своим голосом, хорошо поставленное дыхание давало возможность петь без напряжения. Музыкальность позволяла мягко переходить от разговорной речи к пению, как будто желание петь рождалось потребностью наиболее полно выразить свои чувства.
Режиссера в современном понимании этого слова как объединяющего и руководящего начала в театрах в те годы не было. Их подменяли либо актеры, либо антрепренеры. Несмотря на актерскую славу, Синельникова влекла роль режиссера. Он понимал, что без твердого режиссерского руководства, без четкого осознания идеи пьесы, спектакль создать невозможно. Все больше и больше времени уделял режиссерской педагогической работе.
Николаю Николаевичу не раз приходилось вести изнуряющую борьбу с боязнью актеров отойти от установившихся в театре шаблонов, не прогонять в одну репетицию пьесу, а продлевать репетиционный период, тщательней готовиться к роли. И часто достигал неожиданного эффекта: зрителю спектакли нравились, сборы поднимались, а у актеров поразительно часты стали удачи. Синельников боролся против халтуры, за подлинное высокоидейное искусство. «Актеры производят впечатление на публику не тогда, когда они неистовствуют, а когда хорошо играют неистовство» - считал великий Дидро.
«…пьеса – подвижное целое, которое проходит через вас…» - это главное в театральном искусстве. Затронуть струны души каждого зрителя, разбудить все лучшие чувства и качества его, воспитать прекрасный вкус, а это возможно только с тщательно подобранным репертуаром, а не пошлыми пьесками, где нетребовательные к себе актеры будут развлекать зрителя глупыми отсебятинами. Синельников открыл доступ к бессмертным пьесам Островского, к великим творениям гениального Шекспира. Режиссер также внимательно относился и к молодым авторам, - его привлекала хорошая пьеса, а не громкая фамилия.
Кстати сказать, к достижениям режиссера можно отнести спектакли: «Горе от ума» А. Грибоедова и «Плоды просвещения» Л. Толстого. В провинции эти спектакли впервые были поставлены именно Н. Синельниковым.
Можно удивляться энергии Синельникова, он сумел многого добиться: для пьесы готовились специальные декорации, которые помогали актерам вжиться в образ. Он уводил актера от привычных штампованных приемов, и на сцене рождалась подлинная жизнь. Возможно, что не изучай Синельников в свое время работы житомирского декоратора, он не смог бы добиться выполнения своего замысла. Но он не только умел объяснить декораторам, что от них требовалось, но и показывал практически, как надо выполнить ту или иную деталь, какую в каждом случае лучше применить фактуру.
Синельников уделял большое внимание оформлению спектакля, но никогда не увлекался постановочными эффектами в ущерб смысловому звучанию произведения. Первым на сцене для него всегда был актер. Постановкой спектакля «Дикарка» по Островскому Н.Н.Синельников завоевал признание как режиссер.
Воспитывая зрителя, воспитывались и сами актеры. „Я поставил задачей всей своей жизни культивировать, растить, чеканить актерское дарование”,- писал режиссер в книге воспоминаний „ Шестьдесят лет на сцене”. На великолепном материале пьес росло их мастерство. Большое внимание уделял Синельников повышению техники актера: четкости речи, выразительности фразировки, ясному и насыщенному произнесению слова. Звучный язык пьес Островского совершенствовал актерскую речь. Синельников немедленно пресекал попытки отхода от установленного решения и, наоборот, малейшее проявление инициативы актера, если она вела к развитию и углублению образа, им поддерживалось.
Метод работы Синельникова - исходить в сценическом поведении от жизни, от характера действующего лица, от конкретных обстоятельств пьесы, а не пользоваться удавшимися некогда приемами, - приводил к лучшим результатам.
Он не боялся поручать начинающим актерам ответственные роли. Режиссер умел добиваться, чтобы тот глубоко овладел ролью, создал указанный автором характер. Синельников принимал в труппу талантливую молодежь, работал с ней и создавал из нее сильных актеров. Когда к Синельникову приходил неопытный, но даровитый молодой актер-самородок, Николай Николаевич почти всегда безошибочно определял истинную его ценность и через короткий срок, умело обработав богатый материал, превращал его в подлинную драгоценность. Это относится к К.Шульженко, И. Дунаевскому, М.Бернесу, Е. Полевицкой, Н. Барабанову... Смело выдвигая молодежь на ведущие роли (как в случае с К. Шульженко после вступительных экзаменов предложил сразу же приступить к репитиции в оперетте „Перикола”). Заслуга Синельникова в том, что он распознал дарование Комиссаржевской и повел артистку по правильному пути. Целая плеяда актеров обязана Синельникову своим расцветом: М.М. Блюменталь-Тамарина, О.И. Жизнева, В.Л. Юренева, М.М. Тарханов, А.А. Остужев, В. Белокуров...
Подготовке молодых актерских кадров режиссер придавал большое значение. Можно сказать , что театр Синельникова был буквально питомником, где бережно выращивались молодые дарования. Опытными, маститыми мастерами уезжали в другие театры актеры „из плеяды Синельникова". В императорском училище – школа, у Синельникова – университет» сложился афоризм в театральной среде. Н.Н. Синельников на самом деле создал театральный университет. Не только молодые актеры, но и даже прославленные мастера мечтали попасть к Синельникову.
Пройти школу Синельникова – означало сдать блестящий экзамен на звание артиста. Кто работал под его руководством, - тому была открыта дальнейшая дорога в большое искусство. Имя Синельникова, работа под его руководством, роли, сыгранные в его театре,- все это считалось своеобразной фирмой, маркой высокого качества, придающей уверенность в собственных силах, завтрашнем дне (что при постоянной кочевой жизни провинциального актера, угрозе оказаться на бирже в числе безработных было далеко не маловажным фактом).
Синельникову не был присущ режиссерский эгоизм и артисты отвечали Николаю Николаевичу полным признанием его авторитета, каждое его указание на репетиции обязательно выполнялось. Он давал простор творческой инициативе актера. Синельников в исключительных случаях прерывал репетицию, обычно он делал замечания в перерыве или на индивидуальных занятиях у себя в кабинете.
Харьковская театральная школа, которая стояла на позициях сценичного реализма, воспитала целую плеяду артистов в начале ХХ века. И смогла заявить о себе и быть оцененной далеко за ее пределами.
Руководя делом, Синельников равнялся на лучшие столичные театры России. Каждое прогрессивное явление в театральной жизни привлекало его внимание. За постановку 27 октября 1895 года в Таганроге пьесы Л.Н. Толстого „Власть тьмы” без купюр, установленных цензурой, режиссер был привлечен к судебной ответственности, ему пришлось уплатить штраф.
Он менял города и театральные подмостки в поисках места, где можно было бы продуктивно работать. Ясное представление Синельникова о своих обязательствах как художника, высокие требования к себе и делу, которое он возглавил, вкус, артистизм и умение энергично бороться принесли ему творческую победу. Слава и авторитет его росли. Он получил возможность не идти на поводу мещанских вкусов и, найдя поддержку в демократических кругах, добился полных сборов, ставя подлинно художественные пьесы: «Отелло», «Макбета», «Эдипа» и, как только трагедия «Царь Федор Иоаннович» была освобождена из-под тридцатилетнего запрета, трилогию А.К.Толстого поставил полностью. Сам Николай Николаевич играл Федора. Эта роль была одна из его последних актерских работ. С 1900 года он в качестве актера уже почти не выступал.
Неверно думать, что Синельников был беспомощен в практических делах. Он обладал крупными административными способностями и изобретательностью. В стремлении удержать дело на высоком художественном уровне он с упорством и энергией изобретал новые формы: параллельные спектакли, гастрольные поездки, повышение цен на премьеры и бенефисные спектакли,- все использовал Синельников.
Театр для Синельникова был стихией. Он его чувствовал каждой клеточкой своего организма. Чуткое ухо мастера точно могло определить секунду, когда актеры уже включены в действие, а зритель затих, готовый к восприятию спектакля. Занавес открывался так, что ход его не противоречил ритму начальной сцены. Он был одержим желанием создать театр, который был необходим обществу, и где он построил бы работу по-иному.
Николай Николаевич получал приглашения от Малого и Александрийского театров, но предложения отклонил, т.к. не хотел работать по указке чиновников.
Когда он в 1909 году подал заявку на аренду театра в Харькове, городская управа отдала ему предпочтение. В жизни Николая Николаевича Синельникова начинался новый этап. На 55 году, после десяти лет изнурительного труда, он ощущал высокий творческий подъем.
Своего апогея театральное искусство в дореволюционном Харькове достигло в 1910–е годы, когда труппой руководил Н.Н. Синельников. При нем Харьков становится театральной столицей провинциальной России.
Организуя театр в Харькове (ныне театр им. Т.Г. Шевченко на ул. Сумской, его называли «синельниковским театром») ввел целый ряд революционных преобразований: удлинил репитиционные сроки, отменил музыкальные антракты, упорядочил рекламу. Синельников умело подобрал людей, обеспечив все цехи квалифицированными специалистами. В обслуживающих цехах были строго распределены обязанности. К этому времени он обладал богатейшим опытом и знал в совершенстве театральное дело.
О Синельникове многие актеры отзывались как о режиссере взыскательном, но указывали, что работать с ним было легко. Артисты служили у него подолгу, а работники цехов не расставались с ним десятилетиями. Вся бригада рабочих сцены коршевского театра в количестве 14 человек, узнав, что Синельников ушел от Корша, сказала: «Мы с тобой, Николай Николаевич»,- и приехала потом работать к нему в Харьков из Москвы.
Стремясь вызвать интерес у публики к истории театра, он провел большую работу по созданию выставки в фойе театра. Вышла афиша, непохожая на зазывные рекламы прошлых лет, фамилии актеров стали перечислять по алфавиту, а не по рангу. Что немаловажно, Синельников пытался дисциплинировать и публику: опоздавшие не имели права входить в зал во время спектакля. Зритель шел в театр уже не развлекаться, а учиться. Его уже интересовали высокохудожественные произведения и умение артиста раскрыть внутренний мир человека.
Синельников стремился к стабильности коллектива, старался создать творческую атмосферу на репетициях, регулярно организовывал бесплатные представления для учащихся. Режиссер ввел в своем театре, так называемые, «понедельники», в эти дни билеты продавались по сниженным ценам, что давало возможность сделать спектакли доступнее широкой массе населения.
Организация театрального процесса, которую мы можем наблюдать сегодня, которая для нас норма и правило - заслуга Синельникова. Вообще, своим репертуаром и демократичной направленностью театр Синельникова сближается с МХАТом, и это негласное соревнование не могли не заметить современники. В то время это был один из интереснейших театральных коллективов периферии. Своеобразный «МХАТ Юга». «Станиславским провинции» называли Синельникова в театральном мире. Он один из тех, кто своей практической деятельностью подготовил и осуществил коренное переустройство русской сцены.
Спектакль «Мария Стюарт» открывал сезон в харьковском театре. Главную роль, от которой зависела судьба театра и его личная судьба, режиссер вручил начинающей актрисе Е. А. Полевицкой. Синельникову очень помогло то, что ведущую роль исполняла «нетронутая рутиной актриса». По-новому зазвучали слова, фразы, сцены», - вспоминал он. После роли Марии Стюарт Полевицкая завоевала славу и любовь Синельникова.
«Мечты о хорошем театре,- писал Синельников,- осуществились…Театр стал насущной потребностью общества». Успех труппы Н.Н. Синельникова в Харькове – одно из наиболее ярких явлений театральной жизни того времени.
Он понимал, что в своем стремлении поднять театр он может опереться только на демократические слои населения, и в расчете на них как на основного зрителя он решается на смелый шаг. Как только финансовое положение театра упрочилось – открывает в 1912, кроме городского театра, «Общедоступный театр» в здании цирка - театра Г. Грикке на Гончаровке, Жандармской площади (ныне пл. Красного Милиционера).
«Общедоступный театр» Синельникова был по сути дела молодежным театром. Синельников стремился к тому, о чем мечтали лучшие представители русского театрального искусства. К. Станиславский и В. Немирович-Данченко в течение ряда лет не оставляли мысли о создании общедоступного театра; А.Ленский отдал годы труда на создание молодого Нового театра.
Синельников, организуя «Общедоступный театр», попытался объединить эти две задачи. Молодежный театр работал параллельно с основным коллективом. Учитывая желание зрителей видеть в спектакле и зрелых мастеров, Николай Николаевич сделал следующий опыт: после того, как спектакли «Общедоступного театра» проходили некоторое число раз, Синельников вводил в них ведущих актеров городского театра, где они выступали в центральных ролях, исполнявшихся ранее молодыми актерами. Не каждый мог посещать городскую драму из-за стоимости билетов, а в «Общедоступном театре» стоимость билетов была намного ниже. Каждая премьера становилась праздником не только для интеллигенции, но и для рабочих, служащих города. У «Общедоступного театра» оказались слишком сильные конкуренты: опера, городской театр самого Синельникова с первоклассной труппой и «Театр миниатюр». Синельников не смог продержать «Общедоступный театр» более года. Он погиб, не успев расцвести.
В 1925 году за самоотверженный труд, за выдающиеся заслуги в области театрального искусства Н.Н. Синельникову, одному из первых деятелей театра, Советским правительством было присвоено звание заслуженного артиста республики. В этом же году труппа «синельниковского театра» была расформирована. После этого он работал в разных городах.
В 1933 году Синельникова пригласили принять участие в организации русского театра в Харькове, создаваемого по указанию правительства и быть режиссером в нем. Последние годы Синельников жил полнокровной, радостной творческой жизнью. Войдя в состав вновь организованного театра, он поставил спектакль «Горе от ума». В 1934 году Синельникову Н.Н. было присвоено звание народного артиста УССР.
Плодотворной творческой работе Синельникова во многом способствовал уклад его семейной жизни. Жена режиссера, Татьяна Федоровна, никогда не вмешивалась в театральные дела мужа и была во всем ему поддержкой и опорой.
Не находя у своих детей актерских способностей, Синельниковы-родители не толкали их на сцену. Старший сын работал администратором в театре отца, младший стал врачом, затем профессором, дочь Синельниковых стала хорошей женой и матерью.
В Харьковском русском драматическом театре Синельников проработал до последнего дня своей жизни. Умер 19 апреля 1939 года. Именем режиссера назван переулок между улицами Красина и Дарвина. Ныне прах его покоится на городском кладбище в конце Пушкинской улицы рядом с захоронениями историка Д.И. Багалея, архитектора А.Н. Бекетова и других деятелей культуры, создавших славу нашего города.
Преобразования театрального зала, проведенные режиссером, нельзя считать столь всеобъемлющими, как реформа, осуществленная великими основателями Художественного театра К.С. Станиславским и В.Н. Немировичем-Данченко. Однако можно с уверенностью говорить о Синельникове, как об одном из тех, кто своей практической деятельностью подготовил и осуществил коренное переустройство русской сцены. Н.Н. Синельников был убежден также как и Томас Манн, что „Театр превращает толпу в народ”.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/сковорода.jpg

СКОВОРОДА ГРИГОРИЙ САВВИЧ

(1722 – 1794)

Выдающийся украинский мыслитель, литератор, педагог. Считается отцом и ярчайшим представителем украинской философии, отцом украинской басни, основателем педагогики в Украине, символом украинской духовности

Великий слобожанин, Григорий Саввич Сковорода, хотел видеть украинский народ счастливым. И всю свою жизнь и талант посвятил поиску формулы счастья, разработке философского учения о счастье, как главной сути человеческого существования.
Г.С. Сковорода относится к тем личностям, осмысление которых приближает нас к пониманию не только мира, а прежде всего, самих себя. Недаром именно его считают символом украинской духовности.
Он понимал, что обогащение и совершенствование внутреннего мира неизбежно ведет к раскрепощению человека, внутренней свободе, сознательного руководства собой и к счастью. И главным законом его философии был закон «спорідненої праці”, родственного труда. Свобода и любимое дело - вот составляющие счастья личности. Человек творец своего счастья. Нужно начинать с себя „Копай криницю в своєму городі, вона зросить і сусідську оселю!”. Мыслитель считал, что только сообщество индивидуальностей способно изменить общество к лучшему.
Творческое наследие философа, поэта, мыслителя, педагога Г.С. Сковороды, дошедшее до нас, небольшое. При жизни автор не увидел ни одного опубликованного произведения. Только через 100 лет после его смерти в Харькове впервые вышел первый том произведений, а второй запретила цензура. Немало рукописей ученого утрачено навсегда. Обычно Григорий Саввич оставлял свои произведения в том доме, где они были завершены. Современниками, конечно, тщательно собирались и переписывались рукописи, но это не спасло от значительных потерь его творческого и эпистолярного наследия.
Философия Сковороды – не умозрительное теоретическое строение, а руководство к действию. Он хотел просветить народ, распространить свое учение среди широких слоев населения. И потому выбрал доступную форму изложения трактатов, басен, песен - форму диалога.
Он был выдающимся писателем, мастером образного языка. В своих сочинениях Сковорода осуществил принцип единства философского содержания и блестящей литературной формы изложения. Наибольшую ценность представляют басни и песни.
Г. Сковорода лучше других понял библейскую истину о том, что все в этом мире суета. Не в званиях, богатстве счастье, счастье в творчестве. Чтобы жить в гармонии с собой и окружающим миром, человек должен и может постичь истины Библии, которая учит как облагородствовать сердце.
Для популяризации Святого Письма, Сковорода пишет 30 знаменитых песен, объединив в поэтический сборник с многозначительным названием – «Сад божественных песен». А песни-стихотворения из этого сборника уже при жизни поэта завоевали огромную признательность и стали народными: «Ой ты, птичка жолтобока», «Всякому городу нрав и права». Кстати сказать, музыку к ним написал автор. Через басни народный философ стремился донести до широких масс основные идеи своей философии счастья. Григория Саввича с полным правом можно считать родоначальником украинской литературной басни. В селе Бабаи, где он гостил у своего приятеля Петра Щербинина, любимым местом отдыха и раздумий мыслителя был бабаевский лес. Земли Ледного принадлежали П. Щербинину и, конечно Сковорода любил гулять в этих живописных местах.
Здесь были созданы знаменитые диалоги, которые легли в основу его философско-поэтического сборника «Басни харьковские». ”Багато хто, потоптавши природу, вибирає для себе ремесло наймодніше і найприбутковіше, але сим лише ошукує себе”. Несоответствие выбранного способа жизни способностям, причиняет вред не только себе, но и государству. Делай то, к чему рожден, призывал философ.
Природным призванием Г.С. Сковороды, его „Сродною працею” была педагогика. Великий педагог стремился через своих учеников нести в массы просвещение, учить людей быть творцами своего счастья.
В духовном образовательном заведении, коим был Харьковский коллегиум, Сковорода был „белой вороной” в монашеском преподавательском коллективе не только из-за светской одежды, но из-за вольнолюбивых идей. Даже сегодня не перестает удивлять подвиг мыслителя, который в глухое крепостное время осмелился утверждать, что материя первична, а сознание вторично.
Он был самобытным педагогом и воспитал прекрасных учеников. Из них со временем вышли такие деятели науки как русский клинист Е. Мухин – организатор и пропагандист оспопрививания в Российской империи, Н. Гнедич, сделавший лучший перевод „Илиады” Гомера и многие другие.
Сковороду обвиняли в пагубном влиянии на молодежь, а также в подрыве устоев церкви и государства. За этим следовали отставки. Преподавание в Харьковском Коллегиуме было последней попыткой идти обычной дорогой в жизни.
Однажды генерал-губернатор Харьковской губернии Евдоким Щербинин, любитель талантов, наук и музыки, предложил Сковороде состояние, чтобы тот смог где-то осесть и иметь свой угол, Сковорода ответил: „мир подобен театру и, выбрав себе роль по своим способностям, я хочу ее успешно доиграть”. Выслушав ответ, генерал-губернатор воскликнул: ”Вот умный человек! Если бы все мыслили, как он, меньше было бы неудачников и недовольных”.
Поняв, что ему уже не работать в официальных заведениях, Сковорода в 47 лет выбирает тернистую тропу странствующего философа. Начался почти 30-летний период путешествий и аскетической отрешенности. Он собственноручно обрек себя на одиночество, отказавшись от семейной жизни. Но это не значит что он пытался себя изолировать от реалий жизни, от народа. Наоборот, народный философ шел в народ, был в гуще событий и оказывал влияние на их развитие.
Любовь к народу и желание видеть его радостным и счастливым побуджало этого человека идти пыльными степными дорогами, вдыхать запах чебреца и полыни, нести в перекинутой через плечо торбе свое сокровище – Библию и флейту. Ведь Григорий Сковорода мог жить безбедно. Первый студент, человек энциклопедических знаний, знаток многих языков. Его знали в Европе. Он учился в университетах Мюнхена, Вены, Бреслау. Одаренный музыкант и певец, не искал славы, чинов и денег. Не принял приглашения Екатерины Второй приехать в Петербург: ”Мені сопілка і вівця дорожче царського вінця”, - был ответ философа.
Свою философию Сковорода подобно Сократу излагал устно, учил людей в процессе диалогов, споров, пел песни, читал басни. От села до села, от хаты к хате, от поместья к поместью пролегал путь мыслителя. Часто он вступал в острые философские споры с разными людьми. Основой бесед был поиск ответа на вопрос „Что нужно сделать, чтобы человек был счастлив?”.
Люди с радостью встречали Григория Сковороду, с большим вниманием слушали и передавали из уст в уста его басни, стихи, советы, высказывания. Песни с удовольствием включали в свой репертуар лирники и кобзари.
Вторая половина жизни выдающегося мыслителя неразрывно связана с историей нашего края, нашего города, района. Харьковчане справедливо считают его своим земляком, поскольку большая часть его жизни связана с Харьковщиной. Здесь он учил своих последователей, здесь нашел верных друзей, создал философские и литературные шедевры.
Сковорода появлялся, а то и подолгу гостил во многих домах в Харькове. На Москалевке у купца Артемия Карпова, любил бывать у своего друга Федора Квитки, где его маленький сын Гриша (Квитка-Основьяненко) с интересом слушал захватывающие рассказы Григория Саввича.
На ул. Екатеринославской стояли дома друзей философа. Снимал он жилье на Лысой Горе по улицам ныне, Сковородиновской и Чистоклетовской. Сохранился дом по ул. Рымарской №4, где жил большой друг Григория Савича Г.Г. Урюпин.
Любил бродить густыми лесами, полями с. Ледное, которые принадлежали Петру Щербинину.
Странствуя по Слобожанщине, Сковорода учил детей своих друзей. У сыновей (Василия и Ивана) Назара Каразина был воспитателем и оказал на них огромное влияние.
Сковорода всю жизнь подводил общественность Харькова к мысли создания храма науки. Его мечту воплотил в жизнь Василий Каразин, который сумел в 1805 году в заштатном городке каким был тогда Харьков, с населением меньше чем в Ахтырке, основать университет. Первыми из подписавшихся на пожертвование были друзья, знакомые и ученики Г.С. Сковороды.
Г.С. Сковорода всю жизнь сохранял верность своему кредо: „А мій жребій з голяками”. Он как бы сохранял иммунитет против роскоши. Он жил в панских усадьбах не по-пански, а по-простому, спал на пасеках, ел простую пищу. Он не поддался ни соблазнам, ни комплиментам. Это для него было не пустяком, а принципиально. ”Мир ловил меня, но не поймал”, будет завещать написать на своем надгробном камне философ.
В отличие от места рождения, человек может выбрать место вечного покоя. Украинский философ называл Левобережную Украину родной матерью т.к. он там родился, а Слободскую Украину родной тетей, т.к. здесь он прожил большую часть жизни и очень любил этот край.
Предание гласит, что Сковорода точно знал день своей смерти и сам накануне выкопал себе могилу в парке в с. Ивановке (Сковородиновке) у Ковалевских. Эти места напоминали философу его малую родину. Великий народный философ 9 ноября (26 октября) 1794 года заснул вечным сном. Камень вечности с надписью «Мир ловил меня, но не поймал» на могиле Г. Сковороды в селе Сковородиновке.
Справедливими есть слова Н. Костомарова: „Небагато можна вказати таких народних осіб, як то був Сковорода, та яких пам”ятає і поважає народ”. Г.С. Сковороду прекрасно знают английские студенты, в Германии даже существуют клубы имени Сковороды. А на его родине в Украине о жизни и его удивительной жизненной философии знают немногие.
Нам необходимо возрождать духовность, т.к. уже просто невозможно наблюдать моральное обнищание нашего общества, особенно молодежи. Они знают только одно: деньги решают все. Но есть вещи намного ценнее и интереснее.
Нужно помнить, а не только вспоминать к юбилейным датам жизненный подвиг и философское учение Г.С. Сковороды.
Философия счастья Г.С. Сковороды будет актуальна всегда, на каком бы этапе развития не находилось общество, ибо стремление человека к счастью вечно. Тому подтверждение прекрасные слова Лины Костенко:
Він твердо ставить кам`яну стопу
Йдемо крізь ніч, крізь бурю у степу.
Крізь дощ і сніг, дебати і дебюти.
Ми є тому, що нас не може бути.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/Троицкий.jpg

ТРОИЦКИЙ ИВАН ВИССАРИОНОВИЧ

(1856 - 1923)

Один из первых педиатров Украины, организатор общества детских врачей в Киеве, Харькове, создания отдела Союза борьбы с детской смертностью в Харькове, созыва первого Международного съезда педиатров

Притча гласит: «… и вот когда попросили принести самое прекрасное из того, что есть на всем белом свете, ворона принесла свое дитя…». Уберечь ребенка от болезней а, если уж все-таки заболел, то имел возможность сопротивляться болезням и выздоравливать с минимальными потерями. Вот здесь и становится понятной роль педиатра – врача, занимающегося оказанием лечебной и профилактической помощи детям. Но он нужен не столько ребенку, сколько родителям ребенка, как консультант прежде всего.
В старом Харькове болезненность и смертность среди детей достигала громадного процента. Ежегодно вымирала половина рождавшихся детей, а в необеспеченных классах – даже и больше.
В истории педиатрии конца ХІХ и начала ХХ века одно из ведущих мест принадлежало крупному ученому-педиатру, профессору Ивану Виссарионовичу Троицкому. Он был одним из первых педиатров в Украине. В его научных трудах (свыше 150) были подняты многие проблемы педиатрии, которые актуальны не только для того периода, но и для нашего времени. Научные работы И.В.Троицкого, его общественная работа имели большое значение не только для развития отечественной, но и мировой педиатрии.
Значительную часть исследований он посвятил вопросам профилактики и выяснению сущности ряда детских заболеваний, гигиене детей раннего и старшего возраста, детской фармакологии и др. Ивана Виссарионовича Троицкого считают основоположником учения об эпидемическом паротите («свинке») в нашей стране. Он описал свойства возбудителя эпидемического паротита и рассматривал это заболевание как «несомненно заразительную болезнь», хотя большинство ученых было противоположного мнения.
Первой работой является его диссертация на степень доктора медицины – «Материалы к учению об эпидемическом перипаротите» (1883). Диссертация, кроме собственных наблюдений четырех эпидемий в Черниговской губернии, содержит обзор развития данного вопроса за 23 столетия. Если обычно считали, что «свинка» опасна осложнениями только для мальчиков, то И.В. Троицкий посвятил ряд работ о заболеваниях яичников при эпидемическом паротите у девочек. К этим работам относятся «Эпидемический перипаротит» (1886 г.), «К вопросу о заболевании яичников при эпидемической свинке у девочек» (1902г.). Особенностью терапии И.В. Троицкого было преобладание в ней элементов гигиены, диетики, физиотерапии над медикаментозными средствами. «Предупреждающая терапия должна играть первостепенную роль в практике детского врача…»,- утверждал И.В. Троицкий. О широком научно-теоретическом и клиническом кругозоре Троицкого свидетельствуют также его работы, посвященные изучению деятельности сердца у детей в нормальном и патологическом состоянии. Таким образом, основная мысль И.В. Троицкого в его трудах – предупреждать болезни, устранять нарушения в физическом развитии детей, а в отдельных случаях и лечить их, используя весь арсенал оздоравливающих средств, - остается актуальной и в настоящее время.
И.В.Троицкий пересмотрел принцип дозировок лекарственных веществ детям; предложенные им специальные схемы для вычисления доз медикаментов длительное время использовались в отечественной и советской медицине. Троицкий показал, что дозировать лекарства для детей следует на основании анатомо-физиологических особенностей растущего организма. Такой метод в достаточной степени может служить руководством при назначении медикаментов детям разных возрастов.
В отличие от многих своих современников И.В. Троицкий придавал большое значение социальным факторам в изучении причин и условий возникновения болезней и детской смертности. Он хорошо понимал влияние социальных факторов на здоровье детей и смело ставил вопросы о необходимости проведения государственных мероприятий, направленных на охрану здоровья матери и ребенка. Троицкий считал, что профилактические мероприятия должны играть первостепенную роль в практике детского врача. В своей деятельности он осуществлял тесную связь педиатрии с гигиеной, изучал гигиену раннего и старшего детского возраста. Его высказывания об улучшении гигиенического режима школьников, правильной организации учебного процесса в школах, физического воспитания… получили полное научное обоснование в науке школьной гигиены и педагогики сегодня. Он также указывал на необходимость заботиться о здоровье матери.
И.В.Троицкий добился открытия в 1907 году в Харькове пункта «Капля молока». На собранные деньги были куплены коровы, построены молочные кухни. Содержание и тех и других велось по всем правилам тогдашней санитарии и гигиены. В «Капле молока» выдавали стерилизованное молоко и несколько видов пищевых смесей для детей искусственников, амбулаторное лечение грудничков (незаразных), выдача пособий нуждающимся матерям, поощрение женщин, вскармливающих грудью. При этом было установлено правило, согласно которому детей, получающих молочные продукты, надо было приносить к врачу не реже одного раза в неделю. В здании было стационарное отделение на 20 коек. Молочные продукты для кормления наиболее нуждающихся слоев населения шли бесплатно, здесь же давались советы по вскармливанию и уходу за младенцами. «Капля молока» - это многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение. Позднее его стали называть «институтом помощи материнству и младенчеству», в ней работало 72 врача. До начала Первой мировой войны харьковская «Капля молока» оказала помощь больше чем 6 тыс. детей (40 тыс. посещений); было роздано около 1млн. бутылочек молока и смесей. Большое место в деятельности «Капли молока» отводилось санитарно-просветительской работе. Троицкий И.В. начал заниматься санитарным просвещением среди матерей. Он был одним из выдающихся популяризаторов общемедицинских и гигиенических знаний. При «Капле молока» для врачей были организованы специальные лекции и клинические обходы, подготавливались грамотные работники в области охраны детства – медсестры, лаборанты молочных лабораторий…
15.06.1907г. в наемном помещении была открыта «Капля молока». Ее заведующим избрали педиатра С.М. Ямпольского. И когда помещение перестало удовлетворять все возрастающим потребностям, по инициативе врача А.Н. Салтыковой в Харькове в мае 1911 г. был устроен праздник «День Ромашки». Собранные в небольшом количестве денежные средства пошли на закладку дома для «Капли молока» и больницы для грудных детей. Сначала «Капля молока» работала на ул. Конторской (ул. Краснооктябрьская, 13/2), а с 1914 г. – в собственном помещении на Мороховецкой набережной (теперь Набережная Чапаева) на Москалевке. Это было рядом с Дмитриевским мостом, ныне несуществующим, который находился восточнее современной плотины. И все время существования этого учреждения городское самоуправление поддерживало его материально. «Капля молока» стала прообразом будущих молочных кухонь и детских консультаций и играло значительную роль в жизни города. Она служила школой для молодого поколения врачей, заимствовавших передовой опыт своих предшественников. Редко можно было встретить человека, жившего до Великой Отечественной войны в Харькове, который хотя бы не слышал о «Капле молока», так это учреждение было популярно среди населения. В годы Великой Отечественной войны здание «Капли молока» было разрушено и не восстановлено.
Троицкий стремился объединить и мобилизовать силы педиатров всех времен и народов в таком благородном деле как спасение жизни и здоровья ребенка. Ему принадлежит инициатива создания первых в Украине обществ детских врачей. Он являлся инициатором созыва І Международного съезда педиатров, инициатором и одним из организаторов І Всероссийского съезда педиатров, являлся активным участником многих Пироговских съездов, проводил большую общественную работу среди врачей и населения, имел обширные международные связи с медицинской общественностью.
Развитие педиатрической научной школы в Харькове началось в начале ХХ ст. и выдающийся ее представитель – Троицкий И.В. Ему принадлежит заслуга создания при Харьковском университете клиники детских болезней, создание Общества детских врачей г. Харькова, где он был выбран председателем. По его инициативе был организован Харьковский отдел «Союза борьбы с детской смертностью в России».
Большое значение в развитии педиатрии и роста квалификации врачей имели организованные в 1903 году по инициативе Троицкого И.В. совещания при поликлинике детских болезней Харьковского университета. По его же инициативе на общих заседаниях было организовано чтение рефератов и рецензий из всех детских журналов мира. Он считал, что каждый врач должен быть знаком с новинками теоретической и практической медицины, появляющимися как в отечественной, так и в иностранной печати.
Троицкий проводил не только клинико-экспериментальные работы, но и осуществлял глубокие историко-медицинские исследования, в основном в области педиатрии. Он считал, что научные работники и врачи обязаны знать историю своей специальности. Троицкий впервые изучил и описал взгляды Гиппократа, Сорана Эфесского и других врачей прошлых веков на детские болезни, их лечение и предупреждение, а также сопоставил их учение с достижениями педиатрии к началу ХХ века.
Родом Иван Виссарионович Троицкий с Черниговщины из семьи бедного священника (родился 23 мая 1856 года), но сумел получить прекрасное образование (он закончил медицинский факультет Киевского университета); стать известным ученым, который внес бесценный вклад в развитие педиатрии. Желание специализироваться в области детских болезней было огромное, считал это направление медицины своим делом, родственным трудом. И, как мы видим, достиг в этом значительных успехов. Троицкий детским врачом был от Бога. При сдаче докторанских экзаменов, экзамен принимал талантливый русский педиатр Н.И. Быстров, который имел привычку подводить докторантов к постели неизвестного им больного ребенка, а затем требовал, чтобы они поставили «диагноз на расстоянии», т.е. не прибегая к медицинскому опросу и обследованию. И.В.Троицкий блестяще выдержал это испытание. Н.И Быстров был поражен правильным и точным ответом. «Вам быть педиатром - и вы будете им»,- сказал он молодому Троицкому. Вклад Ивана Виссарионовича в науку о детских болезнях бесценен, благодаря чему была спасена и спасается не одна жизнь маленьких представителей общества.
Где бы не работал Иван Виссарионович Троицкий в Киеве, Харькове или Днепропетровске, он всюду служил единственной благородной цели -спасению жизни, здоровья и счастья самого драгоценного и прекрасного во всем мире – ребенка. Как известно, счастливый ребенок – здоровый ребенок.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


Випуск №1, частина перша (2009р.)

/Files/images/vyistavki/Бернес.jpeg


БЕРНЕС МАРК НАУМОВИЧ

(НЕЙМАН МАРК НАУМОВИЧ)
(08.10.1911 - 17.08.1969)

Киноартист, эстрадный певец, Народный артист РСФСР

Высказывание английского писателя Олдоса Хаксли о том, что «В искусстве искренность – это синоним одаренности» как нельзя лучше подходят к творчеству Марка Наумовича Бернеса. Он не обладал выдающимся голосом, и не так уж много сыграл ролей в театре и кино. Но не каждый артист может похвастать такой феноменальной популярностью у многих поколений зрителей, какую имел и имеет Марк Бернес.
Песни в исполнении Марка Наумовича и те немногочисленные киногерои, им сыгранные, прочно вошли в нашу жизнь. Кто не знает «Шаланды полные кефали», «Я люблю тебя жизнь»… А «Темная ночь» разве у нас, живущих в третьем тысячелетии, не такие вызывает чувства, как у людей в далекие 40- годы ХХ века? Песни и кинороли в исполнении Бернеса запоминаются. Их знает и любит вся страна, потому что он в них удивительно пронзительно человечен, искренен, обаятелен и благодаря этому всенародно любим, и считается истинно народным артистом.
Песни сделали его кумиром публики. Они ложатся на душу и проникают в самое сердце. Каждая его песня (а у него в репертуаре их было 50) - «театр песни», моноспектакль. Репертуар его был безупречен. У него, как ни у кого было развито чувство отбора. Сорок песен написаны по заказу артиста или с его прямым участием. Значительная их доля составляет и сегодня золотой фонд советского песенного искусства. Бернес сам был и режиссером своих маленьких спектаклей. Готовился к ним долго, работал не наскоро. Главным считал воспитательную роль песни. Бернес был не только основателем нового направления в исполнительстве, но и реальным организатором новой песни. Знаменитый шансонье пел душой, выражал не только мысли, но и эмоции, настроения современников.
Заметьте, мы ведь не всегда помним даже мелодии его песен, а портреты людей, их характеры, их психологию мы запомнили на всю жизнь. Бернес мало ценил выпевание слов и мелодии. Он был собеседником. Театр его рождался из страстей радостей, надежд самой жизни. Вот почему и сейчас, через столько лет живы и полны подлинной человеческой радости его песни. Песни-спектакли.
Его стихия – съемочная площадка и эстрада. Снимался ли в кино, выступал ли на эстраде Бернес всегда считал для себя наисущественнейшим: «…Актеру, как и всякому художнику, нужно в малом искать и находить большое!». Личностные качества всегда будут поражать в бернесовском искусстве. Даже в раннем. Марк Наумович был глубоким и образованным человеком. Он считал, что актер должен быть богаче того, что показывает.
Вершиной творческой кинокарьеры Бернеса стал фильм «Два бойца», в котором он исполнил роль одессита, Аркадия Дзюбина, за которую получил боевой орден Красной Звезды. Одесситы же были свято уверены, что Марк Бернес их земляк, и он стал почетным гражданином города Одессы. Говорят, на одном из концертов, где Марк Наумович сказал, что родился в Нежине, а рос в Харькове, жители Одессы, обидевшись, говорили: «Вот как человек может забыть и стесняться своих корней, сделавшись знаменитым».
Но, действительно, Марк Наумович Бернес родился в маленьком городке Нежине, что на Черниговщине 8 октября 1911 года в семье бедного еврея Наума Неймана. У Наума было еще двое детей - сын Нюма и дочь Анна. А также жена-домохозяйка. Дело, которым занимался папа Наум, было не очень престижным: он был старьевщиком. Поэтому он хотел другой доли своему сыну.
В поисках лучшей судьбы семья в 1914 году переехала в Харьков и поселилась в доме №4 по ул. Карповской. Дома-бараки не сохранились. Но дворы помнят подростка Марка. В Харькове он по окончании профтехшколы получил диплом бухгалтера. А игре на фортепиано обучался у знаменитого шведского пианиста Германа Юхана Бернеса и позже взял его фамилию в качестве своего псевдонима. Мечты папы сбывались.
Но Марка увлекал театр. Познакомившись с расклейщиком афиш, Марк Нейман стал помогать ему, работал человеком-афишей, нося на себе все объявления. За это юный помощник бесплатно попадал на спектакли. В 15 лет Марка взяли в статисты в театр музыкальной комедии Николая Синельникова. Марк Нейман стал посещать театральные курсы, которые закончил в 1929 году. К этому времени он успел сыграть в эпизодах и его заметил сам Синельников, который отметил, что из него может выйти толк. Это окончательно убедило Марка в том, что его жизнь должна быть связана с театром. Харьков 20-х с его бурной музыкально-театральной жизнью сыграл важную роль в жизни артиста.
Он уезжает в Москву. На съемочную площадку Бернес пришел с приличным опытом работы в театре. Настоящее народное признание принес Бернесу кинематограф. Где он много пел. Но пел так , что многие фильмы ассоциировались с песнями в его исполнении. ”Тучи над городом встали...” и сразу вспоминается фильм „Человек с ружьем”, несмотря на ряд прекрасных ролей в исполнении замечательных артистов. Красноармеец Костя Жигулев в исполнении Бернеса покорил зрителя. За эту роль Бернес был награжден орденом „Знак Почета”. Марк Наумович регулярно принимал участие в „правительственных концертах”, хорошо зарабатывал, имел машину и большую квартиру.
Марк Наумович Бернес скончался 17 августва 1969 года. Завещание певца и артиста было исполнено, во время прощания с ним из динамиков звучали его хорошо знакомые песни: „Три года ты мне снилась”, „Я люблю тебя, жизнь”, „Романс Рощина” и, конечно же „Журавли” – последняя, записанная им, смертельно больным человеком. Похоронен на Новодевичьем кладбище, хотя там хоронили лишь народных артистов СССР, да и то не всех. Но, во-первых, слишком велика была народная любовь к Бернесу, а во-вторых, указ о присвоении артисту почетного звания был уже практически готов, Марк Наумович не дожил до этого события лишь несколько дней.
Как бы там ни было, биография артиста Марка Бернеса началась в нашем городе. И мы, харьковчане, всегда будем помнить его. Марк Бернес олицетворял советскую песню мягкую, лирическую, глубокую и человечную.
Большой путь пройден им в кино. Он сыграл гораздо меньше, чем хотел и мог бы, но по праву можно сказать, что никогда он не был равнодушным в творчестве, всегда был искренен в своем искусстве. „Искренность – дело трудное и очень тонкое, она требует мудрости и большого душевного такта”,- утверждал В. Вересаев. И тем и другим в полной мере обладал выдающийся артист Марк Бернес.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/Вертейм2.jpg

ВЕРТЕЙМ САВЕЛИЙ МОИСЕЕВИЧ

(1930 - )

Артист цирка и эстрады высшей категории. Ветеран труда. Заслуженный работник культуры Украины. Отличник просвещения УССР и СССР. Первый в Украине кавалер ордена Улыбки. Создатель и бессменный руководитель первого в СССР детского цирка «УЛЫБКА».

„Морщины должны только обозначать места, где раньше были улыбки”,-считал М. Твен. Вся жизнь харьковчанина Савелия Моисеевича Вертейма ( дом его по ул.Полтавский шлях № 51) напрямую связана с улыбками. Он улыбается сам, его работа приносит людям радость и вызывает у них улыбки и, наконец, его организация называется именно так: „Улыбка”. С. Вертейм – основатель и бессменный руководитель первого в Харькове и в СССР детского цирка, при Харьковском областном дворце детского и юношеского творчества (1962г.) и народного цирка „Велозаводец”.
Биография Савелия Моисеевича Вертейма вплотную связана с историей и становлением Харьковского цирка. Родился он в 1930 году в Харькове , в семье работников цирка. Родители отработали в Харьковском цирке 50 лет. Отца принимал на работу в свой цирк его владелец, Г. Грикке, в качестве помощника дрессировщика. Цирк его жизнь. Уже в шестилетнем возрасте выпустили на манеж в роли Ч. Чаплина, потом показывал номер на велосипеде, жонглировал.
Как известно, жонглера называют цирковым снайпером за реакцию, глазомер, точность движения. А если еще учесть, что жонглировать приходилось без устойчивой опоры, балансируя на моноцикле с одним колесом, то становится понятным каким нужно обладать талантом и мастерством, чтобы все это совместить.
В 16 лет Савелий Моисеевич был награжден медалью „За доблестный труд в годы войны”.
После окончания Харьковского института культуры, школы журналистов при областной газете „Красное знамя” выступал на цирковых аренах и эстраде многих городов бывшего Советского Союза и за рубежом.
Цирк любят все. Еще в детстве он ошеломлял нас, поражал воображение. Любовь к нестареющему радостному и жизнеутверждающему искусству цирка не проходит с годами. Испокон веков у нас почитались сила, ловкость, шутка „Любить цирк, значит любить жизнь”,- утверждал Ю. Завадский. Всем известны воспоминания детства о цирке как о чуде, дразнящей мечте, об ощущении волшебства, яркого праздника и желания приобщиться ко всему этому, сделать что-нибудь такое, как артисты цирка.. Вертейм С.М. помог осуществится детским мечтам.
Сильная любовь к детям и желание сделать что-то для обогащения их духовного мира, эстетического воспитания сподвигла его на создание детского цирка „Улыбка” (1962 год). Он старается объяснить своим подопечным, что цирковое искусство не просто развлекает, оно заставляет думать, искать разгадку, восхищаться изобретательностью человека. Важно, чтобы оно дало понять, как это здорово, когда человек умеет дарить людям радость, этой высокой цели он и служит. Несметным сокровищем обладает человек, способный смеяться, но и еще большим сокровищем является способность вызывать улыбку и смех. В репертуаре „Улыбки” почти все жанры любого взрослого коллектива. Вместе с женой, Верой Васильевной, ставят номера, придумывают костюмы, вместе работают.
А после того, как Харьков впервые вышел на Интервидение и программу о цирковой студии впервые увидели в Европе, в первую столицу Украины из Москвы приехали 15 операторов снимать хроникально-документальный фильм об „Улыбке”. Тогда в Москве ничего подобного не было.
Савелию Моисеевичу судилось создать еще один уникальный коллектив. Создал цирковую студию „Велозаводец” прямо на предприятии, чтобы молодые специалисты впоследствии могли рекламировать „свои” велосипеды.
Из-под пера С.М. Вертейма вышли десятки методических рекомендаций в помощь руководителям детских кружков и студий.
На творческие отчеты „Улыбки” и „Велозаводца”, которые были известны и популярны, обязательно приезжал Юрий Никулин. Он выступал для харьковских детей, смотрел номера в их исполнении, вручал дипломы.
Многочисленные воспитанники С.М. Вертейма неоднократно становились лауреатами многих престижных смотров, конкурсов, областных, республиканских, всесоюзных и международных фестивалей. Многие связали свою судьбу с цирком навсегда. Среди учеников и его единственный сын – тоже артист цирка.
Труд Савелия Моисеевича по заслугам оценен. Награжден медалями „За доблестный труд в годы Великой Отечественнгой войны„ , имени А.С. Макаренко, „За достижения в самодеятельном искусстве”. Неоднократно награждался дипломами, Почетными грамотами , в т.ч. облгосадминистрации (700). Стал первым в Украине обладателем международного детского ордена „Улыбки”. И первым в Украине эту награду получал трижды. Это необычная награда. Единственный в мире орден, которым дети награждают взрослых за подаренное им счастье и радость. Орден ”Улыбка” не связан ни с одним государством, ни с одной общественной организацией. Его придумали и оформили сами дети.
Пока мир стоит, будут на земле и горе и печаль, а человечество будет искать избавления от них в радости. Жизнеутверждающее искусство цирка будет пробуждать в людях лучшие чувства, дарить смех, радость и вызывать добрую улыбку.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/досекин.jpg


ДОСЕКИН ВАСИЛИЙ СЕРГЕЕВИЧ

(1829 – 1900)

Один из первых харьковских фотографов

«Музыка жизни умолкнет, если оборвать струны воспоминаний», - утверждал Джером К. Джером. Появление фотографии помогло материализовать воспоминания. Фотографии – летопись нашей жизни. Они могут рассказать о многом, заставить задуматься о главном. Первым харьковским документалистом, фотолетописцем был Василий Сергеевич Досекин.
В самом начале 50-х годов ХIХ века в Харькове появились непривычные для городского обывателя заведения, приглашавшие публику «сделать портрет без кисти и красок». Первыми в нашем городе были «Фотография Я.П. Данилевского» и «Фотография В. С. Досекина».
Конечно, в Харькове и до Досекина были фотографы, но первым высокопрофессиональным летописцем Харькова был все же В.С. Досекин, создавший в 1856 – 58 годах серию превосходных фотографий улиц и площадей, соборов, церквей, домов. Василий Сергеевич занимает особое место среди харьковских фотографов. Именно он стал первым, кто донес до наших дней облик старого Харькова.
Начало фотографической деятельности Досекина относится к 1856-1857 годам. В это время в Харькове находилось на излечении большое количество солдат и офицеров участников Крымской войны. В их числе был и подпоручик В. С. Досекин.
Увлекшись фотографией, новым в то время видом искусства, досконально изучив фототехнологию, в ноябре 1858 года, к огорчению родственников – купцов, открывает собственный небольшой фотосалон на ул. Екатеринославской №3 (ныне – ул. Полтавский Шлях №3), в доме купца К.Н. Кузина. «Фотография В.С. Досекина» уже с первых дней своей работы стала пользоваться популярностью. Секрет успеха ателье скрывался в изготовлении небольшого формата фотоснимков, что значительно уменьшало их стоимость, давало возможность фотографироваться не только зажиточной части населения. Примерно к этому времени можно отнести создание Досекиным первой серии фотоснимков, запечатлевших Харьков.
С ростом популярности растут и доходы предприятия. Василий Сергеевич переводит свой салон в более приличное помещение в доме напротив. Этот дом сохранился до настоящего времени – правда, изменилась нумерация и сегодня это дом №6 по ул. Полтавский Шлях, а не №4 по ул. Екатеринославской. Кроме того, на небольшом земельном участке напротив бывшего кинотеатра «Спорт» Досекин строит фотокопировальню и оснащает ее самым современным оборудованием.
Многие его фотографии были использованы Д.И. Багалеем и Д.П. Миллером в их фундаментальном историческом труде «История города Харькова за 250 лет его существования».
Виды Харькова, его улиц и площадей, отдельных зданий до середины ХIХ века были выполнены художниками: рисунки, акварели, гравюры. В начале ХХ века эти рисунки были пересняты Досекиным, и книга вышла не только с фотографиями города, сделанными во второй половине ХIХ века, но и включала работы, созданные ранее художниками.
Большое количество фотографий В.С. Досекина с видами Харькова использовал А.Н. Гусев в своей книге «Историко-справочный путеводитель».
Кроме видов города, до нас дошел портрет популярной в то время харьковской актрисы, «любимицы харьковской публики» - оперной и драматической актрисы Е.П. Кадминой, сделанный фотографом по ее заказу. Так началась их дружба. Василий Сергеевич считал его одной из самых удачных своих работ – долгое время портрет украшал кабинет мастера. Она жила в гостинице «Моне», в доме напротив досекинского ателье, работала неподалеку в театре Пащенко, который размещался у Лопанского моста. На глазах Василия Сергеевича разворачивался ее короткий трагический роман и произошла ее внезапная и оттого еще более страшная смерть в неполных 28 лет. Вскоре после этого Досекин оставил карьеру фотографа, передав дело сыну. Но фотографии Евлампии Кадминой так и остались на стенах его кабинета – до самой смерти.
В 1886 году В.С. Досекин открыл фотомастерскую в Москве. Фотография была не единственным источником доходов В.С. Досекина. В начале 1873 года он вместе со своим армейским приятелем, капитаном Аркадием Ивановичем Иониным открывает кирпичный завод в пригороде Харькова, возле Саржина Яра. Завод работал довольно успешно, а В.С. Досекин становится Харьковским купцом 2-й гильдии. Любое дело, за которое брался Василий Сергеевич, приводило к успеху.
Работал В.С. Досекин в нашем районе, а жил на ул. Сумской (сейчас в этом доме находится 23-я детская больница). У В.С. Досекина было четверо детей: два сына – Николай (1863-1935) и Алексей (1865- ) и две дочери – Мария (1871-1942) и Анна (1873-1875), которая умерла в младенчестве.
Частым гостем был художник В.А. Серов, друг его сына Николая, тоже художника. Сын Николай был пейзажистом и маринистом, членом Товарищества передвижных художественных выставок в 1888 – 1900 гг., затем членом „Мира искусств” и „Союза русских художников” , был в 90-х и девятисотых годах довольно заметной фигурой в среде художников Москвы и Харькова.
Досекин был хорошо знаком с академиком архитектуры А.Н. Бекетовым, с декабристом А.Е. Розеном. Сохранился его фотопортрет, выполненный Досекиным в 60-е годы ХІХ века. Досекин был в дружеских отношениях с Алчевскими. Сохранились фотографии Х.Д. Алчевской и А. Бекетова.
На протяжении многих лет в доме Досекина предоставлялось жилье студентам-медикам, с которых большей частью плата не бралась Одним из таких студентов был П.И. Шатилов, известный в Харькове врач. Когда дочь Досекина Мария выходила замуж за Петра Шатилова, ее приданым стал большой участок загородной земли от Клочковской и примерно до нынешней Авиационной вместе с домом неподалеку от кирпичного завода. Мария Васильевна активно впоследствии распродавала свои участки земли, которые называли „ участки Шатиловой”. Так возникло название района – Шатиловка. Имя первого хозяина этих земель – Василия Сергеевича Досекина – тоже когда-то было на карте Шатиловки: улица Ленина называлась Досекинская.
Успеху его фотографической деятельности содействовало серьезное отношение к фотоделу. Досекин почти никогда не пользовался ретушью, чем грешили многие фотографы, прикрывая недостатки печати. Использование самой современной техники и доскональное знание технологии позволяли Василию Досекину получать негативы высокого качества. Вот что писал о нем «учено-технический» журнал «Фотограф» в 1864 году: «…работы г-на Досекина выходят из ряда обыкновенных, и было бы непростительно не заявить публично о таком художнике, который смело, без преувеличения, может поспорить с лучшими фотографами в Европе».
На различных фотовыставках работам Досекина неоднократно присуждались почетные медали. На последующих видовых фотографиях Харькова обратная сторона их украшается изображением этих медалей.
В начале 80-х годов прошлого века Досекин оставляет занятие фотографией. Его дело продолжил средний сын Алексей в городе Новозыбкове. С этого времени сведения о В.С. Досекине теряются.
Современники В.С. Досекина хорошо понимали и ценили его вклад в развитие художественной жизни и предпринимательства г. Харькова. Сразу после его смерти одна из улиц была названа в честь его имени: ул. Досекинская (теперь ул. Ленина). А потом его имя было предано забвению. Помнили только старожилы и краеведы.
Жаль, что в городе, который В.С. Досекин полюбил, подарил ему свой талант и мастерство, не сохранили улицу с его именем, его надгробие на Усекновенском кладбище. Он жив только в памяти немногих посвященных в его творчество людей.
Сегодня о Василии Сергеевиче Досекине напоминают фотоснимки, на которых он смог запечатлеть красоту Харькова того времени и его жителей.
За полтора века существования фотографии технический прогресс изменился до неузнаваемости, а исторические и художественные задачи остались почти такими же. Фотографии - беспристрастные свидетели ушедшего времени, удачно названные кем-то «зеркалом памяти». Важно для нас понять: «Прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего», - как утверждал польский философ Тадеуш Котарбиньский.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


ДРЕНТЕЛЬН ЕЛИЗАВЕТА СЕРГЕЕВНА

Одна из первых харьковских профессиональных женщин-врачей

Будущее каждого народа в его детях. Потому что каждая культура - это дух и душа этноса, а душа человека – микрокосмос, сложный и неповторимый, и благодаря детям – вечный. Воспитание ребенка издавна было осознанной обязанностью каждого члена семьи, считалось обязанностью жизни. И, прежде всего, это касалось матери, которая первая помогала своему ребенку познавать окружающий мир и закладывала нравственные нормы. Женщина должна понимать свое высокое предназначение в жизни. Она закладывает краеугольный камень в духовном и физическом воспитании подрастающего поколения. Всем известно, что в здоровом теле - здоровый дух. От здоровья матери и зависит здоровье будущего ее ребенка. А о здоровье женщины необходимо заботиться с ее раннего возраста, так считала Елизавета Сергеевна Дрентельн.
На Москалевке (ул. Октябрьской революции, 47 ) в 1875 году крестьянин Е.К. Журавлев построил каменный двухэтажный дом. С 1901 года, когда дом уже принадлежал крестьянину П.С. Силакову, здесь находилась амбулаторная лечебница одной из самых первых харьковских женщин-врачей Елизаветы Сергеевны Дрентельн, которая называлась «Женская лечебница женщины-врача Е.С. Дрентельн». Она имела стационар для рожениц и больных женщин. Но долго не просуществовала.
Вскоре Е.С. Дрентельн возглавила «Частную женскую лечебницу «Женская помощь». Устроена она была небольшим кружком частных лиц, объединенных идеей помощи женщине во время ее болезни и материнства. Задачи новой лечебницы сводились к предоставлению беременным, роженицам и женщинам, страдающим женскими болезнями, доступного по цене помещения и лечения, удовлетворяющего современным требованиям науки, как стационарным, так и амбулаторным больным женщинам, к оказанию роженицам и больным женщинам помощи на дому, устройству переносных ванн на дому и т.п. В лечебнице размещались и постоянные кровати для рожениц. В стационаре женщины снабжались постелями, предметами необходимыми для лечения и ухода. Начинающим женщинам-врачам и повивальным бабкам предоставлялась возможность практического совершенствования по акушерству и женским болезням, а равно и подготовка практически опытных сиделок для ухода за больными женскими болезнями, роженицами. Медицинский персонал составляли только женщины. Во главе попечительного совета новой лечебницы стал известный благотворитель, промышленник М.Х. Гельферих, пожертвовавший для лечебницы участок земли в конце Старо-Московской улицы (Московский проспект) и 40 тыс. руб. наличными деньгами. Нашлись и другие благотворители, дал кое-что и художественно-музыкальный вечер в оперном театре. На эти деньги была сооружена и оборудована лечебница.
Административные функции исполняли врач-директор и один - два врача-ассистенты. 27.09 1898 года женщина-врач Е.С. Дрентельн была утверждена пожизненным директором и врачом-распорядителем харьковской городской амбулатории детской и гинекологической больницы с правами государственной служащей. Дело в том, что Высочайшим повелением от 02.05.1898 года женщинам-врачам впервые была предоставлена возможность пользоваться правами государственной службы по чинопроизводству, но без права получения чинов, орденов, ношения мундира и прочее. Добиться женщине-врачу прав государственного служащего было крайне трудно. Эта лечебница существовала несколько лет на добровольные пожертвования. Но идеи и опыт этой лечебницы годится не одному поколению педиатров и гинекологов.
В 1917 году городская амбулатория детской и гинекологической лечебницы была переведена в дом на углу Колодезной улицы,18 и Колодезного переулка,1. Дом на Москалевке (ул. Октябрьской революции,47) сохранился в почти неизменном виде.
Елизавета Сергеевна Дрентельн считала, что причина такого количества женщин, нуждающихся в медицинской помощи, кроется в отсутствии должного внимания к их здоровью, медицинского надзора и профилактики женских заболеваний в раннем возрасте. Все девочки должны находиться под наблюдением врача, «Главной задачей его является наблюдение за здоровыми с целью предупреждения возможных заболеваний и уклонений от нормы».
Это касается, прежде всего, врачей женских учебных заведений которым более подобает вести надзор за подрастающим женским поколением, будущими мамами. Елизавета Сергеевна этой теме посвятила брошюру «О необходимости женскаго медицинскаго надзора въ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ».
«И как говорили мудрецы: «Мальчики – настоящее нации, девочки – ее будущее».

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/дудинская.jpg


ДУДИНСКАЯ НАТАЛИЯ МИХАЙЛОВНА

(08.08.1912 - 29.01.2003)

Знаменитая балерина, одна из самых крупных классических танцовщиц ХХ века, народная артистка СССР, выдающийся педагог

«Творить искусство может лишь избранник…»,- утверждал немецкий писатель Грюн. Есть актеры, блистающие на сцене, а есть такие, что формируют искусство и взгляды на искусство своего времени. И то и другое относится к Дудинской Н.М. Она, как ученица А. Вагановой, демонстрировала наследие классической школы как непреходящую ценность. Ее искусство утверждало лучшие традиции классического балета. Именно классический танец соответствовал самой природе таланта Дудинской. Какой - бы крутой поворот ни делал советский балет за годы его истории, творческому тяготению к классике она не изменяла никогда. «Вся моя творческая жизнь посвящена верному служению высоким традициям русского балета»,- написала однажды Наталия Михайловна Дудинская.
И она верно служит любимому искусству всю жизнь - с того самого дня, как крошечной Талочкой Тальери вышла впервые на сцену, чтобы танцевать перед своими земляками – харьковчанами.
Старожилы-харьковчане помнят о существовании частной балетной студии на ул. Краснооктябрьской № 7 (ул. Конторской). Ее создала Наталия Александровна Дудинская. Дудинская - старшая танцевала под псевдонимом Тальери. Дудинская-Тальери была не только одаренной танцовщицей. Она писала стихи и прекрасно играла на рояле. Переход ее в сферу балетного искусства вызвал серьезные возражения Глазунова, считавшего ее способной скрипачкой. И хотя карьера танцовщицы, начатая слишком поздно, не принесла желанных результатов, танец навсегда завладел ее интересами.
Вскоре Наталия Александровна целиком отдалась педагогической деятельности. Она давала уроки классического танца. В ее студии получили начальное образование известные впоследствии балерины: И.Герман, В. Дуленко… И надо думать, своей артистичной манерой исполнения немало обязана харьковской студии Клавдия Ивановна Шульженко.
Билеты на спектакли студии не залеживались в кассе. Маленькая Таля чувствует себя в студии как дома. Она давно знала все танцевальные номера, поставленные для старших. Девочка была очень музыкальна, она с удивительной легкостью схватывала танцевальные комбинации, изобретательно подражала старшим. Уже можно было заметить ее легкий прыжок, в ней чувствовался врожденный артистизм. И скоро в концертах студии стала выступать самая маленькая танцовщица Талочка Тальери. Она исполняла маленькие танцевальные сценки, веселые полечки и уже в семь лет даже главные роли в балетах. Она имела успех. Харьковские любители балета пророчили ей известность.
Но, может быть, именно этот успех, пришедший так легко и неожиданно, тревожил душу матери.
Весной 1923 года Наталия Александровна уехала с дочерью в Петроград. Ей хотелось услышать мнение специалистов-хореографов. Им доверить будущее своей девочки. Осенью этого же года студия на Конторской №7 была закрыта. Мать, дочь и преданная им Анастасия Михайловна Кручинова, воспитавшая Талю, уехали в Петроград.
Талю Дудинскую приняли в хореографическое училище сразу во второй класс. По знаниям она подходила для третьего и даже четвертого классов, но мешал возраст. Определили в класс педагога Агриппины Яковлевны Вагановой. Порог школы она перешагнула легко. Но жизнь в школе оказалась совсем не такой простой и радостной, как ожидалось. Она считалась старательной и внимательной ученицей. И только. Любопытен один штрих биографии Дудинской в годы, когда она была еще ученицей: в классе она показывалась менее ярко, чем на экзаменах или на сцене.
Зато каждый публичный экзамен в конце учебного года приносил ей высший балл. Наталия Михайловна любила петь и превосходно знала математику.
Фанатично преданная своей профессии, Ваганова очень холодно относилась к ленивым ученицам, но любовно оберегала тех, кто исповедовал ее самозабвенную любовь к искусству. Девиз Вагановой - «повседневное превращение повседневной работы в творчество».
В Дудинской она нашла свою единомышленницу. Дудинской Н.М. был особенный стиль, почерк танца, присущий лишь «школе Вагановой», а выражался он в «…гармоничной пластике и выразительности рук, в послушной гибкости и в то же время в стальном апломбе корпуса, в благородной и естественной посадке головы, ...» Вагановская школа – эталон, основа.
Училась Дудинская у Вагановой 23 года: три года в школе и двадцать лет в театре, классе усовершенствования. Именно Ваганова определила путь Дудинской в искусстве, всю ее дальнейшую судьбу, стала единственным педагогом, другом, наставником.
С тех пор пролетели годы длиною в целую жизнь, но Наталия Дудинская неизменно была в самом центре советского хореографического театра все годы своего творчества. Блистала она, прежде всего, в классике, где мог свободно развернуться ее дар. «Жизель», «Раймонда» или «Спящая красавица» стали жемчужинами советского репертуара, она была одной из лучших исполнительниц их главных партий.
Но что бы не делала Дудинская как артистка, владеющая мастерством, она оставалась танцовщицей, в чьем творчестве именно классическая школа проявляла свои лучшие черты.
Руки, плечи, ноги вплоть до кончиков пальцев, все тело танцовщицы говорило, выражало человеческие чувства и страсть. Ее с первых шагов творчества постоянно называли «эффектной классичкой», «техничкой». О совершенстве танцевальной техники, виртуозности, мастерстве балерины начали писать после первых же ее выступлений. У нее каждое па было редкой отшлифованности. Танцы потрясали зрителя. Она принадлежала к избранникам балетного искусства, если можно так сказать – к «жрецам» танца.
Как-то просто и естественно она стала артисткой «большой литературы» и «большой музыки» - образы Пушкина, Гоголя, Чайковского, Глазунова, Прокофьева стали шедеврами. Она создала множество женских образов, но никогда не уходила от своей темы и индивидуальности.
Однажды на Урале в одной из газетных рецензий Дудинскую сравнивали со скрипкой Гварнери, Уланову – со скрипкой Страдивариуса. Тонкое и любопытное наблюдение, если вспомнить, что мастер Гварнери добился от своего знаменитого инструмента увеличенной силы звука, разнообразия тембра, предназначая его для больших концертных помещений.
Партнерами Наталии Дудинской были прославленные артисты балета: К.Сергеев, Чабукиани. Первым балетом Р.Нуриева в Кировском театре была «Лауренсия» и партнершей 19-летнего Нуриева была прима-балерина труппы 49-летняя Наталия Дудинская.
Служение русскому балету продолжается. Любимая ученица Вагановой, Наталия Дудинская, стала не только гениальной танцовщицей, но и великолепным педагогом, продолжателем вагановских традиций.
Более 50 лет занимается педагогической деятельностью. Она всегда фанатично работала и сейчас фанатично работает со своими учениками в Санкт-Петербургской Академии имени А.Я. Вагановой. Передает молодым свой опыт, знания, свое преклонение перед прекрасным искусством классического танца. Если свойствами школы Вагановой считали «стальной ампломб» и послушную гибкость корпуса, то приметами танца Дудинской – одной из крупнейших артисток среди блестящего созвездия вагановских учениц – называли легкость полета и силу вращений, невесомость парений… О ее танце писали, что он «словно соткан из тонких сверкающих нитей», что поражая своим блеском он строг и чеканен, точен в своей выверенности. Среди учеников великой балерины – У.Лопаткина, М. Куллик, А. Волочкова, В. Десницкий, Л. Галинская, В. Ганнибалова…Ее искусство было торжеством профессионализма, точности, технической виртуозности, декларацией целесообразности системы классического танца, которую раскрывала своим воспитанницам Ваганова.
Законы классического танца, так великолепно постигнутые Дудинской и обогащенные ею, находят свое выражение в исполнительском мастерстве современного русского балета. Наталия Михайловна работает также над возобновлением классических балетов во всем мире.
Наталия Дудинская, как ее называют еще «богиня танца» - это целая эпоха русского балета, который она прославила и подняла на недосягаемую высоту. Глядя на ее фантастический танец, пропадало ощущение реальности бытия. Н.М. Дудинская подарила нам великое искусство классического танца. «Искусство – это сотрудничество Бога и художника, и чем меньше участие художника, тем лучше», - утверждал Андре Жид. Она была балериной от Бога.

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/еромецкий.jpg

ЕРОМЕЦКИЙ СЕМЕН АЛЕКСАНДРОВИЧ

(23.12. 1940 - )

Председатель Октябрьского районного в г. Харькове совета (1991-2010). Академик Международной академии жилищно-коммунального хозяйства. Отличник просвещения Украины. Заслуженный работник сферы услуг Украины. Рыцарь Украины 2007 года. Лауреат конкурса «Деловой человек» 2002, 2003, 2004 гг.

«Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья»,- так думал Антон Павлович Чехов. Дать возможность людям жить нормально – определяющая деятельности Семена Александровича Еромецкого. Для нас уже норма круглосуточное и бесперебойное водо-, газо-, и электроснабжение, другие блага цивилизации, рабочие места, зарплата… И это в тяжелейшие кризисные годы для нашего государства. Часто ли мы задумываемся над тем, какой титанический труд стоит за всем этим. Мы только вспоминаем районное руководство, когда наблюдаются сбои в его работе.
Почти двадцать лет возглавляет Октябрьский район Семен Александрович Еромецкий. Всю свою жизнь он посвятил благородному делу – улучшению условий жизни людей.
Далекий сибирский город Омск – это мама, незабываемое впечатление детства: долгожданная встреча с отцом в 1947 году. К этому времени Александр Александрович Еромецкий успел пройти три войны: финскую, Великую Отечественную и японскую, но не успел увидеть первые шаги и услышать первые слова сына Семы. В Омске прошли детство и юность. Первые ошибки, удачи и опыт, формирование характера, личности.
Харьков – это судьба. Любовь, семья, выбор дела всей жизни. Карьерный рост и заслуженное признание заслуг и профессионализма. После окончания Харьковского института инженеров коммунального строительства им пройден путь от рядового инженера до руководителя района.
С. А. Еромецкий занимался благоустройством всегда и везде: оказывал помощь братскому монгольскому народу (будучи студентом), в армии прослужил в звании лейтенанта в Харькове на Холодной горе в военно-строительной школе. Так что сферу коммунально-жилищного хозяйства он знает изнутри. Богатейший опыт дает ему возможность предвидеть многие ситуации и умело руководить сложным районным механизмом.
Правление Семена Александровича пришлось на очень непростое время. Развал и неразбериха в экономике и политике. Менялись люди, ориентиры, было от чего растеряться. Но глава района проявил истинное мужество «… в спокойном самообладании и невозмутимом исполнении своего долга, не взирая ни на какие бедствия или опасности». А сложных ситуаций, когда опускались руки, ставились под удар карьера и благополучие семьи в жизни Семена Александровича было предостаточно. «Прорвемся!»- одно из его любимых выражений.
«Управлять – это предвидеть»,- утверждал Наполеон. Как мудрый человек Еромецкий понимал, что по старинке нельзя уже руководить районом. Рыночные отношения выдвигают новые требования и ставят новые цели Еромецкий С.А. – руководитель нового типа, который мыслит стратегически. Идет по пути обеспечения гармоничного развития района на основе таких ценностей, как ответственность за экологическую и техногенную безопасность, культуру и духовность….
Прежняя административно-командная система оказалась не в состоянии эффективно управлять в условиях рыночной экономики. Нельзя управлять предприятиями и обществом, что называется, по наитию и исходя из складывающейся обстановки, методами пожаротушения.
Семен Александрович создал в единственном районе города надежную и гибкую систему управления на уровне района, постоянно совершенствуя ее. Эта система позволяет планово, методично выявлять и решать глубинные вопросы и проблемы, возникающие в различных сферах и на различных уровнях.
Такой насыщенности промышленными предприятиями нет ни в одном районе города. Октябрьский район – флагман промышленности Харькова. На сегодняшний день экономический потенциал района представляют 56 промышленных предприятий. Их работа – залог стабильности и процветания района.
Впервые в городе в Октябрьском районе был создан Совет директоров промышленных предприятий. Раз в месяц в Октябрьском райисполкоме совет проводит встречи с депутатами районного совета, где обсуждается положение дел на производстве и рассматриваются конструктивные предложения по решению возникающих проблем.
Без внимания и поддержки не остается и частный бизнес в районе. С каждым годом все больше открывается частных предприятий, в основном, в сфере обслуживания и оказания услуг, предприятий торговли, зафиксирован рост объема прямых иностранных инвестиций в экономику района. Как следствие - в районе создано 2196 рабочих мест. А это уже победа. В начале 90-х Октябрьский район был единственным районом в городе, где руководство сделало первые шаги в создании условий для развития малого бизнеса. Упростило предпринимателям оформление документов. Вся процедура тогда занимала полдня. В районе и сегодня для развития малого бизнеса продумываются и внедряются различные варианты успешного развития.
Постоянно на повестке дня вопрос привлечения инвестиций в район. Т.к. инвестиции играют важную роль в развитии жилищно-коммунальной сферы.
В районе создан первый в Харькове офис городского экономического развития, выигран грант американской фирмы GILLETTE по содействию международного корпуса экспертов-добровольцев. Впервые в Харькове Еромецкий С.А. предложил и создал систему самоорганизации населения, которая включает в себя домовые и уличные комитеты, советы микрорайонов, территориальные советы домовых комитетов и районный совет самоорганизации населения. Такая организация населения района позволяет знать интересы, проблемы каждого человека и оперативно их решать на разных уровнях.
Снята часть проблем, связанных с вывозом мусора. Санитарное состояние территории района находится в пределах нормы. Есть значительные сдвиги в капитальном ремонте, ремонте лифтов. Ведется работа в направлении улучшения освещения улиц района, текущего ремонта дорог. «Жить нормально гражданам – это в интересах государства», - считает Семен Александрович. Подобных эпизодов в жизни Еромецкого С.А. не мало.
Великое искусство управления требует веры руководителя в то, что все делается для людей и через людей. Семен Александрович в своей многогранной деятельности опирается на коллектив – команду единомышленников. Сегодня в его команду входят депутаты всех уровней, совет директоров предприятий, руководители отделов исполкома, общественные организации.
Способность влиять на людей, организаторское чутье в сочетании с чутьем практика позволили создать сильный своим профессионализмом и жизненным опытом, спаянный единством цели коллектив, способный решать сложнейшие задачи. «Часть сотрудников считает меня строгим руководителем. Но те, с кем я давно работаю, знают, что в большинстве случаев я придерживаюсь … правила – каждому по труду. Со мной остаются работать люди, которые выполняют поставленные задания…»,- говорит С.А. Еромецкий. И таких много. Мало кто уходит.
Семен Александрович удивительно чувствует дух времени, идет в ногу с ним и даже немного впереди него. Понимая как важно двигаться вперед, не стоять на месте, им приветствуются и поддерживаются смелые инициативы и начинания. Люди с творческой жилкой в районе себя чувствуют комфортно. Руководство района делает все, чтобы люди могли раскрыть свои творческие способности и таланты. Ведь в единственном районе города прошла персональная выставка профессионального художника Валентины Куксо.
Сегодня жителям района доступна квалифицированная медицинская и лечебно-диагностическая помощь. Для ее улучшения проведено переоснащение новым медицинским оборудованием женских консультаций. А для полноценного обследования детей и подростков в детской поликлинике установлены новые аппараты ультразвуковой диагностики, электрокардиографии, реографии.
В 2008 году был создан централизованный компьютерный банк данных инвалидов в сети Интернет, в котором хранится информация об индивидуальных программах реабилитации свыше 1000 человек.
Окружены вниманием и заботой ветераны Великой Отечественной войны и труда. В районе создана и работает очень большая ветеранская организация. И как стимул для новых свершений в первом районе города – Октябрьском было учреждено звание «Почетный гражданин Октябрьского района». В единственном районе Харькова утверждена «стипендия председателя» школьникам «Лучший ученик» ( ежемесячно 100 грн.).
Работа и семья для Семена Александровича - смысл жизни. Вот те два крыла его птицы счастья. Только занимаясь любимым делом и имея надежный тыл, человек может иметь столько энтузиазма, энергии, сил и творческого вдохновения.
Октябрьский район считается одним из самых стабильных в городе. При Семене Александровиче удалось многое сохранить из того, что оставили нам предыдущие поколения: спортивные и общеобразовательные школы, садики, в трудной борьбе отстаиваются интересы крупных заводов, составлявших в прошлом гордость не только района… Под руководством Еромецкого С.А. Октябрьский район по основным показателям социально-экономического развития занимает одно из ведущих мест в городе Харькове. Октябрьский район чисто географически считается окраиной города, на самом, благодаря мощному потенциалу он всегда был и остается на передовых позициях в городе.
Труд и вклад Семена Александровича Еромецкого замечен и оценен по достоинству. Он награжден Почетными грамотами Президента Украины, председателя Харьковской областной государственной администрации, знаком отличия «Святая София» Академии бизнеса Украины, именными часами от Верховной Рады Украины по случаю 350-летия основания города Харькова и Почетным знаком отличия Харьковского городского головы «За старание»… По итогам рейтинга С.А. Еромецкий признан «Харьковчанином года» в 2002-2004 гг.
Для развития Октябрьского района и достижения достойного уровня жизни важно не только объединить усилия органов самоуправления и людей, живущих в районе, но, прежде всего, четко определить общие ориентиры и цели. В этом заключается смысл управления. Семен Александрович Еромецкий вполне постиг секреты руководства.
Управлять – это не повелевать, а как указывал К.Вебер: «Самое трудное искусство – это искусство управлять».

Укладач, комп'ютерний набір, верстка головний бібліограф ЦБ імені І.Я.Франка В.С.Бежанова.


/Files/images/vyistavki/Квитка-Основьяненко.jpeg

КВИТКА-ОСНОВЬЯНЕНКО ГРИГОРИЙ ФЕДОРОВИЧ

(29.11.1778 -08.08.1843)

Писатель, драматург, общественный деятель, основатель Харьковского театра, театральной критики, патриарх украинского возрождения.

Сохранение и развитие родного языка имеет колоссальное значение, т.к. язык есть основным отличием нации, формирует национальное самосознание, является первоосновой культуры народа. „Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое историческое живое целое”,- считал Ушинский. С исчезновением языка исчезнут нация и государство.
Велика заслуга плеяды выдающихся украинцев, участвовавших в процессе защиты и развития родного украинского языка, в процессе национального возрождения в Украине. Среди них наш великий земляк Григорий Федорович Квитка-Основьяненко, сделавший для укрепления государственности Украины не меньше чем любой другой политик, а то, может быть, и больше.
„Случайности не случайны”,- утверждали мудрецы. Судьбой было предопределено Квитке внести вклад в сохранение и развитие украинского языка. Любовь, интерес и знания украинской культуры были ему привиты в семье.
Родился Г.Ф. Квитка-Основьяненко в поместье своих родителей 29 ноября 1778 года – Основе (ныне Москалевка). Древнему дворянскому роду Квиток, чуть ли не первым поселенцам на харьковской земле, принадлежали южные земли Москалевки